Почему из аптек исчезают даже самые простые лекарства

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Игорь Метров перепечатал из versia.ru
    32 оценок, 187 просмотров Обсудить (0)

    Почему из аптек исчезают даже самые простые лекарства

    Пришёл в аптеку, а лекарств, которыми привык пользоваться годами, не обнаружил. За последнее время с этой ситуацией успел столкнуться, наверное, каждый россиянин. Что интересно: из продажи исчезают не только дорогие, инновационные и дефицитные средства, но даже самые простые, копеечные лекарства.

    На днях в Государственном реестре лекарственных средств произошли очередные изменения. С 1 декабря из него были исключены шесть препаратов. Причина – просьба самих производителей отменить регистрацию на препарат.

    Среди этих шести, например, известный многим препарат ацикловир. Многие традиционно используют эту мазь для лечения «простуды» на губах. Стоит препарат сущие копейки – 20–25 рублей. А вот его аналог, импортная мазь зовиракс, обойдётся в разы дороже – 200–300 рублей.

    Почему же производители решили больше не продавать ацикловир в России? На рынке отечественных лекарств сегодня сложилась парадоксальная ситуация. В коммерческом сегменте выгодно продавать как можно более дорогие позиции, не входящие в перечень жизненно важных препаратов, – так прибыль получается больше. Именно поэтому аптеки не берут на реализацию средства типа ацикловира, в результате чего производителям становится просто экономически невыгодно их выпускать. В результате ежемесячно из госреестра уходят десятки препаратов. Так, по данным «Фармвестника», только в прошлом году из росреестра было исключено 234 наименования. По итогам этого года цифра ожидается примерно такая же.

    Пациенты в судорогах

     

    Минувшей весной, если верить информации в сети интернет, из реестра был исключён препарат глюкобай, поставляемый на наш рынок немецким производителем. Он используется при лечении сахарного диабета второго типа. Глюкобай был единственном препаратом на российском рынке, в основе которого лежало действующее вещество акарбоза. Таким образом, пациенты, страдающие диабетом, которые использовали в схеме лечения именно это средство, фактически остались ни с чем.

    Александр Саверский, президент Лиги защитников пациентов

    – Тот факт, что из госреестра уходят препараты, – это недопустимая ситуация. Ведь мы лишаем пациента и врача доступа к нормальному лечению. Всегда может получиться, что конкретному пациенту понадобится именно конкретный препарат. К нам поступали уже сотни жалоб на то, что люди не могут найти в аптеках лекарство, которое подходит именно им.

     

    По данным тех же источников, в мае регистрации лишился ещё один противодиабетический препарат – амальвия. Основное действующее вещество этого лекарства – пиоглитазон. Сегодня на рынке есть ещё как минимум три препарата на основе этой же действующей субстанции. Однако, учитывая, сколь стремительно лекарства исчезают из продажи, не приходится надеяться на то, что и этот препарат вскоре не исчезнет.

     

    Недавно в родительских чатах детей, страдающих эпилепсией, поднялась настоящая паника. Из российских аптек начал исчезать конвулекс – это лекарство врачи часто используют в схеме лечения детей с эпилепсией, поскольку он позволяет достичь устойчивой ремиссии.

    «Утром я заказала две упаковки конвулекса по интернету. Вечером приезжаю в аптеку, куда должны были доставить заказ, а мне фармацевт говорит, что мой заказ только что выкупила другая девушка. Сказали, что в аптеке было много народу и им некогда было проверять, тот ли человек пришёл за конвулексом. Я даже расплакалась от бессилия. Мы с врачом несколько лет подбирали препарат для лечения моей дочери, если не сможем достать лекарства, все наши многолетние усилия по лечению могут пойти прахом», – поделилась с «Нашей Версией» мама 11-летней Иры, страдающей эпилепсией.

    Вернётся ли конвулекс в российские аптеки, сказать сложно, у препарата подошёл срок для перерегистрации. Формально пройти её не составляет никаких проблем. Но вот захочет ли производитель и дальше оставаться на нашем рынке, сказать не может никто. «Девушки, просите своих неврологов выписывать рецептов побольше. Будет перерегистрация, и препарат может пропасть из аптек», – делится советом в тематической группе «ВКонтакте» пользователь Галина Полянских. Впрочем, как рассказала мама Иры, купить сразу большие объёмы препарата в любом случае не получится. «Он же рецептурный. Так что аптеки обязаны ставить печать всякий раз, когда его продают. К счастью, в некоторых аптеках нас знают, поскольку мы покупаем его много лет, так что печати не ставят. Но везёт далеко не всегда», – поделилась наша собеседница.

     

    Единственный способ добыть исчезнувшие с рынка препараты – купить их за рубежом. Неудивительно, что сегодня в интернете появилось множество онлайн-аптек, предлагающих доставку импортных препаратов. Правда, продаются они там втридорога. И не факт, что после того, как лекарство закончится, его можно будет купить снова. Ведь интернет-аптеки, продающие импортные препараты, зачастую работают нелегально, поскольку торгуют лекарствами, не зарегистрированным в России. На прошлой неделе Росздравнадзор отчитался о блокировке 10 084 интернет-ресурсов. По словам главы ведомства Аллы Самойловой, основные причины блокировок онлайн-площадок – это продажа рецептурных препаратов, отсутствие лицензии, а также продажа незарегистрированных лекарств.

    Что интересно: нелегальными и сомнительными каналами поставок лекарств зачастую приходится пользоваться даже для покупки, казалось бы, обыденных средств. Среди них, например, препарат неотигазон, применяемый при псориазе. Из российской розницы он исчез ещё в прошлом году. В Москве достать препарат сегодня можно лишь через две сомнительные фирмы, представители которых возят лекарство из Словакии и Исландии. Препарат рецептурный, однако на это продавцы не обращают внимания. Каким образом таблетки попадают в Россию? «Очень просто, – поделился источник в фармацевтической компании. – Курьер летит в нужную страну и там покупает сразу пятьдесят упаковок. Провезти их в Россию не проблема. Главное, договориться с менеджером местной фармфирмы. В аптеке могут не продать, в большинстве стран Европы лекарства отпускают строго по рецептам. А менеджеру на рецепты наплевать, у него стоит задача сделать план и получить бонус от производителя. Поэтому он будет только рад, если ему предложат наладить такой канал сбыта».

    Аналогичная ситуация сложилась и с глазными каплями на основе тимолола, часто используемыми при лечении глаукомы. «Тимолол производят и российские производители, да и стоят эти капли недорого. Однако мы с моим офтальмологом уже перепробовали их все. Ни одни мне не подошли так, как капли швейцарского производства. Но в российских аптеках их нет уже больше года. Так что теперь приходится просить знакомых привозить мне из Европы», – рассказала «Нашей Версии» пенсионерка Татьяна Ивановна из Москвы.

     

    Татьяне Ивановне ещё повезло! Тимолол – безрецептурное средство, так что купить его можно в любой аптеке за рубежом совершенно свободно, да и проблем с перевозкой через границу не возникнет.

    Фармолигархи идут в наступление

    Ещё одна причина ухода производителей лекарств с российского рынка – государственная политика в области госзакупок.

    Ещё один удар по лекарственному рынку в ближайшее время готовится нанести Минпромторг. Ведомство разработало поправки в законодательство, внедряющие правило «второй лишний». эта идея больше похожа на попытку чиновников минпромторга обеспечить ещё больший поток денег в карманы фармолигархов

     

    Показательная история случилась в мае, когда бельгийская компания отозвала регистрацию препарата ноотропил, применяющегося для лечения психоорганического синдрома, сопровождающегося снижением памяти и концентрации внимания. В своём официальном письме представители фармкомпании прямо указали на то, что решение о прекращении поставок связано с экономическими причинами. Ноотропил – средство, которое входит в список жизненно важных препаратов. В связи с решением регулятора по снижению отпускной цены при перерегистрации препарата производитель посчитал дальнейшие поставки на наш рынок нерентабельными.

    Ещё один удар по лекарственному рынку в ближайшее время готовится нанести Минпромторг. Ведомство уже разработало и представило на общественное обсуждение поправки в законодательство, внедряющие правило «второй лишний».

    Поясним: если на госторги выходит компания, производящая лекарство в России или любой другой стране ЕАЭС, то она автоматически признаётся победителем. Независимо от наличия других заявок на аукционе.

    Сегодня, кстати, уже действует правило «третий лишний», предусматривающее исключение зарубежных производителей с торгов в случае наличия двух российских компаний. Но этого чиновникам, похоже, показалось мало.

    Недавно отраслевое издание «Фармацевтический вестник» представило исследование, посвящённое действию правила «третий лишний» на торгах. Было проанализировано 208 тыс. тендеров, проведённых в этом году в период с января по август. Оказалось, что около 70% из них прошли с участием только одного (!) поставщика. С двумя участниками прошло 30% тендеров. Количество действительно конкурентных аукционов с тремя и более участниками укладывается в понятие статистической погрешности и составляет 0,7–0,4%.

    Самыми удачливыми участниками торгов оказались крупные российские производители. Так, основным победителем тендеров с одной заявкой стали компания «Р-Фарм», контролируемая известным олигархом Алексеем Репиком, а также «Ланцет» и «Альбатрос». Они поучаствовали в наибольшем количестве тендеров с одной заявкой.

    В денежном выражении тройка лидеров выглядит немного иначе. На первом месте по-прежнему «Р-Фарм», получившая контракты на общую сумму почти в 57 млрд рублей, на втором – «Фармстандарт» (бенифициаром которого является миллиардер Виктор Харитонин) с контрактами на сумму 48 млрд рублей, на третьем – британское АО «ГлаксоСмитКляйн Трейдинг» (GKS) с контрактами на 19 млрд рублей. Впрочем, последний участник оказался в этом списке скорее случайно. Дело в том, что группа GSK является держателем патента на препарат от ВИЧ, торги на поставку которого она и выиграла. Таким образом, инициатива по внедрению правила «второй лишний» больше похожа на попытку чиновников Минпромторга обеспечить ещё больший поток денег в карманы фармолигархов.

    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 361 запись в блогах и 3179 комментариев.
    Зарегистрировалось 12 новых макспаркеров. Теперь нас 5032140.