Александр Сергеевич Пушкин: гениальный поэт и ... разведчик

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    александр тимофеев перепечатал из sluzhuotechestvu.ru
    2 оценок, 6562 просмотра Обсудить (7)

     День памяти Пушкина

     Многие неоднократно задавались вопросом, кем же был для России Александр Сергеевич Пушкин. Поэт Аполлон Григорьев в 1859 году написал: «А. Пушкин - наше все: Пушкин - представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами». А много позже Ф.М. Достоевский добавил: « Пушкин есть пророчество и указание ».

    Ни в коем случае не опровергая и полностью соглашаясь с многотомными изысканиями, подтверждающими гениальность, вдохновенность и полную гармонию, достигнутую ПОЭТОМ в стихах, прозе и даже в простых письмах, хотелось бы заметить, что он был и «государственным» человеком. Как-то постоянно «за кадром» всех размышлений многочисленных пушкинистов о нем, остается многолетняя служба Александра Сергеевича в секретной коллегии иностранных дел МИДа России, его членство в Российской Академии Наук, взаимоотношения с представителями разных религиозных конфессий, владении несколькими языками мира и ряд других серьезных моментов в его биографии.

    Учитывая, мощь его таланта и влияние, оказываемые им и при жизни, и после гибели на течение дел в нашем государстве, вполне понятно, почему некоторые события, в которых он был непосредственным участником, до сих пор либо лежат под грифом «совершенно секретно», либо сознательно не открываются для широкой публики. Об одной из этих «скрытых» от большинства почитателей таланта А. С. Пушкина стороне и пойдет речь. Не претендуя на истину в последней инстанции, постараемся просто изложить известные факты, а выводы пусть делает сам читатель…

    Как известно, выпускник Царскосельского лицея Александр Пушкин 9 июня 1817 года получил назначение в Коллегию иностранных дел на должность переводчика в звании коллежского секретаря с денежным содержанием семьсот рублей в год. Согласно тогдашнего табеля о рангах - это соответствовало чину Х класса (всего их было 14).

    Сразу необходимо отметить, что, начиная с Петра 1, посольский приказ, коллегия иностранных дел и Министерство Иностранных Дел выполняли функции внешней разведки России. В это же время император Александр 1 провел реорганизацию государственного управления России, были учреждены министерства, а в них были образованы канцелярии. В МИДе канцелярия подразделялась на четыре экспедиции. Первая экспедиция ведала азиатскими делами, вторая — перепиской с Цареградской миссией и всеми внутренними делами, третья — «перепиской на французском языке с министрами в чужих краях и внутри государства», а также выдачей заграничных паспортов, четвертая — нотами и записками от иностранных министров. Кроме того, в МИДе были организованы еще и три секретные экспедиции. Первая — циلирная (шифровальная). Вторая — цифирная (дешифровальная), и третья — газетная (служба перлюстрации) и архив.

    К какому именно из этих департаментов был приписан Александр Пушкин, до сих пор остается загадкой. Но точно известно, что его непосредственным начальником был Иоанн Антонович Каподистрия (Иоанис, Иван Капо д/ Истриа). Он в ранге статс-секретаря управлял МИДом и внешней политикой России совместно с К. В. Нессельроде. В особом ведении Каподистрии находились отношения России с восточными странами, включая Османскую империю, а в ведении Нессельроде — сношения России со странами Запада.

    Иоанн Антонович, бывший министр иностранных дел Республики Ионические острова (основанной еще Ушаковым после победы над турками) был инициатором политического направления, заключавшегося в создании на месте владений Османской империи, и, в частности, на Балканах, суверенных православных государств в союзе с Россией.

    Что нам известно об этом периоде жизни А. С. Пушкина? Только то, что его талант поэта проявляется все ярче, а его «шалости» (кутежи, непрерывные романы, запрещенные дуэли) в свете становились нетерпимыми. Со школьной скамьи нам доказывали, что последней каплей стали эпиграммы на Аракчеева, за что Александр Сергеевич и был сослан в Бессарабию.

    А теперь посмотрим на некоторые факты с другой стороны.

    Ряд специалистов категорически отрицают авторство Пушкина в эпиграммах на всесильного временщика. До недавнего времени истинное его отношение к графу Аракчееву было просто неизвестно. Но вот выписка из одного из писем Александра Сергеевича: «… Аракчеев также умер. Об этом во всей России жалею я один – не удалось мне с ним свидеться и наговориться…»

    Бессарабия в это период являлась важнейшим форпостом России в ее внешней политике на юге страны. Недавно присоединенная к России и образованная как область только в 1818 году, она находилась в ведении …Коллегии иностранных дел. Все управление этой провинцией было сосредоточено в руках Иоанна Каподистрии.

    Как явствует из переписки директора одного из департаментов Коллегии МИД Н. И. Тургенева, Пушкин едет КУРЬЕРОМ к генералу И . Н. Инзову, с предписанием о назначении последнего наместником Бесарабии и личной характеристикой от Каподистрии на самого себя. Причем срок данной поездки ограничивается 5 месяцами. Преодолев за 12 дней 1600 верст по распутице ( невероятная по тем временам скорость, получается, что поэт прямо «рвется» в ссылку) Пушкин в Екатеринославе вручает Инзову соответствующие инструкции.

    «По указу Его Величества, Государя Императора Александра Павловича Самодержца Всероссийского и прочая и прочая, и прочая

    Показатель сего, Ведомства Государственной Коллегии иностранных дел коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен по надобности службы к Главному попечителю колонистов Южного края России, Г. Генерал-лейтенанту Инзову; почему свободного проезда сей пашпорт из оной Коллегии ему в Санкт-Петербург мая 5 дня 1820 года» .

    А ровно через неделю, «искупавшись в Днепре и заболев лихорадкой» (по медицинской терминологии того времени, лихорадкой именовалась простая простуда), Александр Сергеевич испрашивает разрешение на отъезд на лечение на Кавказ. И «сосланный царем опальный чиновник» тут же без промедления получает разрешение, причем едет лечится с командиром 1V отдельного Кавказского корпуса генералом Н.Н. Раевским. «Болящих» сопровождает отряд в 60 казаков с пушкой. Сам маршрут для лечения ( если не принимать во внимание, что Россия готовится к войне с Османской империей) оказывается очень странным: Ставрополь, Владимирский редут, Прочный окоп, Царицинский редут, Темижбек, Кавказская крепость, Казанский редут, Тифлисский редут, Ладожский редут, Усть-Лабинская крепость, Карантинный редут, Екатеринодар, Темрюк, Пересыпь, Сенная, Тамань, Керчь, Феодосия, Гурзуф, Ялта, Бахчисарай.

    Эту «лечебную» поездку Пушкина нам представляли частным делом. Но странно выглядит оторванность генерала ( главнокомандующего войсками на юге России), двух его сыновей-офицеров и чиновника иностранной коллегии от службы на целых 4 месяца. Есть еще минимум четыре интересных момента этого периода.

    После инспекторской поездки императора Александра 1 в мае 1818 года по Бессарабской области, ряд чиновников иностранной коллегии придерживавшихся политики Нессельроде, за провал решения проблем переселенцев в этот край, были не просто уволены, а дела на них были переданы в Министерство внутренних дел. Каподистрия остро нуждался в замене последних умными, авторитетными, думающими сотрудниками. Он же в письме генералу Инзову прямо указывает: « …Император уполномочивает меня дать молодому Пушкину отпуск…».

    За несколько месяцев до этих событий Обер-прокурор Священного Синода и министр народного просвещения Александр Голицын предлагал «выслать» Пушкина …в Испанию. И этот вариант мог бы и осуществиться, если бы не революция, вспыхнувшая в этой стране. А за две недели до принятия решения императором о переводе Пушкина на юг, когда о его отъезде из Санкт-Петербурга ничего не было известно, тот же Тургенев сообщал русским дипломатам в Константинополь: «Пушкина дело кончилось очень хорошо. У него требовали его оды и стихов. Он написал их в кабинете графа Милорадовича. Как сей последний, так и сам государь сказали, что это ему не повредит и по службе. Он теперь собирается ехать с молодым Раевским в Киев и в Крым (выделено С.К.)».

    Так что слава и слухи о Пушкине шли своею дорогою, а дело исполнялось им по высочайшему повелению. Его поездки к Инзову и на Кавказ проходили явно по плану, разработанному графом Каподистрия, но внешне были обставлены как «южная ссылка».

    1 сентября 1820 года Пушкин прибывает к месту постоянной службы в Кишинев, где к этому времени формируется юго-западное крыло декабристов. И опять «всплывают» ряд загадочных эпизодов. Из воспоминаний одного свидетеля того периода: «…Пушкин часто гулял…. Но всякий раз он переодевался в разные костюмы. Вот уж смотришь – Пушкин серб или молдаван… В другой раз смотришь – уже Пушкин турок, уже Пушкин жид, так и разговаривает, как жид…». Вряд ли такой «машкарад» можно отнести к простому желанию поэта выглядеть просто экстравагантным.

    Здесь поэт вступает в кишиневскую масонскую ложу «Овидий». Данный факт вообще вызывает особенно много вопросов, в свете подписанного летом 1822 года Александром 1 указа о так называемой антимасонской клятве. Последнюю, в обязательном порядке должны были подписать все сотрудники МИДа. «Мы, нижеподписавшиеся, объявляем, что мы не принадлежим никаким ложам Масонским или тайным обществам, внутри империи или вне ее существовать могущим, и что мы впредь принадлежать оным не будем»,- говорится в этом указе. Возможно ответ на этот «поступок» Пушкина мы найдем в документах свидетельствующих, что многие сотрудники МИДа, и даже члены тайных декабристских организаций, имели секретные предписания сохранить членство в масонских ложах…«по государственным соображениям».

    Еще более глубокого и детального изложения требует дружба Александра Сергеевича с новым знакомым Иван Петровичем Липранди, через непродолжительное время ставшим шефом вновь восстановленной высшей военной тайной полиции. ( См. «Служу Отечеству» № 1 (47), 2012. С.29,31)). Наиболее точно охарактеризовала последнего их общая знакомая Мариэтта Шагинян – « военный историк и подполковник разведки». Приведем лишь один пример. В декабре 1821 года Иван Петрович отправляется в длительную командировку по южным колониям. Официально офицеру Генерального штаба Липранди поручено расследовать вопрос о солдатских волнениях в 32-м егерском полку в Аккермане (теперь Белгород-Днестровский) и 31-м егерском полку в Измаиле. Оба полка расквартированы рядом с границей. Из Петербурга ему предписано выяснить, не связаны ли волнения с тайной деятельностью офицеров, что представляет политическую опасность. Пушкин едет с ним, чтобы, по указанию наместника Бесарабии генерала Инзова, «быть при деле».

    Работа и общение с наиболее образованными людьми России, вовлеченными в формирование международной политики России,  великолепное знание истории, международного права  позволили А. С. Пушкину по иному оценить историю России. Наглядный пример тому - «Заметки по русской истории XIII века», написанные им в 1822 году.

    Как мы помним, Пушкин задерживаться в Кишиневе не собирался. Но обстоятельства сложились иначе. Шла подготовка к конгрессу пяти союзных держав в Троппау, по обсуждению проблем неаполитанской революции. Позиция Каподистрии о недопущении Австрии к решению политических вопросов на Апеннинском полуострове и его предложения о конституционной форме правления в Неаполе, вызвали резкое недовольство Александра 1. Каподистрия покидает Петербург и отправляется в Грецию. Там он становится первым президентом Греческой республики, на этом посту и погибнет. Тысячи греков, со многими из которых был лично знаком Александр Сергеевич, вступают в Гетерию филомуз (Союз греческих патриотов) и уезжают на родину. Но восстание было жестоко подавлено. Одной из причин этого был отказ Александра 1, под предлогом верности «Священному союзу» поддержать греков в борьбе с Турцией.

    Липранди увольняется. Инзов оставляет свою должность…У Коллегии иностранных дел, где уже полновластно хозяйничает Нессельроде, из управления изымается Бессарабия. Она вливается в Новороссийскую губернию со столицей в Одессе. В результате Пушкин оказывается не у дел, у него возникает страстное желание любыми путями уехать из России.

    Генерал-губернатор граф М.С. Воронцов назначенный вместо Инзова в июле 1823 года наместником Новой России, соглашается взять молодого дипломата к себе. И как не парадоксально, его служба с этого момента действительно приобретает вид истинной ссылки, в чем, впрочем, виноват сам поэт. Свободный дух молодой Одессы сыграл с ним злую шутку. Полное манкирование служебными обязанностями, непрерывные кутежи, драки и дуэли, мотовство, близкие отношения с контрабандистами, бесконечные романы, в том числе с женой самого губернатора, не могли не вызвать усиленного наблюдения за ним со стороны царских спецслужб. Получив серьезные данные о попытках Пушкина незаконно уйти ( а вернее уплыть) в Константинополь, Воронцов, пять раз обращается к Нессельроде о переводе последнего подальше вглубь страны. Но поэтическая слава Пушкина уже царствует в обеих столицах. Его имя все чаще появляется в прессе Франции, Англии и Австрии. Ответов на запросы южного губернатора – нет.

    Летом 1824 года юг России подвергся небывалому нашествию…саранчи. Пушкин получив поручение губернатора обследовать эти районы, счел это оскорблением и подал в отставку. Но в Петербурге к этому времени «черным кабинетом» было перлюстрировано его письмо к Кюхельбекеру, давно раздражавшего императора своим свободомыслием, об уроках …АТЕИЗМА у англичанина Хатчинсона. (За что последний был выслан из страны). Так подозрения в тайных связях с греческими карбонариями ( в частности с семьей Ипсиланти, активных участников греческого восстания, контрабандными путями покинувшими Россию), будущими декабристами и прочая и прочая, подкрепились самым серьезным криминалом того времени – БЕЗБОЖИЕМ. Решение Александра 1 было однозначным, но своеобразным. Высочайше было повелено: «вовсе» удалить коллежского секретаря Пушкина со службы в Министерстве иностранных дел « за дурное поведение», при этом выслать его подальше от моря, на континент, в имение родителей …под их надзор.

    9 августа 1824 года Пушкин прибыл в имение Михайловское. Эта ссылка спасла Пушкина от еще более серьезных последствий. Смерть Александра 1, привела 14 декабря 1825 года к восстанию декабристов. Одним из главных решений на эти события нового императора Николая 1 было учреждение 3 июля 1826 г. при Собственной Его Императорского Величества Канцелярии тайной службы  - III отделения во главе с А.Х. Бенкендорфом. ( См. «Служу Отечеству» № 11(45), ноябрь 2011. С. 28-31) .

    На основании допросов участников декабрьского восстания стало очевидно, что в его организации участвовали не только многие высшие чиновники России, но даже и некоторые члены царской фамилии. Были установлены их связи с иностранными державами, которые хотели использовать это восстание для расчленения России.

    В этих условиях Николаю I жизненно необходим был профессионал в  области идеологии, истории, просвещения, литературы и политики, обладающий общественным авторитетом как в России так и за ее пределами. Таким человеком, по его мнению, и был  А.С. Пушкин. Император приказывает поэту прибыть в Москву "в своем экипаже свободно, под надзором фельдъегеря не в виде арестанта". 18 сентября 1826 года, в Чудовом монастыре, состоялась их встреча. После двухчасовой беседы Николай 1 сказал: «..Нынче я говорил с умнейшим человеком России». Посредником своих милостей и благодеяний государь назначил графа Бенкендорфа. К нему Пушкин должен был обращаться во всех случаях.

    Да! Поэт продолжал быть в отставке. Да! Пушкин оставался под надзором. Но, как должен был поступить император, которого практически предали даже родные братья? Был ли Александр Сергеевич революционером, на этот вопрос он ответил сам: «…Конечно, должны еще произойти великие перемены; но не должно торопить времени, и без того уже довольно деятельного. Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества…»

    И здесь вновь всплывают «загадочные» факты. Когда началась война России с Османской империей, Пушкин проситься волонтером в армию. Из записок чиновника Третьего Отделения А. А. Ивановского: "В половине апреля 1828 года Пушкин обратился к А. X. Бенкендорфу с просьбою об исходатайствовании у государя милости к определению его в турецкую армию. Когда ген. Бенкендорф объявил Пушкину, что его величество не изъявил на это соизволения, Пушкин впал в болезненное отчаяние…» Далее Ивановский описывает прямой разговор между ним и поэтом:

    - "Если б вы просили о присоединении вас к одной из походных канцелярий: Александра Христофоровича Бенкендорфа, или графа К. В. Нессельроде, или П. И. Дибича - это иное дело, весьма сбыточное, вовсе чуждое неодолимых препятствий.

    - Ничего лучшего я не желал бы! И вы думаете, что это можно еще сделать?

    - Конечно, можно.

    Чтобы окончательно понять скрытый смысл этой беседы, необходимо подчеркнуть, что походная канцелярия Бенкендорфа - это контрразведка. Нессельроде –это МИД- политическая разведка, а Дибич возглавлял российскую военную разведку.

    Пушкинистам хорошо известны аналитически-исторические труды Александра Сергеевича того периода, в которых он чрезвычайно прозорлив в своем внимании к самым важным политическим акцентам: «Замечания о донских и черноморских казаках», «Путешествие в Арзарум во время похода 1829 года», «Заметка о секте езидов» (курдов). Интересно, что последняя является писарской копией, т.е. предназначавшаяся для предоставления по инстанции, но ведь он в это время официально по службе не числится.

    Кроме того, в начале этого века найдены документы свидетельствующие, что поэт в июле 1830 года находился в Казани. Но, согласно тщательной выверенной академической биографии поэта, в Казани он окажется только в 1833 году, когда по указанию императора будет работать над историей Пугачева. И документ подписан коллежским асессором Александром Пушкиным, а как мы помним, он уволен коллежским секретарем - на два чина ниже.

    В 1831 году поэт женится на Наталье Гончаровой. А 20 июля этого же года Пушкин пишет письмо Николаю 1 с просьбой зачислить его на государственную службу. Обычно подобные бумаги в царской канцелярии рассматривались с приличным временным люфтом. Но в данном случае имперская бюрократия работает на редкость быстро. Уже 21 июля Николай I приказал Бенкендорфу, курирующему Департамент внешних сношений МИД, дать указание Нессельроде принять Пушкина на службу.

    Далее начинается вообще какая-то фантасмагория. 23 июля Нессельроде получает письмо от Бенкендорфа о Высочайшем повелении определить в Государственную Коллегию Иностранных Дел "известнейшего нашего поэта, Титулярного Советника (выделено С.К.) Пушкина, с дозволением отыскать в архивах материалов для сочинения истории Петра I". В письме указывается государственный чин поэта - титулярный советник IX класса, хотя Пушкин формально числился отставным коллежским секретарем X класса.

    В это время российские войска подавляют польское восстание. 26 августа 1831 года армия генерала Паскевича с яростными боями берет штурмом Варшаву. ( См. «Служу Отечеству». № 12 (46). Декабрь 2011. С. 29). На Западе в многочисленных английских, французских и других печатных изданиях появились лживые пропагандистские статьи о зверствах русских войск  над  революционерами Польши. А.С. Пушкин  и В. А. Жуковский выпускают брошюру «На взятие Варшавы», в которой было два стихотворения Пушкина: «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина».

    Такой быстрой  публикации литературных произведений Россия еще не знала. Стихотворения А. Пушкина  были представлены Николаю I буквально на следующий день после взятия Варшавы. Понятно, что других видов связи в тот период как курьерами - не существовало. Суточный пробег по российским дорогам приближался к 100 верстам. Даже учитывая гениальность и быстроту пера поэта, вряд ли можно представить, что за столь короткое время он сумел получить нужный «данные», «пережить» и написать эти произведения. Это лишь подтверждает, что А. Пушкин заранее знал о штурме Варшавы и о возможности начала в связи с этим  маскированной клеветнической кампании в западных средствах печати.

    7 сентября 1831 г. было получено цензурное разрешение на выпуск книги «На взятие Варшавы». Тут же стихотворения А. Пушкина «попадают» в прессу Франции, Германии и Австрии и вызывают широкий резонанс в политических и культурных кругах этих стран. Например, австрийский посол  в Петербурге граф К. Л. Фикельмон  отправил письмо австрийскому канцлеру Меттерниху с разъяснением политической обстановки в России, связанной с польским восстанием, с приложением стихотворений А. Пушкина. При этом подчеркивал, что текст стихов был одобрен Николаем I. Получается, что эти произведения были способом выражения позиции русского правительства. Очень умный дипломатический ход! Он заставлял руководителей европейских государств серьезно задуматься о возможных последствиях, но не давал повод для использования этого документа для инсинуаций и появления ложных обвинений в адрес России. Т.е. Пушкин уже в начале новой государственной карьеры занимался политической контрпропагандой на самом высшем уровне.

                         Клеветникам России.

    …Вы грозны на словах - попробуйте на деле!

       Иль старый богатырь, покойный на постеле,    Не в силах завинтить свой измаильский штык?    Иль русского царя уже бессильно слово?    Иль нам с Европой спорить ново?    Иль русский от побед отвык?    Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

     

     

    От финских хладных скал до пламенной Колхиды, От потрясенного Кремля

    До стен недвижного Китая, Стальной щетиною сверкая, Не встанет русская земля?.. Так высылайте ж к нам, витии, Своих озлобленных сынов:  Есть место им в полях России,  Среди нечуждых им гробов…

    14 ноября 1831 г. по Коллегии Иностранных Дел издается приказ: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: отставного коллежского секретаря (выделено С.К.) Александра Пушкина принять в службу тем же чином, и определить его в Государственную Коллегию Иностранных Дел».  В соответствии с регламентом назначения того времени данный приказ указывает, что новоявленный дипломат назначается на должность IV или V класса ( должности от губернаторов до заместителей директоров департаментов, а в армии чин 1V класса соответствовал званию генерал-майора)), так как был зачислен на службу по личному указанию Императора.

    2-го января 1832 года из отделения казенных, текущих и счетных дел Государственной Коллегии Иностранных Дел А. С. Пушкину предписывается прибыть 4 января для принесения присяги. Однако церемония была отложена. Чем это могло быть вызвано? Известно, что 19 января А.Х. Бенкендорф лично указывает Пушкину, что он обязан передавать все свои произведения только ему. И, наконец, 27 января 1832 года Александр Сергеевич принимает присягу. Но…подписывает два присяжных листа. На одном он подписался «коллежский секретарь», а на втором - «Титулярный советник». То есть в МИДе он - коллежский секретарь. Тогда по какому департаменту он - титулярный советник? Кстати, с лета 1835 года Пушкин подписывается в официальных документах уже как коллежский асессор (чин V111 класса), сведений же о производстве его в этот чин в официальных документах нет.

    Чтобы найти какую-то логику к вышеизложенному, необходимо обратиться к истории становления российских спецслужб того периода. Именно 1832 год считается годом основания политической разведки России, сформированной на базе III отделения под руководством А.Х. Бенкендорфа. Возглавил внешнюю разведку А.А. Сагтынский, который создал в Европе агентурную сеть из так называемых «агентов-литераторов». Главной задачей последних было проведение контрпропаганды. Эта же задача была поставлена и перед русскими дипломатами. Эффективность контрпропаганды зависела от четкой связи публикации подобных статей в российской и зарубежной прессе. Для координации такой работы  требовался выдающийся литератор, прекрасно знавший европейскую литературу и историю, а также великолепно владевшим французским языком, на котором  в основном в те годы общалась европейская интеллигенция. 

    Есть еще одно малоизученное, но могущее нам многое подсказать обстоятельство - это Пушкин как лингвист, криптограф, шифровальщик. Секретной экспедицией (шифры и литография) заведовал ближайший друг А. С. Пушкина - П. Л. Шиллинг фон Канштадт.  Немногие при его жизни знали, что он был руководителем шифровальной службы России. Царским указом было запрещено публично упоминать о подобных лицах. Выезд сотрудников этого наисекретнейшего Департамента за рубеж был строго запрещен царем. Вот, возможно, самая вероятная причина, почему А.С. Пушкину никогда не разрешали выезжать за границу!

    Через 8 месяцев с начала службы в МИДе, К.В. Нессельроде неожиданно получает указание А.Х. Бенкендорфа, о многократном повышении оклада А.С. Пушкина до …5 000 рублей в год. Сумма положенного оклада  семикратно превышала ставку чиновника ранга, по которому официально числился Александр Сергеевич и

    что соответствовало в те времена окладу заместителя директора департамента. Ряд специалистов высказывают мнения, и вполне обоснованные, что резкое повышение содержания вызвано серьезным участием Пушкина в мероприятиях по обеспечению государственной безопасности. Во всем мире способности и знания лингвистов используются криптографами для успешного дешифрования переписки противника! Именно в это время, российским спецслужбам, путем дешифровки секретной переписки руководителей польского восстания удалось получить точные имена близких связей заговорщиков в российском и других дворах Европы. А то, что Александр Сергеевич в совершенстве владел этой «наукой», показывают исследования академика В. А. Чудинова. В рисунке А.Пушкина  «Медный всадник», он по методике Шиллинга фон Конштадта «выявил» семь криптограмм, которые коротко расшифровываются как: «ЕЗДОК ПШИКОВ ПАЛ В РОВ. ЖДЁШЬ. ПУШКИН».

    В современном переводе это расшифровывается как - неумелый всадник свалился в ров, и конь находится в нетерпеливом ожидании. Известно, что поэт не очень то одобрял деятельность Петра 1 как Императора.

    Кроме того, сейчас установлено, что Пушкин официально зарплату получал не в МИДе, а из специального фонда Николая I в министерстве финансов. По этой же схеме «финансировались», например, уже упоминавшийся А.А. Сагтынский и один из главных агентов-литераторов 111 отделения во Франции – «шпион столетия» Я. Н. Толстой ( см. «Служу Отечеству», № 12 (46). Декабрь 2011. С. 28).

    После этого времени Александр Сергеевич по личному указанию Николая 1 был допущен к наиболее секретным документам России: архивам 111 отделения, архивам собственной семьи, к материалам о Петре 1, Елизавете, Екатерине Великой и даже ко всем данным о восстании Емельяна Пугачева. Кстати, для  затрат по написанию истории Пугачевского бунта Пушкин получил от Бенкендорфа 40 тысяч рублей серебром. Это почти половина суммы, за которую через 30 лет будет продана Аляска. Вряд ли простому, обыкновенному чиновнику МИДа могла быть выдана такая сумма.

    Нам всегда внушали, да и сам поэт в письмах своим знакомым отмечал, что по государственным делам он «ничего не делал». На самом деле он был чрезвычайно загружен, обрабатывая громадное количество материалов, начал писать историю Петра I, собирал данные для глубокого изучения других важнейших исторических тем. В стихах, поэмах, и прозе, широко использовал полученные исторические сведения. Его отношение к делу было высоко оценено. В январе 1833 года ему вручают диплом академика Императорской Российской академии наук. Уже к весне 1834 года он полностью завершил исследование по истории Пугачевского восстания.

    А теперь попытаемся проанализировать взаимоотношения А. С. Пушкина и А. Х. Бенкендрфа. Он писал А. Х. Бенкендорфу 54 раза, А. Х. Бенкендорф поэту - 36 раз. По количеству писем, написанных А. Пушкиным, А. Х. Бенкедорф стоит на третьем месте после писем к Наталье Гончаровой и Вяземскому. Эти письма очень напоминают взаимоотношение начальника и подчиненного. А.Х. Бенкендорф  учил А.С. Пушкина скромнее вести себя в обществе, особенно при иностранцах, докладывать обо всех своих поездках. Он даже советовал поэту, во что надо одеваться в тех или иных случаях.  Такие напутствия больше похожи на «инструктаж» начальника спецслужбы о том, как проводить оперативные мероприятия.

    Рассекреченные в недалеком прошлом архивы вюртембергского и австрийских министерств иностранных дел среди прочего обнаружили секретные депеши послов иностранных государств, где Пушкин предстает как видный политический деятель, идейный глава русской партии, противостоящий партии иноземцев, стеной отгородивших Николая 1 от русского общества. Документы свидетельствуют, что Александр Сергеевич пытался сломать эту стену, что и явилось одной из главных причин его убийства.

    Мы сознательно уходим от рассмотрения событий, предшествующих злополучной дуэли и самой гибели поэта. Они требуют значительного места и несут в себе еще больше загадок и нераскрытых до сих пор тайн. Отметим только, что все обстоятельства дуэли, в том числе и по самому Пушкину рассматривались ВОЕННЫМ СУДОМ, т.е. поэт не являлся лицом гражданским. А приговоренный тем же судом к смертной казни – Дантес; был помилован и отпущен за границу. Не напоминает ли это часто применяемый в государственной практике прием освобождения (обмена) разведчика. Всем главам дипломатического корпуса и иностранных миссий были разосланы пригласительные на похороны. Согласно международного этикета, подобное делается в случае смерти достаточно высокопоставленного сотрудника МИДа.

    Но в заключении вернемся еще к одному интересному моменту. Любой разведке мира известно, чтобы определить какое место и какую ступень занимал человек в иерархии спецслужб, достаточно выяснить какую государственную пенсию он получает. И здесь нас опять поджидают неожиданности. Пенсия, начисленная вдове Пушкина, составила 10.000 рублей. Когда бывший шеф политической разведки, генерал А.А. Сагтынский после 46 лет службы подал в отставку, он получил точно такую же пенсию. Причем надо учитывать, что для высших сотрудников разведки Император назначал суммарную пенсию по двум государственным ведомствам, в которых они проходили службу.

    В соответствии с законодательством тех лет, если чиновник прослужил на государственной службе более 35 лет, то ему полагается пенсия в размере 100%  от его оклада. Если 25 лет то 50%.  Период государственной службы А. Пушкина  вообще не натягивал на какую-либо пенсию.

    Кроме того, за счет казны была погашена ссуда А. Пушкина в размере 45.000 рублей, выдано вдове единовременное пособие в размере 50.000 рублей, и оба сына получили пенсион в размере 1 200 рублей в год. Подобные выплаты могли произойти только в одном случае. Если государственный чиновник погиб на служебном посту, выполняя особое задание самого Императора! Тогда полагалось, в независимости от срока прохождения государственной службы, начисление пенсии в размере последнего оклада погибшего чиновника, а также денежная компенсация вдове и ближайшим родственникам погибшего.

    И хотя выводы мы предложили делать самим читателям, все же два из них мы постараемся изложить:

    - Почему англичане не стесняются, а наоборот выпячивают, что основоположник жанра бытового романа Даниель Дефо, написавший знаменитого « Робинзона Крузо», был разведчиком английского правительства. Французы рукоплещут и подчеркивают, что Пьер Огюст де Бомарше, автор еще более известного «Фигаро», тоже принадлежал к плеяде рыцарей «плаща и кинжала». И таких примеров не счесть. Почему же мы как страусы прячем голову в песок, когда надо признать: АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ПУШКИН был тесно связан с деятельностью российских спецслужб. Уж больно явно выгладывает из-за плеч историков-пушкинистов, так нелюбимая и порицаемая высшими российскими государственными чиновниками «политика двойных стандартов». Разве признание этого факта, его величие как поэта станет меньше, или его стихи и поэмы приобретут «нечитабельный оттенок». Представляется, что, с точностью до наоборот, - приведет к более значительному переосмыслению его творчества.

    - Сейчас, говоря о величайшем вкладе А. С. Пушкина в российскую историю, невольно приходят на память имена многих и многих других талантливейших сынов Отчизны. Парадокс: Россия - страна рождающая гениев, как и раньше еще пока страна, где гении не приживаются.

    Сергей Крюков.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 7 комментариев , вы можете свернуть их
    igor impersky(De^min) # написал комментарий 7 июня 2012, 04:42
    Сергей Федорович? Весьма Достойно. В дырочку
    александр тимофеев # ответил на комментарий igor impersky(De^min) 12 июня 2012, 15:01
    Если не ошибаюсь, он Сергей Васильевич - замечательный историк спецслужб, который (в отличие от многих) знает, о чем говорит. Сейчас он пишет обалденный цикл статей "Впервые в истории российских спецслужб", 10 публикаций уже вышло в нашей газете, еще планируется, как минимум, столько же. По итогам хотим издать книгу - даже действующие спецы читают взахлеб. Это - тайная история государства Российского. Если получится, выложу в ГП.
    Stanislav Dubinin # написал комментарий 18 февраля 2014, 09:46
    Это элементарно можно проверить. В архиве МИДа хранится вся шифрпереписка с времен Петра Великого. Так что если Пушкин когда-либо подписывал или визировал депеши, или в них упоминался, то все это есть в архиве МИДа. Странно, что "исследователи" этого до сих пор не сделали.
    Юрий Каменский # ответил на комментарий Stanislav Dubinin 30 августа 2019, 15:58
    Не вижу ничего странного. Полагаю, что без допуска эту переписку не получить. А тот, у кого он есть, сам весь в подписках.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 618 записей в блогах и 4784 комментария.
    Зарегистрировалось 35 новых макспаркеров. Теперь нас 5028769.