Призрак европейской перспективы — белорусская оппозиция спешит на украинский поезд

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Валерий  Коротаев перепечатал из eadaily.com
    1 оценок, 225 просмотров Обсудить (3)

                          Иллюстрация: yandex.ru

    Украинские пропагандисты сегодня празднуют победу — Евросоюз на проходившем 23—24 июня саммите назвал Украину кандидатом на вступление в ЕС. Упорство, с которым официальный Киев шел к этому, по сути, ничего не означающему статусу, всегда вызывало удивление, особенно на фоне неоднократных обещаний и откровенного обмана со стороны Брюсселя.

    Многочисленные «майданы», дестабилизация обстановки в стране, падение целых отраслей экономики, распродажа украинской собственности за бесценок, рост русофобии и, как следствие, разрыв отношений с РФ, а также потеря территорий — все это лишь немногое из того, что стало прямым следствием неумного желания киевских властей стать частью «дружной европейской семьи» в надежде превратиться в еще одну пиявку на бюджете Евросоюза. Несмотря на это, сегодня многим стало казаться, что украинская «мечта» наконец-то начала сбываться, а значит, и у других есть шансы на «европейское будущее». Не исключением в данном случае стала и белорусская оппозиция, которая на протяжении долгих лет старается доказать Западу свою преданность.

    Как известно, официальный Киев уже не первое десятилетие добивается членства в ЕС, однако ничего, кроме пустого Соглашения об ассоциации с Евросоюзом 2014 года и ограниченного безвизового режима, Украине еврочиновники долгое время предложить не могли. Это нисколько не мешало украинским властям ежедневно говорить о светлом будущем страны в составе ЕС, особенно после начала российской специальной военной операции (СВО). В Киеве, окончательно поставив крест на отношениях со своими ближайшими соседями на востоке и севере, объявили Евросоюз и НАТО не просто своей целью, но и гарантом существования. Результатом этого стала непрерывная обработка украинскими политиками и дипломатами Брюсселя с требованием сделать хоть что-то, что можно было бы представить простым украинцам в виде очередной победы команды Владимира Зеленского.

    Ответом Киеву стало предоставление Украине статуса кандидата в члены ЕС, что позволило киевским властям заявить о том, что теперь проведена черта «под десятилетиями неоднозначности» и теперь «высечено на камне: Украина — это Европа, а не часть „русского мира“». Правда, за подобными порядком надоевшими за последние десятилетия словами Киев пытается скрыть тот факт, что само по себе данное событие имеет лишь небольшое символическое значение, а статус дан Украине с большими оговорками.

    Конечно, официально большинство еврочиновников заявляют о том, что эта страна рано или поздно станет членом Европейского союза, если, конечно, такое объединение еще к тому времени будет существовать. Как заявляла ранее председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен, говоря о том, что украинцы «готовы умирать» за свое будущее в ЕС, «Украина заслуживает европейской перспективы» и «должна быть принята в качестве кандидата». В то же время она напоминала Киеву, что процесс в любом случае будет идти «по инструкции» и оцениваться будет «на основе достижений». Позже стало понятно, что условия, которые предъявляются Киеву, не могут быть в реальности выполнены Украиной даже в долгосрочной перспективе, а на большие уступки в ЕС идти не собираются. По словам министра-делегата при МИД Франции по европейским делам Клемана Бона, «это будет начало долгого переговорного процесса с определенными условиями и никакой ускоренной процедуры не будет, никаких исключений». По сути, сегодня никто в ЕС не верит в то, что Украине удастся стать членом ЕС в течение ближайших 15−20 лет, а о перспективах существования такой страны на Западе и вовсе стараются не говорить.

    Среди всего прочего для начала движения Украины по пути евроинтеграции Киеву предлагается усилить борьбу с олигархами и коррупцией на высшем уровне, принять закон о процедуре отбора судей Конституционного суда и наконец-то завершить отбор кандидатов для создания Высшей квалификационной комиссии судей. Кроме того, должны быть проведены «активные и эффективные» антикоррупционные расследования, назначены новые главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры и Национального антикоррупционного бюро, а украинское законодательство — приведено в соответствие с директивой ЕС об аудиовизуальных медиауслугах и наделением полномочиями независимого регулятора СМИ. Дополнительно Киев обязан провести реформу законодательства в отношении меньшинств, в том числе и сексуальных. И, по всей видимости, только с последним у украинских властей может что-то получиться, о чем свидетельствует ускоренное принятие Стамбульской конвенции, где, помимо всего прочего, вводятся понятия «гендер» и «сексуальная ориентация», которые государство обязуется защищать.

    Все остальное Украина и ранее обязывалась сделать, но за годы обещаний ситуация только ухудшилась. Ни о каком верховенстве закона и независимости судей в стране речи не идет, свобода слова отсутствует, олигархат продолжает оказывать влияние на принятие политических решений, а коррупция и вовсе стала одной из самых высоких в Европе. Все это, а также многое другое, в том числе и проблема Донбасса, не позволят Киеву всерьез рассчитывать на вхождение в ЕС, тем более что и в Брюсселе этого в реальности никто не хочет. Неслучайно украинским властям было заявлено, что нынешний статус им дается авансом, а «шаги в направлении Евросоюза могут быть отменены, если основные условия больше не будут выполняться». Проще говоря, нынешний шаг Брюсселя выглядит как очередной пропагандистский ход с целью усилить прозападные настроения как в самой Украине, так и вокруг нее. Последнее уже начало давать определенные результаты, свидетельством чему стала активизация действий белорусской оппозиции.

    Исторически так называемый «европейский путь развития» в Белоруссии всегда проповедовала националистически настроенная часть белорусского общества. Приход к власти в 1994 году Александра Лукашенко поставил крест на всех европерспективах республики, так как Минск заявил о своем стремлении к интеграции с Россией. За все последующие годы белорусские власти официально не заявляли о своем желании даже в перспективе стать частью Евросоюза. В свою очередь, Брюссель и не предлагал ничего подобного Минску, лишь изредка делая невнятные намеки с крайне серьезными условиями, выполнить которые в белорусской столице не видели никакой возможности. Дальнейшее развитие двусторонних отношений между ЕС и Белоруссией и вовсе закрыло вопрос о европейской перспективе для республики, так как Лукашенко был объявлен «последним диктатором в Европе». Даже периоды оттепели в белорусско-европейских отношениях не смогли изменить общей позиции и Брюсселя, и Минска.

                                    Иллюстрация: vk.com

    Единственное, что европейцам удалось сделать, это создать в Белоруссии довольно разветвленную сеть своего влияния, костяк которой составила местная националистически настроенная оппозиция. Именно она на протяжении последних десятилетий выступала с неизменным лозунгом «Белоруссия в Европу!». Как известно, все это закончилось после подавления попытки государственного переворота в 2020 году. Названная в ЕС «национальным лидером» экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская, а также множество оппозиционных лидеров и активистов сбежали из Белоруссии и осели в странах Восточной Европы. И вплоть до начала российской СВО на Украине беглые оппозиционеры продвигали на Западе внутрибелорусскую тематику, стараясь лишний раз не трогать вопросы отношений Белоруссии с Россией.

    Тихановская в последние два года занималась тем, что выбивала финансирование для себя и своего окружения, паразитируя на проблеме прав и свобод человека в Белоруссии. В то же время она старалась не делать резких заявлений в отношении конфликта России и Украины и при этом надеялась, что Киев станет определенным помощником в деле продвижения белорусского вопроса в европейской повестке дня. Как показали события 2020−2022 годов, подобные расчеты себя не оправдали, так как украинские власти уже не первый год уверены в том, что Минск является «марионеткой» Кремля, с которым можно вести дела только в том случае, если в Белоруссии будет официально принята политика русофобии. По предложенному в Киеве пути Тихановская не была готова идти вплоть до последних событий. Однако в недавнем времени ситуация стала резко меняться, а белорусская оппозиция, о которой в ЕС и США стали забывать, решила проявить всю свою суть.

    Еще в апреле среди бежавших из Белоруссии противников Лукашенко, значительная часть которых находится на довольствии ЕС и США, стал подниматься вопрос о необходимости европейского будущего республики без каких-либо отношений с РФ. В прошлом Тихановская и компания старались избегать любых однозначных заявлений по этой теме, говоря о необходимости сохранения дружеских связей и экономического сотрудничества с Россией. Сегодня же экс-кандидат в президенты Белоруссии заговорила по-другому.

    В частности, в одном из своих многочисленных интервью Тихановская заявила, что «раньше мы не говорили о том, что Белоруссия готова вступить в Евросоюз, потому что наша борьба не была геополитической» и «мы никогда не спрашивали у белорусов, куда бы они хотели двигаться», однако «сейчас наступил момент, когда белорусам пора определяться». Более того, она вдруг заговорила терминами националистов-русофобов, сказав, что сегодня «Россия ассоциируется у белорусов с войной, насилием, грабежами, репрессиями, а Европа — с безопасностью», а потому «выбор будет очевиден». Подобных явно срежессированных Варшавой и Вашингтоном заявлений в прошлом Тихановская себе не позволяла. Теперь же, по всей видимости, в ее окружении решили, что пришло время поднять вопрос о «злой России» и «доброй Европе», частью которой Белоруссии срочно нужно стать вместе с Украиной. Правда, никого в белорусской оппозиции не смущает тот факт, что обе страны никогда не были нужны ЕС и вряд ли когда-нибудь будут рассматриваться там как равноправные партнеры. Для Брюсселя Белоруссия и Украина, как и Грузия с Молдавией, являются лишь инструментом для дестабилизации ситуации на границах России, и не более. Их даже не рассматривают как буферные государства, роль которых уже давно приняли на себя страны бывшего соцлагеря.

    Как бы там ни было, но белорусская оппозиция решила добиваться для себя «европейского будущего», выйдя накануне июньского саммита ЕС с письмом к европейским лидерам. В нем Тихановская, бывший белорусский министр культуры Павел Латушко и другие, кто называет себя «лидерами демократических сил», предприняли попытку вскочить в вагон «украинского поезда» в сторону ЕС, попросив предоставить Белоруссии «европейскую перспективу». Отмечалось, что «сейчас разговор идет не о членстве Белоруссии в ЕС, а о возможности белорусов выбирать свое будущее после ухода Лукашенко — и важно, чтобы все двери были открыты».

    «Сейчас, когда ЕС рассматривает заявки из нашего региона, настал подходящий момент также признать и подтвердить европейскую перспективу для Белоруссии. Это станет основой для принятия решений о формах взаимодействия между белорусским народом и ЕС, что приведет к поддержанию безопасной, демократической и процветающей Европы», — говорилось в документе.

    Понимая, что белорусский вопрос сегодня нельзя представлять в ЕС без отрыва от насущной повестки дня, белорусские оппозиционеры также призвали дать статус кандидата в члены ЕС Украине, «чтобы признать роль украинского народа в защите безопасности Европы». Примечательно, что в качестве лоббистов своего письма Тихановская и компания выбрали не Украину и даже не Польшу, для которых сегодня их проблемы малоинтересны. Особую поддержку они ожидают от прибалтийских республик, которые взяли на себя роль одного из основных кураторов белорусского вопроса. Ради этого 21 июня в Брюсселе даже прошла «конференция им. Калиновского», общий смысл которой накануне ее проведения объяснил евродепутат Петрас Аустрявичюс:

    «Мы будем делать все возможное, чтобы европейский выбор Белоруссии стал частью реальности в политической жизни Европы».

    Как ни старались Тихановская и ее кураторы, все их стенания оказались практически бесполезными. Ни до, ни во время, ни после саммита ЕС белорусский вопрос не поднимался до уровня реального обсуждения. Причина этого не только в том, что украинский кризис более важен для ЕС, чем Белоруссия и Лукашенко, но и в том, что уровень взаимоотношений Брюсселя с Минском уже давно вышел за пределы внутрибелорусской повестки дня, вопросов демократических прав и свобод и упирается в проблемы глобального характера, связанные с трансформацией всей международной системы отношений.

    Сегодня Тихановская и компания нужны Западу только для того, чтобы в нужный момент, если он представится в будущем, иметь под рукой тех, кто будет идти на острие атаки на официальный Минск — как в переносном, так и прямом смысле. При этом ни о какой реальной европерспективе для Белоруссии ни сегодня, ни в будущем речи не идет.

    Наталья Григорьева

    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    pawel pegow # написал комментарий 25 июня 2022, 19:26
    Европеизация Белоруссии - самый страшный сон для Рф.
    Поэтому российские политологи так рьяно пытаются обвинить белорусскую оппозицию.
    Степан Потяк # ответил на комментарий pawel pegow 25 июня 2022, 19:52
    Поверьте,это еще не самый их страшный сон!
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 451 запись в блогах и 2827 комментариев.
    Зарегистрировалось 12 новых макспаркеров. Теперь нас 5032114.