Сентябрьская катастрофа 1927 года

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Вениамин Макаров перепечатал из real-avtor.livejournal.com
    10 оценок, 93 просмотра Обсудить (3)

    Землетрясения на Крымском полуострове происходили во все времена, первая запись об одном из таких природных катаклизмов сохранилась ещё с 63 года до нашей эры. Всего за более чем две тысячи лет на территории Крыма произошло около 80 мощных землетрясений. Самым же сильным и разрушительным считается 9-бальное землетрясение в ночь с 11 на 12 сентября 1927 года.

    В этот год в Крыму произошли два землетрясения. Первое, силой 5-6 баллов, случилось ещё 26 июня.

    * * *





    Михаил Иванович Артамонов – добропорядочный 40-летний бухгалтер из Москвы, не обременённый семьёй и вредными привычками, – лежал на кровати и читал книгу. В Ялту он приехал три дня назад, и удачно, по сходной цене, снял небольшую комнату на втором этаже каменного дома, причем, с мебелью и маленьким двориком. Вид из окна был прекрасным – на море и стройные кипарисы.

    С первого дня одинокий курортник начал выполнять свой план, задуманный ещё задолго до приезда и даже записанный им на бумаге. План предполагал строгий режим и некоторые ограничения:

    1. Завтрак, обед и ужин – строго по часам!

    2. Ежедневные прогулки к морю и купания, при отсутствии шторма.

    3. Осмотр достопримечательностей Ялты и её окрестностей.

    4. Послеобеденный сон.

    5. Больше овощей и фруктов!

    6. Никаких знакомств!

    7. Регулярная отправка открыток маме.



    Последствия июньского землетрясения 1927 г.




    В этот день он, хорошо пообедав, прилёг было выполнять своё расписание, но никак не мог уснуть. Ему не давали покоя мысли о той даме, с которой познакомился вчера, прогуливаясь по набережной. И что за напасть, всего-то спросила, не знает ли он, где почтамт. Конечно, он знал, ведь уже дважды отправлял маме открытки, и, как истинный джентльмен, не мог не проводить незнакомку к месту назначения. Расставшись, тут же пообещал себе не вспоминать о встрече и строго придерживаться намеченного плана.

    Однако вечером он никак не мог забыть её звонкий голосок, задевший какую-то струнку внутри одинокой души. Он звучал в его голове, точно хрустальный колокольчик, словно пение ангела – да-да, именно так оно, должно быть, и звучит! Странно... раньше такого не случалось.

    Михаил Иванович отложил книгу, поправил подушку, и, повернувшись на бок, попробовал ещё раз уснуть, дабы не нарушать свой строгий график. В конце концов, это ему почти удалось, и в сладких грёзах он уже гулял с прекрасной незнакомкой по набережной Ялты, взяв её под маленькую ручку...



    Последствия землетрясения 1927 г.




    Внезапно улицы раздался страшный грохот, словно под домом завелись сразу с десяток тракторов! При этом всё вокруг задрожало, затряслось – казалось, эти трактора пытаются снести дом, и он сопротивляется из последних сил, но вот-вот рухнет!

    Михаил Иванович попробовал было встать с кровати, но тут же плюхнулся на неё, сбитый с ног неведомой силой. С ужасом глядя вниз, он видел, как двигаются половые доски, а над головой в это время грохотала железом кровля, словно по ней маршировал взвод солдат. Потолок мгновенно покрылся трещинами, огромные куски штукатурки отрывались от него и падали на пол, кровать и стол, разбиваясь на мелкие части.

    Комната моментально заполнилась пылью, а железная кровать буквально подпрыгивала, словно пытаясь сбросить незадачливого постояльца. Со второй попытки Михаил Иванович всё же поднялся, держась за железную спинку, и бросился к выходу. Когда до двери осталось пару шагов, стена дома вдруг раскололась пополам и лучи солнца яркими стрелами пронзили плотные клубы пыли. Сквозь образовавшийся шириной с кулак проём курортник увидел синеющее вдалеке море...

    * * *


    Эпицентр июньского землетрясения находился в море, напротив Фороса. Рыбаки рассказывали, что поверхность воды незадолго до этого покрылось рябью, словно вскипела, а из глубины моря доносился жуткий рёв. Ни жертв, ни значительных разрушений тогда, к счастью, не было, хотя многие здания покрылись трещинами, да кое-где в горах произошли обвалы.

    Большинство курортников после происшествия уехало, прервав свой отпуск, но спустя несколько недель в Крым вновь потянулись отдыхающие. Дома отремонтировали, трещины замазали, и вскоре все неприятности были забыты. Сезон продолжался, и полуостров был заполнен любителями моря, солнца и южнобережных соблазнов.



    Последствия землетрясения 1927 г.




    Пришёл сентябрь и начался бархатный сезон – лучшее время для отдыха в Крыму. Стояли чудные деньки: жара спала, зелень ещё даже не думала желтеть, с моря дул тёплый, но уже освежающий бриз и даже пели птицы. Яркая шумная лениво-курортная жизнь Южного берега шла своим чередом и в этот день – 11 сентября – также не предвещала ничего плохого гостям и жителям Крыма.

    А какой был закат! Западная часть неба была охвачена необычным буровато-оранжевым светом, словно где-то далеко пылал огромный пожар. Отблеск от водной поверхности был таким ярким, что слепил глаза, а лошади бросались в сторону, боясь близко подходить к воде. После захода солнца началась сильная гроза, но вскоре тучи разошлись, и показалась полная луна.

    Бархатный сезон в Крыму – любимое время отдыха научной и творческой интеллигенции. В это время в Ялте можно было встретить самых разных знаменитостей, на время превращавшихся в обычных курортников, приезжавших сюда, чтоб спокойно погулять по набережной, вдоволь накупаться в тёплом море и набраться впечатлений.

    Оказался среди них и известный писатель Константин Федин – автор знаменитых романов "Города и годы" и "Братья". В эту чудесную ночь, надев легкий светлый костюм, он решил прогуляться по набережной. Опершись о каменный парапет, Константин Александрович любовался ночным морем и яркими звёздами, стараясь на весь год надышаться замечательным морским воздухом, приправленным ароматом вечнозелёных кипарисов.


    Последствия землетрясения 1927 г.




    Внезапный ошеломляющий, непонятно откуда идущий удар, сбил писателя с ног. В какой-то момент Федину даже показалось, что это кто-то из старых друзей, большой и сильный – припомнить бы, кто таков - неловко пошутил, хлопнув его по спине, и, не рассчитав удар, уронил писателя наземь.

    Эта мысль прожила тысячную долю секунды и тут же была забыта, ибо новый страшный удар подбросил его, уже сидящего на земле, а потом ещё и ещё... Всё это происходило на фоне страшного гула, из-под земли, грохота падающих откуда-то камней, звона бьющегося стекла, криков людей и воя собак – всё слилось в единый шум, напоминающий адскую какофонию.

    Густая едкая пыль заволокла всё вокруг, не позволяя дышать и закрывая картину хаоса, накрывшего набережную. С трудом поднявшись, спотыкаясь и протирая глаза от пыли, Федин пытался идти, толком ничего не видя вокруг. На него то и дело натыкались люди, бегущие куда-то в панике, с лицами полными ужаса и отчаяния. Некоторые были полураздеты и босы, ноги многих были в крови...

    Какая-то женщина, в разорванной ночной сорочке, с безумным взглядом на перемазанном кровью лице, схватила его мертвой хваткой за руку, пытаясь перекричать всеобщий грохот хриплым сорванным голосом: «Помогите! Пожалуйста, помогите!». И это был только первый толчок самого мощного землетрясения, какое видела Ялта за свою историю.


    Специальный выпуск газеты "Красный Крым". Сентябрь 1927 г.




    Первые признаки сентябрьского землетрясения появились ещё вечером. Кошки убегали со двора, собаки жалобно скулили и жались к ногам хозяев. Беспокойно ржали лошади, мычали коровы, не давая себя доить и сбивая копытами вёдра. Рыбаки, выведшие на ловлю ставриды, вновь увидели вскипающее море и спешно возвращались к берегу, помня, что произошло в июне.

    В полночь, когда многие курортники уже спали, а остальные наслаждались ночной романтикой и веселились в ресторанах, на всем побережье завыли собаки. Некоторые из них срывались с цепей и с воем уносились в темноту ночи.

    В 0 часов 14 минут раздался страшный грохот, земля задрожала, заходила волнами, порой разверзаясь глубокими трещинами, из чаш фонтанов выливалась вода, в домах разбивались о потолок стеклянные люстры, падала мебель, лопались стены, сыпалась штукатурка, разваливались дымовые трубы, вываливались наружу оконные стекла и распахивались закрытые на замок входные двери.

    После второго толчка рушились балконы и колонны, проваливались крыши домов, в магазинах бились бутылки с крымским вином, падали фонарные столбы. Рвущиеся электрические провода освещали ночной мрак яркими вспышками, и вскоре всё побережье погрузилось во тьму. Только лунный свет с трудом пробивался сквозь сплошную пылевую завесу.


    Открытка в помощь пострадавшим от Крымского землетрясения




    Самые разрушительные толчки продолжались до полудня, а всего, за четверо суток, их было более двухсот. Толчки ощущались почти на всей территории Крыма, но больше всего пострадал отрезок южного берега от Алушты до Севастополя. Множество старых посёлков были полностью стёрты с лица земли, в Большой Ялте половина населения оказалась без жилья, а те, чьи дома чудом оказались целы, долгие недели после землетрясения жили на улице, боясь заходить в потрескавшиеся жилища.

    Знаменитое "Ласточкино гнездо" – можно ли было найти тогда более известный ресторан в Крыму! Ужин на обрыве, на сорокаметровой высоте над морем, у камина, в самом престижном месте – что может быть лучше! Ради этого сюда приезжали курортники с самых дальних мест побережья.

    В этот вечер в двух небольших залах миниатюрного замка не было свободных мест. Столы ломились от яств, вино лилось рекой, а пышные тосты прерывались всеобщим хохотом. Богатая публика отдыхала и веселилась, то и дело, выходя на балкончик, чтобы полюбоваться звёздным небом и видом на огни ночной Ялты.


    Обращение наркома здравоохранения Н. Семашко



    Около одиннадцати ночи администратор, под неодобрительные возгласы, объявил, что ресторан закрывается. Часть гостей покинула заведение, но одна весёлая компания, занявшая столик на площадке замка, прямо под его стенами, никак не хотела расходиться.

    – Господа, я прошу вас поторопиться, ресторан закрывается, – сообщил управляющий.

    – Господа? Какие мы вам господа, мы тут все товарищи! – сказал кто-то, и вся компания дружно расхохоталась.

    – Любезный, подите-ка сюда, – попросил солидный господин в бархатном пиджаке. – Видите ли, какое дело, у нашего друга сегодня день рождения, позвольте нам ещё немного отдохнуть. Уж больно хорошо тут у вас.

    – Не положено, милостивый гос.., ох, простите покорно, товарищ!

    – Будет вам, не извиняйтесь, наш друг пошутил. Во времена Шелапутина мы тут, бывало, до утра отдыхали...

    – Было дело, – вздохнул метрдотель, – но нынче советская власть, не побалуешь.

    – Ну, хоть немного, до полуночи. Вот вам и компенсация за это, – добавил клиент, протягивая спрятанную в руке купюру.

    – Что вы, что вы, нам нельзя, не положено это, – нарочито беспокоясь и оглядываясь по сторонам, проговорил администратор, – не дай бог увидит кто…

    – Так ведь нет никого, только мы и осталась. Да и ночь на дворе.

    – Ну… хорошо, только до полуночи, – заговорщическим шёпотом согласился администратор, поспешно положив банкноту в карман.


    Бахчисарай. Ханский дворец. Последствия землетрясения 1927 г.




    Время пролетело быстро, и весёлая компания не заметила, как наступила полночь. Администратор издалека и громко, бескомпромиссным голосом, объявил: «ресторан закрывается, прошу покинуть помещение», а усатый официант подошёл к столу, предъявил счет, и молча начал собирать посуду. Немного поворчав в ответ на такую бесцеремонность, гости, наконец, рассчитались и стали нехотя подниматься из-за стола.

    Постояв ещё немного на балконе, любуясь лунной дорожкой, компания неспешно двинулась в сторону ожидавшего их экипажа. Когда до него оставалось всего несколько шагов, лошадь вдруг заржала, встала на дыбы, едва не опрокинув коляску, а затем резко рванула в ночную тьму. Дремавший на облучке извозчик вылетел на землю, едва не попав под колеса повозки.

    Несколько мгновений спустя произошёл первый мощный толчок, от которого сразу разрушилась верхняя часть круглой башни замка и упали в море стройные башенки. Свалившимися сверху камнями были вдребезги разбиты и сброшены в море столы, стулья и часть перил. Кто знает, что могло бы случиться, не прояви тогда администратор ресторана настойчивость...


    "Ласточкино гнездо" после землетрясения 1927 г.



    Пострадал не только замок, но и сама скала. Огромная часть её вывалилась из-под балкона и упала в море. До конца семидесятых годов здание было закрыто для посещения, ожидая реставрации. Лишь в 1971 году ресторан «Ласточкино гнездо» стал вновь принимать посетителей.

    “Все на помощь Крыму! Землетрясение, начавшееся в ночь на 12 сентября, произвело огромные разрушения. Эти разрушения особенно велики на Южном берегу Крыма”. Такими заголовками на первых полосах пестрели газеты страны после катастрофы. «Красный крест» выпустил серию открыток с просьбой оказать помощь пострадавшим, а чтобы усилить эффект, на них публиковали виды разрушенных зданий.

    Государством была учреждена специальная «Всекрымская вещевая лотерея» для сбора средств на ликвидацию последствий стихии. Жители разных городов приносили деньги и вещи для пострадавших. Ущерб, нанесенный стране землетрясением, был оценен в 35 миллионов рублей.

    «Крым – наша жемчужина, местность сказочных природных красот... Как же не прийти на помощь этому благородному краю в дни его несчастья? Крым должен быть восстановлен как можно скорее!”- писал в своём обращении к гражданам страны первый нарком здравоохранения РСФСР Николай Семашко.


    Жители Крыма после землетрясения 1927 г.




    Можно только представить, какая была паника в Крыму после происшествия. Бесконечные вереницы отдыхающих и жителей полуострова потянулись к Симферополю, чтоб поскорее уехать из этого опасного места. Транспорта не хватало, и вдоль дорог тянулись длинные колонны беженцев из Крыма.

    На вокзале было настоящее столпотворение, давка, случались истерики и обмороки, за билет на поезд предлагали любые деньги. Среди отъезжающих попадались раненые и те, кто потерял под завалами все свои вещи. Оставшиеся на полуострове крымчане боялись заходить в свои полуразрушенные дома и жили на улице, вплоть до самых холодов, сооружая временные жилища из фанеры.

    Однако не все захотели покинуть Крым, нашлись и те, кого землетрясение не испугало, а наоборот, вдохновило на творчество. Среди них оказался русский и советский художник Кузьма Петров-Водкин, известный своей картиной “Купание красного коня”. В то время, вместе с супругой, он отдыхал в Коктебеле, остановившись у Максимилиана Волошина.

    - Ты слышал, что произошло? Мы немедленно собираем вещи и уезжаем! – сказала ему жена взволнованным голосом.

    - Что-ты, что-ты, голубушка, не переживай так, уже всё случилось, я уверен, нам нечего бояться, - ответил живописец.

    - Да ты в своём ли уме? Там всё разрушено, сотни раненых, есть погибшие! А если всё продолжится? А вдруг и тут будет то же самое?

    - Останемся здесь. Я буду работать. Это такое событие, которое может не повториться в нашей жизни. А если суждено погибнуть, то мы погибнем все вместе”.

    Так, спустя несколько месяцев, появилась весьма своеобразная картина “Землетрясение в Крыму”, где художник изобразил растерянные лица отдыхающих, не забыв внести в сюжет символы советской эпохи.


    К. Петров-Водкин. "Землетрясение в Крыму"




    Владимир Маяковский не был в Крыму во время катастрофы, но приехал на полуостров после печального события. Пролетарский поэт был удивлён опустевшим Крымом и, под впечатлением увиденного, написал ироничное стихотворение «О пользе землетрясений».

    Много лет прошло с тех пор. Сегодня многие с удивлением узнают про события страшного сентября двадцать седьмого года. О давней трагедии полуострова напоминает лишь давно поросший соснами каменный хаос в отдельных местах южнобережного шоссе, трещины и разломы на склонах гор, да лежащие под ними обломки скал. А ещё старые открытки, где можно увидеть замок «Ласточкино гнездо» без знаменитых остроконечных башенок.

    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Елена Попова # написала комментарий 8 августа 2022, 20:11
    Самое страшное и необычное - есть много свидетельств, что тогда горело Чёрное море. Наблюдатели маяков и многие жители побережья, выбежавшие наружу спасаться из разрушающихся домов, увидели в море страшную огненную полосу в полусотне километров от береговой линии.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 386 записей в блогах и 3142 комментария.
    Зарегистрировалось 15 новых макспаркеров. Теперь нас 5032606.