«Летающие танки» конструктора Нудельмана

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Абу Каддум перепечатал из grimnir74.livejournal.com
    22 оценок, 50 просмотров Обсудить (1)
    • <abbr class="datetime">Aug. 29th, 2021 at 10:00 AM</abbr>

    плащ

    Мог ли представить себе одесский мальчишка Саша Нудельман, гоняющий в футбол с Маринеско и завороженно взирающий на пролетающие в ясном небе самолеты, что когда-нибудь, через много лет, увековечит свое имя как одного из основоположников истории советского вооружения?

    Годы шли, мальчик превращался в юношу, и вот он уже студент одного из факультетов мукомольного института.

    Однако детская мечта о самолетах не прошла с возрастом, а, наоборот, переросла в желание посвятить себя делу конструирования авиационной техники. Эта мысль и привела его в конструкторское бюро по прошествии многих лет ставшее носить его имя.

    Однако обо всем по порядку.

     

     

    С ЧЕГО НАЧИНАЮТСЯ ИЗОБРЕТЕНИЯ, ИЛИ НЕМНОГО ПРЕДЫСТОРИИ

    Конструкторское бюро возникло в недрах инструментального завода на Полянке и имеет весьма насыщенную историю. В течение всего времени своего существования его название неоднократно менялось: КБ Таубина, ОКБ-16, п/я 400, КБ точного машиностроения и уже после смерти А.Э. Нудельмана — Конструкторское бюро имени Нудельмана. Основной его задачей была разработка новых образцов оружия. В ту пору на этой волне появилось множество всевозможных изобретателей, талантливых и не очень, каждый из которых очень хотел увековечить для потомков свое имя. Но поскольку стать светилами науки было суждено далеко не всем, между учеными царила конкуренция. Вопросами «конкурсного отбора» ведал не кто иной, как сам Тухачевский. Одним из счастливцев, которого он отметил, стал Я.Г. Таубин. Тухачевский поручил ему разработать автоматический гранатомет под винтовочную гранату Б.К. Дьякова. В группу конструкторов, работавших над этой задачей, входил и Александр Эммануилович Нудельман, молодой, подающий большие надежды конструктор, а впоследствии бессменный начальник конструкторского бюро, возглавлявший его ни много ни мало… 47 лет. Однако вопреки ожиданиям заказчика работа проходила трудно, поскольку опыта в этой области не было никакого, все приходилось разрабатывать впервые, и в конце концов в 1939 году создание гранатомета было прекращено окончательно. Как показало время, это стало жестокой ошибкой. Но недаром говорят, что отрицательный опыт — это тоже опыт. В процессе создания гранатомета коллектив Я.Г. Таубина получил бесценные знания о принципах создания автоматического оружия и выстрела к нему. Идея принадлежала опять-таки Таубину.

    На базе разработок гранатомета Таубин приступил к созданию 23-миллиметровой автоматической пушки МП. В 1937 году он получил задание создать авиационную пушку под уже готовый 23-миллиметровый патрон. Здесь также все разрабатывалось путем проб и ошибок. С каждым разом оружие все более усовершенствовалось, стало называться МП-3 (темп стрельбы — 300 выстрелов в минуту). Однако вопрос о принятии пушки на вооружение решался уже на конкурсных началах. Тульские конструкторы А. Волков и С. Ярцев разработали пушку под этот же патрон по схеме пулемета М.Е. Березина. В 1940 году для пушки (уже МП-6) вместо магазина была разработана конструкция прямой подачи из звеньев ленты. Темп стрельбы составлял 600 выстрелов в минуту. Правда, в серийное производство она так и не поступила.

    Третьим направлением довоенной деятельности КБ было создание авиационного 12,7-миллиметрового пулемета. Это было поручением правительства, следовательно, пулемет надлежало сконструировать в рекордно короткие сроки. В КБ принимались особые меры по форсированию процесса отработки пулемета. До мая 1941 года работой руководили Таубин и Бабурин. Таубин дал обязательство подготовить пулемет за полгода, но в силу различных причин, не всегда зависящих от него самого, так и не выполнил обещания — технологические характеристики не были достигнуты. Сказывались недостаток опыта, а главное — нехватка времени. В результате за невыполнение обязательства Таубин 15 мая 1941 года был арестован и при эвакуации на Волгу расстрелян. Тогда ведь все было предельно просто: малейшее неповиновение — расстрел. Вникать в детали никто не пожелал.

    Самолет Ил-2 с авиационной пушкой НС-37

    Однако вернемся в конструкторское бюро. Результаты основных работ предвоенного периода по пушке МП-6 и пулемету АП-12,7 заставили думать о ближайшей перспективе. Коллектив конструкторского бюро под руководством Нудельмана приступил к разработке 37-миллиметровой авиационной пушки, главным отличительным признаком которой было то, что она помещалась не на фюзеляже, как это делалось обычно, а в развале мотора самолета и, таким образом, «вылезала» наружу. «Летающим танком» окрестили гитлеровские бомбардировщики самолеты с пушкой НС-37, а саму пушку Гитлер лично распорядился в срочном порядке найти и сделать такую же. Но это оказалось совсем не просто: на создание одной такой пушки у ее разработчиков ушло полтора года. К слову сказать, именно благодаря тому, что советские бомбардировщики были оснащены пушками НС-37, в воздушном сражении на Курской дуге наши доблестные пилоты сбили 70 (!) самолетов противника…

     

    В СПОРАХ РОЖДАЕТСЯ ИСТИНА

    Надо сказать, что «сотворение» пушки НС-37 происходило в условиях жесточайшей конкурентной борьбы с другим конструкторским бюро под руководством Бориса Гавриловича Шпитального. Шпитальный находился «на особом положении» у Сталина. Почти на всех самолетах стояли пулеметы и пушки его конструкции. Верховный Главнокомандующий позаботился о том, чтобы Шпитальному были созданы все условия для работы. Такие почести оказывались конструктору отнюдь не случайно. Дело в том, что, когда Черчилль прислал Сталину первые 200 штук истребителей «харикейн» и сказал, что этот самолет может победить самолет противника, с них сняли 12 пулеметов 7-62 и поставили пушку Шпитального ШВАК. Немцы стали обходить эти самолеты стороной. Их испытания проводил знаменитый летчик Владимир Константинович Коккинаки. Именно с момента установки на борту истребителей пушки ШВАК и началась головокружительная карьера Бориса Гавриловича Шпитального.

    А вот как вспоминал свою первую «встречу» со Шпитальным тогдашний заместитель наркома вооружения В.Н. Новиков:

    «…Вошел секретарь и доложил, что в приемной дожидается конструктор Б.Г. Шпитальный и просит его принять.

    — Попросите подождать минуты две-три, — сказал я, — сейчас закончу с товарищами и приму его.

    Не прошло и двух минут, как я, завершив разговор, вышел в приемную. Секретарь недоуменно пожал плечами:

    — А Борис Гаврилович уже уехал.

    Не придав значения этому факту, лишь подумав, что я был Борису Гавриловичу не очень нужен, я вскоре был обескуражен звонком из приемной Сталина. Вот что я услышал:

    — Товарищ Новиков, почему не приняли конструктора Шпитального? — сурово произнес металлический голос на том конце провода.

    Я объяснил, как было дело, на что тот же голос сухо произнес:

    — Товарища Шпитального надо принимать сразу! — и тут же короткие гудки. Звонил Поскребышев…»

    Я не случайно столь подробно познакомила читателя с личностью Шпитального. Это сделано для того, чтобы можно было в полной мере прочувствовать, с каким человеком вынужден был вести неравную борьбу Александр Эммануилович Нудельман.

    Герой СССР капитан А.В. Кочетов у своего самолета Як-9К, вооруженного пушкой НС-45

    Разработку автоматической авиационной пушки под 37-миллиметровый патрон (Ш-37) коллектив конструкторского бюро Б.Г. Шпитального начал несколько раньше. К тому времени она уже испытывалась на истребителях «Лагг-3» и готовилась в серийное производство. Надо отметить, что конструкция была весьма и весьма неудачной: пушка была магазинной (20 патронов в магазине), крепилась на амортизаторе и потому при стрельбе перемещалась вместе с магазином; она была громоздкой, сложной и имела весьма ненадежную автоматику. Из-за магазинного питания пушка не была универсальной.

    В противовес ей пушка НС-37 устанавливалась на самолете неподвижно, скорострельность ее была в полтора раза выше, она имела меньшую массу и габариты, высокую надежность в бою, относительную неограниченность боекомплекта и т. д. Словом, по всем параметрам она превосходила пушку Шпитального. Но… авторитет Бориса Гавриловича был настолько высок, что и не такие очевидные недоработки ему прощались.

    Летом 1942 года пушку НС-37 все-таки испытали. И хотя руководство ВВС подтвердило ее превосходство над Ш-37, окончательного решения о снятии с производства пушки Шпитального так и не было принято. В этой связи Нудельман решается на беспрецедентный поступок: он пишет письмо самому Иосифу Виссарионовичу Сталину! Это был огромный риск для всего КБ, и прежде всего для Нудельмана. Ведь широко известно, что оборонная промышленность — это как раз та сфера, которая во все времена пользовалась повышенным вниманием у власть имущих. Если же принять во внимание предвоенные неудачи конструкторского бюро, риск становился поистине безмерным. А Шпитальный как раз находился в зените славы. Вот здесь-то и проявилась в полной мере вся сила мужества Александра Эммануиловича Нудельмана.

    Письмо было весьма коротким и лаконичным. Его содержание сводилось к аргументированному изложению преимуществ пушки НС-37. Сталин распорядился создать специальную комиссию и провести повторные сравнительные испытания. В процессе проверок самолет, в котором находилась пушка НС-37, весь боекомплект расстрелял полностью. Ни один из трех самолетов Шпитального не отстрелял боекомплект без задержек. Таким образом, боевая судьба пушки НС-37 была предрешена. Для сравнения приведем некоторые цифры: в 1941 году было изготовлено 40 пушек Ш-37, в 1942 г. — 196; НС-37 в 1942 г. — 40, в 1943 г. — 4730! Как говорится, комментарии излишни. На базе этого поистине смертоносного для немцев орудия впоследствии были созданы пушки НС-45, НС-23.

    В то время под руководством Александра Эммануиловича Нудельмана начинал свою трудовую деятельность подающий большие надежды конструктор Арон Абрамович Рихтер, став впоследствии его правой рукой и незаменимым помощником. Вместе с группой конструкторов, куда входили П.П. Грибков, В.Я. Неменов, Г. Жирных и др., он изобрел регулируемый гидротормоз для пушки НС-37, что существенно облегчило ее эксплуатацию. Регулируемый гидротормоз стал использоваться и в других конструкциях, настолько удачным было это изобретение.

    Другим не менее важным изобретением Рихтера стала пушка с синхронным механизмом, получившая название НС-23С. Не буду перегружать читателя техническими деталями, скажу только, что создание синхронного механизма для пушки («С» — означает синхронная) такого большого калибра, тем более пушки с подвижным стволом было задачей беспрецедентной в мировой практике. Кроме того, существовало еще два варианта пушки НС-23: НС-23М («М» — мотор) и НС-23К («К» — крыло). Так что пушка, разработанная Рихтером, имела большой успех и была поставлена на массовое производство.

    Летом 1944 г. была принята на вооружение пушка НС-23 под тот же патрон, что и пушка ВЯ-23 (вес снаряда — 0,2 кг.). В это же время в КБ разрабатывалась и затем была принята на вооружение 25-миллиметровая автоматическая пушка для морских судов конструкции К.И. Соколова и А.К. Норова.

    После НС-23 была разработана и поставлена на вооружение автоматическая авиационная пушка НР-23 конструкции А.Э. Нудельмана и А.А. Рихтера под патрон НС-23 с двусторонней подачей патронной ленты. Затем была разработана и поставлена на производство 30-миллиметровая автоматическая авиационная пушка НР-30 — тоже конструкции А.Э. Нудельмана и А.А Рихтера. И наконец, была разработана и поставлена на вооружение 30-миллиметровая морская зенитная пушка НН-30 конструкции А.Э. Нудельмана и В.Я. Неменова.
    По окончании войны была разработана пушка Н-37 конструкции А.Э. Нудельмана по той же схеме, что и пушка НС-37, но под облегченный патрон (снаряд тот же, что и к пушке НС-37, но вышибной заряд меньше и начальная скорость снаряда 680 м/сек вместо 900 м/сек).

    Все эти начинания воплотились в жизнь благодаря исключительному организаторскому таланту Александра Эммануиловича. Мало кто из руководителей мог бы похвастаться такими выдающимися способностями. Но самое главное, что выделяло Нудельмана среди прочих начальников, это мягкий, порой «не в меру человечный» подход к людям. Каждый мог обратиться к нему в любое время и всегда мог рассчитывать на помощь. Как вспоминают бывшие сослуживцы, в кабинет Александра Эммануиловича можно было пройти без предварительной записи. На удивленные реплики коллег он лишь отвечал, что раз человек нуждается в помощи, значит, ему нужно помочь…

    Уже после войны во Вьетнаме Нудельман возвратился к разработке гранатомета для пехоты. Был разработан 30-миллиметровый автоматический гранатомет конструкции В.Я. Неменова под названием «Пламя».

    Особого внимания заслуживает пушка Р-23, идея и разработка которой целиком и полностью принадлежит Арону Абрамовичу Рихтеру. Она отличалась особой оригинальностью и делала 2500 выстрелов в минуту. Пушка была построена на нетрадиционных принципах. Если все пушки заряжались сзади, то эта, наоборот, — спереди; таким образом, длина пушки равнялась длине ствола. Пушка получила широкую известность в конструкторских кругах, однако в массовое производство так и не поступила именно в силу своей оригинальности. Дело в том, что к ней требовалось наличие особого боеприпаса.

    Тем не менее радость побед никогда не бывает без горечи поражений. Эти две составляющие всегда идут бок о бок, и при отсутствии одного из факторов нельзя в полной мере прочувствовать другой. То же самое можно сказать и применительно к деятельности КБ. На одном из испытаний трагически погиб талантливый механик-отладчик Борис Федорович Исаков. К счастью, этот случай стал единственным инцидентом такого масштаба для всего конструкторского бюро.

     

    А СНИТСЯ НАМ НЕ РОКОТ КОСМОДРОМА…

    Мог ли кто-нибудь даже представить в то время, что одна из пушек, разработанных при участии Арона Абрамовича Рихтера, впоследствии полетит покорять необъятные просторы Вселенной на борту военной пилотируемой станции, предназначенной для разведки с помощью самых современных систем?! Мир тогда ничего об этом не знал: министерство обороны реализовывало суперсекретную программу «Алмаз». Вот как описывал эту пушку в своей последней статье «Темная сторона советского космоса» известный журналист Дмитрий Холодов («Московский комсомолец» от 16 июня 1994 г.):

    «Станция-разведчик «Алмаз» была оборудована мощнейшей системой обороны, которую вполне можно было назвать «летающей крепостью». Скорострельная пушка конструкции А.Э. Нудельмана и А.А. Рихтера располагалась под бытовым отсеком и представляла собой грозное оружие против спутников-перехватчиков и пилотируемых кораблей, если кто-то собрался бы штурмовать станцию. Представляете, в случае звездной войны сообщение диктора звучало бы так: «От Советского информбюро. Вчера империалистические агрессоры окружили советскую орбитальную станцию. Эскадра космических кораблей «Аполлон» попыталась высадить десант. В результате продолжительного боя наши космонавты сбили 2 и повредили 5 американских спутников». Пушку можно было навести на цель, вращая станцию в космосе с помощью уникальной системы ручного управления. Наблюдая в оптический прицел объект на орбите или Земле, сидя в удобном кресле, космонавт с помощью рукоятки управления направлял на него «Алмаз» и, взяв в перекрестие визира, нажимал гашетку, «накрывая» выбранный объект всем арсеналом станции. Как отмечали побывавшие на орбите офицеры, «Алмаз» оказался очень легко управляемым. Впрочем, в космической перестрелке его попробовать так и не удалось. Имеются сведения, что в отсутствие космонавтов перед спуском станции с орбиты пушку пробовали испытать. Она стреляла в открытый космос — в сторону от Земли, и, как показали данные телеметрии, станция сильно вибрировала, но повреждений не получила. После «испытания пушкой» объект предполагалось оснастить ракетами».

    Кстати, о ракетах. В 50-х годах в связи с началом «холодной войны» бессменный руководитель Конструкторского бюро точного машиностроения Александр Эммануилович Нудельман принимает решение о принципиальной смене тематической направленности. Работы по созданию неуправляемых авиационных реактивных снарядов (НАРС) начались в КБ вскоре после войны совместно еще с одним конструктором КБ В.П. Барановым. Учитывая германский опыт применения НАРС с экспериментального самолета-перехватчика, Нудельман считал перспективной разработку мелкокалиберных НАРС ударного действия, обеспечивающих поражение воздушных и наземных целей одним попаданием. Такое развитие авиационного вооружения в КБ рассматривалось как логическое продолжение развития крупнокалиберных авиационных боеприпасов, созданных для авиационных пушек НС-37, НС-45, Н-57. В дальнейшем началась разработка и крупнокалиберных НАРС. Эти работы велись в течение 30 лет. Снаряд С-5 с 1957 г. начал изготавливаться по нашим образцам и в КНР.

    А.Э. Нудельман с руководителями подразделени

    Необходимо отметить высокий уровень разработок НАРС с точки зрения эффективности и надежности боевого применения при небольшой стоимости, что ставит отечественные изделия этого класса на самый высокий уровень среди аналогичных мировых образцов. Об этом свидетельствует неоднократная продажа лицензий на производство НАРС за границу.

    Переход ОКБ-16 под руководством Нудельмана на работы по управляемой оборонной технике начался по указанию министра оборонной промышленности Д.Ф. Устинова в 1955 году. Вообще теплое отношение Устинова ко всем начинаниям Нудельмана сыграло решающую роль в его творческой биографии. Ведь именно Устинов имел огромное влияние на всех антисемитски настроенных членов Политбюро. Благодаря его стараниям Нудельман получил Звезду Героя, за что ему в Одессе поставили памятник еще при жизни.

    При переходе ОКБ-16 на работы по управляемой оборонной технике была сохранена вся предыдущая традиционная тематика по вооружению самолетов пушками и неуправляемыми реактивными снарядами. Нельзя сказать, что этот переход происходил безболезненно, так как коллектив психологически не был готов к такой перестройке. В качестве первой поисковой научно-исследовательской разработки была предпринята попытка разработать авиационный управляемый снаряд.

    В 1956 году начались военные действия между Израилем и Египтом. Израильтяне тогда впервые применили французские ракеты С-10, управляемые по проводам. ОКБ-16 получило задание от министерства начать разработку подобного противотанкового комплекса с противотанковым управляемым снарядом. Вопросы, которые пришлось решать в процессе разработки, не имели практики в отечественной и зарубежной военной технике.

    Первой в этом ряду стала ракета «Фаланга». В то время скептики предсказывали провал попытки создать систему радиоуправления противотанковым реактивным снарядом. Однако жизнь доказала обратное. Первая отечественная система радиоуправления противотанковыми снарядами открыла в дальнейшем дорогу ряду перспективных комплексов с телеуправлением по радио.

    За разработку комплекса «Фаланга» главный конструктор ОКБ-16 А.Э. Нудельман, а также руководитель разработки системы радиоуправления И.И. Самойлович были удостоены звания лауреатов Ленинской премии.

    В этот же период создание подобных систем развернулось и за границей. Однако непреодолимые технические трудности совмещения на одном носителе всей аппаратуры, сложность и высокая стоимость заставили прекратить в 1964 г. разработки комплекса «Маулер» (США) и в 1961 г.  — комплекса РТ-428 (Англия).

    Революционным скачком явилось создание комплекса «Стрела-1» в зенитном вооружении войск. Для начала производства требовались, помимо прочих необходимых условий, немалая смелость и решительность, в первую очередь со стороны руководства КБ, чтобы предложить и отстоять идею о создании комплекса нового класса с самонаводящейся ракетой. На базе комплекса «Стрела-1» появился комплекс «Стрела-10», за который коллектив КБ удостоился Государственной премии. Начинание оказалось настолько успешным, что ракета «Стрела» находится «в добром здравии» до сих пор и широко используется во многих странах мира.

    С целью повышения эффективности вооружения была поставлена задача создания новых НАРС. Они должны были обеспечить повышение эффективности поражения наземных целей в несколько раз. В течение 2-3 лет (1972–1974 г.) по просьбе главнокомандующего ВВС П.С. Кутахова были созданы и переданы на вооружение Советской Армии высокоэффективные НАРС, предназначенные для поражения живой силы противника.

    Опыт использования ракет во время войны в Афганистане показал их недостаточную эффективность при работе в гористой местности. Поэтому в связи с обращением ВВС в течение года была разработана осколочно-фугасная ракета С-80Ф. При ее разработке был максимально использован многолетний опыт, накопленный при проектировании НАРС. Наряду с повышением могущества боеприпасов шло их дальнейшее усовершенствование с целью снижения трудоемкости и стоимости. Такой наиболее значительной работой явилось создание в 1983 г. на базе ракеты С-8М ракеты С-8Ко. Но это уже совсем другая история…

     

    ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

    Однако не ракетами и снарядами едиными живет мир. Прошло время, и необходимость в гонке вооружений отпала. Для конструкторского бюро точного машиностроения наступила новая эра. Еще с начала 60-х годов в КБ был налажен выпуск лазерной техники. При участии Александра Эммануиловича Нудельмана был сконструирован лазер, с помощью которого можно было измерить расстояние до Луны.

    Другим направлением деятельности конструкторского бюро точного машиностроения стал выпуск электрокардиостимуляторов. Данное направление также разрабатывалось впервые. И наконец, еще одно направление деятельности «мирного» КБ — это взаимодействие с институтом глазных болезней.

    Виктория Богдановская

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 524 записи в блогах и 4819 комментариев.
    Зарегистрировалось 17 новых макспаркеров. Теперь нас 5029855.
    X