Мурай и Стрекоза как художественные типы

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Александр Хавчин написал
    1 оценок, 1897 просмотров Обсудить (23)
    Стрекоза из крыловской басни  - образ  отрицательный.  Стрекоза,  легкомысленна, по-видимому, ленива, в трудную минуту обращается к Муравью, которым раньше пренебрегала, заискивает перед ним.  называя милым другом, . по сути, порошайничает.
    Муравей трудолюбив, предусмотрителен, рачителен. Тем не менее, симпатий почему-то не вызывает: жесток, равнодушен к страданиям и даже гибели  ближнего своего, вместо помощи,с нескрываемым злорадством начинает читать Стрекозе мораль...Муравей, это воплощение мещанских добродетелей,  серьезен, скучен и пошл. Стрекоза же по-своему обаятельна как воплощение игрового начала, отношения к жизни как к празднику, развлечению,радости, веселому пиру.
     Стрекоза безответственна, не обремена обязательствами перед внешним миром, Муравей же трудится как бы во исполнение долга, несет  тягостную, но неизбежную личную, а также, возможно, семейную, общественную,  нравственную и, конечно, религиозную повинность ("В поте лица своего будешь ты есть хлеб свой", "Кто не работает, тот не ешь").
    Стрекозе противен образ жизни Муравья,Муравей презирает   Стрекозу. Тем не менее, между ними возможен компромисс и даже сотрудничество.  Стрекоза, наученная горьким опытом, теоретически способна договориться с Муравьем насчет оказания ему помощи в разгар летних полевых  работ -  в обмен на приют и пропитание в осенне-зимний период. В свою очередь, Муравей может оказаться не таким уж бесчувственным чурбаном, а существом, способным получать удовольствие от зрелища стрекозьих песен и плясок и оплачивать их натуральными продуктами.
    Стрекоза как творческая индивидуальность плохо приспособлена к труду пусть не слишком физичесеки изнурительному, но однообразному, механическому, особенно если его  результаты будут видны не сразу, а спустя недели и месяцы.  Она предпочитает профессии публичные, яркие, чтобы можно было проявить свою незаурядную индивидуальность в полном блеске.
    Можно с уверенностью сказать: неважный из нее получится партнер и помощник Муравью - с тенденцией сачковать, халтурить, устраивать частые перекуры. Хуже того: при стрекозиных жизненных принципах и моральных установках нельзя исключать того, что она начнет плутовать с Муравьем-благодетелем, воровать у него. Или еще хуже: несколько стрекоз, объединившись, могут Муравья ограбить: им, тонко организованным натурам, дозволено, так они считают, позаимствовать излишки имущества тупого, примитивного насекомого, неспособного получать от жизни наслаждение.
    Почти все художники, артисты, поэты и значительная часть зрителей и читателей ощущают свое внутреннее родство именно со гедонисткой- Стрекозой, а не с добросовестным трудягой. Античные скультпторы изображали богов, героев, дискоболов, просто спортсменок и красавиц, но напрасно мы будем искать изображение деревенской кузницы или раба-гончара (хотя на древнеегипетских барельефах, кажется запечатлены сценки из земледельческой и животноводческой практики?).
    Поэму Гесиода Труды (!! )  и дни", в которой содержится описание занятий и забот агрария и советы по ведению хозяства, знают только специалисты, тогда как "Илиада" - хроника сражений бездельников ради какой-то ерундовой цели,навсегда вошла в сокровищницу мировой литературы. Герои всех романов, от "Золотого осла", "Сатирикона", "Эфиопик", до "Опасных связей и Манон Леско", включая рыцарские и  "Дон-Кихота" , ", "Гаргантюа и Пантагрюэля" и плутовские возрожденческие - типичные Стрекозы, тунеядцы, живущие на нетрудовые доходы и, как правило, не думающие, где и как добывать хлеб насущный.  (Читатель может вспомнить о муравьях-пастушках Дафнисе и Хлое, но ведь они тоже ведут существование типичных беззаботных Стрекоз).
     
    Обратимся к драматургии Шекспира. В "Венецианском купце " Муравей - бережливый, аскетичный, честный, законопослушный  Шейлок противопоставлен "царственному купцу" Антонио с его разгульными замашками, с его безответственными, распутными дружками. 
    Однако автор, без сомнения, на стороне ренессансного торгового капитала, а не еще не созревшего пуританского капитала финансового.
    Надо отметить, что в тот период образ Муравья еще не разделился, не раздвоился  на Труженика и Приобретателя, скопидома. кулака, предпринимателя. И Стрекоза не раздвоилась на порхающую по жизни артистическую натуру - и паразитку, нахлебницу. 
    Появление великой книги " Робинзон Крузо"знаменовало  отнести выход на сцену нового героя - героя производства, а не потребления.
    (Понятия "производство" и "потребление" здесь использованы в самом широком смысле: изобретательство, открытие и освоение новых территорий, охотничьи подвиги, создание финансовых империй, золотоискательство, защита законно добытого имущества - против мира сплошных развлечений, любовных авантюр, адюльтеров,  дворцовых интриг,
    В полный рост Муравьи - герои производства (отнюдь не всегда это положительные герои) встают у Бальзака, а у Золя мы видим их с очень близкого расстояния. Понятно, развлекательно-любовно-стрекозиное начало тоже присутствует, но на первом плане описание того, как люди (министры, прачки, врачи, торговцы, живописцы, машинисты поезда, шахтеры, крестьяне ) РАБОТАЮТ, как добывают средства ак зарабатывают средства на жизнь, неважно, нищенскую или шикарную.
    Оказалось, Муравьи как художественный объект могут быть почти также любопытны и экзотичны, как короли, актрисы, генералы, дамы полусвета. В дальнейшем это направление получило широкое распространение в русской (Боборыкин, Мамин-Сибиряк, Мельников-Печерский, Лесков, Горький, Куприн ), и американской Джек Лондон, Эптон Синклер, Драйзер, Хемингуэй, Митчел Уилсон), а в литературе советской оно стало ведушим и основополагающим.
     
    В дальнейшем жанр производственной литературы под пером Артура Хейли выродился в цикл научно-популярных бесед из цикла "молодежи - о разных профессиях" И в книги  лауреатов премииВЦСПС И Союза писателейСССР "За лучший труд о людях труда (конфликт разворачивается вокруг того, завышенные или заниженные соцобязательства взяты коллективом, сюжет раскручивается  вокруг досрочного ввода в строй действующих нового прокатного стана и оросительного канала, освоения прогрессивной технологии заточки резцов. Передовики и новаторы одерживают победу, несмотря на происки консерваторов, стихийные катаклизмы и любовные коллизии главного новатора. )
     
    Стрекоза и Муравей - типы не только психологические и общественные, но и  этические.
    На вопросы, не стыдно ли быть бездельником и может ли праздная жизнь быть чистою, Екатерина Великая отвечала, что жить в обществе не означает жизнь праздно. Евгений Онегин и Григорий Печорин, Иван Ильич Обломов и Александр Андреич Чацкий, равно как и Рудин с Лаврецким, Безухов с Андреем Болконским и Анной Карениной, с точки зрения Муравья-Труженика, только болтают, влюбляются, воюют, дерутся на дуэли, маются дурью, с жиру бесятся, скучают, тоскуют, страдают от депрессии,- но живут-то за счет эксплуатации чужого труда и по этому поводу не испытывают ни малейших угрызений совести. Осознание того, что Стрекоза - помещик, чиновник, офицер, лицо свободной профессии - должна испытывать стыд и чувство вины перед Муравьем-Крестьянином появляется в "Анне Карениной".  Здесь же впервые показан столь подробно трудовой процесс как таковой. Участие в нем помещика Левина как бы реабилитирует его в собственных глазах. Стрекозе-Облонскому моральные терзания Левина непонятны: если уж у тебя есть возможность быть Стрекозой , пользуйся ими! 
    Почему у русских писателей не получался яркий, живой и при этом положительный образ предпринимателя, купца? Обычное объяснение: русскому народу, с его  уникальной духовностью, органически чужда погоня за наживой, за барышом, вообще все земное, мирское.
    А как же лермонтовский Калашников - купец, но и отважный рыцарь, ревнитель чести? Ему-то забота о выручке отнюдь не чужда?
    Думается, дело в том, что русские писатели-стрекозы плохо знали и мало интересовались, чем там, собственно, занимаются предприниматели... Ну, открывают фабрики и создают товарищества на паях, а что это значит - Бог весть.
    Александр Островский лучше знал это сословие, и у него купцы и промышленники представлены как живые люди, т.е. смесь стрекозы, смуравьем, когда они целиком поглощены делами, а когда отнюдь не отказывают себе в наслаждениях жизни.
     
    Попытки как-то объединить жизненные устремления Стрекозы и Муравья предпринимались уже давно. Маркс обещал, что социализм покончит и с этой противоположностью:  каждому Муравью будет предоставлена возможность быть Стрекозой, а каждой Стрекозе придется потрудиться Муравьем на пользу обществу. При этом игнорировалось то обстоятельство, что стрекозиных рабочих мест (архитекторы, футболисты, дизайнеры, прима-балерины, актеры, футболисты,  телеведущие, фотомодели и т.д.) гораздо меньше, чем муравьиных, и ни одно общество не может обеспечить интересную,  творческую, увлекательную работу "по способностям" всем желающим. Все равно банальные и рутинные бухгалтеры, портные, продавцы, повара будут востребованы гораздо шире.   
     
    Герои Чехова провозглашают: "Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги", т.е. муравьиный "пот лица" и стрекозиные восторги в мечте, идеале должны непосредтственно совпадасть На деле же чеховские врачи и педагоги получают от работы не столько упоительное счастье, сколько раздражение и усталость.
    Ленин был уверен. что коммунистический труд станет потребностью здорового организма. Но любой ли труд способен стать такой потребностью? Неужели и сидячий, связанный с огромными нервными перегрузками труд авиадиспетчера? И труд в тяжелых и вредных условиях, как у шахтера, сварщика, термиста? 
    Юная Ирина от гимнов труду - со стороны глядя, реально поработаф телеграфисткой, быстро переходит к разочарованию... 
     
    Произведения советского периода на так наз производственную тему примечательны стремлением представить труд Стрекоз (эстрадных звезд, управленцев,рок-певцов, спортсменов) как тяжелый, изнурительный, на разрыв аорты , Зато утверждалось, что труд некоторых  Муравьев по части романтичности  риска, стрессов, эффектности, красочности. мужественности  игрового начала - не уступят иным Стрекозам: это летчики, полярники, хирурги, верхолазы, хирурги, геологи изобретатели.При желании можно найти нечто увлекательное, приключенческое в нелегком труде сталеваров, водителей-дальнобойщиков, нефтяников, горняков. А вот сфера обслуживания, обитель Муравьев второго сорта, может быть только комедийной.  
    В наши дни происходит реабилитация Стрекозы и возврат к герою из мира потребления и сферы обслуживания. По страницам романов и мыльным операм бродят сотрудники издательств, модельных агентств, ресторанов, шоумены и т.д. Предприниматкльство как род занятий выводится, только чтобы объяснить богатство персонажа и его безделье, ибо российский предприниматель, если верить его изображению в искусстве, главным образом мечется\ от жены к любовниуе и наоборот, а также не может определиться, то ли он считает чужого ребенка своим, то ли своего - чужим. 
    Подобно тому, как Голливуд в 50-е 80-е годы всеми художественными средствами убеждал аудиторию, что достоинства и недостатки человека не зависят от его цвета кожи и религиозной принадлежности, наше нынешнее российское искусство стремится лишить противостояние Муравья и Стрекозы его этической, тем более сословной или классовой составляющей: трекоза и Муравей равно достойны уважения, оба могут быть как хорошими, так и плохими существами. Доходит до смешного: мошенники и воры предстают Муравьями, по тщательности обдумывания деяний и истовой серьезности отношения к работе. А менты-оперативники и агенты национальной безопасности веселые и разбитные стрекозы, жуиры и бонвиваны.
    Главное, что никто никого не эксплуатирует, не сидит на шее, никто ни у кого не сосет кровь...
     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 23 комментария , вы можете свернуть их
    Юрий Арсентьев # написал комментарий 24 января 2014, 06:25

    "Попытки как-то объединить жизненные устремления Стрекозы и Муравья предпринимались уже давно. Маркс обещал, что социализм покончит и с этой противоположностью: каждому Муравью будет предоставлена возможность быть Стрекозой, а каждой Стрекозе придется потрудиться Муравьем на пользу обществу."
    Ну Маркс то Этого как раз и НЕ обещал ссылка на maxpark.com

    Николай Васильевич # написал комментарий 24 января 2014, 10:38
    "Тем не менее, симпатий почему-то не вызывает: жесток, равнодушен к страданиям и даже гибели ближнего своего, вместо помощи,с нескрываемым злорадством начинает читать Стрекозе мораль...Муравей, это воплощение мещанских добродетелей, серьезен, скучен и пошл."
    Справедливость как синоним жестокости и пошлости? Ну-ну...
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 24 января 2014, 18:30
    Ds_ pzfxbn_ jndthuftnt ühbcnbfzcre. b djj,ot uevfzbcnbx





















    Вы, значит, отвергаете общехристианский и общегуманистический принцип, что милосердие првыше справедливости? Ну-ну.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 24 января 2014, 19:35
    По всей видимости у Вас довольно смутные представления о христианстве.- "...если кто не хочет трудиться, тот и не ешь"/2-еФесс.3,10/
    И не милосердие превыше, но справедливость-"О,человек! сказано тебе, что добро, и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудро ходить пред Богом твоим"/Мих.6,8/
    Т.е. мы в любом своем действии ОБЯЗАНЫ действовать справедливо и после этого уже любить дела милосердия. Но скажите, какие основания быть милосердным к тому, кто сам причина своих страданий и не раскаялся, и не осуждает самого себя? Таковой должен на себе ощутить ВСЕ последствия собственного неразумия, не правда ли? Или Вы с этим не согласны?
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 24 января 2014, 20:47
    Комментарий удален его автором
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Александр Хавчин 24 января 2014, 20:45
    По всей видимости, у Вас превратные представления о приемах добросовестной полемики. Вы тыкаете в меня цитатой ("кто не работает...), которуя ив своей статье привел, и приписываете себе монополию на единственно верное понимание зристианства. Ну-ну. Налергать из Священного Писания может и диавол, надо же понимать Учение в его сути\. богатстве. Вам, по всей вероятности, не известны слова, что прощать ближнему надо не семь раз, но до семидесяти семижды раз. Вы ьы грешницу не отпустили, но покарали бы ее по заслугам, ибо неясно, покаялась ли она до того, как была прощена. И Вы берете на себя наглость судить, у кого правильные представления, у кого неправильные? Ну-ну.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 24 января 2014, 21:46
    Разберемся. "Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи, до скольки раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?
    Ситуация обозначена словами "брату моему", которые указывают на определенные отношения и "согрешающему против меня", что так же указывает на характер отношений. И сколько же раз прощать мне постороннему моему согрешающему против Вас? Нисколько раз, не правда ли? У Вас власть прощать есть тому, кто против Вас грешит, а у меня такой власти нет.
    Согрешила ли чем то стрекоза против муравья? Никоим образом, нет. Она прощения ли у него просила? Нет. Идет ли в данном случае о прощении речь? Нет. Речь шла о том, чтобы содержать ее, стрекозу. На каком основании?
    Христос грешницу отпустил со словами ""...иди и впредь не греши". Он дал ей возможность исправиться. Отпустил бы я ее? Для ее исправления - да, но не для продолжения ее прежнего занятия.
    "...цитатой ("кто не работает...), которуя ив своей статье привел, и приписываете себе монополию на единственно верное понимание зристианства."
    Действительно, может быть как верное, так и не верное понимание, согласны? И верных пониманий не сколько угодно, но лишь одно.
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 25 января 2014, 00:15
    Я полагаю, что христианство вобрало в себя универсальные и базовые законы морали, среди которых этическая невозможность допустить смерть от голода существа - да, ленивого, грешного, - которое ты можешь спасти. Сошлюсь на Ветхий Завет, сейчас нет возможности найти точную ссылку, но четко помню: СТРАЖДУЩЕГО НАКОРМИ. Кажется, Второзаконие.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 25 января 2014, 00:45
    Именно такого места нет не только во Второзаконии, но и во всем Писании, но есть другие места сходные, например, - "Если голоден враг твой накорми его хлебом, если жаждет, напой его водою"/Пр.25,21/. Это не означает, конечно, что должно содержать кого-либо постоянно, потому что он ленив, не правда ли? Такого, чтобы тунеядцев разводить, в Писании нет. Напротив, Писание всегда призывает к ответственности. И всякий человек должен быть ответственен во все дни своей жизни. Спасение есть разовое событие, не правда ли? А далее следует забота человека о своих нуждах. И один из аспектов справедливого поведения - никто не должен перелагать на других плоды своих неудач, но должен сам переносить их.
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 25 января 2014, 20:53
    Надо ли моральную проблему сводить к бытовой? На бытовом уровне Муравей может предложить Стрекозе содержать ее при условии оказания ему помощи по хозяйству и так далее. Первая реакция детей, когда им читают басню: Муравей обрекает Стрекозу на смерть (см. "Психологию искусства" Выготского). Непосредственное нравственное чувство отвергает Ваше отвлеченное морализаторство.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 25 января 2014, 22:42
    Положим, что это сама Стрекоза обрекла себя на смерть, своими собственными действиями и бездействиями. Как Вы помните, она обратилась к Муравью со словами:"Ты меня до вешних дней прокорми и обогрей". Вы предлагаете Муравью вступить в деловые отношения со Стрекозой и назначить цену? И это будет проявлением непосредственного морального чувства? "Надо ли моральную проблему сводить к бытовой?" Полагаю, что разрешение бытовой проблемы не должно противоречить моральным принципам. Более того, привычные решения обыденых проблем как правило не согласовываются с христианской моралью, но зачастую просто им противоречат. Вы говорите "... отвлеченное морализаторство"? Нисколь не отвлеченное, я и живу так как говорю.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 26 января 2014, 14:14
    "Я полагаю, что христианство вобрало в себя универсальные и базовые законы морали,..."
    Не могу согласиться с Вашим суждением. Не вобрало в себя, но создало их, поскольку общепринятых законов морали до того не существовало. Мораль римлян не совпадала с моралью греков или иудеев, или германцев. Ныне же мораль народов как правило опирается на христианские моральные нормы и ценности.
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 26 января 2014, 22:48
    Я полагаю, что в данном случае речь идет не о моральных принципах общества - античного, варварского (если отвлечься от художественной условности, заведомой схематичности отношений), а о каких-то предморальных категориях. Действовавших, допустим, еще в первобытном обществе: законы выживания рода превыше всего, законы требуют взаимопомощи сородичей (а здесь оба героя выступают как сородичи), спасение гибнущего - первый долг, а до появления морали в собственном смысле еще далеко, не так ли?
    Мораль разных народов в античном обществе не совпадала, но как-то же они уживались в полисах и империях и без общей морали, значит, объединяло более универсальное и древнее, чем мораль в более позднем понимании? Оставил бы древний римлянин, иудей, германиц погибающую от мороза женщину на морозе?
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Александр Хавчин 26 января 2014, 20:56
    Непосредственная реакция нормального существа при виде умирающего от голода и холода - жалость, заставляющая "накормить и обогреть", не задумываясь о том, насколько в своих страданиях виноват сам субъект, и не заслуженны ли эти страдания, и полужат ли они уроком, и каковы будут последствия, и не разовьются ли у Стрекозы настроения социального паразитизма. Соображения о том, какой бытовой прок может быть от Стрекозы, появятся позже, когда вопрос ее неизбежной гибели уже снят.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 27 января 2014, 21:28
    "Непосредственная реакция нормального существа при виде умирающего от голода и холода - жалость, заставляющая "накормить и обогреть"
    Жалеют котят, но людям сочувствуют. Сочувствие подразумевает равенство в достоинстве. Достоинство подразумевает отказ снисходить к себе и прощать себе все и вся.Чем больше вещей которые Вы не простите себе, тем выше достоинство. Оказать помощь страждущему - накормить и обогреть дело святое. Содержать бездельника - другое. Крылов закочил басню моралью - "Ты все пела? это дело, так пойди и попляши" и много десятилетий это не вызывало споров и принималось как само собой разумеющееся. Ныне - вызывает. Это результат того, что люди выросли в своей нравственности? Отнюдь нет. Мы видим ежедневно, что совершаются поступки немыслимые полвека назад, не то что во времена самого Крылова. Скорее можно речь вести о повреждении нравов. И один из результатов этого повреждения негативная оценка Муравья при снисхождении к Стрекозе. Писание говорит об этом так: "Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного - оба мерзость пред Господом"/Пр.17,15/
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 28 января 2014, 00:38
    Муравей как праведник? Стрекоза как нечестивец? Ну-ну. Я писал о ХУДОЖЕСТВЕННЫХ типах, которые двоятся: Труженик, он же бессердечнй ригорист, легкомысленная бездельница, она же простая немудрая женщина, умеющая радоваться жизни как Божьему дару.Мне кажется, Стрекоза скорее пошла бы за Иисусом, чем недоверчивый Муравей. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ НАЗЫВАТЬ сТРЕКОЗУ НЕЧЕСТИВИЦЕЙ, ТИПА (пУССИ рйОТ? - ЭТО ПУСТЬ ОСТАНЕТСЯ НА вАШЕЙ СОВЕСТИ.-
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 28 января 2014, 15:19
    Труд как форма благочестия это обычная христианская мораль, и невозможно проявить праведность в бездельи. "...недоверчивый Муравей" и в чем конкретно проявилась недоверчивость Муравья? Аргументируйте это, лады? "...умеющая радоваться жизни как Божьему дару" Вы не путаете ли радость с весельем? Радостью свойственно делиться с момента получения радости. Это ее имманентное свойство. И кому же стало радостно? В басне это не обозначено, не правда ли? А вот веселиться можно и наособь. То, что немудрая - несомненно. "...и под каждым под листком был готов и стол и дом". Она обращается к труженику относясь к нему как очередному листку, Муравей, выходит у нее, не личность, но просто явление природы. Простая. У Вас сама концепция "художественных типов" ложна...
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 28 января 2014, 21:38
    тРУД - ФОРМА БЛАГОЧЕСТИЯ? нО БЛАГОЧЕСТИЕ НЕ ЕСТЬ ПРАВЕДНОСТЬ. по ведомству которой Вы отнесли Мурввья. Его недоверчивость вербально не выражена (ХОТЯ ОН ВОСПРИНИМАЕТ КАК СТРАННУЮ, ПРОВЕРЯЕТ-УТОЧНЯЕТ ПРОСЬБУ СТРЕКОЗЫ), ЭТО СВЯЗАНО С ДРУГИМИ ЕГО КАЧЕСТВАМИ, ОБЫЧНО СПРИСУЩЕ ТАКИМ ТИПАМ.
    Николай Васильевич # ответил на комментарий Александр Хавчин 28 января 2014, 22:23
    Невозможно быть праведным не будучи благочестивым, это граничное условие праведности. В псалме 14 четко определено, кто может "...пребывать в жилище Твоем", в этом псалме помимо почего написано - "Тот, в глазах которого презрен отверженный"/Пс.14,4/
    И мы знаем, что праздность сама являясь пороком порождает и другие пороки, не правда ли?
    Александр Хавчин # ответил на комментарий Николай Васильевич 24 января 2014, 18:36
    А у Энгельса в Антидюринге рассуждения об архитекторе и тачечнике?
    Александр Золотозубов # написал комментарий 25 января 2014, 09:33
    Поэму Гесиода Труды (!! )  и дни", в которой содержится описание занятий и забот агрария и советы по ведению хозяства, знают только специалисты, тогда как "Илиада" - хроника сражений бездельников
    -----
    Я бы сказал по-другому: героический эпос древних - это своего рода прелюдия человеческой истории, той истории, где присутствует неистребимая тяга к покорению пространства, к познанию неизведанного, где человек противостоит богам и природе, но упорно продвигается к своей цели. 
    Цели эти романтичны и наивны, но все они так или иначе концентрируются вокруг чувства любви. Эта пафосная героика не имеет никакого отношения к бездельничеству, но дает понимание человеку в том, что цель его в этой жизни не только в том, чтобы родиться, размножиться, при этом, в трудах бесконечных обеспечивая свои биологические потребности, и в конце концов умереть.
    михаил игнатов # написал комментарий 28 января 2014, 19:00
    Комментарий удален его автором
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 524 записи в блогах и 5192 комментария.
    Зарегистрировалось 40 новых макспаркеров. Теперь нас 5029776.
    X