Бизнес на «антирасизме»

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Я Ватник Ватник перепечатал из www.stoletie.ru
    1 оценок, 299 просмотров Обсудить (1)

    Бизнес на «антирасизме»

     

    В Соединенных Штатах разгорается политический скандал с сильным коррупционным душком

    На днях генеральный прокурор США Меррик Гарленд приказал Федеральному бюро расследований совместно с региональными правоохранительными органами заняться «противодействием угрозам в адрес школьных администраций, членов школьных советов и учителей».

    Какие такие угрозы вдруг возникли сразу перед всеми школьными администрациями страны, и почему ими заинтересовался лично генпрокурор? Да еще и сделал этот вопрос приоритетным для могущественной ФБР?

    Дело в том, что массовое недовольство, особенно среди населения «республиканских» штатов США, вызвали попытки в последние годы внедрить в школьные программы элементы так называемой критической расовой теории (Critical race theory или CRT).

    Данное учение существует уже около сорока лет, но долгие годы воспринималось академической наукой как маргинальное.

    В нем множество «локальных» течений, но если коротко, то его ключевой смысл сводится к тому, что человеческие расы нужно считать не биологическим, а исключительно социальным институтом.

    При этом расизм в странах с преимущественно светлокожим населением, в том числе в США, якобы носит «системный» характер, и поддерживается всеми основными общественными институтами.

    «Критическая расовая теория утверждает, что социальные институты США (например, система уголовного правосудия, система образования, рынок труда, рынок жилья и система здравоохранения) пронизаны расизмом, заложенным в законах, правилах, постановлениях и процедурах, которые приводят к разным результатам в зависимости от расовой принадлежности человека.

    Социологи и другие ученые уже давно выяснили, что расизм может существовать без расистов», — написано на сайте влиятельной американской некоммерческой организации — Института Брукингса.

    Звучит, по меньшей мере, странно. Очевидно, что подобное действительно имело место вплоть до середины XX века. Однако уже в 1960-е годы все ключевые моменты, определявшие расовое неравенство, из законодательства США были удалены.

    А еще примерно лет за тридцать до этого рудиментарные сегрегационные элементы исчезли в законодательстве отдельных штатов.

    На протяжении же последнего десятилетия мы все чаще сталкиваемся с обратной дискриминацией, вроде введения обязательных квот для меньшинств в советах директоров крупных компаний или запрета на использование совершенно нейтральных слов, которые «общественные активисты» почему-то считают оскорбительными для представителей отдельных рас.

    Разработчики CRT, очевидно, это осознают, и даже не пытаются приводить конкретные законодательные примеры «системного расизма», ограничиваясь общими словами.

    В итоге на обывательском уровне все выливается в то, что любой белый по умолчанию якобы пользуется некими «расовыми преимуществами», и потому «по жизни должен» любому темнокожему.

    При этом «борцы с расизмом» оперируют «доказательствами» вроде судебной статистики.

    Мол, раз темнокожих чаще сажают в тюрьмы, значит, в стране существует «системный расизм». Претензии также есть к тому, что темнокожим чаще отказывают в предоставлении ипотеки, а участки под строительство «доступного жилья» не выделяются в престижных «белых» районах.

    При этом те, кто пропагандируют CRT, отчаянно делают вид, что не понимают элементарных вещей. Например, то, что темнокожих чаще сажают в тюрьмы просто потому что они чаще совершают преступления.

    Что в ипотеке им отказывают из-за низкого уровня доходов, а в участках под «доступное жилье» — банально по причине высокой стоимости земли в элитных кварталах, из-за дороговизны участков, которая неминуемо отразилась бы на себестоимости квартир.

    Таким образом, речь должна идти не о «расизме», а об экономических проблемах и уязвимости социально незащищенных категорий населения, среди которых, по историческим причинам, немало темнокожих.

    Скорее всего, даже безработный из «черного» района прекрасно понимает, в чем дело. А уж авторы самой концепции, являющиеся выпускниками престижных ВУЗов, вроде Гарварда, — тем более. Но всем нужно заработать на происходящем свои «бонусы».

    Поэтому что рядовые активисты движений вроде Black Lives Matter, что жеманные магистранты, работающие консультантами в неолиберальных НКО, что люди в дорогих костюмах, заседающие от Демократической партии в Конгрессе, надевают маски наивности и притворяются, что верят в толерантную ложь.

    Ученые-академисты утверждения критической расовой теории разносят в пух и прах, ведь здравомыслящий человек вряд ли сможет отвергать биологическую составляющую понятия «раса».

    Так, по мнению антропологов, с морфологической точки зрения расы равнозначны подвидам других биологических видов, с той разницей, что расы плавно переходят друг в друга, без чётких границ и с большим количеством промежуточных вариантов.

    А генетики говорят о том, что расы хорошо маркируют исторически сложившиеся популяции и их генофонды.

    При этом никто из ученых, естественно, даже не собирается покушаться на демократию и права человека. Просто расы объединены в первую очередь не по социальным признакам.

    Два американских конгрессмена (один темнокожий, другой светлокожий), входящие в одну партию и обладающие примерно одинаковыми состояниями, будут чрезвычайно близки социально и иметь между собой куда больше общего, чем живущие на автобусной обстановке в Нью-Йорке бездомные любого цвета кожи, однако при этом их расы все же будут разными.

    Несмотря на очевидную лженаучность CRT, если бы она оставалась как и раньше маргинальной концепцией, известной лишь узкому кругу ученых и гражданских активистов, то она была бы достаточно безобидна.

    Однако ее начали активно продвигать посредством СМИ, а затем понесли и в учебные заведения.

    Не нужно обладать особым воображением, чтобы представить, что началось в классах, в которых маленьким детям стали рассказывать, что одни из них уже по факту своего рождения «угнетатели», а другие — «угнетенные», которые обязаны отстаивать свои права.

    Недавно в редакцию The Atlantic на имя либеральных журналистов, пишущих о проблемах образования, пришло письмо следующего содержания:

    «Я пишу вам, как заботливый родитель пятиклассника из частной школы, в которой, похоже, социальную справедливость ставят выше академической успеваемости.

    Школа пригласила консультанта, и теперь дети читают специальную литературу о «пробуждении» вместо классических произведений, на которых мы все выросли, вроде «Приключений Гекльберри Финна» и «Убить пересмешника».

    Большинство учителей и родителей, с которыми я общаюсь, хотят, чтобы школа была просто школой, а не занималась социальным перевоспитанием.

    Для кого это все? Я — левый демократ из Нью-Йорка.

    Я твердо верю в равные права для всех людей. И я думаю, что нам многое еще нужно сделать в вопросах равенства.

    Но я не хочу, чтобы в школе моему сыну было плохо только из-за того, что он белый. У него не было рабов. Его прадедушка во времена рабства голодал в Ирландии».

    Однако крик души «демократа из Нью-Йорка» услышать не пожелали. Либеральные специалисты в сфере образования достаточно холодно объяснили ему, что он не прав.

    «На наш взгляд, если вы верите в равенство и заботитесь об образовании своего ребенка,… вам следует приветствовать стремление школы более глубоко интегрировать расовую грамотность в ее учебную программу…

    Цель этих групп — изменить опыт независимой школы, чтобы сделать его более инклюзивным и, следовательно, обогатить и расширить кругозор каждого ученика», — заявили авторы The Atlantic.

    И напомнили о том, что при чтении «Приключений Гекльберри Финна» ребенка подстерегают опасности, связанные с использованием слова «негр»…

    Другой афроамериканец иронично раскритиковал тезисы CRT на примере собственной семьи. Он темнокожий, его жена — белая.

    Мужчина спрашивал: как ему быть с тем, что он — угнетенный, его супруга — угнетатель, а дети — наполовину угнетатели, а наполовину угнетенные?

    Внятного ответа на свой вопрос он так и не получил.

     

    Находясь на посту президента США, Дональд Трамп попытался запретить внедрение CRT в школах, однако Джо Байден, въехав в Белый дом, первым делом снял все ограничения на внедрение критической расовой теории в учреждениях образования.

    Это вызвало возмущение в штатах, традиционно считающихся «республиканскими».

    «Леваки-либералы хотят научить наших детей ненавидеть друг друга, вместо того чтобы учить их читать. Критическая расовая теория — это и есть санкционированный государством расизм», — заявил губернатор Флориды Рон Десантис, один из самых популярных политиков-республиканцев.

    В итоге, в части штатов местные органы власти официально потребовали убрать программы CRT вместе со специальными «консультантами» из школ, а в других — с аналогичными требованиями выступают группы родителей.

    Вот против этих людей, записав их фактически в «террористы» и «экстремисты», и бросил ФБР генпрокурор Меррик Гарленд.

    Теперь обвешанный оружием спецназ и агенты в синих форменных куртках вместо того, чтобы искать маньяков и торговцев людьми, будут выбивать двери в дома и ломать руки мамочкам, посмевшим высказаться в школьном чате против того, чтобы их детей на уроках называли «угнетателями» и пичкали антинаучной чушью.

    Но почему все-таки генпрокурор США так болезненно отреагировал на столь, казалось бы, «несерьезный» вопрос?

    С одной стороны, он имеет репутацию стойкого борца с любыми правыми движениями.

    Он участвовал в громких расследованиях, связанных с ультраправым экстремизмом, начиная еще с терактов в Оклахома-сити. Но, как оказалось, дело не только в этом.

    Дочь Меррика Гарленда, Ребекка (юрист, как и ее отец) — замужем за неким Ксаном Таннером. А этот самый Таннер, по данным Forbes, — соучредитель, член правления и экс-президент компании Panorama Education, которая занимается оказанием вспомогательных услуг учреждениям образования — в частности, проведением социологических исследований и связанных с ними консультаций.

    Причем речь идет о многомиллионном бизнесе национальных масштабов. Компания Таннера сотрудничает с более чем половиной из ста крупнейших школьных округов в США. В целом, ее деятельность охватывает 50 штатов, 1500 округов, 23000 школ и около 13 миллионов учащихся.

    Любопытно, что если еще в 2017 году Таннер работал всего с 400 округами, то теперь примерно с 1500.

    Его бизнес за это время вырос почти в четыре раза, а на счета компании поступило не менее 27 млн долларов из бюджетов штатов, школьных округов и школ. Кроме того, корпорация получила десять миллионов долларов от частных инвесторов.

    Характерно, что такой стремительный рост произошел после того, как Таннер в 2018 году женился на дочери Меррика Гарленда. Хотя, возможно, это просто совпадение…

     

     

    Суммы, которые получала Panorama Education за конкретные виды работ, — шокируют. Например, час работы консультанта компании, разрабатывающего и анализирующего опросы, оценивается в 250 долларов (получается — 2000 долларов в день!).

    Но какие же такие важные исследования и рекомендации заказывают школы у Panorama Education?

    Вот примеры некоторых вопросов:

    «Насколько сильно в вашей школьной программе отражены ваши история и культура»?

    «Насколько часто вы замечаете, что другие школьники плохо относятся к вам по причинам расы, этнической принадлежности, пола, семейного дохода, религии, инвалидности или сексуальной ориентации»?

    Как пишет New York Post, исследования и рекомендации Panorama Education, в частности, являются основанием для включения в школьные программы критической расовой теории.

    Получается, что введенные в республиканских штатах по инициативе родительских комитетов запреты на внедрение CRT в школах больно бьют по бизнесу зятя генерального прокурора, а значит — и по благосостоянию его семьи.

    И по странному стечению обстоятельств, именно на этом фоне данный генеральный прокурор отправил сотрудников ФБР «прессовать самых опасных преступников» — консервативно настроенных мам, требующих давать детям знания, а не унижать их по расовому признаку, как «прирожденных угнетателей».

    Группа сенаторов уже обратилась к генеральному прокурору с письмом, в котором попросила объясниться по поводу наличия в его действиях признака конфликта интересов.

    В свою очередь, издание New York Post запросило, по тому же поводу, позицию министерства юстиции США. Однако о реакции на запросы пока что неизвестно.

    Что характерно, проблему освещают преимущественно средства массовой информации консервативной либо нейтрально-деловой направленности.

    Ведущие же либеральные СМИ хранят по этому поводу многозначительное молчание.

     

    Специально для «Столетия»

     

    http://www.stoletie.ru/politika/biznes_na_antirasizme_783.htm

     

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 513 записей в блогах и 5132 комментария.
    Зарегистрировалось 24 новых макспаркеров. Теперь нас 5029851.
    X