Танковая мощь СССР. Легкий танк сопровождения пехоты Т-26

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    ][[email protected] JaspeR перепечатал из alternathistory.com
    2 оценок, 167 просмотров Обсудить (2)

    26 октября 1932 г. приказом наркома Тяжелого машиностроения Г. Орджоникидзе был создан Трест Специального Машиностроения (СПЕЦМАШТРЕСТ) в составе Ленинградского завода им. Ворошилова (бывший завод «Большевик»), завода «Красный Октябрь», 2-го завода ВАТО в Москве, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ) им. Коминтерна и цех №112 завода «Красное Сормово». Перед руководством только что образованного треста были поставлены задачи не только обеспечить массовый выпуск находящихся в производстве танков, но и провести опытно-конструкторские работы по созданию новых, более совершенных боевых машин.

         На большинстве заводов, вошедших в трест, производство танков велось с 1927-1929 гг. Причем если на заводе им. Ворошилова, заводе «Красное Сормово» и 2-м заводе ВАТО это производство к осени 1932 г. уже носило серийный характер, то ХПЗ готовился к крупносерийному производству довольно сложных колесно-гусеничных танков. Завод «Красный Октябрь», прежде специализировавшийся главным образом на производстве станков и запасных частей для тракторов, с 1932 г. также был переведен на выпуск деталей танков для завода им. Ворошилова, а также ремонт двигателей МТ-6 для ХПЗ и «Красного Сормова». В 1932 г. был также образован опытный завод Спецмаштреста, в 1936 г. получивший собственный номер «№185». В 1933-1934 гг. в состав треста были включены дополнительно ремонтные заводы №104 и №105, Киевский завод им. В.Я. Чубаря и Харьковский автосборочный завод (с 1936 г. завод №48), спеццех завода АМО-ЗИС и завод по производству моторов в Ярославле (строительство начато в 1933 году).

         Собственно, именно благодаря созданию треста освоение танков, созданных на основе закупленной за рубежом техники, было осуществлено в сравнительно короткие сроки на отечественном оборудовании из отечественных материалов. В СССР намечалась весьма обширная годовая программа строительства танков, которая предусматривала изготовление до 10 000 боевых машин всех классов: 3000 шт. – легких танков, 5000 шт. – танкеток, 1500 шт. – маневренных и 500 шт. — тяжелых, которая была, впрочем, сокращена к началу 1932 г. до 8100 шт. (за счет ограничения заказа на танкетки с 5000 до 3100 шт.). Выполнение этой программы напрямую зависело от обеспеченности заводов отечественным и импортным оборудованием, необходимой номенклатурой сырья, полуфабрикатов и агрегатов.

        Запроектированное широкое кооперирование производства среди заводов треста, вследствие затруднений в освоении ими намеченных по плану деталей и несоблюдении сроков поставки, могли сорвать выполнение программы постройки танков. В начале второго полугодия выявилась невозможность получения необходимого оборудования и трудности в снабжении производства инструментом и приспособлениями. Это положение усугубляло и без того неудовлетворительно поставленное планирование производства на заводах и отсутствие точно установленного техпроцесса производства танков. Учитывая мощности заводов и их опыт в создании сложных машин, Совет Народных Комиссаров принял решение о широком кооперировании танкостроителей с другими смежными предприятиями. При этом необходимо отметить, что производство целого ряда сложных деталей и агрегатов впервые устанавливалось на кооперированных заводах и требовало определенного периода освоения. Наряду с необходимостью дооборудования заводов рост программы требовал привлечения большого числа новых рабочих, преимущественно высококвалифицированных, и специально подготовленного инженерно-технического персонала. Так, при условии занятых в производстве танков в 1931 г. 17 тыс. рабочих к концу 1932 г. намечалось увеличить их численность до 28 500 чел. Однако осуществить это было чрезвычайно трудно, особенно если учесть катастрофический недостаток специальных учебных заведений. Слабая квалификация рабочей силы при неосвоенности производства, новизна программы и частые изменения, вносимые в конструкции основных изделий, часто приводили к браку. При этом размер брака получался не только за счет заводов треста, но и в значительной степени по вине кооперированных предприятий других отраслей. Все это определило к концу 1932 года невозможность выполнения заводами намеченной производственной программы, в результате чего план был пересмотрен правительством в сторону его снижения, а также поднят вопрос об расширении спецмаштреста для изготовления современной бронетанковой техники. В следствии чего, спеццеха автозаводов и оказались введены в состав треста.

        В 1932 году танковое производство и опытно-конструкторский машиностроительный отдел (ОКМО) Ленинградского завода «Большевик» были преобразованы в «Ленинградский государственный завод № 174 имени К. Е. Ворошилова». В 1933 году ОКМО был выделен из состава завода № 174 и образован «Ленинградский завод опытного машиностроения №185 имени С. М. Кирова». К этому моменту ОКМО подготовил новую модель танка Т-26. Собственно, корпус танка практически не изменился, изменились вооружение и башня. При этом танк стал трехместным. Изменилось и бронирование танка Т-26 – лобовая, кормовая, бортовая броня и броня башни стала изготовляться из гомогенной брони толщиной 15 мм. Броня не пробивалась бронебойной винтовочной пулей, а других требований к броне танка и не предъявлялось. На эту модель Т-26 устанавливалась командирская башенка упрощенной конструкции – без купола. Что исключило естественную вентиляцию боевого отделения. При работающем моторе вентиляция БО осуществлялась посредством вентилятора охлаждения двигателя. Отсос газов и воздуха производился через лючок, открываемый в противопожарной перегородке из боевого отделения в моторное. Командир танка совмещал обязанности заряжающего и радиста. В экстренных случаях наводчик имел возможность зарядить орудие самостоятельно. Для чего имелась боеукладка первой очереди, размещенная на стенке башни. В остальном танк оставался прежним.

         В марте 1932 года на вооружение Красной Армии была принята 45-мм противотанковая пушка 19К, разработанная на заводе № 8. Вслед за ней спроектировали установку 19К в танк, которая получила название «45-мм танковая пушка обр.1932 г.» и заводской индекс 20К. По сравнению с 5К, танковая пушка 20К имела ряд преимуществ. Несколько увеличилась бронепробиваемость бронебойными снарядами, резко возросла (с 0,645 кг до 2,15 кг) масса осколочного снаряда, а масса взрывчатого вещества в снаряде — с 22 г до 118 г. Наконец, была увеличена скорострельность за счет введения вертикального клинового полуавтоматического затвора. Правда, отладка полуавтоматики заняла около четырех лет, и первые серии пушек 20К выпускались с 1/4 автоматики, затем с полуавтоматикой на бронебойных и 1/4 автоматики на осколочно-фугасных снарядах, и только в 1935 году стали поступать пушки с отлаженной полуавтоматикой на всех типах боеприпасов.

         В декабре 1932 года Комитет Обороны обязал НКТП выпускать танки Т-26 (начиная с машины с заводским номером 1601) с 45-мм пушкой. Под эту пушку, спаренную с пулеметом ДТ, для танков Т-26 и Т-23 была спроектирована новая башня. Испытания стрельбой показали полную ее надежность. Производство башен под 45-мм пушку началось в конце 1932 года на двух заводах – Ижорском и Мариупольском. Первый выпускал башни усовершенствованного типа (сварные с большой нишей), а Мариупольский первые 230 башен изготовил по первому варианту (клепаные с малой нишей). Башни Мариупольского завода были установлено на танки Т-23Б1. А танк Т-26Б изначально выпускался с башней Ижорского завода.

         17 марта 1932 г. приказом М. Тухачевского один Т-26 передавался в распоряжение Научно-испытательного института связи. Здесь шла работа по созданию специальных танковых средств связи. Институтом была разработана специальная методика поддержания связи в танковых войсках и предложены приборы по ее реализации, вскоре принятые на вооружение. Согласно методике для связи танков на стоянках, в обороне, засаде и в городке каждый танк оборудовался специальным телефоном с кнопочным вызовом. Машина командира взвода вместо телефона имела мини-коммутатор на 6 абонентов. Для удобства прокладки кабеля в кормовой части танков устанавливалась специальная клеммная коробка имеющая штепсельный разъем, к которому делегаты связи должны были подсоединить двухпроводную линию от линейной машины к командирской или для подключения к телефонной сети стрелковых частей. При начале движения танка, штепсельный разъем разрывался и связь прекращалась. В 1934 году эта система была доработана – на кормовом листе танка монтировалась бронекоробка с крышкой, в которой находился телефон. Телефон предназначался для связи с пехотинцами непосредственно следовавшими за танком. Этот телефон имел обоюдный вызов – то есть как командир танка мог вызвать командира пехотного отделения на связь, так и командир пехотного отделения вызывал командира танка. Естественно, пользоваться телефоном можно было только когда танк стоит.

        Танки командира взвода и выше предполагалось оборудовать симплексной радиостанцией с дальностью связи до 10 км. В сентябре 1932 г. первые десять танков с опытной радиостанцией ТК-71-1» вышли на испытания. Все танки получили поручневые антенны, стойки крепления которых устанавливались на стенках башни. Антенный ввод располагался на крыше башни. Испытания прошли успешно, и танк был официально с 1 января 1933 г. принят на вооружение под индексом Т-26А2. Но его серийное производство развернуто не было, так как завод готовился к выпуску новой модели танка.

         Уже в 1933 году на части танков Т-26Б начали устанавливать радиостанции 71-ТК-1, имевшие поручневые антенны, аналогичные танку Т-26А2. Эта модификация получила индекс Т-26Б1. И если в первый год выпуска Т-26Б процент радиотанков Т-26Б1 был невелик (по-видимому, по причине отсутствия необходимого количества радиостанций). То в последующем он составил половину, а затем и превысил количество танков без радиостанций. Однако учения 1934 года показали неприглядную картину – на «поле боя» танки быстро превращались в табун бронированных монстров. Весело скачущих за своим вожаком – радийным танком командира подразделения. Ни о каком управлении боем не могло быть и речи. На разборе учений этот вопрос был обсужден с высшим командованием РККА и членами правительства. Вывод напрашивался сам собой – радиофицированным должен быть каждый танк, но вот цена вопроса была не тревиальной. В конце концов пришли к выводу: «… потеря управления, а равно как и всего подразделения, в связи с потерей управления, значительно дороже стоимости раций на этих танках…». Деньги нашлись и с ноября 1934 года все танки выпускались в модификации Т-26Б1.

         С 1934 года был принят на вооружение модернизированный вариант 71-ТК-2, а с 1935 – 71-ТК-3. 71-ТК-3 представляла собой специальную танковую кортковолновую сиплексную телефонно-телеграфную радиостанцию и имела рабочий диапазон 4-5,625 МГц, состоявший из 65 фиксированных частот, разнесённых через 25 кГц. Максимальная дальность связи в телефонном режиме составляла 15-18 км в движении и 25-30 км с места, в телеграфном – до 40 км; при наличии помех от одновременной работы множества радиостанций, дальность связи могла снижаться вдвое. Радиостанция имела массу 60 кг и занимаемый объём около 60 дм³ (габариты передатчика с амортизационным каркасом: 362×260×237 мм. Габариты приемника с амортизационным каркасом — 432×246×236 мм). Для внутренней связи между командиром танка и механиком-водителем на танках ранних выпусков использовалась переговорная труба, позднее заменённая светосигнальным устройством. На оснащённых радиостанцией танках с 1935 года устанавливалось танковое переговорное устройство – ТПУ-3, для всех членов экипажа.

        Продолжалось и развитие танка по другим направлениям. Так как 45-мм пушка при стрельбе с заглушенным двигателем, создавала недопустимую концентрацию пороховых газов в танке, с 1934 года был введён вентилятор в правой части крыши боевого отделения. В 1935-1936 годах был окончательно совершён переход к сварным корпусам, а трудоёмкая в изготовлении сварная маска орудия была с 1935 года заменена штампованной. Из планировавшихся мер по повышению подвижности, было произведено совершенствование коробки передач и бортовых редукторов. Был введён и ряд других изменений, направленных на снижение стоимости производства и повышение эксплуатационной надёжности. С конца 1935 года на Т-26 начала устанавливаться дополнительная шаровая установка с пулемётом ДТ-29 в кормовом листе башни, а часть пулемётов начали оборудовать оптическими прицелами, вместо диоптрических. В конце 1935 года для танка была разработана шкворневая зенитная пулеметная установка, всё с тем же ДТ-29, но по результатам испытаний в войсках она была сочтена неудобной и после доработки в серийное производство пошла только в 1936 году. Помимо этого, с 1935 года, из расчёта на каждый пятый танк, Т-26 для ведения боевых действий ночью начали оборудоваться двумя закреплёнными на маске орудия фарами-прожекторами – так называемыми «фарами боевого света».

         Танк Т-26 экспортировался за границу: в Афганистан – два танка первых выпусков Т-26, Турцию – два танка первых выпусков Т-26 и 64 танка модификации Т-26Б, в Китай 82 танка Т-26Б и Испанию – 297 танков Т-26Б. Все экспортные танки – это прошедшие капитальный ремонт старые танки,  рации на них отсутствовали.

     

    Легкий танк сопровождения пехоты Т-26Б1

    Легкий танк сопровождения пехоты Т-26Б1

    Танк Т-26Б1: боевой вес 10,4 т, длина – 4,63 м, ширина – 2,34 м, высота – 2,375 м, клиренс 0,38 м. Бронирование: лоб, борт, корма, башня – 15 мм, крыша 8 мм, днище – 6 мм. Вооружение: 45-мм пушка 20К (96 выстрелов), 7,62-мм пулемет ТД-29 (2142 патрона). Двигатель: 4МТ-21 мощностью 122 л.с., максимальная скорость – 40 км/ч, запас хода по шоссе – 240 км, экипаж – 3 человека.

         К 1935 году, по боевым качествам и надежности, танк Т-26Б1 наконец-то стал удовлетворять требования к легкому пехотному танку, заложенные при его проектировании в 1931 году. Но время и Мир не стоит на месте. В  1935 году, разведка сообщила о разработке, принятии на вооружение и начале производства противотанковых ружей в Польше. Кроме того сообщалось, что Польша закупила небольшое количество крупнокалиберных пулеметов Гочкиса. Имелись сведения, что польское правительство ведет переговоры с фирмой Гочкис о развертывании в Польше лицензионного производства этих пулеметов. Данных по бронепробиваемости польских противотанковых ружей не имелось. Зато по 13,2 мм пулемету Гочкиса обр. 1930 года, информации было достаточно. А этот пулемет пробивал специальной бронебойной пулей до 30 мм брони с дистанции до 200 м. Аналогичные сведения поступали и из Японии. Там, на производственных площадках арсеналов Йокосука (для флота) и Тачикава (для армии), разворачивалось производство крупнокалиберного пулемета Тип 93 – лицензионной версии все того-же Hotchkiss Mle 1930. Угрозу сочли реальной, а беспристрастный анализ бронирования серийных машин показал, что удовлетворительную защиту имеют только штурмовая САУ АТ-3, тяжелый танк Т-28 и сверхтяжелый Т-29. На совещании руководства РККА и ГАУ было принято решение о доведении бронирования серийно выпускавшихся танков до оптимального минимума: лобовая броня – 37 мм, бортовая – 25. Однако для танков ХПЗ задача оказалась очень сложной. Для танков Т-23 и Т-24 пришлось заново разрабатывать подвеску. Зато пехотные танки Т-26 и Т-22 успешно прошли очередную модернизацию – для компенсации возросшего веса конструкторы этих машин просто добавили дополнительные опорные катки. Так появилась новая модель Т-26В. И хотя это была совершенно новая машина – правда сделанная на основе и отчего очень похожая на своего предшественника Т-26Б1, индекс ей присвоили как танку прошедшему очередную модернизацию.

    Боевая масса приблизилась к 14 тоннам. Добавленные катки в подвеске компенсировали прибавку веса, теперь на каждый борт устанавливалось по восемь опорных катков. Возросший вес потребовал увеличение площади опорной поверхности и траки пришлось делать новыми (увеличили с 260 до 360 мм, шаг звеньев не изменился). Гусеница и боевой вес потянули за собой и сами опорные катки, и ленивец, и ведущую звездочку. Усилили бортовые редукторы, фрикционы, кардан и КПП. Мотор заменили на 8МТ-21 мощностью 240 л.с. – V-образный, воздушного охлаждения. Изменили систему охлаждения двигателя.

     

    Мотор танка Т-26В

    Мотор танка Т-26В

       Танковый двигатель 8МТ-21: сконструирован на базе картера авиационного мотора М-6 и цилиндропоршневой группы авиационного мотора М-12. Разработчик НАМИ (А. А. Микулин). Рабочий объем – 16,32 л, диаметр цилиндра – 125,2 мм, ход поршня – 163,4 мм, степень сжатия – 5,1, длина мотора – 1,32 м, ширина мотора (без вентилятора) – 0,97 м, высота мотора (без вентилятора) – 0,79 м, мощность – 240 л.с., вес двигателя – 241 кг.

         Вентилятор охлаждения двигателя был насажен на ведущий диск главного фрикциона. Для компактного размещения мотора 8МТ-21 с вентилятором, корпус танка удлинили на 320 мм. Вентилятор засасывал воздух из МО, через жалюзи в крыше моторного отделения возле подбашенной коробки – на жалюзи первой очереди (с правого борта) был установлен маслорадиатор. Затем вентилятор нагнетал воздух в развал цилиндров, охлаждая двигатель. Нагретый воздух выходил наружу через отверстия в крыше МО, закрытые мелкой сеткой. Для сохранения большого объема топливных баков и для обеспечения габаритов вентилятора обдува, мотор был приподнят с минимальным зазором между крышей МО и головками цилиндров. Для того, что бы в БО кардан остался на прежнем уровне, он был сопряжен с главным фрикционом посредством редуктора. Справа и слева от мотора, за наклонными противопожарными перегородками находились топливные баки. Запаса бензина, по хорошей дороге, хватало на 220 км пути.

     

    Схема размещения мотора в танке Т-26В (поперечный разрез)

    Схема размещения мотора в танке Т-26В (поперечный разрез)

         Благодаря новым бортовым фрикционам и КПП, удалось сместить рабочее место мехвода на 30 мм вперед. Что позволило оставить люк в крыше подбашенной коробки на прежнем уровне, не смотря на увеличение габаритов башни из-за более толстой лобовой брони. В остальном корпус не изменился, правда стал выполнялся полностью сварным, без каркаса. Толщину вертикальных лобовых листов брони танка довели до 37 мм, а бортовые и кормовые до 25 мм. Крышу и днище выполнили из 10 мм листов.

         Башня стала  трехместной. Конструкторы выполнили требования военных об оборудовании рабочего места освобожденного от других обязанностей командира танка. Правда, он по прежнему выполнял обязанности радиста. Конструкция башни была выполнена на основе башни танка Т-26Б1. Но имела более развитую кормовую нишу, в которой и разместили командира танка. Командир танка сидел на вращающемся сидении, свесив ноги справа и слева от гильзоулавливателя. Впрочем, в войсках командиры танков быстро стали использовать другой способ посадки – они просто стояли на коленях на вращающемся сидении. Благо высокая командирская башенка позволяла это делать. Кормовая ниша была ассиметричной – с правого борта она имела больший выступ – там размещалась радиостанция 73ТК-3. Новая радиостанция позволяла использовать штыревую антенну и от громоздкой поручневой антенны отказались. Башня собиралась из двух изогнутых вертикальных листов – лобового, толщиной  37 мм. И кормового, толщиной 25 мм. Возможность изгибать броневые листы такой толщины, обеспечил закупленный в Германии, для производства танков Т-28 и Т-29, стотонный пресс фирмы «Шлимман». Который был смонтирован на Ижорском заводе.

         Производство нового танка потребовало освоения нового мотора. И хотя конструктивно мотор 8МТ21 и 4МТ-21 были идентичны, так как 4МТ-21 был просто половинкой другого, новый мотор был сложнее. Но главное – новый танк требовал модернизации производства. Нужно было смонтировать сборочную линию для танка весом до 15 тонн. Поэтому в мае 1936 года, на заводе №174 производство танков было приостановлено и началась реконструкция. Через восемь месяцев – 23 декабря завод собрал первый танк Т-26В.

     

    Танк сопровождения пехоты Т-26В

    Танк сопровождения пехоты Т-26В

    Танк Т-26В: боевой вес 13,6 т, длина – 4,95 м, ширина – 2,46 м, высота – 2,46 м, клиренс 0,4 м. Бронирование: лоб – 37 мм, борт и корма – 25 мм, башня лоб – 37 мм, борт и корма – 25 мм, крыша и днище – 10 мм. Вооружение: 45-мм пушка 20К (98 выстрелов), 7,62-мм пулемет ТД-29 (2034 патрона). Двигатель: 8МТ-21мощностью 240 л.с., максимальная скорость – 46 км/ч, запас хода по шоссе – 220 км, экипаж – 4 человека.

    Следует упомянуть, что танк Т-26В сыграл свою роль и на политической арене в СССР. Модернизированный вариант легкого пехотного танка (впрочем, к тому моменту «легким» его уже перестали называть) был значительно дороже предшественника и требовал перестройки производства – тоже кстати дорогостоящее удовольствие. Нарком обороны М.Н.Тухачевский, опираясь на расчеты, высказался за отказ от производства этой машины (как впрочем и всех модернизированных машин по программе увеличения бронезащиты). Тухачевского поддержали начальник вооружений РККА Халепский И.А. и начальник Главного управления механизации и моторизации РККА Бокис Г. Г.. Не смотря на то, что программу модернизации по усилению бронезащиты всех серийных танков в 1935 году инициировал именно Тухачевский, маршал назвал программу ошибочной по причине большой дороговизны и резкому снижению темпов выпуска танков. Изменение взглядов наркома обороны М.Н.Тухачевского стало причиной разбирательства по партийной линии. К тому же из Испании, где шла гражданская война, приходили нерадостные вести – наши танки с противопульной броней были беззащитны против возросших возможностей ПТО. В результате Тухачевский был снят с должности наркома обороны и отправлен в Туркестанский ВО, а танк Т-26В принят на вооружение и поставлен в производство.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 2 комментария , вы можете свернуть их
    Александр Виноградов # написал комментарий 29 декабря 2019, 23:26
    Для своего времени это было достаточно удачным вариантом.
    Но только - именно для того времени.
    По крайней мере, в боях на оз.Хасан и на Халхин-голе эти танки оказались очень кстати.
    И выявленные в боях недостатки помогли принять верное решение относительно дальнейших перспектив развития танковой промышленности. Я так думаю.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 691 запись в блогах и 6520 комментариев.
    Зарегистрировалось 28 новых макспаркеров. Теперь нас 5026309.