Органчик или пророчество Салтыкова - Щедрина

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Евгений Кулешов написал
    0 оценок, 2750 просмотров Обсудить (0)

     

    27 января  1826 года родился Михаил Евграфович Салтыков – Щедрин. Этот пророк   описывая события века XVIII, по недосмотру затесался в век  XXI. Не верите?  Прочитайте и удостоверьтесь

    Б р у д а с т ы й, Дементий Варламович. Назначен  был  впопыхах  и

    имел в голове некоторое особливое устройство, за что и прозван был  "Ор-

    ганчиком". Это не мешало ему, впрочем, привести в порядок недоимки,  за-

    пущенные его предместником.

     В августе 1762 года в городе Глупове происходило  необычное  движение

    по случаю прибытия нового градоначальника, Дементия Варламовича  Брудас-

    того. Жители ликовали; еще не видав в глаза вновь назначенного  правите-

    ля, они уже рассказывали об нем анекдоты и называли его "красавчиком"  и

    "умницей". Поздравляли друг друга с радостью, целовались, проливали сле-

    зы, заходили в кабаки, снова выходили из них и опять заходили. В  порыве

    восторга вспомнились и старинные глуповские вольности.  Лучшие  граждане

    собрались перед соборной колокольней и, образовав всенародное вече, пот-

    рясали воздух восклицаниями: "Батюшка-то наш!  красавчик-то  наш!  умни-

    ца-то наш!"

       Явились даже  опасные  мечтатели.  Руководимые  не  столько  разумом,

    сколько движениями благородного сердца, они утверждали,  что  при  новом

    градоначальнике процветет торговля, и что, под  наблюдением  квартальных

    надзирателей, возникнут науки и искусства. Не удержались и от сравнений.

    Вспомнили только что выехавшего из города старого градоначальника и  на-

    ходили, что хотя он тоже был красавчик и умница, но что,  за  всем  тем,

    новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что

    он новый. Одним словом, при этом случае,  как  и  при  других  подобных,

    вполне выразились: и обычная глуповская восторженность, и  обычное  глу-

    повское легкомыслие….

     

      

       Скоро, однако ж, обыватели убедились, что ликования и надежды их  бы-

    ли, по малой мере, преждевременны  и  преувеличенны.  Произошел  обычный

    прием, и тут в первый раз в жизни пришлось глуповцам на  деле  изведать,

    каким горьким  испытаниям  может  быть  подвергнуто  самое  упорное  на-

    чальстволюбие. Все на этом приеме совершилось как-то загадочно. Градона-

    чальник безмолвно обошел ряды чиновных архистратигов, сверкнул  глазами,

    произнес: "Не потерплю!" - и скрылся в кабинет.  Чиновники  остолбенели;

    за ними остолбенели и обыватели…

      

       Увы! последующие события не только оправдали общественное мнение обы-

    вателей, но даже превзошли самые  смелые  их  опасения.  Новый  градона-

    чальник заперся в своем кабинете, не ел, не пил и все что-то  скреб  пе-

    ром. По временам он выбегал в зал, кидал письмоводителю кипу  исписанных

    листков, произносил: "Не потерплю!" - и вновь скрывался в кабинете. Нес-

    лыханная деятельность вдруг закипела  во  всех  концах  города;  частные

    пристава поскакали; квартальные поскакали; заседатели поскакали;  будоч-

    ники позабыли, что значит путем поесть, и с тех пор  приобрели  пагубную

    привычку хватать куски на лету. Хватают и ловят, секут и порют, описыва-

    ют и продают... А градоначальник все сидит и выскребает все новые и  но-

    вые понуждения... Гул и треск проносятся из одного конца города  в  дру-

    гой, и над всем этим гвалтом, над всей этой сумятицей, словно крик  хищ-

    ной птицы, царит зловещее: "Не потерплю!"…..

      

       - И хоть бы он делом сказывал, по скольку с души ему надобно! - бесе-

    довали между собой смущенные обыватели, - а то цыркает, да и на'-поди!

       Глупов, беспечный,  добродушно-веселый  Глупов,  приуныл.  Нет  более

    оживленных сходок за воротами домов, умолкло щелканье  подсолнухов,  нет

    игры в бабки! Улицы запустели, на площадях показались хищные звери…

     

       Начали ходить безобразные слухи. Говорили, что  новый  градоначальник

    совсем даже не градоначальник, а оборотень, присланный в Глупов по  лег-

    комыслию; что он по ночам, в виде ненасытного упыря, парит над городом и

    сосет у сонных обывателей кровь. Разумеется, все  это  повествовалось  и

    передавалось друг другу шепотом; хотя же и находились смельчаки, которые

    предлагали поголовно пасть на колена и просить прощения, но и тех  взяло

    раздумье. А что, если это так именно и надо? что, ежели признано необхо-

    димым, чтобы в Глупове, грех его ради, был именно такой, а не иной  гра-

    доначальник? Соображения эти показались до того резонными, что  храбрецы

    не только отреклись от своих предложений, но  тут  же  начали  попрекать

    друг друга в смутьянстве и подстрекательстве…

     

       И остался бы наш Брудастый на многие годы пастырем вертограда сего, и

    радовал бы сердца начальников своею распорядительностью, и не ощутили бы

    обыватели в своем существовании ничего  необычайного,  если  бы  обстоя-

    тельство совершенно случайное (простая оплошность) не прекратило его де-

    ятельности в самом ее разгаре.

       Немного спустя после описанного выше приема  письмоводитель  градона-

    чальника, вошедши утром с докладом в его кабинет, увидел такое  зрелище:

    градоначальниково тело, облеченное в  вицмундир,  сидело  за  письменным

    столом, а перед ним, на кипе недоимочных реестров, лежала,  в  виде  ще-

    гольского пресс-папье,  совершенно  пустая  градоначальникова  голова...

       Но как ни строго хранили будочники вверенную  им  тайну,  неслыханная

    весть об упразднении градоначальниковой головы в несколько минут облете-

    ла весь город. Из обывателей многие плакали,  потому  что  почувствовали

    себя сиротами, и сверх того боялись подпасть под ответственность за  то,

    что повиновались такому градоначальнику, у которого  на  плечах,  вместо

    головы, была пустая посудина. Напротив, другие хотя тоже плакали, но ут-

    верждали, что за повиновение их ожидает не кара, а похвала.

     

       Публика начала даже склоняться в пользу того мнения. что вся эта

    история есть не что иное, как выдумка праздных людей, но потом,  припом-

    нив лондонских агитаторов и переходя от одного силлогизма  к  другому,

    заключила, что измена свила себе гнездо в самом Глупове. Тогда все члены

    заволновались, зашумели и, пригласив смотрителя народного училища, пред-

    ложили ему вопрос: бывали ли в истории примеры,  чтобы  люди  распоряжа-

    лись, вели войны и заключали трактаты, имея на  плечах  порожний  сосуд?

    Смотритель подумал с минуту и отвечал, что в истории многое покрыто мра-

    ком; но что был, однако же, некто Карл  Простодушный,  который  имел  на

    плечах хотя и не порожний, но все равно как бы порожний сосуд,  а  войны

    вел и трактаты заключал.

     

       Ситуацию прояснил часовых дел мастер Байбаков:

       В прошлом году, зимой, - не помню, ка-

    кого числа и месяца, - быв разбужен в ночи, отправился я, в  сопровожде-

    нии полицейского десятского, к градоначальнику нашему, Дементию Варламо-

    вичу, и, пришед, застал его сидящим и головою то в ту, то в другую  сто-

    рону мерно помава'ющим. Обеспамятев от страха и притом  будучи  отягощен

    спиртными напитками, стоял я безмолвен у порога, как вдруг господин гра-

    доначальник поманили меня рукою к себе и подали мне бумажку. На  бумажке

    я прочитал: "Не удивляйся, но попорченное исправь". После того  господин

    градоначальник сняли с себя собственную голову и подали ее мне. Рассмот-

    рев ближе лежащий предо мной ящик, я нашел, что он заключает в одном уг-

    лу небольшой органчик, могущий исполнять некоторые нетрудные музыкальные

    пьесы. Пьес этих было две: "Разорю!" и "Не потерплю!". Но так как в  до-

    роге голова несколько отсырела, то на валике  некоторые  колки  расшата-

    лись, а другие и совсем повыпали.  От  этого  самого  господин  градона-

    чальник не могли говорить внятно или же говорили с пропуском букв и сло-

    гов. ..

       Выслушав показание Байбакова, помощник градоначальника сообразил, что

    ежели однажды допущено, чтобы в Глупове был городничий,  имеющий  вместо

    головы простую укладку, то, стало быть, это так и  следует. 

       Началась анархия, то есть безначалие. Начальстволюбие, временно потрясенное  странным

    поведением Брудастого, робкими, но  твердыми  шагами  выступает  вперед…

       И Бог знает, чем разрешилось бы всеобщее смятение, если бы в эту  ми-

    нуту не послышался звон колокольчика и вслед за тем не подъехала к  бун-

    тующим телега, в которой сидел капитан-исправник, а с ним  рядом...  ис-

    чезнувший градоначальник!

       На нем был надет лейб-кампанский мундир; голова его была сильно пере-

    пачкана грязью и в нескольких местах побита. Несмотря на это,  он  ловко

    выскочил с телеги и сверкнул на толпу глазами.

       - Разорю! - загремел он таким оглушительным голосом, что все мгновен-

    но притихли.

       Волнение было подавлено сразу; в этой, недавно столь грозно гудевшей,

    толпе водворилась такая тишина, что можно было  расслышать,  как  жужжал

    комар, прилетевший из соседнего болота подивиться на "сие нелепое и сме-

    ха достойное глуповское смятение".

       - Зачинщики, вперед! - скомандовал градоначальник, все более возвышая

    голос.

       Начали выбирать зачинщиков из числа  неплательщиков  податей,  и  уже

    набрали человек с десяток, как новое  и  совершенно  диковинное  обстоя-

    тельство дало делу совсем другой оборот.

       В то время как глуповцы с тоскою перешептывались, припоминая, на  ком

    из них более накопились недоимки, к сборищу  незаметно  подъехали  столь

    известные обитателям градоначальнические дрожки. Не успели обыватели ог-

    лянуться, как из экипажа выскочил Байбаков, а следом за ним в виду  всей

    толпы оказался точь-в-точь такой же градоначальник, как и тот,  который,

    за минуту перед этим, был привезен в телеге исправником! Глуповцы так  и

    остолбенели.

       Голова у этого другого градоначальника была совершенно новая и притом

    покрытая лаком. Некоторым прозорливым гражданам показалось странным, что

    большое родимое пятно, бывшее несколько дней тому назад на  правой  щеке

    градоначальника, теперь очутилось на левой.

       Самозванцы встретились и смерили друг друга глазами. Толпа медленно и

    в молчании разошлась. Более подробный рассказ о происшествии здесь:

    http://az.lib.ru/s/saltykow_m_e/text_0010.shtml

     

    Новости парнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 467 записей в блогах и 5489 комментариев.
    Зарегистрировалось 20 новых макспаркеров. Теперь нас 5029744.
    X