Провидение.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Кот Баюн написал
    0 оценок, 247 просмотров Обсудить (0)

    ПРОВИДЕНИЕ

    Чекисты дали волю аферистам

    Имея свой бубновый интерес

    Трофим

     

    ДАЙ КУСНУТЬ

    В 70-80 -е годы у школьной молодежи считалось нормальным, если кто-то что-то ел подойти к нему и попросить куснуть. Не имело значения, было ли это яблоко или пирожок. Просят, надо дать, а иначе прослывешь жадиной.

    На перемене почти все, что-то кусали, кому дома дали, а кто в буфете купил. Но почти, это все-таки не все.

    Были и тогда дети, как сейчас принято говорить, из неблагополучных семей, которым родители ничего не давали с собой в школу, даже святые 5 копеек на пирожок с повидлом им часто не давали. А есть им хотелось и даже больше чем другим, потому что дома у них тоже не всегда было что пожрать, частенько они уходили в школу с пустым желудком, в расчете на то, что на перерыве удастся "куснуть".

    А вот кусать они умели, могли за один укус съесть все яблоко или откусить у пирожка самую вкусную сердцевину с повидлом, оставив совсем чуть-чуть хлеба. Воспринималось это как удаль, всем нравилось смотреть и смеяться над маменькиным сынком, которого так забавно оставили без перекуса. С другими такое не проходило, можно было и по шее за такой "кус" огрести, а маменькиных сынков не жалко, у них и так все есть, с них не убудет.

    Вот и у нас были в классе два таких любителя куснуть. Если бы они промышляли только едой, то, наверное, их жизнь сложилась бы по-другому, но они очень рано начали выпивать, а на это уже нужны были деньги, которых у них нет.

    Стали они тогда воровать спиртное в небольших сельских магазинчиках. Сигнализации в них не было, замки фомкой открывались элементарно просто. Один стоял на шухере, а другой шарил в магазине.

    Обычно все проходило гладко, но после нескольких ограблений одного и того же магазина милиция взяла его под особый контроль и застукала их. Тому, кто стоял на шухере, удалось уйти, а второго взяли прямо в магазине, когда он набивал портфель коньяком и шоколадками. Через него вышли и на второго.

    Дальнейшее своё образование они продолжили в колонии для малолетних преступников. До меня доходили слухи, что он вышел, а потом его опять посадили, но уж очень у нас были разные интересы и круг общения, поэтому я его больше не видел в те годы.

    Потом была перестройка, приватизация-кооперация и откуда не возьмись, стали появляться банды рэкетиров.

    Вот и ко мне как то заявился мой бывший одноклассник. Наколок на теле прибавилось, но внешне он почти и не изменился, все такой же маленький и худенький, видно на тюремной баланде не поправишься.

    - Типа, я теперь пахан и в нашем районе смотрящий, мне здесь все платят, так что будешь и ты мне платить.

    - Опять ты за старое, опять тебе хочется у меня куснуть, думаешь если не получилось тогда, то получится сейчас? - попытался я его урезонить.

    Когда он у меня просил куснуть, я ему отламывал маленький кусочек, чтобы не прослыть жадным и протягивал его. Брать такой кусочек, унизительно и поэтому после пары попыток он у меня больше никогда не просил.

    - Ну, так что, стрелку мы забиваем или как, - поинтересовался я?

    Ему бы сначала поспрошать знающих людей, на кого он губы раскатал, чем лесть на рожон, но двоечник есть двоечник и он вляпался.

    Я тогда дома строил и среди моих клиентов были очень влиятельные люди. Я их и попросил меня прикрыть от беспредельщиков, как рэкетиров, так и налоговой. Вот они меня и вывели на ребят из спецслужб. У них работали только профессионалы и оснащение было вплоть до вертолетов. Вот на стрелку они на вертолете и явились, да еще и в экипировке, как спецназ.

    Дорого ему обошлось желание обложить меня данью, но, сам виноват, да и поймет он это не сразу, а спустя годы.

    Следующая наша встреча была случайной, никто её заранее, как бы и не планировал. Одно из моих любимых мест отдыха, это Греция. Народ православный, дружелюбный и к нам относится очень хорошо.

    Да и как может быть иначе, ведь здесь, на Ионических островах, адмирал Ушаков разбил французских захватчиков в 1799г. Создал Греческое государство, которого не было, со времен падения Византии и через пятьсот лет восстановил православный епископат. Здесь его почитают как святого первой величины, а на Корфу, в Керкире, ему в центре города посвящена целая мемориальная композиция.

    Греция или Эллада, как её называют сами греки, это совершенно необычная страна, состоящая из великого множества островов и везде можно найти песчаные пляжи с чистейшей, до синевы прозрачной морской водой, где вдоль побережья растут пальмы и оливковые деревья. Под ними так приятно загорать.

    А надоело загорать, так здесь есть что посмотреть. Вот и я, проведя несколько дней на пляже, на самом живописном и красивом острове Греции - Корфу, решил развеяться и съездить в его единственный город и он же столица этого острова - Керкиру.

    Если на Земле где и есть рай, то он, безусловно, здесь. Покровителем острова Корфу считается Святой Спиридон. Собор в его честь расположен в самом центре старого города. Вот туда я и решил зайти, посмотреть, как его отделали на деньги наших налогоплательщиков. Екатерина Великая поучаствовала в этом и, говорят, что она не поскупилась. По российским понятием на собор он, конечно, не тянет, маловат будет, больше на церковь похож, но украшен богато. Вот умели наши быть щедрыми на такие дела, что сегодня, что два века назад. На всем экономят, а в таких делах – никогда.

    Но не только мне нравится здесь, со всех уголков мира в Грецию слетаются, как бабочки на огонь, красивые женщины и… состоятельные мужчины, в том числе с не очень светлым и прозрачным прошлым.

    Захожу я, значит, в собор Святого Спиридона Тримифунтского и вижу истово молящегося на русском языке глубоко верующего человека. Первая мысль была, когда я увидел на волосатой груди сверкающий в свете свечей, громадный золотой крест на золотой цепи, что передо мной священник, приехавший, как и я, в отпуск, отдохнуть. А здесь, где его никто не знает и где нет его прихожан, он замаливает свои грехи. Полумрак храма и очки хамелеон, после яркого солнца, не позволили мне сразу разглядеть его шорты с пальмами и гавайку с попугаями, но когда в полумраке храма стёкла стали прозрачными, я увидел многочисленные наколки на открытых участках тела, то понял, что ошибся, не священник это. Но его интонацию и манеру просить, больше подходящие для требований, я уже где-то слышал.

    - Черт возьми, - воскликнул я, ох, не к месту у меня это вырвалось, - это ты что ли, Колька?

    Молящийся посмотрел с укоризной на меня и расплылся в улыбке. Узнал, паршивец, узнал.

    Вот в этом храме мы с ним и встретились. А его трудно было узнать. Маленький и хлипкий паренек превратился в мужчину из тех, кого в народе называют словом «качок». Вроде даже немного и подрос, до среднего роста, располнел, похож на спортсмена-тяжеловеса закончившего свою спортивную карьеру. Судя по наколкам, он стал весьма уважаемым человеком в определенных кругах нашего общества.

    Оказывается, зашел он помолиться. После недавно пережитого покушения. Его пытались застрелить, когда его яхта стояла недалеко от берега. Но спасло Провидение, которое уже не раз его спасало в жизни, выработалась у него с годами какое-то шестое чувство опасности. Вот и в этот раз он вовремя упал на палубу и пуля прошла мимо.

    - Когда тебя хотят убить, а что-то помогает тебе спастись, то ты начинаешь понимать, что есть Бог и ты ему зачем-то нужен, раз он тебя спасает. Вот так я и стал глубоко верующим человеком и, когда есть возможность, обязательно посещаю храм, чтобы поблагодарить Бога и всех святых за чудесное спасение и за то, что они даровали мне это предчувствие опасности.

    Все это он мне уже потом рассказал, когда мы продолжили нашу встречу в рыбном ресторанчике на морском берегу. Их там великое множество, а какие там изумительные морепродукты! Кому не довелось попробовать только что выловленную рыбу из Средиземного моря, тот меня не поймет.

    - А тебя что привело сюда?

    - А мне захотелось посмотреть на саркофаг, где покоятся мощи святого, оберегающего этот остров, согласно поверью, для этого он регулярно обходит остров. Раз в полгода монахи саркофаг открывают и ткань на его ногах меняют на новую. А та, что была, оказывается всегда истёртой, её распускают на ниточки и раздают верующим. Даже и не знаю, какое чудо удивило меня больше, это то, что Святой куда-то ходит, скорее всего ночью, ведь днем он на виду у молящихся, или то, что мой одноклассник стал глубоко верующим человеком и посещает храмы.

    Потащил он меня к себе домой, уж очень ему хотелось похвастаться, как многого он добился в жизни. Вилла у него хорошая, слов нет, и бассейн прекрасный, но самое сильное впечатление на меня произвели его одалиски. Как я понял, это его хобби - окружить себя самыми разными и красивыми девушками. Кто-то марки собирает, кто-то картины, а он девушек. Там были и азиатка, и негритянка, и блондинки, и брюнетки, и даже рыженькая. Ну что же, раз средства позволяют и девушки не против, то почему бы и нет?

    Впрочем, меня такое его увлечение не удивило, маленький, щупленький, внешне никакой и учился очень плохо. В школе ни одна девчонка на него даже и не смотрела. Кому он такой нужен? Видно это его здорово тогда задевало в школе, вот он и решил теперь отыграться.

    - Ну и кто из них тебе больше всех нравится? - поинтересовался я.

    - Да, все они одинаковы, за деньги готовы на все, а нравится мне вон тот малыш, это мой сын. Весь в меня, такой же умный, как и я, на одни пятерки учится, похвастался одноклассник.

    М-да, Коля на одни пятерки учился, это верно, только они у него все были вверх ногами.

    - Хочу, чтобы мой сын продолжил моё дело, как это сделали потомки пирата Моргана и стал мультимиллиардером.

    - А ты не перебарщиваешь, кто ты, со своими бензоколонками, торговыми точками и авторемонтными мастерскими и кто Морганы?

    - А я уже миллиардер.

    Не поверил я ему, конечно, решил, что совсем у него крыша поехала от хвастовства и чванства, а зря, он ведь тогда не соврал.

    Вечером он собирался на яхте отплыть в Италию, в Бари, помолиться Николаю Угоднику, пригласил и меня с собой. Я очень расхваливал его виллу, ему это доставило огромное удовольствие, он даже и не пытался его скрыть, расплылся в улыбке, как масляный блин, видно хочет удивить меня еще больше, вот и решил еще и похвастаться своею яхтой. Заманчиво конечно, мне всегда хотелось там побывать и посмотреть где покоятся мощи святого Николая Угодника, на Руси он, пожалуй, самый почитаемый из всех святых, да и есть там что купить. Многие туда ради одного шопинга и плавают.

    А была - не была, и я согласился.

    С моря, отгоняя жар от нагревшихся за день каменных построек, дул ветер. Небольшие волны Ионического моря разбивались о скалистые берега. Солнце еще не село, но как это бывает перед самым закатом выросло в размерах и стало багряно-красным.

    На волнах покачивалась белоснежная красавица-яхта. Скорее это даже корабль, а не яхта, три палубы, вертолет на крыше. Она выделялась своими размерами среди других яхт. На такой и через океан можно, решил я. На борту красовалось имя богини, дарующей своим избранникам изобилие и удачу: «Фортуна». Солнечные лучи, отражались в зеркальных окнах яхты, горели огнем и издалека казалось, что на борту полыхает пожар. На пирсе толпа зевак, бурно обсуждала яхту. Я немного растерялся, мне хотелось как то незаметно на неё проскочить, но когда я ступил на трап, толпа замолчала и всё внимание переключила на меня.

    Замолчав, толпа зевак обратила на себя внимание Кольки.

    - Ну, давай, давай, шевели булками, не томи, мы тебя уже почти целый час ждем! - так по-панибратски обратился ко мне Колян.

    Рядом толпа девушек, его команда и они должны понимать кто тут главный.

    - Без тебя мы не хотим начинать ужин. Предлагаю на палубе. Керкира на закате очень красиво смотрится со стороны моря, а потом перейдем в кают-компанию. Лады? Боцман – отчаливаем, - Колян весь сиял от важности.

    Ты что Ромка будешь пить: виски, водку, вино, коньяк?

    - Мы в Греции Коль, здесь надо пить Метаксу.

    - Отлично, мне с полгода назад, удалось достать, какую-то очень редкую Метаксу. Ты знаешь, я тебе честно скажу, чего я только не пробовал и водку с платиновыми крышечками и виски в серебряной посуде и столетние коньяки, но вспоминаю почему-то всегда портвейн "Три топора" из нашей молодости. Вот умели тогда делать напитки, не то, что сейчас, выпьешь и ничего, никакого удовольствия, один голый кайф.

    - Где этот грёбаный юнга, а вот ты паразит, дуй в винный погреб, там в шкафу из красного дерева, на верхней полочке, стоит одна бутылочка, тащи её сюда. Только не за горлышко, а неси красиво, на подносе, с полотенцем, - вдруг заорал Колька, - вот же молодежь пошла, ну ничего не умеет, я в его годы уже второй срок мотал, в армии отслужил, а этот охламон, тут баклуши бьет. Что не поручим, все только испортит.

    - Ну вот ты мне скажи Рома, как мы с такими людьми построим капитализм? Страшно подумать, что будет со страной, когда нас не станет, - сокрушался Колян.

    Яхта тем временем, уже вышла из порта из-под защиты дамб, а в море довольно приличная волна и нас закачало.

    Тут, наконец, появился юнга, одной рукой держится за поручень, в другой несет поднос с бутылкой.

    - Отлично, мне с полгода назад, удалось достать, какую-то очень редкую Метаксу. Ты знаешь, я тебе честно скажу, чего я только не пробовал и водку с платиновыми крышечками и виски в серебряной посуде и столетние коньяки, но вспоминаю почему то всегда портвейн "Три топора" из нашей молодости. Вот умели тогда делать напитки, не то что сейчас, выпьешь и ничего, никакого удовольствия, один голый кайф.

    Тут Колька рявкнул: «Ну что ты плетешься, как беременная баба, коньяк от длительной транспортировки портится!».

    Ох зря он это сказал. Юнга отпустил поручень и попытался бежать в нашу сторону, а тут волна ударила в борт, яхту качнуло, бутылка упала на палубу и разбилась. По всей яхте разлился фантастический аромат.

    Колька побледнел, и заорал как беременный бегемот: «За борт падлу, нет, стойте, сейчас нельзя, увидят, в трюм его, потом в море утопим скотину!»

    Юнгу уволокли в трюм.

    Я решил как-то разрядить обстановку.

    - Слушай, Коль, а ты когда-нибудь пил одеколон?

    - Что значит когда-нибудь, в молодости мы его пили чаще всего, он ведь подешевле был, чем другой алкоголь.

    - А ты какой предпочитал?

    - Мне больше всего нравился Тройной, Шипр и Красную Москву мы, конечно, тоже пили, но уж очень они вонючие. А к чему ты это спросил?

    - Да к тому, что и коньяк лучше пить, которому лет 30 - 50, а столетний приятнее нюхать. Так что ты не переживай, запах стоит отменный, а выпьем мы другого. И еще, у меня к тебе предложение, Коль, если ты высадишь парня, то я тебе расскажу такое, что в будущем это возможно спасет тебе жизнь. Ведь не зря же нас свело провидение, оно тебя уже не раз выручало, вот видно хочет и еще раз тебе помочь, не отвергай её помощь. Ну, как тебе мое предложение?

    - Ох, не по понятиям это, напакостил - ответь, да и зря ты его защищаешь. Не стоит он этого. Как ты думаешь, почему он здесь, а не в каком-нибудь баре на побегушках? Он что, не знает к кому пошел в услужение? Да всё он знает, просто жадность взяла верх над трусостью. Ладно, пожалуй ты прав, ну не могли же мы так случайно встретиться, в тысяче верст от России, это Судьба нас свела. А её воля для меня превыше всего, - Коля махнул рукой.

    - Боцман, когда будем проходить мимо вон того мыса, прижмись поближе к берегу, останови яхту и ссади юнгу. Да и предупреди скотину, что если он на вилле прихватит что-нибудь из мово, то я его и под землей найду.

    - Как прикажете шеф.

    - Ну, говори, что ты знаешь, а мы послушаем? – обратился Коля ко мне.

    - Как я понял, после той стрелки у тебя появились «полезные» связи, ты связался с теми людьми и сейчас работаешь на них?

    - Нет, это они работают на меня, а я им за это хорошо плачу.

    - Ну, это ты так думаешь. На самом деле эти люди ни на кого, никогда, не работали и работать не будут, все работают на них, потому что они и есть та реальная власть, которая всем правит в нашей стране. Если ты им нужен, то они тебя используют, если твой бизнес криминален, но ты им полезен, то они разрешат тебе жить, но это только до тех пор, пока в тебе есть надобность. Разве твои дела не связаны с криминалом и они тебя не прикрывают в этом?

    - Положим ты прав и что дальше?

    - А то, что как только ты закончишь, то, что сейчас делаешь, то разделишь судьбу мавра, который сделал свое дело, они все отберут, а тебя ликвидируют. Они никогда не оставляют в живых свидетелей своих преступлений, а раз они тебя прикрывают, то они тоже в этом замешаны.

    - А кто они?

    - Мы их называем силовиками, но это те, кто контактирует с нами, с тобой, а кто стоит за ними, я не знаю. Скорее всего, это целая система, которая контролирует все сферы нашей жизни. Они могут посадить или заставить уехать из страны самых богатых и могущественных людей в нашей стране. В России они могут все. Лучше от них держатся подальше, но если ты хоть что-то собой представляешь, то они тебя подчинят себе. Вот и ты попал в зону их интересов. Кто-то должен ответить за весь этот беспредел, который сегодня творится в России. Я думаю, эту роль они уготовили и тебе. Поверь, как только ты им станешь не нужен, тебя не спасет никто, ни твое шестое чувство опасности, ни Провидение, ни даже сам Господь Бог. Такие как ты своей жизнью должны будут искупить вину тех, кто заварил всю эту кашу. В этом есть хорошая новость для тебя, тебя никогда не отдадут под Суд, потому что там ты их потащишь за собой, но есть и плохая информация для тебя, в живых тебя тоже не оставят. Люди должны знать, что виновные наказаны.

    Хорошая у него яхта, красивая и очень удобная, мне понравилось на ней. Я даже не заметил, как пролетела дорога, гуляли мы всю ночь. С утра посетили святые места, а потом был шопинг. Девчонки в Бари душу отвели по-полной и всю яхту забили покупками.

    Надо будет мне еще как-нибудь в Бари сплавать. Помню дорогу туда, помню обратно, а что было там, хоть убей - не помню.

    После этого я с ним не виделся несколько лет, но разговоры о его жизни до меня доходили.

    Как то мне сказали, что у него начались очень большие проблемы из-за земли. Оказывается, он скупил огромные участки земли, многие сотни гектар в ближнем Подмосковье. Скупил почти задаром, по пять тысяч долларов за пай, а пай, это два га земли. Скупал он эти паи у работников колхозов и совхозов. Сейчас сотка этой земли стоит от десяти до тридцати тысяч долларов, а в некоторых местах и дороже.

    Выходит не обманул он меня тогда, когда утверждал, что уже стал миллиардером.

    Если мне что-то понравилось, то я стараюсь, чтобы это стало традицией. Вот так и с островом Корфу. Ежегодно, вторую половину июня я отдыхаю здесь, останавливаюсь всегда в отеле Дафнила Бей и занимаю бунгало на первой линии самое крайнее. Лучше пляжа, чем у них, я нигде не встречал. Полоска песка у самой воды, а дальше лужок на котором растут вековые оливковые деревья и пальмы. По травке ходить куда приятнее, чем по раскаленному песку, и лежать в полутени деревьев мне тоже больше нравится, чем под зонтиками.

    Чертовски приятно лежать в шезлонге, любоваться морем и размышлять о том, что возможно именно здесь Одиссей, когда возвращался с Троянской войны был выброшен на берег после кораблекрушения. Возможно именно тут, на этом самом пляже, он лежал обессиленный и нагой и его нашла царевна Навсикая. На эти мысли меня навела великолепная фигура культуриста в плавках, больше похожих на финиковый лист, прохаживавшегося по кромке моря и приковавшего к себе внимание всех женщин пляжа, да и не только женщин. Красив, с этим не поспоришь, с него можно ваять и Одиссея и Язона, предводителя отважных аргонавтов. Они ведь тоже пристали к острову феаков, так тогда называли остров Корфу, когда похитив золотое руно уходили от погони короля Колхиды Эета. И где то здесь была сыграна свадьба Язона и прекрасной волшебницы Медеи. Их брак благословил сам король Корфу Алкиной.

    Как же здесь красиво и величественно, не то, что сейчас в ЗАГСе.

    Как то вечером у меня в бунгало зазвонил телефон, с рецепшена иногда звонят, приглашают на всякие фуршеты. Я у них постоянный клиент, вот они и стараются чем-то порадовать. Но это оказался мой одноклассник. Запомнил, что я здесь бываю каждый год в это время года, вот и решил позвонить, а заодно пригласить с ним сходить на его яхте на Афон. Понравилось мне тогда экскурсия с ним в Бари и я, не раздумывая, согласился.

    - Вот и хорошо, сейчас мой человек к тебе заедет, возьмет твой паспорт и оформит визу, без специальной визы на Афон не пускают. Так что, послезавтра, ближе к обеду жди меня, я на яхте подойду и заберу тебя.

    С утра я, как всегда отправился на море, купаться и загорать, рядом пристроились семейная пара немцев. Они бывшие наши, в восьмидесятые эмигрировали из Казахстана в Германию. Они тоже любят во второй половине июня отдохнуть в этом отеле. Им интересно, а как там в России? А мне интересна их жизнь в Германии. На этом и сдружились. Он дальнобойщик, изъездил всю Европу, она подшивает одежду по фигуре в магазине. У него зарплата две тысячи Евро, а у неё восемьсот. Вроде много, но чашечку кофе за полтора Евро в придорожном кафе он себе позволить не может. Ест только то, что ему жена дает в баночках в дорогу, для сохранения продуктов в его машине есть маленький холодильник и плитка для разогрева. Спит всегда в машине, переночевать в отеле ему тоже не по карману. Все продукты они покупают только на распродаже. Жена каждое утро начинает с того, что изучает сводку, где, чего сегодня можно купить со скидкой. Берут сразу много, из костей варят холодец, крутят пельмени, мясо срезают с костей и замораживают, даже колбасу сами делают и так до следующей распродажи. Но зато раз в год могут себе позволить отдохнуть вот так, шикарно, и ужасно этим гордятся. Чтобы их не расстраивать, говорю, что в России все плохо и живем мы очень бедно.

    Я у них поинтересовался, а нельзя ли как-нибудь отсюда с острова Корфу попасть в Афон. Нет, говорят, нельзя, слишком далеко, только с материка можно. А если яхту нанять, поинтересовался я.

    На яхту у тебя не хватит денег, даже на самую маленькую, урезонили они меня.

    И вот на горизонте показалась белоснежная яхта, она развернулась и пошла прямо на нас. Смотрится она конечно классно, трехэтажная надстройка, а на самой крыше примостился маленький вертолет. Не доходя несколько сотен метров до нашего берега, она останавливается.

    На борту стайка прехорошеньких обнаженных девушек машут нам руками.

    Мои немцы зашлись от возмущении, какое бесстыдство, тут дети, а они голыми прыгают по палубе.

    То, что с нашим отелем граничит отель для взрослых «Ева» и у нас практически общий пляж, где все постояльцы отеля «Ева» загорают и купаются без верха, а низ состоит из двух веревочек, это значит можно. Или они считают, что если обвисший живот закрывает все вместо трусов, а груди висят, как уши у спаниеля по бокам, то это уже и не груди вовсе и приличия соблюдены?

    Пока я об этом думал, на яхте часть борта поднялась и оттуда, по стапелям, спустили катер, который направился к нашему причалу.

    Взоры моих немцев были прикованы к происходящему, поэтому они, скорее всего даже и не услышали, как я им сказал, что это за мной, я решил все-таки побывать на Афоне, а девушки нужны, чтобы скоротать дорогу, путь то не близкий.

    Когда уже с катера я посмотрел на немцев, то понял, что я их просто убил. Нельзя так травмировать людей. Мой отец в Отечественную с немцами был помягче.

    Разговор первым начал Колян.

    - А ведь ты тогда оказался прав. По совету этих людей я стал скупать паи на землю у работников колхозов и совхозов. Покупал не слишком дорого. Но земли очень много и несколько лет, все, что ко мне приходило от бизнеса и рэкета уходило туда. Прикрывали они нас хорошо. Начинали скупку с того, что приходили в контору колхоза или совхоза и изымали всю документацию и печати. Кто сопротивлялся, могли и в окно выкинуть и с лестницы спустить. Полиция нас не трогала, знала, кто за нами стоит. Не было проблем и с переводом земли из сельхозугодий в категорию для ИЖС. А когда я все скупил и оформил. Они предложили мне всю землю переоформить на их фирмы. Причем совершенно бесплатно. Вот тогда я твои слова и вспомнил, что как только все переведу, то они тут меня и грохнут. Не стал дожидаться я этого и рванул через Украину, в Одессу, а туда за мной пришла моя яхта. Вот теперь на ней живу, к берегу пристаем на несколько часов, заправится, пополнить запасы и опять в море. Тут им меня не достать.

    - И что ты хочешь дальше делать?

    - Хочу переоформить всю землю на оффшор, построить там дачи, коттеджи и продавать. Ты ведь строишь дома? Вот тебе я и хотел предложить эту работу.

    - Но чтобы перевести всю землю на оффшор, тебе, хоть разочек, но придется побывать в России?

    - Знаю, вот и хочу проконсультироваться у специалистов на Афоне, спасет ли меня моё провидение еще раз или нет, и стоит ли так рисковать?

    - Ты веришь в миф про двенадцать старцев-отшельников, которые якобы с древних времен живут в тайных кельях на горе Афон? Так вот, они почти никогда не являлись людям, и даже сами монахи на Афоне их никогда не видели.

    - А что ты скажешь насчет маленького облака, которое появляется над самой вершиной горы, даже когда небо абсолютно чистое и которое все видят, но никому еще так и не удалось сфотографировать. Монахи утверждают, что именно там находится Богородица? Я хочу поискать знающего человека среди монахов в русской обители Святого Пантелеймона.

    - Пойми, те, на кого ты работаешь, это нелюди, типа машины, у них нет никаких человеческих чувств, эмоций, есть только поставленная задача и целесообразность. Если им надо будет для захвата власти взорвать с десяток домов, убив при этом тысячи людей, чтобы посеять в народе панику, они это сделают, поэтому договорится с ними, у тебя не получится. Даже и не пытайся. Землю придется отдать по любому. Не отдашь ты, отдадут твои наследники.

    У тебя есть два выхода.

    Первый, это всю оставшуюся жизнь бегать от них, но пока земля у тебя, они от тебя не отстанут и когда-нибудь найдут.

    Второй это имитировать свою гибель, тогда земля перейдет к твоим наследникам, а они её отдадут им. Если они не будут артачится, то им ничего не грозит. Они ведь ничего не знают.

    Искать тебя, они, скорее всего, не будут, для всех ты умер, а если даже и воскреснешь, то самозванцам не верят. Только смерть должна выглядеть по настоящему и наследники должны унаследовать все по закону.

    Задумался Коля, а я решил сменить тему.

    - Слушай, а ведь девочки у тебя все новые, что так?

    - А я не сплю со старухами, которым больше двадцати пяти лет и очень молодых тоже не люблю, они ничего не умеют.

    - А с людьми ты по-прежнему, так же обращаешься, за любую провинность ломаешь им кости?

    - Теперь уже нет.

    - Неужто исправился?

    - Капитаном на моей яхте работает бывший военный, он за свою службу в армии побывал не в одной горячей точке и дал мне много дельных советов. Пенсия у военных конечно побольше, чем у гражданских, просуществовать можно, но на нормальную жизнь не хватит. Вот он у меня и работает. Это он меня научил, если что-то мелькнет в горах, окнах домов, прыгай в сторону или бросайся наземь, скорее всего это блик от снайперской винтовки. У тебя будут доли секунды, чтобы уклонится от пули. Вот он же мне и посоветовал, когда я в опасности и меня хотят убить, то лучше не обижать тех, кто со мною рядом, а то ведь можно и пулю в спину от своих получить. Вот мы пьем коньяк, а официант обиженный мною, возьмет и капнет яду, а если я его выгоню, то мне придется искать другого, на его место, а где гарантия, что новый не человек не из тех, кто хочет меня убрать? Нет, война диктует свои правила игры и их лучше соблюдать.

    - А тебе не жалко тех крестьян, у которых ты отобрал землю?

    - Ну, во-первых я её не отобрал, а все-таки выкупил, пусть и очень задешево. А ты никогда не задумывался, сколько в среднем досталось рядовому россиянину от приватизации? Почему одному достался только ваучер стоимостью в две бутылки водки, а другому пай земли стоимостью уже в миллиона два долларов. Разве это справедливо? В жизни нет справедливости и никогда не было. Самые жирные куски всегда доставались самым сильным.

    А во-вторых, эти крестьяне как собаки на сене - ни себе, ни людям. Они как выращивали в ближнем Подмосковье свою картошку, так бы продолжали её выращивать и дальше. А картошку надо сажать там, где она хорошо растет, в Орловской, Тамбовской областях, а в Подмосковье сколько весной посадил, почти столько же осенью и выкопал. А люди живут в халупах и хрущовках, у детей нет своей комнаты. А через несколько лет, на месте этих бывших колхозных и совхозных полей вырастут коттеджи и особняки и в них будут жить люди. Ты же сам предпочитаешь жить в Подмосковье, в коттедже, а не в московской квартире, вот пусть и другие тоже так живут, а я, с твоей помощью, им в этом помогу. Работа конечно грязная, но её нужно было кому то делать, а пять тысяч долларов это тебе не две бутылки водки, свою среднестатистическую долю собственности по стране они получили.

    Люди ведь хотели чтобы всё в стране было поделено поровну - вот так и есть поровну.

    - Ага, как в мультике, про двух жадных медвежат, которым лиса поделила сыр.

    Коля заржал, ему понравилось сравнение.

    - На сегодня хватит о серьезном, пошли на корму, посмотрим закат, знаешь какой он красивый, когда вокруг одно море. А вечером я тебя приглашаю в сауну, которая у меня, если ты забыл, на нижней палубе. И это, не одевай ты плавки, мы тут все свои, у нас тут по-простому, да и девки их все равно с тебя снимут. Обернись лучше полотенцем и приходи. Да, ты еще не видел мою новую СПА, это почти бассейн. После сауны, принимать массаж в СПА, с бокалом коньячка и красивой девушкой на коленях … ради этого стоит жить. Уж поверь мне.

    Тебе каюта приготовлена на второй палубе, рыженькая тебя проводит, можешь с ней не стеснятся, она в полном твоем распоряжении. Думаю за часок ты управишься? А сейчас пошли закат смотреть.

    Хорошо, что на Афоне есть русский монастырь, можно будет говорить свободно, без переводчика. Ведь Коля, кроме русского и тюремного жаргона, больше ничего и не знает.

    Вторая приятная неожиданность была, когда Коля там встретил бывшего знакомого, который лет пять назад помог им разобраться с конкурентами. Все гадали - куда же он исчез, его тогда в федеральный розыск объявили и братва, чьих главарей он положил, тоже его искала, а он здесь оказывается, грехи замаливает.

    - Ну как, удалось грехи то замолить, поинтересовался Коля у старого знакомого?

    - Да брось ты Коль, я же здесь не за этим. Мне ведь там оставаться было никак нельзя, или братки бы меня грохнули или посадили бы на пожизненное. А чем сидеть в каком-нибудь "Черном дельфине", то уж лучше здесь, в монастыре спасаться. Кстати, таких как я, здесь довольно много и с нами тут считаются, - так говоришь святой человек тебе нужен, для обстоятельного разговора. В монастыре ты его не найдешь, за этим к отшельникам нужно обратиться. Знаю я одного, бывшего афганца, послушник отведет тебя к нему. Не вздумай ничего ему предлагать, а то на этом твой визит и закончится. И еще сразу он тебе не откроется, придется тебе пожить в его берлоге несколько дней, раскрыться ему и не вздумай врать или что-то скрывать, а иначе прогонит. Поверь, с ним надо, как на исповеди у попа, утаивать бесполезно. Да кстати, ты говорил что-то про девушек, которые скучают без тебя на яхте.

    Колян понимающего ухмыльнулся.

    - Причалить ведь тебе не дали, так ты на это не обижайся, такие у нас тут правила. Женщинам здесь бывать противопоказано. А девки поди все из тех, кого в народе называют "простигосподи"? А знаешь, пожалуй я поживу у тебя на яхте, пока ты у отшельника будешь, размещусь в твоей каюте, заодно и девок наставлю на путь истинный. Ты не представляешь, как я тут по женскому телу соскучился. Все мысли о них, проклятущих. Ты только это, настоятеля монастыря попроси, чтобы он отпустил меня к тебе на яхту, слово божие донести до экипажа, а о девках ему ни слова, нет их там, одни мужики. Ох, как строго у нас тут с этим.

    - Живи, я не имею ничего против, с меня не убудет, да и девкам будет полезно, а то, как подошли к Афону, у них у всех крыша поехала, они даже нижнее белье одели. А ты монах правильный, пообщавшись с тобою, на них просветление глядишь и снизойдет. Так что наставляй.

    Высоко забрался отшельник в горы, мы еле поднялись. Послушника он тут же отпустил, а нас пригласил к себе.

    Первым разговор начал он.

    - Я бы не принял тебя, если бы не твой ангел-хранитель. Говорить с людьми, которые не верят в Бога я не буду, а ты человек верующий, поэтому с тобою поговорю. Так что привело тебя сюда?

    Коля рассказал о покушение, как его спасло Провидение и про то, что его хотят убить и он не знает, как ему поступить. Может ли он и дальше рассчитывать на него?

    - А ведь и меня спас мой ангел-хранитель и привел сюда. В Афгане, мы попали в засаду, кто-то должен был остаться и ценою своей жизни дать возможность остальным уйти. Поскольку самым старшим был я, то я и остался, а остальным приказал уходить. Последнее что помню, так это то, что прошу Бога спасти меня и даю слово, что всю оставшуюся жизнь посвящу служению Богу и спасению людей. Вот тогда ко мне и явился ангел и сказал, что меня спасут, а потом я потерял сознание, очнулся уже в госпитале. Духи решили, что я мертв и ушли, а потом пришли наши, забрать погибших, тут то и выяснилось, что я еще жив. Врачи мне сказали, что если я пяток лет проживу с одной израненной почкой, то это хорошо. А на пересадку донорской почки, у меня нет денег. Приехать сюда на Афон, мне посоветовал наш священник и рекомендации он мне дал, а так бы сюда меня, наверное, и не пустили бы. Отец нашего священника в войну был летчиком и когда выбросился с парашютом из горящего самолета, немцы, ради развлечения, стали стрелять по стропам его парашюта и перебили их. Вот тогда-то он и решил, когда падал, что если останется жив, то пойдет в священники и всю оставшуюся жизнь, будет служить Богу. Помог ему ангел, приземлился он на дерево, потерял только ногу, но остался жив. Что тебе сказать, в живых остаются те, кто свою спасенную жизнь обещает посвятить служению Богу, как я или как тот священник, который выбросился из горящего самолета. Мало сейчас стало истинно верующих людей, вот Бог и дарует еще одну жизнь тем, кто должен был погибнуть, чтобы дать им возможность исправится и встать на путь истины. Не упусти эту возможность, ты ведь веришь в Бога и понимаешь что ждет тебя, если ты уйдешь из жизни таким грешником. Мой тебе совет, закончи свои земные дела, как тебе посоветовал твой друг и приходи сюда, здесь тебя никто искать не будет.

    Не знаю, последовал ли Колян этим советам или нет, но через несколько месяцев до меня дошли слухи, что Кольку где то грохнули, там же его и кремировали. Похоронили в родном городе урну.

    Говорят, что сработал специалист высочайшей квалификации. Машину он оставил на стоянке, а кто-то установил бомбу даже не под машиной, а рядом. Направленный взрыв, был такой, что даже соседние машины не пострадали, а его наповал.

    В полиции люди не глупые, знают, когда нужно раскрывать преступление, а когда лучше и не напрягаться. Убийц они конечно не нашли.

    На дворе уже давно нулевые, как раньше уже деньги не обналичишь, рэкет затух, налоговая больше "от балды" тоже не штрафует и крыши стали не нужны. Перестал и я обращаться за помощью, а потом и платить перестал.

    Думал все, больше и не увидимся никогда. Но они сами на меня вышли.

    - Мы тебя выручали, а теперь нам нужно, чтобы ты помог нам.

    - Что-нибудь построить нужно?

    - Да нет, это нам не нужно. Ты ведь встречался на Корфу со своим одноклассником и даже на его яхте с ним в Бари ходил. (И откуда они это только знают?).

    - Ты должен встретиться с матерью наследника и убедить её передать землю нужным людям. Она, как мать и опекун имеет право это сделать. Тебя она скорее послушает, а нас испугается и сбежит.

    - А как же опекунский совет?

    - Это уже наша проблема, твоя задача, уговорить мать наследника.

    - Хорошо, но мне нужно оформить визу в Грецию и купить билеты на самолет, а также забронировать отель, а на это нужно время.

    - Мы уже все за тебя сделали. Вот твой паспорт с визой.

    - А что это он такого странного цвета?

    - Это дипломатический паспорт. Самолет будет частный, нашей организации и отель мы уже тебе тоже забронировали, с тобой полетят наши люди, если что, то они помогут.

    - А если она не захочет, шутка ли, такие деньжищи и все отдать? И кстати, а кто мать то? Мать ребенка, та женщина, которая готовила всем еду и убирала за всеми. А ты ей скажи, что мелочевка: бензоколонки, торговые точки, сервисы, мы ей оставим, это нам не нужна, а будет упираться, проведем экспертизу ДНК и докажем, что ребенок и не его вовсе, а она аферистка. Но это уже на крайний случай, нам интереснее забрать всю землю и все.

    - Ничего не понимаю, на кой ему было нужно спать с этой кухаркой, когда рядом были такие роскошные крали?

    - А он и не спал, она нагуляла ребенка с его бухгалтером, а когда поняла что подзалетела, то залезла к нему в постель, когда он был в дым пьяный, а утром убедила его, что это он сам затащил её к себе в постель и овладел ею. Так что не в её интересах упираться. Того что мы ей оставим, хватит ей, не на одну безбедную жизнь.

    - Положим что все так, но вы-то откуда это все узнали?

    - Да от его бухгалтера и узнали, когда стали крутить ему яйца за их аферы с землей. Он же не сторонним наблюдателем был, а участвовал во всех его делишках. Ведь не все тогда хотели отдавать ему свои паи за бесценок. Черную работу они для нас выполнили, а мы, официально забрав у них землю, становимся добропорядочными приобретателями.

    Что делать, время такое было, рвали друг у друга, но эта история этим не закончилось, спустя годы у неё было продолжение. В наши дни те, кто тогда выполнял самую грязную работу, в основном погибли или сели, а вот те, кому все досталось, вроде как совсем и не причем, они уважаемые люди, белые и пушистые.

    Был у меня хороший друг, надежный, доверял я ему, как самому себе. Решил и он заняться бизнесом. Дал я ему на это дело пару сотен тысяч, но у него ничего не вышло, прогорел. Бизнесменом надо родиться, одного желания мало. Ну, что делать, не у всех получается.

    - Забудь про долг и будем жить как раньше, - предложил я.

    Если бы не его жена, то, наверное, так бы и было. Но она хотела красивой жизни и после каждой нашей совместной встречи, устраивала ему скандал. Пришлось нам расстаться.

    А тут он прилетает ко мне и просит дать ему еще один шанс, но сумму для этого просит просто огромную.

    Ну не может человек в одночасье стать бизнесменом, для этого нужны годы. Ты расскажи вначале, что задумал, а потом мы решим, как поступить.

    - Помнишь того, кто заправлял в 90-е у нас в районе рэкетом?

    - Еще бы мне и не помнить. И что? Его же давно уже нет в живых.

    - Приехал его сын, он уже взрослый человек и хочет продать весь отцов бизнес, но из-за кризиса это сложно сделать. Ни у кого нет денег.

    - Поехали к нему, поговорим на месте.

    Интересный парень и внешне на отца совсем не похож. Хотя, как он может быть на него похож?

    - Я знаю, на чем свои деньги заработал мой отец и поэтому они мне не нужны. Нельзя прожить честно жизнь, если взял для этого грязные деньги. Хочу все продать, а все деньги пустить на благотворительность. Единственная просьба, это как то решить вопрос с уходом за могилой отца. Сам-то я за границей живу и возвращаться сюда не хочу. Я был на кладбище, могила совсем запущена. Заявил сын. Что можете мне посоветовать?

    - Даже здесь, в ближнем Подмосковье, есть еще разрушенных войной церквей. Предлагаю выделить часть денег на восстановление одной из них, а взамен попросить разрешение на перезахоронение останков твоего отца на церковной земле. В церкви всегда найдутся люди, которые будут ухаживать за могилой и молить Бога о прощении его души. Остальные деньги я бы передал на модернизацию районной больницы.

    Моё предложение ему очень понравилось.

    Сын моего одноклассника вдруг спросил у меня: «У меня такое ощущение, что я вас знаю?»

    - Да, лет пятнадцать назад, я был у вас дома на Корфу, мы еще потом на вашей яхте плавали с вашим отцом в Италию, в Бари. А потом я еще раз был у вас, но это когда уже вашего отца не было в живых и встречался с вашей мамой.

    - А вы знаете, ведь мой отец очень хотел, чтобы я стал таким же предпринимателем, как и вы.

    - Чем же я ему так понравился? Удивился я.

    - У вас нет врагов, вы никого не обманули и никого не обидели. Вас никто не хочет убить. Видели бы вы, что сделали с надгробием моего отца, обиженные им люди. Если вы согласитесь выкупить у меня весь этот бизнес и взять на себя все хлопоты по восстановлению храма, перезахоронению отца и закупки оборудования для больницы, то я бы уменьшил, для вас, цену в два раза.

    Я посмотрел на своего друга, в его взгляде было столько мольбы и надежды, что моё сердце дрогнуло и я согласился. Я прекрасно понимал, что покупкой бизнеса дело не ограничится, мне придется пахать и пахать, но другой возможности подняться у моего друга не будет, а мне его очень не хватает. Ведь если я все раскручу, то мы опять будем дружить семьями, вместе отдыхать. В мои годы новые друзья не приходят, а вот старые очень даже часто уходят. Да и сыну одноклассника очень захотелось помочь. Не попадались мне еще в жизни такие благородные люди. Жаль, конечно, что он не хочет возвращаться в Россию. Такие люди очень нужны здесь.

    С другом мы договорились так: все покупаем на акционерное общество, под мой кредит, акции делим пополам, кредит будет мне возвращаться из прибыли, которое получит общество.

    Вы думаете, этим для меня все закончилось? Нет, все, что я обещал, я, конечно, выполнил и бизнес раскрутил, и храм восстановили и останки перезахоронили. Чтобы людей не раздражать памятник сделали очень скромный. Мы не скрывали на чьи деньги все это делается и очень быстро все всё узнали.

    Один раз наблюдал такую сцену. Стоит у надгробия одноклассника старик и говорит малышу: «Смотри внучок, здесь похоронен человек, который отобрал у меня силой землю, на которой работал я и мой отец, и мой дед, и даже наш прадед. За это он заплатил своей жизнью, и деньги от продажи нашей земли не пошли ему впрок. На наши деньги восстановили вот эту церковь. Ну и ладно, хорошее им нашлось применение, а нам эти миллионы не нужны, ничего хорошего в них нет, одно зло от них. А ты живи честно и доживешь до моих лет, а не уйдешь из жизни таким молодым, как он».

    Прямо хэппи-энд да и только, но только не для меня.

    И священник, и главврач больницы теперь чуть ли не каждый месяц заходят ко мне, поделится своими проблемами. Вот к моему другу они почему то не ходят. То им деньги нужны на иконы, то на кресты и купленное оборудование для больницы постоянно выходит из строя и все время, что-то нужно докупать и обновлять. А если я начинаю артачится, то мне вежливо так напоминают, что бизнес этот был создан на людском горе, да и не купили мы его вовсе, а можно сказать получили задаром, так что надо делится и дальше.

    По-моему, это тот же самый рэкет, что был в 90-е, только теперь почему то называется благотворительностью.

    Вот попал, так попал и ничего не могу сделать, а иначе испорчу себе репутацию благородного и честного человека.

    Вернись время вспять, я бы, пожалуй, уже не стал бы с этим связываться. А вот друг очень доволен, он просто счастлив. Отношение к нему и в семье и вне семьи стало другое, теперь его все уважают, с его мнением считаются и у него все есть, о чем он раньше и не мечтал.

    Ну что еще сказать. Как то съездил я в Грецию, на Корфу, к сыну одноклассника, отчитался, что все выполнено, показал фотографии, документы. Вилла и яхта сейчас принадлежат матери, она их сдает туристам, с этого и живет. Видел я там и бухгалтера. Что касается сына одноклассника, то он живет и работает в другом городе, а сюда прилетел ради встречи со мной.

    Я все-таки спросил у него: «А почему ты не хочешь вернуться в Россию, тебе ведь ничего не грозит?»

    Он сначала задал мне вопрос: «А как ты думаешь, кто сегодня правит в России?»

    - Силовики.

    - Силовики, это бывшие военные, солдафоны, они исполнительны, послушны, у них нет своего мнения, а есть только мнение начальства. Они великолепно подходят для выполнения любой задачи, поставленной системой или лучше скажем группой лиц, в руках которых находятся средства производства. В России, политику делают люди, которые находятся на самом верху социальной лестницы. При СССР это была Номенклатура, а в сегодняшней России это все те, кто готов играть по установленным системой правилам, даже иногда и в ущерб собственным интересам. Многие из них даже и не подозревают, что они сами являются элементами этой структуры, поддерживая существующую систему, вот они фактически сами и управляют государством. Раньше, до революции, если царь шел в разрез с интересами этой группы лиц, ну например, освобождал крестьян от крепостной зависимости, или пускал в страну немцев и стремился насадить их порядки, то его убивали. При СССР тоже не любили правителей, которые зажимали интересы правящего класса (номенклатуры) и они очень быстро заболевали, как Андропов и уходили в лучший мир. Сейчас отправляют в отставку, не понравилось засилье иностранцев при Ельцине и его "ушли", также поступают и с представителями капитала, которые не хотят быть заодно с системой, а хотят проводить свою линию. Законы в России всегда будут такие, какие выгодны правящему классу. Типа: плоская школа налогообложения, выгодная классу имущих, мизерные налоги на недвижимость, непомерные расходы на военщину и всевозможные пафосные мероприятия, типа: Олимпиады или Мундиаля и это все при весьма низком уровне жизни россиян. Имущим нужен не только хлеб, но и зрелища тоже.

    - Ну, военные расходы, это чтобы иностранный капитал нас не захватил, а зрелища интересны всем. Возразил я.

    - Верно, но какая разница рядовому гражданину, кто ему будет платить зарплату, свой или чужой капиталист? Это нужно Вам, а не им, а им лишь бы побольше платили. Да и с пустым брюхом сидеть у ящика как то не очень, а билеты на стадион стоят больше месячной зарплаты рядового россиянина. Так что они большинству и не по карману.

    - Хорошо, положим, ты прав, а что плохого в том, что управление страной находится не в одних руках, а в руках многих людей, пусть и далеко не бедных?

    - А при таком управлении, учитываются только интересы этих избранных людей и то только до тех пор, пока они сильны, интересы всех остальных, только в том объеме, чтобы не довести страну до новой революции. Что-то типа пчелиного улья, где одна пчела ничего не значит. Даже матка, за ней ухаживают, пока она нужна, а как состарится, так её убивают. Как ты думаешь, когда ты состаришься или умрешь, твой бизнес смогут сохранить твои наследники? Или ответь мне на такой вопрос, если твой бизнес идет очень успешно, ты можешь платить своим сотрудникам, ну скажем раза в два больше, чем твои конкуренты?

    - Нет, не могу. В начале 90-х я так попробовал сделать, тогда на меня работали в основном мои друзья, те с кем я еще работал при СССР. Они стали хвастаться, меня сначала по-хорошему попросили платить как все, я не послушался, тогда мне подстроили аварию.

    - Вот видишь, а я не хочу жить в стране, где есть люди, но нет человечности.

    Похоже, что ошибся я, не такой уж он и хороший, как показалось мне вначале.

    Если человек благородный, это хорошо, им легко манипулировать, умный, тоже не плохо, умных людей нам катастрофически не хватает, а вот одновременно умный и благородный, вот эти уже опасны, они не станут с нами работать, только против нас, могут развалить нашу систему, которую мы с таким трудом создали. Надо будет его внести в черные списки, а то вдруг захочет через несколько лет вернуться в Россию. Нет, такие нам здесь не нужны. А операция хорошо прошла, почти без огрехов, хотя парочка проколов была.

    Первый раз меня чуть не выдал отшельник, когда порекомендовал Колье прислушаться к моим советам. Откуда он мог знать, что я советовал Колье, мы ведь пришли к нему вместе.

    Второй раз, это когда я, как бы случайно, встретился в храме с Колькой. В мире столько храмов, а мы встречаемся именно здесь. Ну, тут юнга помог, бутылку вовремя разбил, а я убедил Кольку, что это нас провидение свело, чтобы спасти его. И для достоверности сказанного, немного рассказал ему о работе нашей организации.

    Надо будет поощрить отличившихся. Снайпер молодец, сначала зеркальцем послал Колье зайчика, а когда он бросился на палубу, он и выстрелил.

    Отшельника тоже надо будет поощрить, работу сделал не ахти как, чуть меня не засветил, но сидеть столько лет на горе и питаться черти чем, это тоже подвиг. Пару батончиков сырокопченой колбасы я ему, тайком от Кольки, конечно же, оставил, но все равно, надо парня переводить на другое место службы, хватит ему там мучиться. И капитана надо отметить, ведь не случайно яхта оказалась в нужное время в нужном месте и своими советами застращал Кольку до того, что тот собственной тени стал боятся. Конечно и силовики не давали Коле потерять бдительность. Все молодцы.

    Что касается силовиков, то  пусть их, их начальство и поощряет. Да и не знают они, кем  я на самом деле являюсь. Для них я владелец строительной фирмы, которая строит дома членам организации. Они даже и не подозревают, что владелец строительной фирмы и один из руководителей организации под псевдонимом "Провидение" одно и тоже лицо. Да и зачем им это знать?  

    Да, не согласись тогда Коля на стрелку, мне не пришлось бы звонить силовикам и давать им команду прикрыть нужного нам человека и привлечь Кольку к сотрудничеству.

    Киллер не в счет, его используют в темную.

    Ну, вроде все. Кроме одной накладочки все прошло, как и планировали. Колиного сына на меня должен был вывести наш сотрудник, а не мой друг. Мы его для этого специально поставили на кладбище, он там Колину могилку поправлял. Вот с ним и должен был столкнутся сын Коли. Не мог же он не посетить могилу отца? Да видно, кто то из тех, кого Коля обобрал до нитки, его увидел там раньше и нашему сотруднику настучали по носу.

    Бывает, ерунда это все, он за это зарплату получает , главное что   работа выполнена, земля переведена на организацию, теперь я её застраиваю и неплохо на этом имею. Коля вместе с киллером замаливают свои грехи на Афоне и ни о чем не догадываются. Теперь и Колька там, сам того не подозревая будет работать на нас. Будем посылать к нему клиентов, а он будет отправлять их к отшельнику, а уж тот разъяснит, что угодно Богу.

    Себя я вроде тоже не обидел, кое-что от Кольки перепало и мне, помог другу, спас жизнь юнге, изолировал от общества матерого бандита Кольку, никто не погиб, все живы и довольны. Так и хочется воскликнуть словами Пушкина: «ай да Провидение, ай да сукин сын».

    И хорошо, что никто так никогда и не узнает, что эта белая овечка и не овечка вовсе, а зверюга, которая может сожрать любого волка.

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 525 записей в блогах и 6163 комментария.
    Зарегистрировалось 36 новых макспаркеров. Теперь нас 5030339.