КРИЗИСНАЯ «ЭНСЬЕРРА» или если бы я был быком…

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Станислав Заморский написал
    0 оценок, 503 просмотра Обсудить (0)

     

     

    ПРЕАМБУЛА

     

     

    Энсьерро (исп. encierro, от encerrar — запирать) — испанский национальный обычай, суть которого состоит в весёлом убегании от специально выпущенных из загона быков и получении от этого острых адреналиновых ощущений опасности. Маршрут животных огораживается, и его длина примерно один километр. Бегунами могут быть все желающие. Судя по испанским улицам, желающих много. Организаторы, стремятся, конечно не допускать на забег пожилых людей, детей, или находящихся под воздействием алкоголя или наркотиков, но это конечно редко удается. Тем более сегодня психостимуляторов и других хватает. Таким образом, кто-то обязательно да будет покалечен, растоптан или просто убит. Такова она, энсьерра…

     

    Тот кто рассматривал это зрелище, наверняка вспомнит странную двойственность ощущений: с одной стороны угроза исходящая от быка, вот-вот уже догоняющего бегущего от него человека, что просто гипнотизирует ваше внимание, с другой… Ну что может быть нелепее и абсурднее этого рискованного занятия: шутки с животным и с судьбой?

     

    Бег впереди паровоза! Не проще ли сыграть в русскую рулетку?

     

    Тут другое… Массы людей, подбадриваемые друг другом, возбужденные и опьяненные ВСЕОБЩИМ чувством опасности, в виде близкой животной необузданной силы быка, напоминающей первозданную, доисторическую силу природы, хотят испытать остроту собственной жизни… как наверно и её тщету.

     

    Боль, страдание… смерть на людях, что может быть завораживающе?

     

    С тех пор, как СМИ озвучили наступление мирового финансово-экономического кризиса, жизнь наша, по своему веселью и сосредоточенно азартному наблюдению угроз, стала очень напоминать эту знаменитую испанскую «энсьерру»… Складывается такое впечатление, что все давно всё понимают, но опьяненные кризисом смотрят на биржевые табло, на рейтинги политиков и прилавки супермаркетов. Все давно бегут впереди архаического кризисного быка, просто дурь у каждого, своя… согласно, своей социальной нише в сложнейшей иерархии хаоса толпы… На которую летит первородная сила… Все её боятся, но нет ничего любопытнее и пьянящее, чем увидеть её и прикоснуться…

     

     

     

    ФИРМА «ДЕТРОЙТ»

     

     

     

    Недавно произошло событие, которое за псевдополитическими истериками, суетой, идущей сплошным потоком из СМИ, о разных там сноуденах, навальных, английском наследнике и прочем поносе, незаметно промелькнуло мимо больших ушей нашего чванливого «информационного общества». Во всяком случае, благодаря профессионализму сети СМИ, маленький животик беременной Кейт Мидлтон, некоторое время, успешно затмевал собой каллапс целого Детройта. А с ним заодно и Сирии, и Венгрии, и Египта с Турцией, и огромных толп людей на улицх всего мира, по своему беременных, и только одним: кризисом… Завтра будет ещё что-нибудь, что как спектакль для умалишенных, отвлечет от страшной боли и тревоги о будущем …

     

    Детройтскому событию, уделили своё относительно небольшое «экспертное» внимание, различные популярные экономисты-эксперты, а также «слегка фрондирующие» альтернативные «патриоты», такие как Хазин, Делягин и другие калашниковы. Как без них! Другое дело, что в их анализе детройтского события, достаточно уже методологически предсказуемом, изрядно поднадоевшем, и главное, со странно неопределенных патриотическо-мировоззренческих позиций, ускользнула одна очень важная деталь. Хочется обратить внимание именно на неё, а точнее, на факт её умалчивания. Или недомыслия, один Бог знает!. Этот факт прекрасно характеризует убогость «доминирующего дискурса», навязываемого сегодня российской публике в качестве «полноценной мировоззренческой оценке» как и её «альтернативы».

     

    Этот небольшой, казалось бы, лежащий на поверхности факт, вскрывает всю популистскую незрелость наших топовых «ньюсмейкеров», чревовещателей патриотических тревог за судьбы расейские, законодателей политологической моды на их конформное недовольство «порочной системой». «Продвинутость» их понимания ситуации, ещё далека от явной абсурдности, но потихоньку, уже начинает попахивать тухлыми интеллигентскими истериками, заканчивающимися, как и все, что рождает в себе, больная несварением идей «порочная система», всё тем же. То есть абсолютно ничем.

     

    Если б я был политологом и имел бы возможность задавать обществу вопросы в реальном эфире, а не писать в стол, именуемый сегодня «блогосферой» (что-то типа электронного кладбища общественного мнения, как удивительного приспособления по его безопасной утилизации), я бы обязательно обратил внимание общественности именно на этот примечательный факт. Он в следующем …

     

    СМИ профессионально, массмедийно широко, сообщают о банкротстве Детройта. По ходу, между прочим, в небольших перерывах между сноуденами, навальными и беременными на всю голову, счастливыми англичанами. Эксперты вооружившись инсайдами, анализируют, по ходу и между прочим, кто во что горазд… Цифры, статистика, кривые и прямые, индексы… И вот уже всем кажется, что ведь, всё ясно… Случился вот, кризис в Детройте… Во как бывает, понимаешь…

     

    А ведь ничего не ясно.

     

    Шутка ли, объявлено банкротство целого мегаполиса! Да ещё какого! Да ещё американского! Неужто, локомотив мировой экономики мог так… расслабиться? Это вам не города-призраки в Китае, и не мифические террористы, взрывающие по арабским городам сначала шиитов, потом суннитов, под объективы камер аль-джазир, американские аплодисменты и взрывчатку!...

     

    Никто из экспертов, имеется в виду российских, не уточнил и не спросил у публики или хотя бы у самого себя: Детройт, это что… фирма такая, что его банкротят? Ведь это огромный, современный город, с его огромной инфраструктурой, макро и микросоциальным космосом! Со всей сложнейшей технической и человеческой коммуникацией! Не говоря об ином. С каких это пор огромную и целую административно-территориальную единицу, стали приравнивать к отдельному хозяйствующему бизнес субъекту, чтобы? Если бы я был политологом, или на худой конец экономистом, я бы постарался выяснить подоплеку и историю именно этого вопроса.

     

    Стоило бы отечественным экспертам выяснить, после чего, после каких таких изменений в американском законодательстве, экономической и социальной политике США, стало возможным банкротить город Детройт, как какую-то ОТДЕЛЬНУЮ стоящую (лежащую) от американского государства, неудачную фирмочку, завод, предприятие, ООО, АО, Банк, корпорацию и т.д.? Получается Детройт сам по себе, а Америка (причем та самая успешная и уверенная в своей миссии Америка!?), сама по себе?

     

    Детройтский коллапс, это не просто инфраструтурное ЧП, а свидетельство типового системного кризиса государства, встроенного в глобальную систему, и не способного сегодня регулировать жизнь общества, за счет которого оно, по идее, существует.

     

    А может оно, национальное государство уже давно и не существует, не содержится за счет общества и вовсе, и потому плевало оно на Детройтские и подобные ему проблемы, с высоты финансовых уоллстритовских ущелий?

     

    Хорошо, тогда за счет кого оно теперь существует? Скажите, эксперты, за счет чего существует современное национальное государство и этим вы ответите на многие сопутствующие вопросы!

     

    США, находящиеся в авангарде мировых цивилизационных и исторических изменений и процессов, как раз и демонстрируют собой тот сценарий, который в перспективе, в том или ином виде, практически ждёт всех, вставших и не вставших на путь единения с мировой метрополией государств... Толку что Америка далеко, суть-то цивилизационных и культурно-исторических процессов – одна.

     

    Как же так получилось, что банкротство города, легко и свободно объявляется и тут же отождествляется в сознании масс людей (и даже экспертов), с банкротством неудавшегося коммерческого «проекта»? Если наши города, а с ними и государства, превратились в «фирмы», коммерческие проекты, то что тогда сегодня является бизнесом на самом деле?

     

    Это главный, общественно важный вопрос-срез случившегося в Детройте, а не псевдоаналитика, расчитанная на идитов, мнящих себя специалистами. Именно в этом, на первый взгляд, малозначительном явлении, как раз и скрываются глубокие системные мутации современного нам мира, сокрыты реальные процессы, происходящие с современным нам обществом. Это то, что происходит перед носом, и оно неотвратимо как бык, бегущий по улицам Испании.

     

    Для начала, попробуем назвать это явление, «конечной и завершающей стадией глобальной коммерциализации современного национального государства», или же «началом окончательного банкротства национальных государств перед лицом сформированного большого мирового бизнес-сообщества» и т.д. Кому как будет угодно…

     

     

     

    ПОСТАНОВКА ВОПРОСОВ

     

     

     

    Итак, Детройт, бывший некогда столицей автомобильной промышленности США, объявивший недавно о начале процедуры своего банкротства из-за многомиллионного бюджетного дефицита и внешних долгов, этот крупнейший в прошлом, промышленный центр, оказался должен миллиарды долларов различным пенсионным фондам, страховым компаниям, здравоохранению, коммунальным службам, а также тысячам и тысячам городских служащих и коммунальных работников. Для спасения мегаполиса, власти штата назначили «сити-менеджера», что то типа городского кризисного управляющего, для решения экстренных вопросов…

     

    Интересно, что может сделать маленький человечек, пусть даже очень талантливый и креативный, против разгулявшейся по планете стихии, сумевшей поглотить даже целые государства? Тем более стихии, начавшей свое свирепое шествие, даже не вчера!?

     

    Перед ним, перед этим кризисным человечком, нечто невообразимо огромное, чудовищное по масштабам явление, скорее похожее на океанский прилив или отлив во время лунного затмения, чем просто бюджетный форс-мажор, который можно по хитрому, «разрулить». Допустим, монетарными схемами, бюджетными играми, перекредитовками и прочими художествами. Причем, не только в масштабах города, но и в масштабах страны?

     

    Тут потешной борьбой с коррупцией, патриотическими призывами срочно возродить промышленность и навести порядок, как это кажется очень актуальным, для истерической толпы клонированных «навальных» революционеров, точно не обойтись.

     

    И потом, с коррупцией есть смысл бороться в мирное время, а теперь, когда у тебя есть только один выход - бежать по коридору, от рассвирепевшего, ненасытного ньюйорксокого Тельца, поздно обвинять друг друга во взаимных махинациях – самое страшное уже произошло: мы уже весело бежим, впереди паровоза... Сегодня на дворе другая, более серьезная беда, сравнимая со стихийным бедствием, а точнее даже с войной, когда дальнейшее упорное сохранение сложившейся системы перераспределения жизненных благ, производимых мировой экономикой, способно стереть, растоптать, уничтожить не только отдельные классы, сословия, но и города, целые народы, целые государства!

     

    Кто вообще такие вопросы способен решать?!

     

    Тут, на электронных кладбищах блогосферы, мы можем сколько угодно, умничать, феерически и масштабно, самоудовлетворяться иллюзиями осмысления, как первобытные дикари, считая, что чем чаще мы будем произносить имена «духов кризиса», тем больше их заклинаем… и управляем. Процессы идут.

     

    Вот, что касается Детройта, то нас не должны интересовать цифры, графики и прочая «ценная шелуха», на которой так усердно фокусируют общественное внимание вышеуказанные эксперты в современных СМИ, как профессиональные, штатные и внештатные болтуны, вуалирующие реальность своей субъективной глупостью. Нас интересует не поверхностная аналитика, не умные глупости, для заполнения эфиров в экономиках «по-русски» или «по-украински», а более глубокая, как и более общая логика происходящего, представляющая реальную ценность для общества, а не прикладную, массмедийную. Нам не нужна липовая парадоксальность, нам нужна ясность.

     

    Если б я был политиком или экономистом, то относительно произошедшего в Детройте, а также учитывая специфику происходящего в наших разобщенных большим бизнесом государствах, России и Украине, меня бы интересовал ответ на такие вопросы:

     

    - С каких это пор Детройт стал условной фирмой и есть ли аналогии такого «преображенного» состояния городов в России и Украине?

     

    - Что реально и на самом деле «обанкротило» Детройт и есть ли тому аналогии в России и Украине?

     

    - Насколько современные государства обладают возможностями препятствовать таким инфраструктурным обрушениям, подобным Детройтскому, и… есть ли такие политико-экономические возможности в России и Украине?

     

    Отдельно, меня бы интересовал вопрос, что будет дальше, с этим Детройтом, как и с другими городами, после подобных банкротств? Неужели будет классическая кризисная скупка таких городов? Как и скупка людей в них живущих, более успешными геополитическими субъектами, с последующим, классическим выселением их, как лишних, не вписывающихся в правильную рыночную глобальную систему в другие, ещё пока не обанкротившиеся города? Ну и конечно, как будет конкретно с городами России и Украины?

     

    Понимаю, понимаю! Для кого-то, возможно, ответы на эти вопросы лежат на поверхности. Для кого-то они очевидны. .В Интернете, на этой сетевой помойке информации, тщательно порывшись, конечно, можно откопать взвешенные и трезвые мнения на этот счет. Но почему я не слышу официального анализа Детройтских событий, как и ответа на подобные вопросы, от наших уважаемых популярных экспертов, именно в этой плоскости? Ведь они так очевидны! Неужели эксперты так увлечены мониторингом сообщений из ФРС, уровнем безработицы в США, что забыли, о чем обязаны думать отечественные экономисты и политологи? О смешном… о Родине!

     

     

     

    ДЕТРОЙТСКИЙ «ЧЕРНЫЙ ЯЩИК»

     

     

     

    Так как мир взаимозависим, причем не самым лучшим образом, история с Детройтом, мы уверены, является реальным прообразом не такого уж далекого, но уже нашего будущего. А будущее должно быть осмыслено максимально полно и глубоко, даже если оно и детройтское. Нечего стыдится.

     

    В момент любых аварий и катастроф, всегда вскрываются неизвестные до того детали, обозначаются скрытые до того проблемные узлы.

     

    Озвученные экспертные мнения можно свести в два общих направления: первое - американский мегаполис обрушила деиндустриализация, мол, исчезло реальное промышленное производство, породившее безработицу, снижение налоговых поступлений и пр.; и второе – классическое злоупотребление выпуском необеспеченных городских «ценных» бумаг. Собственно от этих двух вещей и обанкротился наш Детройтик. А так… всё нормально…

     

    Но если скурпулезно подходить к причнно-следственным связям, бегство из Детройта знаменитого американского автопрома (ну куда же ещё как не в Азию!), является лишь частью проблемы. Оно, бегство, само является классическим следствием всё того же архетипического вывоза капитала, о котором с откровенностью лишнего русского интеллигента, писал ещё Ульянов-Ленин, в начале первой мировой войны. Войны, кстати, как раз за его колониальный вывоз.

     

    Капитал, в современной системе воспроизводства, как постоянно накапливающаяся и потому инфлирующая прибавочная стоимость, природно и инстинктивно для себя ищет, кроме сверхприбылей, спасительного снижения издержек оборота и более надежной, ликвидной капитализации. Это его институциональная сущность, а не безбожная черта бессовестных непатриотичных капиталистов.

     

    Именно этот жестокий, стихийный процесс, является основной причиной деиндустриализации любых «успешных» развитых государств (в том числе и вороватых постсоветских режимов, торгующих природными ресурсами и суверенитетом), а также минимизация налоговых отчислений, и начался он, повторим, даже не вчера.

     

    Потому для Детройта он не является чем-то, определяющим. Много чего уже утекло и еще больше утекает каждую секунду. Скорее речь идет о целом комплексе проблем, свернувшихся в один ядовитый политико-экономический клубок и нашедший в самой финансово «развитой» стране, США своё логическое завершение. Тут и чудовищная урбанизация, и фондовые спекуляции, и большая системная коррупция, которая, собственно никогда ничем не отличалась от просто большого бизнеса, и деградация государства как регулятора, и прочее, и прочее…

     

    Вот, допустим выпуск муниципальных ценных бумаг (вот он уровень финансового развития-то!), говорит только о том, что уже сами города, как оказывается, давно превратились в обычные многослойные финансовые пирамиды, посреди деиндустриализованных мировым рынком экономических болот. Тысячу раз суперсовременных, воспетых американским Голливудом болот цивилизации!

     

    Можно быть абсолютно уверенными: не каждый знал о выпуске ценных городских бумаг, в самой Америке, не говоря уже о нас с вами. А если и знал, то не отдавал себе в этом должного отчета. И уж тем более, не каждый мог, по своим причинам, прикупить и себе этих «бумаг». Допустим, своего любимого «промышленного города». Бюджета не хватает, крутитесь сами.

     

    Вы просто поинтересуйтесь ценными бумагами своих городов, и узнаете много интересного и поучительного! Вот где страсти господни! Вот где диссертации писать и историю изучать!

     

    Вот украинское село или русская деревня – последний оплот натуральности и не геномодифицированности нашей цивилизации, вряд ли смогли бы выпустить свои «бумаги». Им это не дадут из того соображения, что сельскохозяйственная промышленность должна окончательно модифицироваться в закрытые от посторонних глаз территории-производства. Они афилированны в крупнейшие промышленные корпорации, для которых производить что пищу, что химикаты, уже всё равно. Селу, остающемуся по духу, чуть ли не общинно-советским, никто не позволит выпускать бумаги… без окончательной приватизации настоящими собственниками предварительно распайованной земли, как основного, главного средства производства жизни… Причем приватизации, не обязательно своими, доморощенными, т.н. национально ориентированными собственниками, а скорее международными инвесторами, прячущими за словом международные инвестиции, самую элементарную аннексию. Этот процесс идет уже давно и он всем известен. Элита, как плоть от плоти своего народа, то же участвует в этом забеге…

     

    На примере грандиозного обрушения Детройта, можно обнаружить всё великолепие финансово-монетаристских уловок, по продолжительному и упорному оттягиванию реального банкротства… Нет не Детройта, а собственно государства, регулятора, так же, но уже на своём уровне, превратившегося в большую административную бизнес контору, по управлению долговыми национальными пирамидами. В эти конторы, большой бизнес, время от времени делегирует своих управленцев - креативных «разруливателей» всех кризисов, периодически возникающих в системе закономерно и регулярно! Один в Нацбанк, другой в кабмин…

     

    Когда-то, давно египетские фараоны, строили пирамиды с фамильными склепами на самом верху, предполагая по шумерскому преданию, спастись от большого потопа, что вызывает странную улыбку у современного человека. Наши современные финансовые фараоны-элиты, сегодня тоже строят при помощи приватизированных государств свои финансовые пирамиды из долговых обязательств, так же считая, что это их спасет. Но это, нам не кажется наивным…

     

    Попытки растянуть фактическое банкротство на максимальный срок, можно снабдить сладким и благозвучным названием "период финансово-экономического роста" - супер идея-фикс, всех рыночников-монетаристов, даже если этот рост происходит, за счет иных, жизненно важных вещей. Если финансовое управление выглядит презентабельно и надёжно, а все ненасытные социальные слои относительно сыты, говорить о пагубности и экономической профанации, согласитесь, было бы неудачным проектом… Это теперь нам ясно, что в других городах, как и других государствах, ситуация принципиально ничуть не лучше. Просто они еще не вышли на свою, финишную прямую, они еще не выбрали весь свой специфический ресурс национальной штамповки бумажных заимствований будущего…. Не будь у России столько богатств, кому бы нужна была её терриориальная целостность, при таком сервильном правительстве?

     

    Зачем рисовать графики, и говорить о науке, господа эксперты, если нам ясен принцип? Что есть современная рыночная наука, как не всего лишь профессорское обоснование спекуляций, экономических, политических, нравственных… которые оплачивают народы и будущие поколения людей!

     

    Детройт штамповал свои ценные бумаги, постепенно, фактически начиная ими финансировать и социальную сферу. В «ценность» бумаг, по ходу, уходили текущие финансовые неликвиды, чем снималось напряжение в реальном секторе, который, в свою очередь, уже давно перестал давать гарантии для «обычных» бизнес-инвестиций. Сама система подсказывала, только такое решение: бегство реальных активов и хитрое монетарное заимствования из будущего, других, в таком «правовом» и социально-экономическом поле быть просто не могло.

     

    …Вот уже рейтинговое агентство «S&P» и российской столице Москве и украинскому Киеву, даёт рейтинги их «ценным бумажкам»… Скажите, когда же это Москва и Киев стали фирмами, которые выпускает свои «бумаги»? Они тоже оттягивает своё банкротство, как могут? По-детройстки?

     

    Но нам дата не нужна. Факт то уже свершился.

     

     

     

    ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ: ГРУБО, НО СО ВКУСОМ

     

     

     

    И всё же не удержимся, чтобы не нарисовать брутально простенькую макроэкономическую картинку, так как любую сложную систему должно и нужно уметь описать просто и ясно, иначе мы сами станем теми же экспертами, не знающими, что является предметом нашей экспертизы на самом деле... Итак…

     

    Классическое перепроизводство товаров, во имя священной прибавочной стоимости в них заключенных, причем нынче ввозимых извне, из дешевой и нищей, «чудесно развивающейся» Азии, на национальном уровне покрывается перепроизводством денег, в данном случае, потребительских, кредитных, эмиссионных. Резервируемых понятно чем валютой. Перепроизводство же денег покрывается, а точнее «прячется» в перепроизводство глобальных финансовых инструментов, ценных долговых бумаг различного рода, сорта, уровня и т.д..

     

    Их окучивают фондовые рынки, основная цель которых (на самом то деле!) не пускать их в реальный сектор. Извлекать и отвлекать их от участия в реальной жизни. В противном случае, если такая необеспеченная масса денежных средств, хлынет в реальный сектор, то есть всплывет на поверхность с глубокого фондового дна, ни одна национальная финансовая пирамида фараонов не выдержит. Грубовато конечно, но где-то оно так.

     

    В 90-х фешенебельный «Бизнес-уик» на первых страницах задавал риторический вопрос собсвтенной элите: «что делать со всей этой наличностью, когда волны прибылей перполняют сундуки корпоративной Америки, а дивиденды стремительно растут?». Думается что такой вопрос стоит у любой национальной элиты, в той или иной степени, хоть и с оглядкой на её периферийность.

     

    Объединенные корпоративные интересы частных инвесторов, вынуждают срывать национальные пломбы с задвижек и собственноручно разрушать последние остатки системных предохранителей, препятствующих попаданию радиактиых, «зараженных кризисом», или по выражению экономиста Матюхина, «горячих» денег в реальный сектор. Это когда, все (буквально все!) начинают искать обеспечение своим обесценивающимся деньгам, и потому обесценивающим саму жизнь...

     

    Классика, ничего нового.

     

    Пусть вас не обольщают современные технологии, допустим электронных денег… Так, действительно, самыми дешевыми деньгами, на сегодня, эмитируемыми уже под обеспечение традиционных, и которые не требуют вообще ничего, кроме нажатия компьютерной клавиши, являются электронные деньги. Но и они, при своей дешевизне, и удобстве применения на макроуровне, дающих возможность моментальных ликвидаций традиционных для современной системы бюджетных разрывов, рождают еще более страшную и роковую проблему. Эти электронные деньги, при их простоте эмитирования, и утилизации, очень трудно… контролировать… Диалектика, однако!

     

    Тут надо пояснить мысль.

     

    Нет, технически это возможно, но ведь политику просто так к электронной денежной единице, за уши не притащишь: если уж вводить электронные деньги, они должны быть глобально одинаковыми для всех, допустим электронный доллар. А для этого нужна единая система управления, и политического в том числе, что автоматически порождает другие проблемы: с исчезновением национальной денежной валюты, исчезнет инфляционная вилка, за счет которой можно и суверенный уровень жизни поддерживать, с их иллюзорными национальными режимами, и инфляцию доллара прятать, от планеты всей, экспортировать на периферию.

     

    Одним словом, с вводом единых электронных денег, упадут последние геополитические ширмы борьбы за демократию и свободные рынки, и народы увидят своё истинное положение на мировой экономической арене. Они увидят истинную позу, в которой находятся. Интересно, что станет с чопорной и анально самоутверждающейся Европой, если её место в мировой экономике, принявшей единый эквивалент электронных денег, окажется ниже китайского?

     

    Пока есть разные валюты, можно долги делать виртуальными, а их инфляцию прятать в снижение социального уровня жизни, в безработицу, в удешевление ГМО продуктов, в хаотизацию революций и т.д.

     

    И потом, попробуйте представить себе систему контроля за эмитированием электронных денег, пусть даже в этой единой, планетарной общине, (государство планетарным быть не может из-за отсутствия других планетарных государств) и вы поймете, что эмитирование, по старым принципам, а именно по принципам «частного» эмитирования просто будет не возможно. Потому что частное эмитирование это и есть та самая инфляция, которую уже тяжело сдерживать. Не говоря уже о том, что такое неконтролируемое эмитирование делает угрозу устойчивости цен вообще, а стало быть, и любой экономической деятельности.

     

    В итоге круг замыкается. Дешевизна электронных денег, угрожает их целостности как денег и ценности, как информации, необходимой для жизненно необходимого обмена…

     

     

     

    В ПОИСКАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ

     

     

     

    Такими мудрено-простыми, достаточно эффективными (хоть и временными) методами, всё же удается решить массу проблем, фондовое обеспечение огромной массы денежных средств, накопленных как спекулятивная прибавочная стоимость, быстрый выпуск денег и такая же быстрая их утилизация. А главное, это позволяет ещё более оттянуть дату окончательной расплаты на неопределенный, стихийный срок.

     

    Бег по улице финансовой «энсьерры» продолжается с захватывающим азартом и вожделением всех макро и микро участников мирового сообщества. Не быть включенным в этот круговорот, это значит жить на необитаемом острове и питаться природными дарами, как Робинзон Крузо, которых, к слову, тоже не так уж много осталось.

     

    Макроэкономических моделей, способных учесть исключительно все риски и их составляющие, макро и микро-причины возможных монетарно-финансовых региональных коллапсов или перекосов, и упреждения их, просто не существует. Мировая экономика, напоминает электронную флешку, изредка заменяемую на всё больший и больший объем, но в которой уже трудно разобрать что ценно, а что нет.

     

    Чем дальше, тем этих слабо учитываемых или вообще неучитываемых факторов и составляющих риска, будет всё больше и больше, ибо накопленная в частном порядке и регулируемая в частном порядке прибавочная стоимость, регулируемая исключительно частным корпоративным порядком, стремиться обрушить (обесценить) все жизненные ресурсы, коими обладают национальные системы воспроизводства народов - государства. Разве кто-то способен обладать полной информацией обо всём наэмитированном за это время, а тем более полномочиями контролировать, регулировать этот стихийный частный корпоративный эгоизм, глобальных производителей прибавочной стоимости? Допустим вашего местного городского уровня? Конечно, нет. А финансовых эмитентов, спешащих эту прибавочную стоимость покрыть хоть чем нибудь? Допустим вашей жизнью и судьбой ваших детей, родившихся в стране, готовой и дальше отдавать под обеспечение постоянно пикирующего доллара, все свои природные ресурсы?

     

    Ответ очевиден.

     

    Детройт показал, что город, этот рыночный романтик, успешный когда-то, промышленный округ, был логично втянут в большую бизнес-карусель современного финансового мира, разворачивающего свою воронку в самом что ни на есть, мировом масштабе. Куда девать столько фридмановских частных денег, кроме как не пытаться регулировать их плавное обесценивание? Куда девать вздутый на этих деньгах фондовый рынок, кроме как не в его плавное, прогнозируемое обрушение? Это вопрос, ответ на который, на самом деле, не имеет уже НИКАКОГО смысла.

     

    Вопрос этот сам в себе заключает ответ. Как на безголового, надеть корону?

     

    Возможно, кто-то всё еще считает, что спасение в политической воле, которую нужно и можно пробуждать в массах. Как говориться, слышал бы господь Бог, все наши молитвы. Но… при таком полном морально-нравственном, политическом и даже антропологическом банкротстве нашем, как банкротстве ничего не производящей, а потому слабо мыслящей деиндустриализированной постсоветской публики, живущей в своих без пяти минут Детройтах, осмысленной, консолидированной политической воли быть просто не может.

     

    Мы отвращенные от социальных богов рыночной борьбой друг с другом разучились, что либо делать вместе. Захватывать рейдерски, толпой отбирать что-то у другой толпы, более беззащитной, прикрываясь сказкой о цивилизованных рыночных отношениях, – это мы можем.

     

    Самый страшный наркотик, на который присадила нас глобальная жизнь на процентное проедание будущего, это безделье, бессмысленность и безволие нашего общественного существования. И сладкое, пьянящее чувство опасности, которое нас при этом объединяет, заставляет еще больше погружаться в кризисную «энсьерру», под девизом, после нас, хоть потоп!

     

    Внеисторический бык кризиса летит по улицам цивилизации, а веселая толпа национальных государств, возглавляемая своими элитами, бежит впереди, стараясь обогнать и подставить, друг друга в жертву, вместо себя…  

     

    Кстати об испанском забеге… Ну неужели у тех бегущих, по улицам впереди быка, нет тех, о которых они должны заботиться уже завтра? А вдруг с ними что-то случится? Неужели завтра им не нужно иметь сил идти на роботу, или выполнять какие-то жизненно важные действия? Неужели у них нет детей, родителей, нет государства и общества, то есть семьи, которой и стоит справедливо отдавать свои силы? И если рисковать, то хотя бы во имя их, чем заниматься идиотизмом, мучая и издеваясь над бедным животным?

     

    Неужели бег впереди смерти, это единственный смысл пресытившихся жизнью, который видит современный человек в своей эпохе? Если б я был не экономистом, а быком, то перед тем как меня отправили бы на живодёрню, я бы обязательно тебя… такого… убил.

     

     

     

    ХАОТИЧЕСКИЙ ПОИСК «ДРАЙВЕРОВ» ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА,

     

    КАК ПОИСК ТОЧКИ ПОКОЯ В РАЗВОРАЧИВАЮЩЕЙСЯ СТИХИИ

     

     

     

    Но вернемся к Детройту. Муниципальная административно-фондовая синекура, когда-то создаваемая «по-тихому», то есть для обогащения избранных и приближенных к эмитирующим центрам, постепенно превращалась в проходной двор. То есть, то, что давало результат при глобальном росте рынков, при их сокращении, превращалось в откровенный лохотрон, для всех желающих и незнающих истинного положения и своего «жертвенного» предназначения. Это логично, при таком тотальном числе стремящихся жить не реальным производством благ, то есть обменом труда на труд, производимого продукта на производимый продукт, а паразитируя на процентах от денег, созданных частной прибавкой к цене, спекуляцией. Главное, чтоб кто-то со стороны, на другом конце земного шара, на копейки, обеспечивал тебя реальными услугами… Ну хоть на какое то время…

     

    И вот, пройдя ряд головокружительных финансовых витков, аналогичных виткам знаменитой системы Джона Ло, организованной им ещё во времена феодальной Франции ХVII века, и призванной по его убеждению, спасти обанкротившийся режим Герцога Орлеанского, городская система Детройта пришла к концу… А как же государство? Где его функции? Оно самоустранилось?

     

    И как давно?

     

    Сам по себе процесс корпоративного поиска более удобного способа макроэкономического паразитирования на мировых финансовых инструментах, обеспеченных мировой резервной валютой, и только лишь потому, что она инфлирует медленнее, за счет инфляции колониальных (национальных) валют и снижения жизненного уровня в них, всегда был определяющим, для новейшей истории. Он был неотвратимым и закономерным. В этом сермяжная суть зловещего западного дружелюбия и глобальной борьбы за демократию, продолжающейся от средневековой конкисты.

     

    С одной стороны, этот необходимый для сохранения западной гегемонии процесс поиска, консолидировал, элиты и их финансовые ресурсы в борьбе за их обеспечение активами, сплачивал в борьбе с другими, возможными центрами мирового геополитического, а стало быть и финансово-экономического влияния (допустим с СССР), с другой стороны, он спасал, эти элиты от откровенной междоусобицы, в виде внебрачных игр в революцию.

     

    Кроме того, этот процесс кардинально изменил социальную структуру государств, превратив подавляющее большинство населения, в абсолютно зависимых социальных иждивенцев, как в древнем Риме, живущих за счет обслуживания финансовых потоков, а также пособий и дотаций от своих колониальных администраций-государств. Причем, получаемых, так или иначе, именно с доходов крупных корпораций, умело организовавших процесс обескровливания и обессмысливания всего остального пространства. Государство, таким образом, само стало экономической корпорацией, наравне с другими, по оказанию специфических информационно-администраивных услуг большому бизнесу.

     

    Но разве можно обессмысливать чужую жизнь, не обессмысливая тем и самого себя? Ведь экономика (обмен) предполагает хоть какой-то смысл проводимых сделок!

     

    Намечающийся ныне раскол элит местного и глобального масштаба, связан только с одним, борьбой за обеспечение своих катастрофически накопившихся финансовых ресурсов, что в любом случае выглядит трагически смешно: любая форма их подковёрной борьбы друг с другом, всё больше и больше будет эти ресурсы обесценивать. Это, то, что взрывает элиты изнутри помимо их осмысленного желания: приученные к стратегии отбора, рейдерства и поглощения на политико-генетическом уровне, разрушающие Детройты и народы, вряд ли они изменят своим привычкам и по отношению друг к другу. Весь вопрос, когда их относительная консолидация для противостояния с целым, перерастет эту относительность…

     

    Если кто-то попытается возразить, что проблема Детройта, это всего лишь проблема Детройта, а «в остальном прекрасная маркиза…», тот не то чтобы большой оптимист, а просто счастливый человек, фламинго, думающий только о хорошем, ради душевного здоровья. Есть и другая крайность, которую нам угодливо подсказывает современное искусство: что-то типа «чтоб не жалея ни о ком, себя сгубить в угаре пьяном…».

     

    Даже если человек чего-то не понимает, он всегда всё чувствует и наше современное культурно-суицидальное сумасшествие бегущих впереди быка, эстетически облагораживаемое СМИ и искусством, тому хорошее подтверждение.

     

     

     

    НИКТО НИ В ЧЕМ НЕ ВИНОВАТ

     

     

     

    В свете будущих Детройтов, интересно еще и другое.

     

    Ни большой бизнес, ни государство, не хотят нести ответственности за повсеместное обрушение национальной социальной инфраструктуры. Если расшифровать выступления всех политиков, от той или иной «придуманной» ими самими партии, можно видеть, как все дружно кивают друг на друга, выводя складные и не очень политесы.

     

    Современный глобальный бизнес и национальные госадминистрации, в своем воистину закулисном системном браке, концентрированной и закаменевшей олигополии, скрытой от посторонних глаз как некая «коммерческая тайна», тихо подошли к системным пределам возможности какого-либо совместного регулирования своих взаимоотношений. Муж не может, жена не хочет. Но жить надо, иначе брак придется считать фиктивным.

     

    И теперь, когда эти государство, и бизнес, просто вынуждены переходить к откровенной позиционной войне друг с другом, в виде административных натяжек, войне компроматов, обвинений друг друга во всех смертных грехах, и т.д. пытаясь, таким образом, переложить ответственность друг на друга, нам приходится выбирать?

     

    Для ведения этой войны готовятся различные оппозиционные силы, чтобы в случае необходимости повести уличную толпу на взаимное истребление и утилизацию. Такой революционной и высокой миссионерской участи ждет Тимошенко, такую, предположительно героическую роль, наверняка отводят Ходорковскому, разыгрывая перед «ушастым информационным обществом», вооруженным гаджетами и цивилизованной дурью, политехнологические спектакли, на тему «борьба с режимом за справедливость».

     

    Но ни те, ни другие, ни бизнес, ни государство, никогда не посягнут на самое святое для них всех, права частной собственности на основные средства производства, банки, СМИ, промышленность, землю. Именно в этом лежит, пока еще плохо осознаваемая обществом, бегущим от страха впереди кризиса, линия главной борьбы с «порочной» системой.

     

    Право частной собственности перешло предельно допустимую ватерлинию своего прогрессивного развития и теперь превратившись в антипод, уничтожает своей иррациональностью саму себя. Когда всё становится частным, это также означает, что оно ничьё, как и тотальное обобществление. Ибо часть всегда меньше целого, а эффективность части и целого, всегда сопряжена с их жизненно пропорциональным положением и присутствием в жизненном процессе

     

     

     

    АНТРОПОЛОГИЯ БЫКА

     

     

     

    Возможно, вам известно такое, академические понятия из учебников по госуправлению, как «фиаско рынка», и «фиаско государства». Сегодня, можно смело утверждать, что пример Детройта и похожих ему ситуаций, свидетельствует о том, что эти два фиаско, совпали друг с другом. Судя по всему, это всеобщее ФИАСКО всегда исторически было обоюдным, то есть никогда не приходило по одному… Другое дело, что либо государство, либо бизнес находили пути утилизации издержек своей совместной (так или иначе) деятельности. Чаще всего это был выход экстенсивный.  

     

    Никто, ни в чем не виноват. И патриотический шум создаваемый в СМИ, смешон и отвратителен. Во всяком случае, к вопросу о конфигурациях будущего, этот шум не имеет никакого отношения.

     

    Всё это, я и хотелось мне сказать, если бы я был экономистом-политологом. Потому что если бы я был быком, жалости к человечеству за издевательства над природой, никоим образом не испытывал бы.

     

    Но ведь я просто человек… Что же тогда мне остается? Что всё это значит?

     

    Это значит, что стихия частных корпоративных интересов, становиться всё менее и менее управляема. Это значит, что риски повышаются, как мы их не забалтывай. Это значит, что наше стремление эксплуатировать природу, ещё не значит её окончательное понимание.

     

    Природа любых экономических процессов, происходящих в современной системе отношений, как системе построенной на праве частной собственности, которая уже окончательно и бесповоротно подчинила и монетизироваала под себя практически все мировые средства производства, все человеческие отношения, а также распределила их по миру по своему стихийному, сугубо эгоистическому усмотрению, - исключительно непредсказуема.

     

    Когда человеческая деятельность во всех сферах в большей мере зависит от обстоятельств, а не от человека, то есть от общественных институтов, созданных человеком для регуляции основного процесса: государств, денег, производственных циклов и т.д. грандиозный крах не только логичен, но и неминуем.

     

    . Государства отказались в пользу большого бизнеса. от своей основной функции: регулировать прибавочную стоимость, устанавливаемую частным образом. А с ними и весь мир в целом, пошел по одному и тому же, закономерному сценарию, раскручивающемуся как и тысячи лет назад, по знаменитому Платоновскому циклу.

     

    Нас ещё обольщают компьютерные IT-технологии, возможность моделирования, но и они всего лишь орудия труда, хоть и превратившиеся в игровые приставки… для удовлетворения нашего планетарного антропологического эгоизма. Только что они могут изменить принципиально?

     

    Стихийно, а значит и всё менее и менее управляемо, проявляет себя любой частный эгоизм, пусть даже оформленный в ультрасовременную упаковку мировой корпоративной бизнес-религии. Этот глобальный бизнес-эгоизм, пройдя стадии финансового «развития», уже давно ничем не ограничен, ничем не сдерживается. Ни культурами, ни идеологиями, ни общинными табу, ни законами, ни традициями, ни наукой, ни здравым смыслом, - даже из него вытравили любые малейшие намеки на житейскую целесообразность, рациональность общего, оставляя неприкосновенной и вне критики главное и священное спекулятивное право - право частной собственности. На этом праве живет и бесконтрольно генерируется прибавочная стоимость… Себе же на погибель. В своей книге «Капитализм и свобода» неолиберальный гуру Мильтн Фридман так и писал: «поскольку достижение прибыли (прибавочной стоимости) есть сущность демократии, любое правительство, осуществляющее антирыночную политику, является антидемократическим, независимо от той поддержки информированного народа, на котороую оно может рассчитывать». Думается комментарии излишни.

     

    Если единственным критерием рациональности человеческой жизни, устанавливаемом сегодня государственными институтами (не только экономики, но и культуры) является всего лишь накопление прибыли, прибавочной стоимости, в виде товаров, денег, собственности, причем на всех уровнях общества, от самого низа, до самого верха, то пройти исторический путь разубеждения в этом цивилизации, можно только испив сию чашу всю до конца.

     

    Большое предпринимательство, как авангард нашего рыночного мирового соообщества, на законных основаниях прописанных самими себе, выйдя из-под контроля жизненной целесообразности, которую никакими формальными законами не опишешь, превратился в глобального шантажиста: дам денег - не дам денег. Сознание мультикультурной толпы, благодаря паразитическому воспитанию глобальным рынком целых поколений людей, погружено в самую мракобесную и антигуманную форму средневекового религиозно-догматического психоза. Освободиться от гипнотизма, всегда можно было только пролив, всему человечеству жертвенную кровь.

     

    И отрезвление приходит, а перевоспитание социально-культурных рефлексов проходит достаточно быстро: память человеческая всегда содержит в себе весь прошлый исторический опыт, невзирая стереть его мультиикультурализмом. Если б я был писателем, я бы утверждал, что современный мультикультурализм является всего-навсего продуктом декультуризации, и ничего больше. Но он необходим рынку, ибо ещё и увеличивает товарную потребляемость массы, т.с. делает её неограниченно разнообразной.

     

    В Европе налажен выпуск специальных фаллоимитаторов для… геев.

     

    …этим сумасшедшим массам, бегущим впереди быка, назад дороги, уже нет.

     

     

     

    А ЧТО НАШИ РЕВОЛЮЦИОННО-ПАТРИОТИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРТЫ?

     

     

     

    Сегодня, с уверенностью и точностью, предсказывать можно только одно - сам кризис. Что и делают наши уважаемые эксперты, рисуя графики и попадая пальцем в небо. Изображая компетентно на вопросах, что будет с бизнесом, золотом, и когда поднимутся цены на недвижимость.

     

    Причем развитие кризиса, логической кульминацией которого на примере Детройта является только одно – тотальное банкротство, будут как всегда, системно демпфировать до последнего, самыми различными методами и ухищрениями: от утилизации населения, с их постоянно инфлирующими деньгами, до революционирования и терроризации территорий, заканчивающейся утилизацией поместных элит и их дорогостоящих псевдонациональных режимов. Кипрские цветочки, ничто по сравнению с глобальными ягодками впереди.

     

    Лучший способ для этого: экспорт псевдосоциальных революций, под тем или иным идеологическим или религиозным предлогом. Среда для этого, благодаря системам местного паразитирования, созданным по «образу и подобию» их классических «кураторов», к этому благоприятствует.

     

    Хаотизация и запуск механизма социального самоистребления, терактов неизвестных человеконенавистников с их никому непонятными и кошмарящими публику целями, лучший способ «выключить» тот или иной регион из геополитики и включить режим самопоедания, самоутилизации всех социальных проблем, порожденных частной собственностью.

     

    На одной из конференций иезуитов в Сан-Сальваторе, отмечалось, что «культура террора обуздывает ожидания большинства»…

     

    Иных средств, избежать оплаты цивилизационных векселей, для поддержания глобальной системы частной собственности и присвоения природы, просто нет. И пока наши популярные эксперты, практически во всех своих выступлениях, отчаяно критикуют либералов и либерализм, как некую мистическую и надчеловеческую сущность (что само по себе возможно и не далеко от истины), при этом сами, оставаясь либералами как по воспитанию, так и по рецептам, которые они выдают кризисному обществу за свой патриотический радикализм, мировой глобалистский поезд, из скованных одной монетаристкой цепью суверенитетов, спотыкаясь и испуская чад социальных иллюзий, едет всё дальше и дальше. К Детройтам.

     

    Просто умиляет, с каким наслажением и даже сосредоточеным азартом, наши модные эксперты ковыряются своими пинцетиками «патриотических» наук, в ралагающихся государственных трупах, как своего, национального так и мирового уровня, с одним лишь любопытством: когда же это всё накроется одним большим макроэкономическим тазом – что-то сродни некрофилии! Печатая бесконечные книги, они ругают либерализм и мифических либералов в либеральной системе государственного управления, на поверку являющейся «либеральной», только номинально, фиктивно. Какой возможен либерализм, при такой монополизации! Но в этом сосредоточенном и совершенно бессмысленном занятии, они всё ещё обеспечивают продаваемость своих пустотелых «национальных» идей.

     

    Уже завтра, это будет уже никому не интересно. Жизнь безжалостно меняет повестку дня. Чего будет стоить вульгарный макроэкономизм хазиных и брутальный поп-национализм Калашниковых, лучшего, что звучит в СМИ, когда в следствии неотвратимого и логичного обрушения городских коммуникаций, а точнее из-за всё той же частной «рациональности» распределения доходов экономики ВООБЩЕ, возьмет допустим, наконец, и прорвет аварийные городские коллектора в вашем «Детройте»? Или дамбу с фекалиями, вывернет в город? Или мосты начнут обрушаться от старости, а точнее от всеобщей идиотской уверенности, что они вечны? Или аварии на транспорте и производствах начнут расти не с арифметической прогрессией, как сейчас, а с геометрической, всё по тем же причинам, из-за недофинансирования!

     

    И это при таком обилии выпускаемых денег!

     

    А пока фекалии из советских труб на головы массам еще не текут, а советские мосты ещё не падают, ещё можно мило и с экспертной важностью трепаться про ФРС, про интриги в национальных администрациях, об отсутствии патриотизма, как главном источник всех наших бед. И про то, кто народ должен любить больше всех и правильнее всех.

     

    Увы, Россия, кроме небольшого ее, сурового сталинского периода, всегда была ориентирована на сырьевую роль. И дело не только в нерадивости и ЦРУ-шной продажности ее руководителей: индустриализовать такую огромную территорию в рамках одного государства, с такой колоссальной исторической и культурной неразберихой в умах, где все и всё опорочено и оболгано, слишком сложная задача для любой концептуальной власти. В своё время этого не могли понять ни Чаадаев, ни Герцен, ни те кого они разбудили и кого в итоге породили, в виде нашей доморощенной фрондирующей интеллигенции.

     

    Вековое импортирование сложных изделий из Европы надолго, если не навсегда, выработало у славян устойчивый архетипический комплекс неполноценности и почитание всего западного.

     

    Однако речь идет не только о товарном превосходстве, которое с учетом раздувающейся Азии, конечно потеряло свою актуальность. Кроме хитрой поставки азиатских товаров… через финансовый Запад, метрополия наладила выпуск еще более интересного и важного товара: рекламы своих культурных иллюзий, моды, идей, типов мышления и поведения современного городского человека, которые, так или иначе, необходимы для любого общества, любого большого скопления людей, живущих в эпоху товарного атеизма мировых рынков.

     

    В этом смысле, глобальный финансовый паразитизм стремиться заполнить, компенсировать чудовищную пустоту, которую сам же и породил. Он побеждает уже тем, что даже наши отечественные эксперты, сталкиваясь на очередном историческом этапе борьбы за выживание наций, пользуются всё теми же идеями, которые он им сам и создает.


    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 617 записей в блогах и 6148 комментариев.
    Зарегистрировалось 35 новых макспаркеров. Теперь нас 5029160.