Исследователи русской Аляски. Федоров, Гвоздев, Мошков.

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Анатолий Чередниченко перепечатал из shturman-tof.ru
    10 оценок, 451 просмотр Обсудить (20)

    ЭКСПЕДИЦИЯ ФЕДОРОВА - ГВОЗДЕВА - МОШКОВА К БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕ (АМЕРИКЕ) в 1732 году

         

        В июле 1991 года, потеряв всякую надежду добраться из Петропавловска- Камчатского до острова Беринга, участники экспедиции «Беринг-91» буквально чудом пристроились на белоснежный НИС «Академик Курчатов», который с советско-французской экспедицией «Ученые мира - народам Крайнего Севера» делал первый заход именно на остров Беринга. После выхода из Авачинской губы французы пригласили нас на научную конференцию, посвященную русским экспедициям в северной части Тихого океана. Докладчик, специалист по истории мореплавания господин Жан Гею из Новой Каледонии, убеждал нас, что во всех наших экспедициях успех обеспечили исключительно французы. Более того, он был уверен, что пакетбот «Св. Петр» был под командованием не Беринга, а натуралиста Георга Стеллера. Об экспедиции, совершившей в 1732 году плавание к Большой Земле (Америке) господин Гею поведал буквально телеграфно: «Все погибли, остался топограф Гвоздев, который и рассказал, что в тумане они видели берега Америки».

     

    Маяк - памятник С. Дежневу на мысе Дежнева.

     

    Это и привело меня по окончании экспедиции «Беринг-91» в Российский государственный архив Военно-Морского Флота. Изучив дела экспедиции Шестакова-Павлуцкого на Дальний Восток, я выделил для себя главное: рапорт геодезиста Гвоздева и карту по итогам плавания к Большой Земле (Америке). В основу разбора трудночитаемого рапорта Гвоздева мною была положена хронология, как бы «дневник» плавания. Вчитываясь в текст описания непосредственного перехода от Чукотского полуострова через пролив к Большой Земле и высадки на первом острове, я обратил внимание на одну очень существенная запись, которая как-то ускользала от исследователей, работавших ранее над этим документом - в дневниковой записи М. Гвоздева за 18 августа 1732 года совершенно отчетливо было написано: «... а со оного острова видели Большую Землю»  (РГА ВМФ, Ф.216, оп.1, д. S3, л. 736.) Да, но ведь это ровно на три дня ранее, чем все исследователи-историки называют дату открытия Большой Земли (Америки)!!! Обратился к основному юридическому документу - итоговой карте плавания в 1732 году и сравнил с предшествовавшей ей картой плавания Беринга в 1728 году в Чукотское море. На карте Беринга нанесен только Чукотский полуостров и один из островов Св. Диомида. На карте же экспедиции Федорова-Гвоздева-Мошкова нанесен берег Аляски в районе мыса Принца Уэльского и 4 острова в проливе, разделившем Азию и Америку. Географическое открытие ими Северо-Западной Америки неоспоримо. Я взял морскую навигационную карту и на основании всех данных вычертил маршрут плавания бота «Св. Гавриил»: всё легло на свои места....

    К началу XVIII столетия еще никто из европейцев не достигал Северной Америки со стороны Тихого океана севернее 42 параллели, а также не было ясно, соединяются ли Азия с Америкой или они разделены проливом. Эту задачу разрешили русские землепроходцы мореходы и мореплаватели.

    Общаясь с чукчами, русские узнали и о «Большой земле» /Америке/, лежащей против Чукотского полуострова. Еще в 1682 году во время прохода к восточным чукчам, в котором участвовал Владимир Атласов, были получены первые сведения об Аляске - ­ острове, на котором живут иноземцы /эскимосы/, которые «говорят своим языком и приносят соболи худые, подобные зверю хорьку».

    Якутский служилый человек Петр Попов показал в Анадырском остроге, что в январе 1711 г. он спустился в устье Анадыря для сбора ясака с чукоч, а затем отправился к мысу, который ныне называется Дежнева. Чукчи сообщили ему, что против мыса есть остров, и что на том «острову» живут «люди зубатые … а зубы у тех людей, кроме природных, есть вставливаные моржевого зубья маленькие кости … и есть де на том острове всякой зверь, соболи и куницы и лисицы всякие, и песцы, и волки и разсомаки, и медведи белые, и морские бобры… И всякой на том острову есть де лес … И называют они чукчи тот остров Большею Землею. Конечно, речь здесь идет об Аляске. Сведения Попова были не случайны.

    Якутский дворянин Иван Львов с 1710 по 1714 годы был приказчиком Анадырского острога. На Чукотку он был направлен указом Петра I для обследования края. Карта, изображающая Анадырский острог и Анадырское море, составленная Иваном Львовым, не имеет градусной сетки. Но по ней можно установить, что Анадырский полуостров – это Чукотский полуостров, два нанесенных против него острова ­– это острова Диомида, располагающаяся за ними «Большая Земля» - часть побережья Северной Америки. На ней надпись: «Земля Большая, а на ней живут люди по-чюкоцки зовомы кигин элят. Язык собой (особый) и парки носят собольи и лисьи, и лисицы и олени, а зверь всякой, соболи и лисицы и олени есть. А юрты у них в земле, а бой лучной, а лес на ней сосняк и листвяк, ельник и березник и острог у них». Нет сомнения, что это Аляска.

    Данные карты Ивана Львова были использованы картографом И.Г. Гоманом, который по приказу Петра I в 1722 году напечатал в своем атласе карту Камчатки и Аляски на одном листе с картой Каспийского моря. Именно эту карту Петр I утвердил как основной документ для Первой Камчатской Экспедиции, которая под командованием капитана флота В.Й. Беринга и лейтенанта А.И. Чирикова 24 января 1725 года двинулась из Петербурга к далекой Камчатке. Путь был долог и только лишь летом 1728 года, уже на Камчатке, в урочище Ушки недалеко от Нижнекамчатского острога был заложен и построен двухмачтовый парусный бот «Св. Гавриил». Это было хорошее мореходное судно, построенное по чертежам современных петровских боевых кораблей: длина - 18 м, ширина – 6 м, осадка – 2,2 м, что соответствует водоизмещению порядка 100 т. На боте «Св. Гавриил» в июле – сентябре 1728 под руководством В.Й.Беринга и А.И. Чирикова было совершено первое русское океанское плавание от Нижнекамчатского острога вдоль побережья Камчатки и Чукотки с выходом в Чукотское море и обратно. При этом в районе Чукотского мыса открыли остров, дав ему название Диомида. То, что здесь два острова Беринг не рассмотрел, противоположного американского берега не видел!

    1 марта 1730 г. экспедиция была уже в Петербурге.

    отя экспедиция не решила окончательно вопрос о существовании пролива между Азией и Америкой, ее географические открытия и богатый этнографический материал имели большое научное значение. На карту было нанесено северо – восточное побережье Азии от мыса Лопатка до мыса Кекурный в Беринговом проливе, очертив и тем самым навечно закрепив дальние берега России.


    Экспедиция к Большой земле (Америке
    ). 

    Практически одновременно с Первой Камчатской экспедицией для освоения северо- востока Азии и северной части Тихого океана была сформирована Дальневосточная экспедиция Якутского казачьего головы Л.Ф. Шестакова. В нее были включены четыреста казаков под командой капитана Тобольского драгунского полка Д.И. Павлуцкого, а также адмиралтейская группа в составе штурмана Я. Генса, подштурмана Ивана Федорова, ботовых дел подмастерья И. Г. Спешнева, геодезиста М. С. Гвоздева «для описания» вновь открытых островов и земель, мореходов Кондратия Мошкова, А. Я. Буша, И. И. Бутина, Н. М. Трески и матросов «для морского ходу». Экспедиция исследовала Чукотку, Камчатку, побережье Охотского моря, Шантарские острова, устье Амура. Анадырский отряд Павлуцкого, действуя в наиболее труднодоступном районе Чукотского полуострова, произвел детальное исследование океанского побережья Чукотки, береговой линии Колючинской губы до устья реки Анадырь, открыл реку Чаун и Чаунскую губу и описал их.

    11 марта 1730 года начальник экспедиции, находясь в районе реки Тылки, послал в Тауйск свое последнее распоряжение, где потребовал выступления морского отряда на Камчатку, а затем к Анадырскому устью и к «Большой Земле». Затем Шестаков направился в поход по Карякской земле и 14 марта в столкновении с немирными чукчами на реке Эгаче (Егаче) погиб.

    Тем временем штурман Я. Генс принял в Охотске легендарный бот «Св. Гавриил», ставший после работы Первой Камчатской экспедиции первым на Тихом океане российским научно - исследовательским судном под военным Андреевским флагом!

    Укомплектовав команду, штурман Генс вместе с Гвоздевым в конце сентября 1730 года перешел в устье реки Большой.

    Вслед за ним подштурман Иван Федоров на боте «Восточный Гавриил» вышел с грузом морского отряда, но попал в жестокий шторм, и только благодаря выдержке и мужеству командира и команды полузатопленное, с разбитым волнами бортом и сломанными мачтами, судно выбросилось на берег в районе реки Утки. Команда с грузом отряда перебралась в устье реки Большой, к боту «Св. Гавриил». Вскоре оба экипажа перешли в Большерецкий острог, где и зазимовали.

    Зиму Генс посвятил подготовке к переходу в Анадырский острог. 23 июня 1731 года «Св. Гавриил» вышел из Большерецкого устья, Первым Курильским проливом обогнул мыс Лопатка и 9 июля встал на якорь в Нижнекамчатске. К 20 июля экспедиция была готова продолжить плавание, но восстание ительменов под предводительством еловского тойона Федора Харчина задержало выход на целый год. Вся команда штурмана Генса и, прежде всего солдаты, приняли участие в подавлении восстания, а Генс невольно оказался в роли начальника Нижнекамчатского военного гарнизона, в задачу которого вошло восстановление разрушенного Нижнекамчатского острога, восстановление ясачной и гарнизонной службы, содержание задержанных ительменов для представления назначенному расследованию причин восстания, привлечения к ответственности виновных…

    Зимой Генс получил от майора Павлуцого, так же занятого усмирением восставших ительменов, «Ордер от 11 февраля 1732 года от посланной партии из Анадырского острогу на Камчатку штурману Я. Генсу», в котором он требует «Да тебе ж, штурман, с подштурманом и с матросы на боте «Гаврииле» обще с геодезистом Гвоздевым, буде вы от болезней своих выздоровели, то идти на море, куда по посланным от нас ордером повелено»[1], т.е. идти к Анадырскому устью и против Анадырского Носа искать «Большую Землю».

    Штурман Генс по своей занятости начальника Нижнекамчатского военного гарнизона не имел права оставить Нижнекамчатск и начальником экспедиции на боте «Св. Гавриил» назначил подштурмана Ивана Федорова, как того требовал петровский Устав, что «Подштурман должен во всем послушен быт Штурману, и в деле его вспомогать, а в небытность Штурмана дело его отправлять».[2]
    Ближайшим помощником Федорова шли геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев, окончивший так же, как и Федоров, Навигацкую школу. Гвоздев, к тому же, учился и в Морской Академии и опытный мореход Кондратий Мошков, участник Первой Камчатской экспедиции Беринга в Чукотское море, открывшей остров Святого Диомида, и теперь выступал в роли лоцмана.Штурман Генс по своей занятости начальника Нижнекамчатского военного гарнизона не имел права оставить Нижнекамчатск и начальником экспедиции на боте «Св. Гавриил» назначил подштурмана Ивана Федорова, как того требовал петровский Устав, что «Подштурман должен во всем послушен быт Штурману, и в деле его вспомогать, а в небытность Штурмана дело его отправлять».[2]

    23 июля 1732 года экспедиция на боте «Св. Гавриил» вышла из устья реки Камчатки с задачей поиска «Большой Земли». На боте также шли: четыре матроса, 32 служилых человека и толмач-новокрещенец Егор Буслаев. 5 августа «пришли к Чюкоцкому Носу к южной стороне».

    Современный анализ маршрута плавания экспедиции показывает, что первая якорная стоянка бота «Св.Гавриил» была в районе между мысами Дежнева и Литке. Мореплаватели дважды высаживались на чукотское побережье для ознакомления и пополнения запасов воды. На четвертые сутки подул «ветр благополучной», снялись с якоря и начали поиск открытого Берингом острова в южном направлении. Поняв, что не в том направлении ведут поиск, экспедиция 9 августа повернула назад.

    11 августа снова вышли в море, но из-за «штилевой погоды» вынуждены были вернуться назад. Здесь встретились с чукчами, пытались склонить их платить ясак, но безуспешно. Гвоздев отметил в рапорте: «и видно было по всему, что у них пропитание себе имеют киты да моржи, понеже у них иных никаких кормов кроме того не видал и лесов никаких не имеетца, токмо одна тундра»[3].

    15 августа в 11 часов пишет Гвоздев: «стал быть ветр благополучной, якорь подняли, парусы распустили и пошли в путь свой. Августа 17 дня пополуночи в 7 часу осмотрели остров. Ветр нам был противен...». Снова вернулись к Азиатскому материку и встали на якорь у нынешнего эскимосского селения Наукан. Ныне близ этого селения установлен маяк-памятник великому русскому мореходу Семену Ивановичу Дежневу.

    Ветер переменился, и, как пишет Гвоздев, «...пошли к острову, и пришли против острова северного конца, и погребли на шлюпке ко оному острову... стали по нас из луков стрелять, и мы против их противления выстрелили из трех фузей... И мы вышли на берег, и пришли к юртам... и со оного острова видели Большую Землю»[4].  Самое позднее это было 18 августа.

    Таким образом, 18 августа 1732 года с первого острова Святого Диомида (ныне - остров Ратманова или Имаглин), расположенного в 35 км от мыса Пээк на Азиатском материке, участники экспедиции Федорова - Гвоздева - Мошкова увидели противоположный берег пролива - северо-западную оконечность Северной Америки, находящийся по кратчайшему расстоянию от острова в 52 км. Также выяснили, что здесь не один остров, как считал Беринг, а два.*

    Попытки войти в контакт с местными жителями, уже на южной стороне острова, результатов не дали и, отметив, что «остров собою не велик (примерно 3 км в длину и 1 км в ширину - Прим. авт.), лесу никакова не имеетца», экспедиция 20 августа 1732 года перешла ко второму острову (ныне - о. Крузенштерна или Игналук), отделенному от острова Ратманова проливом шириной 3,4 км (ныне и проходит по этому проливу государственная граница между Россией и США).

    После короткой якорной стоянки на следующие сутки продолжили плавание. Об этом историческом переходе читаем в рапорте Гвоздева: «Августа 21 дня пополуночи в 3 часу стал быть ветр, поднели якорь, парусы роспустили и пошли ко оной земле, стали на якорь, и против того на земли жилищ никаких не значилось»[5].

    Бот «Св.Гавриил» подошел к Северо - Западной Америке (Аляске) в районе мыса Принца Уэльского примерно в широте 66 градусов 15 минут N и встал на якорь в четырех верстах от берега по современной топографии близ эскимосского селения Кингеген.

    Затем, как пишет Гвоздев: «... Подштюрман Иван Федоров приказал поднять якорь, и пошли подле земли к южному концу. У южного конца к западной стороне видели юрты жилые, версты на полторы. И ко оному жилью за противным ветром вблизосте подойти невозможно, и пошли подле земли по южную сторону, и стало быть мелко, и дошли до 7 и до 6 сажен и от того места возвратилися назад и пошли в бейдовен, чтоб не отдалять от оной земли, и стал быть ветр презело крепкий от N, и подштюрман велел курс держать SW, и таким крепким ветром отошли от берегу и пришли к четвертому острову августа 22 дня»[6].

    Анализ показывает, что после съемки с якоря бот «Св.Гавриил» обогнул мыс Принца Уэльского и, следуя вдоль берега, вошел в бухту Кавьяяк. Дойдя до малых глубин, повернули назад, вышли из бухты и сильным ветром от N были отброшены от берега к «четвертому острову».

    Это был остров Кинг. Третьим островом мореплаватели посчитали скалу Фэруэй, лежащую в 15 км к юго-востоку от острова Крузенштерна и составляющую вместе с ним и островом Ратманова острова Диомида.

    «А с четвертого острова пригреб чюкча в малой лотке». У него спрашивали о «Большой Земле».

     «И он, чюкча, сказывал через толмача и называл Большой Землей, и на ней де живут наши ж чюкчи, и лес на оной земли, сказывал, также из ели, а про зверей сказывал, что имеютца олени, куница, и лисицы, и бобры речные»[7], - отметил в рапорте Гвоздев.

    Обменявшись с иноземцем подарками, по просьбе экипажа, в связи с «поздностью времени», нехваткой продуктов и течью бота, начальник экспедиции подштурман Иван Федоров дал команду ложиться курсом к родным берегам.

    Интересны показания участника плавания И.Ф. Скурихина, которые он «объявил» в 1741 году в канцелярии Охотского порта: «и не дошел до нея (до земли — Прим. авт.), в полуверсте, рассмотрели, что не остров, но земля великая, берег желтого песку, жилья юртами на берегу и народу ходящего по той земли множество, лес на той земле великой, лиственничной, ельник и топольник, и оленей много»[8]. Это еще одно документальное подтверждение того, что экспедиция достигла берегов Америки.

    Далее из показаний Скурихина видно, что отойдя от острова Кинг, «Св. Гавриил» направился к острову Св. Лаврентия, где с бота на шлюпке съехали на берег: геодезист Гвоздев, служилые люди - Иван Ребров, Иван Залевин, Григорей Нехороших, Михаила Шарыпов, Дмитрий Щадрин, Елфим Пермяков, Василей Зырян да матрос Лаврентей Сметанин. Пробыли на острове 4 часа.

    Обратный переход был труден: сильным ветром сломало мачту, экипаж устал, и поэтому с нескрываемой радостью 27 сентября 1732 года мореплаватели вошли в устье реки Камчатки.

    Великое географическое открытие русской экспедицией Федорова  - Гвоздева   - Мошкова Северо - Западной Америки и пролива, отделяющего ее от Азии было совершено.

    После возвращения в Нижнекамчатск, начали подготовку отчетных документов, но 12 февраля 1733 года подштурман Иван Федоров умер. 22 июня 1733 года Гвоздев отправил в канцелярию Охотского порта рапорт о плавании и с ним же отправил подлинный судовой журнал (лагбух). Карту плавания М.С. Гвоздев не составили, следовательно, не представил, хотя это была его обязанность, как геодезиста.

    К сожалению, эти важные подлинные документы пока не найдены. Сведения о результатах похода быстро распространились. О них было известно руководителям Второй Камчатской экспедиции капитан-командору В.Й. Берингу и капитану флота А.И. Чирикову.

    В 1735 году Генс и Гвоздев были арестованы по доносу матроса Л. Петрова и посажены в Тобольскую тюрьму, где Генс и умер через два года. Гвоздев же в 1738 году был освобожден, отправлен в распоряжение командира Охотского порта и принял деятельное участие в экспедициях по исследованию Охотского моря.

    Чтобы закончить повествование об экспедиции Федорова-Гвоздева-Мошкова, заглянем немного вперед.

    В 1741 году Адмиралтейств-коллегия запросила от канцелярии Охотского порта доклад о результатах плавания экспедиции на боте «Св. Гавриил» в 1732 году к Большой Земле. Командир Охотского порта потребовал от Гвоздева рапорт о результатах экспедиции. Гвоздев рапорт представил, но карту открытий без судового журнала составить не смог.

    В 1743 году уже от руководства Второй Камчатской экспедиции потребовали дать сведения о Большой Земле (Америке). Капитан флота М.П. Шпанберг поставил перед приписанным к его отряду М.С. Гвоздевым, задачу: составить карту плавания экспедиции в 1732 году к «Большой земле». Решить эту задачу неожиданно помогло то, что пробирный мастер С. Гардеболь, который после смерти подштурмана И. Федорова жил в его комнате в Нижнекамчатске, представил Шпанбергу журнал начальника экспедиции плавания к «Большой Земле» подштурмана Ивана Федорова. Это был «собственной его, Федорова, содержанной для памяти его журнал (кроме того, что ими, Федоровым и Гвоздевым, содержан был обще вахтами)»[9].

    По этому журналу штурманами X. Юшиным, Е. Родичевым и геодезистом М. Гвоздевым была исполнена, как написано в легенде: «Карта меркоторская от Охотцка до Лопатки и до Чукоцкаго Носу, положением прежним описанием 1725 году на боту Гавриле под командой бывшаго господина Капитана-командора Беринга, а приобщеныя острова, и часть Земли против того носу по журналу бывшаго подштюрмана Ивана Федорова 1732 году на том же боту. А между рекой Камчаткой и Лопаткой к востоку до длины 35.00, ... приобщенное с карты сочиненной на пакетботе С. Петре под командой помянутого господина капитана командора, видимы места 1741 году. Подлинной за рукой капитана Шпанберха»[10].

    Необходимо отметить, что экспедицией впервые были нанесены на карту остров Крузенштерна, скала Фэруэй, остров Кинг, побережье Большой Земли (Америки) и пролив, разделяющий её с азиатским материком.

    А у вновь открытой Американской земли, прямо на карте оставили утвердительную надпись: «Здесь был геодезист Гвоздев 1732 года»[11].

    Эта карта является основным совершенно бесспорным документом, подтверждающим достижения Северо - Западной Америки русскими мореплавателями на боте «Св. Гавриил» в 1732 году под руководством подштурмана Ивана Федорова.

    Итоговая карта является национальным достоянием нашего Отечества.

    Прошло 285 лет со дня открытия Северной Америки со стороны России и пролива, разделяющего ее с Азией, и, думается, настало время увековечить память участников экспедиции Федорова-Гвоздева-Мошкова, совершивших великое географическое открытие. И, прежде всего, это важно сделать общественности Камчатского края!


    Контр – адмирал
    Президент  Санкт -  Петербургской  общественной  организации «Память   Балтики», начальник, научный  руководитель и руководитель водолазных работ подводно–археологической  экспедиции «Память  Балтики», международный  инструктор CMAS  по подводной археологии, член координационного совета Конфедерации подводной деятельности России, эксперт Российской Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по социально-экономическому развитию Камчатского  края,  член  Русского  Географического  общества,  лауреат Национальной  премии России «За многолетний  вклад в  подводную деятельность», Почетного знака «За заслуги перед   Выборгским  районом»  и лауреат  Национальной  литературной  премии «Золотое  Перо   Руси»,  член Союза писателей России, кандидат  исторических наук,             академик Академии  военно – исторических  наук К.А. Шопотов

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 20 комментариев , вы можете свернуть их
    Анатолий Чередниченко # написал комментарий 28 ноября 2021, 13:56
    Продав 150 лет назад за бесценок Соединенным Штатам территорию Русской Америки, администрация Александра II закрыла ее для русских. Однако начиналось все в этой геополитической зоне иначе. Было время, когда русские Америку открывали.


    Собственно, открывали ее много раз и с разных сторон. Но что касается западной оконечности, безоговорочный приоритет – за русскими. Первооткрывателями стали геодезист Михаил Гвоздев и подштурман Иван Федоров, плававшие со своими товарищами на боте «Святой Гавриил». Михаил Гвоздев ступил на северо-западный берег Нового Света 21 августа 1732 года. Этот день можно считать первым в истории Русской Америки, хотя селиться на Аляске наши предки начали через полвека. В 1784 году рыльский купец Григорий Шелихов основал первое постоянное поселение на острове Кадьяк.

    Европа была встревожена активностью русских в северо-западной зоне Тихого океана, как островной, так и материковой, настолько, что британское адмиралтейство было вынуждено принять экстренные меры.
    Димитрий Острокопытов # написал комментарий 28 ноября 2021, 14:18
    Спасибо. Ничего ранее о экспедиции Фёдорова-Гвоздева-Мошкова не знал.
    Анатолий Чередниченко # ответил на комментарий Димитрий Острокопытов 28 ноября 2021, 14:26
    Впереди еще много интересного. Познаем потихоньку.
    Русский Путешественник # написал комментарий 28 ноября 2021, 14:41
    Может, Аляску пора возвращать?

    Александр Ожегов # ответил на комментарий Русский Путешественник 28 ноября 2021, 15:24
    Не думаю: нам и без неё в Арктике есть чем заниматься.
    Русский Путешественник # ответил на комментарий Александр Ожегов 28 ноября 2021, 19:36
    А золотые месторождения Аляски?
    Они до сих пор не исчерпаны, несмотря на "золотую лихорадку".

    Специалисты по международному праву после анализа англоязычной копии договора обнаружили, что Россия не продавала свои территории и не передавала их в аренду.

    Она лишь временно уступила управление ими правительству США, о чём говорит фраза договора «to cede to the United States».

    В переводе на русский язык термин «to cede» означает передачу физического управления над конкретным объектом без его физической продажи.
    Фактически, согласно международному праву,

    Аляска, по-прежнему принадлежит России, так как денег от США так и не получила.
    Александр Ожегов # ответил на комментарий Русский Путешественник 28 ноября 2021, 20:15
    "Аляска, по-прежнему принадлежит России, так как денег от США так и не получила" - и не получит. Но это и неважно: у России и без золота Аляски достаточно полезных ископаемых.
    Анатолий Чередниченко # ответил на комментарий Александр Ожегов 29 ноября 2021, 13:08
    Пока есть чем заниматься на много лет вперед.
    Галина Пешехонова # написала комментарий 28 ноября 2021, 15:01
    Спасибо.
    Сергей Доброход # написал комментарий 28 ноября 2021, 15:48
    Россия, хоть и поздно вступила в клуб морских держав, но успела многое сделать став первооткрывателем целого континента и множества островов.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 556 записей в блогах и 5763 комментария.
    Зарегистрировалось 33 новых макспаркеров. Теперь нас 5030483.
    X