КОММУНИЗМ КАК ОРУЖИЕ . ОПРЕДЕЛЕНИЕ

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    F**k Либерализм перепечатал из karlsonmarxx.blogspot.com
    1 оценок, 1058 просмотров Обсудить (3)

    Значок серп молот спуктник

     Коммунизм как оружие. Определение.

     
    Прежде чем обосновать ещё раз, что коммунизм есть оружие, нужно разобраться с определением коммунизма. Антикоммунисты, если взглянуть на их антикоммунизм, как идеологический текст, никак вообще не определяют коммунизм, а просто растопырив пальцы демонизируют, уравнивают коммунизм с нацизмом. Но точно также делали и нацисты и куклусклановцы. В целом вполне правильным было бы вообще не обращать внимания на демонизаторов, разве что с целью показать, как устроена ложь. Но сторонники и симпатизирующие коммунизму очень часто также не определились с определением. Самая простая путаница происходит , когда коммунизм, как формация, отождествляется с коммунизмом, как учением и идейно-политической позицией. Из этой путаницы, специально ли, нечаянной ли, возникает расхожая мысль: «Коммунизма не было как формации, поэтому учение ваше не правильное».
    Часто понятие коммунизм смешивают с иными атрибутами, условиями возникновения, социальными носителями коммунистической идеологии. Это также может специально или нечаянно использовано для «расхожих» заключений: «Коммунизм – это рабочий класс, рабочий класс не читает ни Маркса, ни Сартра, ни Кафку, пьянствует, значит, коммунизм - не состоятелен».
    Коммунизм – учение о необходимости, прогрессивности и неизбежностибесклассового общества (или наоборот: учение о временности, губительности, «безбожности» и бесперспективности классового общества).


    1. Нередко коммунизм  отождествляют с марксизмом.  Но, надо иметь ввиду, не все мыслители и ученые, признающие себя марксистами считают себя коммунистами. Многие коммунистические идеи возникли до Маркса.  Маркс и сам говорит, например,  о первобытном коммунизме или коммунистических отношениях изначальных христиан.  
    2.  Революционная мечта о прекрасном, «золотом» будущем , проект неантагонистического общества взаимной любви  может быть принята за коммунизм. Но не всякая из таковых есть коммунизм. Даже Утопия Мора – не вполне коммунизм.  Но даже и вполне «коммунистическая мечта» - лишь мечта, а не учение.
    3. Очень часто коммунизм отождествляют с понятием промышленныйрабочий.  Рабочие – та социальная среда, тот класс, который объективно заинтересован в установлении бесклассового общества.  Но из этого не следует, что отдельный рабочий неизбежно является сторонником коммунистического учения. Если книга написана на русском языке, из этого не следует, что любой умеющий читать по-русски эту книгу обязательно прочтёт.
    4.  Символом коммунизма также является серп и молот. Но коммунизм  указывает на труд, освобожденный от эксплуатации.  Но всё-таки это не сам труд, а сотрудничество, кооперация, то есть  неантагонистические  отношения.  
    5.  Механизм коммунистической теории  подразумевает, пролетарий,неимущий, человек вынужденный иметь заработок, устремлен к бесклассовому обществу, заинтересован в «социалке».  У него нет и не может появиться «запаса на чёрный день». Напротив, даже представители среднего класса всегда рискуют пополнить армию наёмного труда. Пролетариат – это социальная ситуация.  В этой ситуации человек может  довольствоваться  вероятной перспективой  стабильности. Развитые страны могут увеличивать  как зарплаты своих рабочих, так иметь средства на социальную защиту безработных.  Неразвитые страны не имеют таких перспектив  и  их социальное развитие, регулируется извне в направлении подрыва национально и социального ориентированного  устройства (вспомним роль США в войне в Корее,  Вьетнаме,  действие США относительно Кубы, Чили и совсем недавно Ливии).  Социальная и геополитическая пролетарскость не обязательно создаёт коммунизм.
    6.  Иногда как синоним понятия «коммунизм» употребляют Россия, русские.  Это, конечно, не полные синонимы. Факт, что геополитическое положение, специфическое развитие русского этноса, который как  нация и цивилизация  изначально имел в качестве матрицы христианство. Россияне  государства Русь сразу же и до сих пор называли себя «крестьяне».  Если первоначальные государства Востока были деспотиями, а Запада – рабовладельческими городами-колонизаторами, то Русь от  общинной военной демократии перешла к общинности  христианской.  Но всё-таки особая «общинная». «соборная» ментальность ещё не есть коммунизм, это лишь условие того, что в России социализм –коммунизм  окажется наиболее популярен.
    7. Коммунизм, конечно, связан с городом, с урбанизацией. Бург порождает не только буржуа, но он ещё больше в буржуазную эпоху порождает большое количество рабочих, служащих и прочих людей,  «живущих на одну зарплату».  Урбанизация собирает большие массы трудящихся вместе, город даёт им более разнообразный опыт, более разветвленные социальные связи, большее образование.  Но опять же город сам по себе не есть коммунизм, антикоммунизм – тоже город.   Научно-техническая революция, сеть коммуникаций,  средства связи, глобализация увеличивают и «прогрессивный класс» и связи внутри  этого класса.  Революции рождаются в Петроградах.  Но не только Октябрьские, но и Февральские. Коммунизм не есть простая проекция  социальной ситуации в развивающейся по экспоненте городской цивилизации. Коммунизм – принципиально сознательное мировоззрение. И фраза Ленина «коммунистом может стать только тот, кто усвоил все знания, выработанные человечеством» - не назидательное наставничество молодежи, это марксистское, коммунистическое положение.  Коммунизм – это не мистическое, не фантастическое «сатори». Это эссенция социального, гуманитарного знания.
    8.  Коммунизм совершенно верно характеризуют как радикальнуюреволюционность, грандиозные социальные энтузиазм, пассионарность.  Но всё же революционер и коммунист – лишь пересекающиеся понятия, а не тождество.  Социалистическая революция -  это не Английская и даже не Великая Французская революция, и тем более не «цветная».  Появление государств, военных  орденов, появление религий с её храмами,  появление денег, торговли, капитализма -  явления  в целом спонтанные.  Но даже и они требуют воли, подвига, сражений, побед, жертв.  Спонтанны здесь  сами идеологии, сами связи внутри этносов, сословий.  В тех революциях человек движим своей жаждой, ненавистью, иллюзией, что удавление последнего  монарха кишками последнего попа принесёт избавление от страданий.  Коммунизм – знание,  и социальная перегруппировка, солидаризм,  коммунитарность,  осознанная и организованная деятельность революционного класса, который действует не только инстинктивно как пчела, но и в соответствии  с  научным социальным проектом.
    9.  Изначально  коммунистическая организация коммунистов называлась «Интернационал». Слоган коммунистического манифеста - «Пролетарии всех стран, соединяетесь». То есть, коммунизм – последовательный интернационализм.  Создатели Манифеста Компартии не дожили ни до  европейского фашизма, ни до Первой мировой войны, когда можно было увидеть как национализм  разрушает коммунистическое   мировоззрение, как подавление социализма почти  безальтернативно толкает массы в сторону фашизма (не желая или имея возможности под прессингом буржуазной пропаганды и репрессий  видеть  решения социальных проблем в социальной революции обыватель неизбежно  переводит своё социальное недовольство в направлении  национализма, расизма, религиозного фанатизма, терроризма и прочих  экстремистских безобразиях).    
    10. Важным моментом коммунизма является, конечно, партия. Без партии коммунизм – несоленая соль. Партия – практический механизм осуществления коммунистической революции.  Коммунисты – конечно, есть и  должны быть орденом меченосцев.  Коммунистов  буржуйчики  пытаются представить диктаторами, коль уж коммунисты сами говорят о «диктатуре пролетариата». Слово диктатура стало  чрезвычайно одиозным после диктатур Гитлера, Франко, Муссолини, Пиночета, но изначально  смысл термина «диктатуры» означал  просто «власть».  Ленин не менял этого термина,  но разъяснял, что «диктатура пролетариата» это  просто иное политическое управление нежели «диктатура буржуазии».  «Диктатура»  буржуазии – это не только фашистский, не только парламентский или выбирающий президента режим,  любая буржуазная демократия -  «диктатура буржуазии».  Но хотя партию было принято называть «близнецом» Ленина, народа и всего-всего, но она не есть тождество с коммунизмом.  Партия – форма организации коммунистов  для осуществления тех задача, которые ставятся в свете коммунистической теории.  Если коммунизм, его теоретическую составляющую ослабить, разжижить, как это происходило с партией во времена Хрущёва, Брежнева, то партия дойдёт до состояния Горбачева.  Это социальное, гуманитарное учение. Его сложно, даже вообще, наверное, невозможно  формализовать, как это делается в физике, химии,  классификации животных и растений без ущерба для его сущности.
    11.  Один знакомый эколог,  иронизировал в  1973 году в адрес советской идеологии,  полагающей,  что «развитой социализм» освобождает  от загрязнения окружающей среды.  В целом  природозащитный пафос был хотя и понятен, но абсолютно пальцем в небо.  Вывод загрязняющих предприятий  (как делают под давлением зелёных «цивилизованные» европейцы) не очищает среду, а напротив увеличивает загрязнение .  Очевидно,  что перенос  очагов засорения отсюда туда просто приводит к тому, что вместо ситуации, когда с загрязнением  среды умели бороться и боролись, возникает ситуация, что  среда загрязняется в тех местах, где с  загрязнением  окружающей среды эффективно бороться  не умеют и не борются.  А сама же причина игнорирования экологической проблематики  сохраняется и прогрессирует.  Решить проблему спасения планеты от  её биологического уничтожения в рамках капитализма просто невозможно.  Капитализм  создаёт новый уровень геосферы – ноосферу, то есть планету, изменяющуюся под влиянием антропогенного фактора. Капитализм  в этом отношении может породить только мальтузианство, только запланировать уничтожение лишнего человечества.  Социализм,  догоняющий капитализм, конечно также не может  сохранять окружающую среду.  Но лагерь социализма или даже просто антиколониализм третьего мира способен не допускать на свою территорию опасных отходов.  Социализм ,  как система свободная от произвола империализма, способен разоблачать антиэкологизм капитализма. «Гринпис» и прочие либеральные зелёные  западные  неизбежно  превращаются  в бизнес проект.   
    12. Капитализм  не заинтересован развивать широко человеческую личность (таковой сложно управлять). Более того, в условиях либерализма капитализм вынужден «протестантскую» и прочую этику заменить  на шизофренизацию .  Маркс это явление называл «отчуждением».  Это не так уж сложно и сделать. Не имея времени на  развитие, появляется усеченное, ограниченное, недоразвитое, дебильное миропонимание. На оскопленном уровне личность всё же ищет, конструирует, живет, творит,  но  получаются идеологические уродства.  Капитализм рождает «покалеченную личность».   Поэтому-то Ленин и говорит об усвоении «всех знаний выработанных человечеством».   Для перехода к социализму, коммунизму  нужно социальное знание, причём не академический политзачёт,  нужна целостность, объёмность,  нелинейность.  Поэтому  Ленин  к ужасу профессуры громит многочисленные «школки», все они без  классово-социалистического  вектора, оказываются агентами распыления.   Энциклопедия,  Просвещение,  Университет – это естественные продукты человечества, но без «краеугольного камня» всё может превратиться в слоновую болезнь, в  ФАК  ЮНЕСКО с её  мультикультурным  этнографическим распилом  международных средств  на биеннале и фестивали, которые подкармливают голливудских и неголливудских  киногениев, чтобы интеллигент  продолжал ощущать свою избранность и не более.   То есть, правильно сказанное Ильичом, но правильно и обратное:  без коммунизма «выработанные человечеством знания»  уйдут в песок, даже больше:   без коммунистической идеологии (научного коммунизма)  взрастет масса «мутантов»:  фашизма, деконструкций, сюрреализмов и прочих порнографии, даже не нужно будет выдумать чего-то особенного  для оскопления разума, без него (коммунизма)  люди сами всего понавыдумывают:  Грабовых, Блаватских, торсионных полей . Идеологическая война  не только даст своё тлетворное влияние, иные даже подзаработают  на своём деструктивном продукте, получив и от заказчиков и от жертв-потребителей.  Пал СССР – всё начало деградировать и не только в России: старое кино  вызывает больший интерес , чем новое.  И мейнстрим, и артхаус, и 3D – всё лишено творческого духа, везде так называемый «профессионализм»: захватывает, удивляет. Богатство личности  не возможно вскормить, когда вся парадигма освящает создание прибыли. Творческость сдвигается на второй, даже третий  план:  главное бюджет картин, второе сбор по кассе, а уж потом таланты художественного продукта.  Семья, школа, телевизор, выставка, музей заменяет культуру геджетом, развлекает, пудрит мозги, талант не может исчезнуть, но он преобразовывает, приукрашивает те скудные основы, которые спускает мейнстрим.   Вершиной идеологического поражения становится ершистая смесь марксизма, высокой духовности с банальной и низменной продажностью, прямолинейным карьеризмом, смесь фашизма с антифашистской риторикой, антикоммунизм с просоветскими панегириками.  За коммунизм, но потом-потом, а  пока капитализм, путин, единая Россия. У иных мыслителей та же мотивация по своему рисунку, что и властвующего  олигархата. Они хотят понравится демократическому, думающему  читателю (например, своим прославлением Ленина, Сталина, Каддафи, советских достижений) ,  но при этом они также хотят получать хорошую зарплату и гонорары  от  мира капитала.  Раздвоенность такая и есть шизофрения, но Сванидзе без Кургиняна  ничего не стоит.  Сванидзе и без Кургиняна имеет шизофренический  «отмаз» « – он  «типа против Путина».  В этом шизоидном раздвоении нет никаких новшеств. Это классика классового манипуляционного спектакля, классика наперсточничества.   Против Путина, но за цивилизованный Запад (хотя Путин – верный пёс этого цивилизованного запада).  Можно даже и против Путина и против Запада, но при этом особенно против Зюганова.  Можно шизеть ещё круче и против Запада, и против Путина, и за Зюганова, но быть в отдельной левой организации и тусоваться со сторонниками  цивилизованного Запада.   И тут дело не в том, что избиратель дезориентируется, тут хуже  -избиратель шизофренизируется:  его разуму становится недоступна логика социальной науки.  Он воспринимает  «научный коммунизм» как картинку, ярлычок,  какая-то типа мистическая затея: Маркс  нашёл от упавшего ему на голову яблока «золотую пилюлю»  в виде мантры «Материя первична».  А научный коммунизм – это социальная наука, если угодно социально-психологическая. Не Макс Вебер изобрел социологию, не Фрейд психологию, а Маркс -  и то и другое.   Массы людей имеют общий интерес и этот интерес образует   их Подсознательное, заставляет их действовать классово. Один класс жаждет власти (капитал – это механизм, обеспечивающий эту власть). Другой класс жаждет избавиться   от насилия, которому он подвергается.  У «класса власти» есть свои способы для упрочения своей позиции, но тенденция все же такова, что ряды второго класса неумолимо растут.  Разрушение системы социализма увеличило число капиталистов в этих странах, но общее, как и относительное  количество пролетариата  растёт,  и децильный   коэффициент по миру  и между странами лишь увеличился. Кто сомневался в Марксе в 70-ые и 80-ые, убедился в правильности его идей сейчас.  Буржуазная социология занимается пиарной эквилибристикой, сводя с ума доцентов с кандидатами.  Без социализма мир сойдёт с ума. В первобытном обществе  был первобытный коммунизм. Когда возникли древние деспотии, богатые люди совершали патлач, перерезая горла своим верблюдам, делясь накопленным с остальными. В качестве это патлача Степан Разин выбрасывает персидскую княжну за борт.  Мировые религии создали также форматы, совершающие круговороты, чтобы власть, богатства, знания, высших слоев  оборачивались заботой об обществе. Когда феодальный проект сословного сотрудничества потерял свою гармоничность и привилегированные классы уже были не способны совершать патлач, буржуазные революции систему сословных привилегий отвергли, но она воссоздалась в форме финансово-капиталистической иерархии.   И трудящиеся потребовали демократических институтов, социальных гарантий и так далее, в конце концов, был поставлен вопрос о социалистическом устройстве.  Демократия  и социальные гарантии в Западных странах  – это  уступка обществу, уступка трудящимся, цель этой уступки в том, что эксплуататорский строй структурируется лестнично:  рабочие в метрополии должны быть значительно богаче рабочих в третьем мире, социальные ярусы разделяют общество и позволяют  им управлять.  Относительно своего общества рост благосостояние рабочих на Западе, демократическая система  - изначально  была, конечно,  здоровительной уступкой, но также как феодалы перестали беречь селян от врагов, а сами стали их врагами, так и демократия очень быстро обратилась в спектакль, так что негр, избранный в президенты,  вовсе не означает победы над расизмом:  расистская  Америка таким образом наслаждается, что миром управляет их черный приказчик.   Обама  - бургомистр  у «белых помещиков с  Уолл  Стрит»,  ну а СМИ ко всему прочему пиарят на коже Обамы антирасистские достижения американской демократии, которая при этом  убивает людей в других странах 10-ми тысяч, ссыт на трупы патриотов ,  кричит «Вау!» и тут же разглагольствует о невинных жертвах диктаторских режимов  в странах, где действуют засланные ею террористы.  Они управляют при помощи денег и армии, но поскольку армия тоже стоит денег, то денег  нужно всё больше, им мало грабить, им надо грабить больше.  Для этого им не нужны не коммунистические страны, ни демократические, нужны диктаторы (чем тупее, тем лучше), которым  можно платить поменьше, которых можно, просто в качестве освободительной миссии потом и ограбить.    Два полюса: или социальная наука, строящаяся на том,  что интересы больших групп в общественном производстве  формируют идеологии этих больших групп и противостоящая такой социальной науке идеологическая шизофрения, состоящая, как выжался Ленин, «из многочисленных школ и школок».  Такая «идейная шизофрения» во главу угла ставит частное, мелкое, случайное, искаженное, несуществующее (что и сколько угодно, только не «социальную науку», а если социальную науку, то  её надо понадкусывать, загасить,  чтобы  практически такое левое учение было или малопригодно  - «Ленин Велик... и всё,  занавес закрывается», -  или вообще не пригодно – «коммунизм велик, Маркс  и  Ленин   евреи,  жиды и тому подобное»).   Капитализм аккумулирует  капитал, но разрушает социальные связи.  Здоровье мира зависит от его социального (научно-коммунистического) зрения.  Хрущёв,   «разоблачивший Сталина», заложил бомбу в соцсистему.  Брежнев, свергнувший лысого волюнтариста, несколько замедлил  социалистическую  энтропию, но в целом процесс шёл вниз (конечно же, не в сравнении с горбачевско-ельцинским  обвалом).  Горби поломал всё, что можно было поломать. Ельцин установил капитализм.  Путин устаканил  властную вертикаль постсоветского капитализма, устранив какие-либо  серьёзные риски, дающие возможность  антикапиталистической, патриотической или демократической  ощутимо оппозиции влиять на Российскую политику.   Не только фоном, но и следствием этого  социалистического сброса явились негативные социальные  процессы  повсюду в мире.     
     
    ИТАК, коммунизм пересекается с понятиями  1) марксизм (научная социальная философия), 2) мечта-утопия,  3) промышленные  рабочие,  4) труд,  5) пролетариат,  6) русские, 7) урбанизация, 8) революция, 9) интернационализм,  10) партия, 11) охрана окружающей среды,  12) психотерапия, но не тождественен  этим понятиям. Собственно коммунизм  есть  а) бесклассовое, неантагонистическое общество,  здоровый, «идеальный» социум, б) научно-практический метод  социальной оптимизации общества, в) тип личностной организации, когда ориентация на общие, общественные и всеобщие  интересы доминирует над  индивидуальными и  узкогрупповыми.
     


                                           Фабианское общество о социализме

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Юрий Каминский # написал комментарий 19 сентября 2012, 08:41
    Почти красиво написано. Почти правильно. Но В КОРНЕ НЕВЕРНО!
    Вероятно, писатель не очень знаком с классической теорией коммунизма, а своей якобы теорией искажает все на свете..
    Ганс Христиан # ответил на комментарий Юрий Каминский 19 сентября 2012, 09:36
    Вы прямо как у автора есть место о шизофренизации. " Почти правильно но в КОРНЕ НЕ ВЕРНО" Что это, если не шизофрения? ))))
    Юрий Каминский # ответил на комментарий Ганс Христиан 19 сентября 2012, 10:58
    Ну уж бывает так. Каждое слово - что золото. А сдвоенные-строенные вызывают озноб.
    Ну и шизофрения - тоже повод поудачить... Знать бы только, что это и у кого как.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 704 записи в блогах и 5931 комментарий.
    Зарегистрировалось 70 новых макспаркеров. Теперь нас 5028670.