Американские концлагеря.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Елена Фролова перепечаталa из vk.com
    0 оценок, 15 просмотров Обсудить (0)

    Начало XX века в Америке не самое приятное время для тех, кто не походил на белого. Обычно вспоминают притеснения чернокожих, однако была и другая уязвимая группа — азиаты. Особенно досталось японцам. Всё началось с Калифорнии. В 1905 году там принимают закон о запрете смешанных браков. Однако настоящего апогея антияпонская истерия достигла в годы Второй мировой. Ужасы войны в Китае, бомбардировка Пёрл-Харбора, разница во внешнем виде и культуре заставила многих американцев думать, что японцы просто не могут ассимилироваться.



    К моменту знаменитой атаки в США проживало около 127 тысяч японцев. Это только на западном побережье. Около 80 тысяч из них были рождены в Штатах и имели гражданство, то есть были именно американцами японского происхождения. События в Пёрл-Харборе, 7 декабря 1941 года, заставили многих думать, что японские войска могут начать полномасштабное наступление на западное побережье США. Быстрое завоевание Японией больших территорий в Азии и в Тихом океане лишь усилило истерию.

    Особенно нервными были калифорнийцы. Около 90% японских мигрантов в США поселялось именно там. Калифорния не резиновая, поэтому увеличение количества мигрантов и рост конкуренции за рабочие места и землю не могли не спровоцировать антияпонские настроения. К началу войны Калифорния подошла с законами, запрещающими браки американцев и японцев, разделяющими школьников по расовому признаку («монгольские» дети, даже будучи гражданами США, учились отдельно). В 1924 году был принят закон об «Закон об исключении азиатов», делавший практически невозможным получение иммигрантами гражданства.

    После атаки на Пёрл-Харбор генерал-лейтенант Джон ДеУитт, командующий западным военным округом, запросил разрешение отыскать и задержать всех японских мигрантов, чтобы не дать им связаться с японскими кораблями. Департамент юстиции отказал — не достаточно оснований для арестов. В ФБР посчитали угрозу безопасности кажущейся. Федеральная комиссия связи сообщила, что эти страхи армейского командования были совершенно безосновательными. Впрочем, общественное мнение было за ДеУитта.

    Ко 2 января, «Объединённый Комитет по Иммиграции Законодательного Собрания Калифорнии разослал в местные газеты манифест, вобравший в себя «исторический список обвинений против японского народа, который, как говорится в манифесте, абсолютно не способен ассимилироваться». В документе было сказано, что все японцы верны только императору, а в японских школах (появившихся после принятия сегрегационного закона) насаждают идею о расовом превосходстве японцев.

    Нужно заметить, что интернированию подлежали не только японцы. То небольшое количество немецких и итальянских иммигрантов, находившихся в Штатах, также были переселены. Можно, конечно, заявить о военной необходимости таких мер, как это делали тогда. И часть правды в этом есть, но никуда не денешься от банального расизма, двигавшего, например, ДеУиттом. ДеУитт, который занимался управлением программой по интернированию, много раз повторял для газет: «Япошка — это всегда япошка», а выступая перед Конгрессом, заявил: «Не имеет никакого значения являются ли они американскими гражданами — они всё равно японцы. Американское гражданство не говорит о лояльности. Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стёрты с лица Земли».

    Первоначально рассматривалось несколько вариантов интернирования, в конечном итоге был принят самый «жёсткий» вариант, предложенный Карлом Бендетсеном. Что самое любопытное, Бендетсену было впоследствии стыдно за проектирование плана переселения японцев — свою роль в интернировании он пытался преуменьшить в последующие годы.

    19 февраля 1942 года Рузвельт подписал Чрезвычайный указ № 9066, по которому военные получали право объявлять различные районы страны по своему усмотрению «военной зоной», откуда могли быть выселены любые лица. В общей сложности в «зоны выселения» (exclusion zones) вошло около трети территории страны. 2 марта граждане японского происхождения были уведомлены, что они подвергнутся выселению из «военной зоны № 1» (в 100 милях от побережья). 11 марта было создано специальное управление, получившее право распоряжаться собственностью интернируемых. Лишь небольшой части пострадавших удалось добиться хоть какой-то компенсации за утраченное или повреждённое имущество.

    От 110 000 до 120 000 лиц японского происхождения были подвержены интернированию, две трети из которых были гражданами США. Остальную треть составляли неграждане, которые подпадали под интернирование согласно закону «О враждебных иностранцах»; многие из этих «иностранцев-резидентов» жили в США уже долгие годы, но были лишены права получить гражданство специальными законами, которые запрещали давать американское гражданство азиатам. Интенированные лица японского происхождения сначала направлялись в один из 17 «Гражданских сборных пунктов», где большинство ожидало перевода в постоянные места заключения, которые ещё только строились недавно созданным «Военным управлением по перемещению».

    Согласно докладу Военного управления по перемещению от 1943 года интернированные лица были размещены в «бараках простой конструкции, покрытых толем, без канализации и кухонь». Спартанские условия не нарушали международного законодательства, но оставляли желать лучшего. Многие лагеря были быстро построены гражданскими подрядчиками в 1942 году по образцу военных бараков, что делало эти лагеря малопригодными для скученного семейного проживания.

    Например, Центр для перемещенных лиц Харт Маунтен на северо-западе Вайоминга был лагерем, окруженным колючей проволокой, с общим туалетом, койками вместо кроватей и бюджетом в 45 центов на человека в день. Так как большинство интернированных было выселено из своих домов на западном побережье без заблаговременного уведомления и не ставилось в известность об окончательном местоназначении, многие не взяли одежду, подходящую для вайомингских зим, когда температура часто опускалась ниже −20 градусов Цельсия.

    Все лагеря располагались на удаленных, пустынных территориях далеко от населённых пунктов и контролировались вооружённой охраной. Интернированным обычно позволялось оставаться со своими семьями, и с ними хорошо обращались, пока они не нарушали правила. Существуют документальные свидетельства того, что охранники стреляли в интернированных, которые пытались выйти за ограждения.

    Некоторые японцы, оказавшись в лагерях, высказывали недовольство американским правительством. Несколько прояпонски настроенных групп образовалось в лагерях, особенно в городке Тьюл Лэйк. Когда был принят закон, позволяющий интернированным лицам отказаться от американского гражданства, 5589 так и сделали, 5461 из них жили в Тьюл Лэйк.

    Интернирование было популярно среди белых фермеров, которые конфликтовали с фермерами японского происхождения. «Белые американские фермеры признавали, что выселение японцев согласуется с их частными интересами». Отражает мнение общество то, что писала Лос-Анджелес Таймс вскоре после нападения на Пёрл-Харбор: «Гадюка — это всегда гадюка независимо от того, где она вылупилась. Таким образом, американец японского происхождения, рождённый у японских родителей, вырастает японцем, а не американцем».

    Как уже было сказано, основным оправданием интернированию была военная угроза, якобы исходившая от «враждебных иностранцев». Любопытно, но «архитекторы» интернирования, включая генерала ДеУитта и майора Карла Бендетсена называли полное отсутствие актов саботажа «тревожным подтверждением того, что такие акты будут иметь место». Сомнения в возможности актов саботажа высказывали не только ФБР и Департамент Юстиции. Капитан-лейтенант Кенет Рингл, офицер военно-морской разведки, подготовил в 1941 году специальный доклад для командования, в котором оценил лояльность американских японцев. «Более 90% второго поколения и 75% самих иммигрантов полностью лояльны Соединённым Штатам». Доклад же 1941 года, приготовленный по распоряжению президента Рузвельта специальным представителем Государственного Департамента, Кёртисом Мэнсоном, пришёл к заключению что большинство этнических японцев и 90% — 98% американцев японского происхождения были лояльны. В нём написано: «На побережье нет «японской проблемы»… Гораздо большая опасность на побережье, чем от японцев, исходит от коммунистов и профсоюзов».

    Интернирование граждан страны, с которой ты ведёшь войну — обыкновенная практика. Американский пример уникален именно тем, что большая часть сосланных были гражданами США. Государство ополчилось против тех, кого оно обязалось защищать. Предсказания ФБР, специалистов Государственного Департамента и Департамента Юстиции оказались верны. Японцы были не опасны. Вряд ли кто-то из них желал устроить в Лос-Анджелесе локальный «Нанкин», да и возможности не было. Нельзя также сравнивать условия перемещённых лиц в США и в Советской России. Об этом говорит хотя бы количество жертв. Но горем не меряются. И подобных печальных событий истории лишь выносят уроки.

    В 1948 году интернированным была выплачена частичная компенсация за потерю собственности, однако большинство из них так и не смогли полностью возместить убытки. В 1988 году президент Рональд Рейган подписал документ, в котором от имени Правительства США приносились извинения за интернирование, вызванное «расовыми предрассудками, военной истерией и ошибками политического руководства».

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 693 записи в блогах и 5921 комментарий.
    Зарегистрировался 51 новый макспаркер. Теперь нас 5028879.