Дело Романовых , или расстрел , которого не было .

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    анатолий коршунов перепечатал из proza.ru
    4 оценок, 583 просмотра Обсудить (7)
    Почти сто лет назад в июле 1918 года из дома, расположенного в центре маленького города Екатеринбурга, окруженного тройным забором, вооруженной охраной, находящегося под круглосуточным наблюдением английских и немецких агентов, бесследно исчезает целая семья — глава семьи, его жена и пятеро детей.
    Исчезнувшая семья состояла из главы семейства — бывшего российского императора Николая И, его жены, бывшей российской императрицы Александры Федоровны, и их детей — сына, Великого князя Алексея, и дочерей, Великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии.
    В 1918 году шла Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году. Германская империя, во главе которой стоял кайзер Вильгельм II, двоюродный брат русской императрицы Александры Федоровны, напала на Англию, во главе которой стоял король Георг V, двоюродный брат российского императора Николая II, и Россию, во главе которой стоял российский император Николай II.
    По законам жанра появился и талантливый сыщик, который, проведя большую работу и приложив массу усилий, создал версию расстрела Царской семьи в подвале Дома Ипатьева. И распространил эту версию по всему миру. Десятки книг, сотни исследований, тысячи публикаций с большой убедительностью рассказывали о том, как большевики расстреляли царскую семью в подвале Дома Ипатьева.
    В 1991 году эта волна докатилась до России. Были опубликованы ранее не известные в Советском Союзе книги Соколова, Дитерихса, Вильтона, множество исследований видных российских и зарубежных ученых. Казалось бы, версия расстрела царской семьи однозначно доказана.
    Однако в большинстве из этих работ, в разделе «библиография» упоминается книга американских журналистов — «A.Summers, Т. Mangold. The file on the tsar», изданная в Лондоне в 1976 году. Упоминается и только. Никаких комментариев, никаких ссылок. Разве только за редким исключением. И никаких переводов. Даже оригинал этой книги найти нелегко. Создается впечатление, что книга как бы существует, и как бы не существует. Книга-призрак.
    А между тем американские журналисты провели собственное расследование событий, которые проходили в Екатеринбурге и в Перми в 1918 году, и пришли к неожиданным для массового читателя выводам. Они задались, казалось бы, очевидным вопросом: «Как можно говорить об убийстве, не имея трупов?» Расследование началось, как в каком-то приключенческом романе — в библиотеку Гарвардского университета пришел человек с зашитым черным мешком в руках, положил мешок на стол и ушел. На мешке надпись, говорящая о том, что его следует вскрыть только через десять лет. Библиотечные работники выдержали этот срок, и когда вскрыли, буквально открыли рты от удивления. Там находились бумаги написанные старым русским шрифтом, давно вышедшим в России из употребления.
    Это оказалась переписка прокурора Казанской судебной палаты Миролюбова Н.И. с прокурором Екатеринбургского окружного суда Иорданским В.Ф., осуществляющим гражданский надзор за «Царским делом» и копии материалов этого дела, которое получило название «Расследование Соколова».
    Американские журналисты внимательно прочитали семь томов следственных материалов по этому делу. Вероятно, они были первыми, кто познакомился с этим «преступлением века» не по книгам Соколова, Дитерихса и Вильтона, а по подлинникам следственных материалов. Даже в самом названии этого дела содержится твердое убеждение в гибели всей царской семьи:


    «ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ произведенное судебным следователем по особо важным делам Н.А. Соколовым
    по делу об убийстве отрекшегося от Престола Российского Государства Государя Императора Николая Александровича, Государыни Императрицы Александры Федоровны, Их Детей: Наследника Цесаревича Алексея Николаевича, Великих Княжен Ольги Николаевны, Татьяны Николаевны, Марии Николаевны, Анастасии Николаевны и находившихся при них: доктора Евгения Сергеевича Боткина, повара Ивана Михайловича Харитонова, лакея Алексея Егоровича Труппа и комнатной девушки Анны Степановны Демидовой.
    Начато 7 февраля 1919 г.
    Окончено_19… г»..

    Однако трупов не было, мотивов преступления тоже. Тем не менее, профессиональный следователь Соколов в постановлении от 3 июля 1921 года пишет:
    «1… при наличии факта уничтожения трупов событие преступления может быть доказано только установлением обстоятельств, коими выясняется факт их уничтожения.
    2… Это обстоятельство в широкой форме устанавливается теми явлениями, кои были констатированы следственной властью, между прочим, в доме Ипатьева, и на руднике, где имели место убийство и уничтожение трупов».
    Американские журналисты, прочитав попавшие к ним в руки следственные документы, показали их ведущим судебным экспертам и пришли к выводу, что «факт уничтожения трупов» на поляне в лесу, о чем так красочно рассказал в своей книге Соколов, — это не более как плод его воображения. В связи с этим вопрос о «царских останках», найденных Соколовым в лесу и вывезенных им в коробке в Европу, приобрел не только спорный, но и скандальный характер.
    Книга, в которой американские журналисты рассказывают об этом, да и не только об этом, никогда не переиздавалась в России, массовый читатель о ней даже понятия не имеет. Прошло более 40 лет после появления книги американских журналистов. Но своей актуальности она не потеряла до сих пор.
    19 августа 1993 года Генеральной прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 16-123666 с очень осторожным названием: «Дело об обстоятельствах гибели  членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в 1918–1919 годах».
    Дело было возбуждено по статье 102 Уголовного кодекса РФ (предумышленное убийство при отягощающих обстоятельствах). Следствие, так же, как и предыдущее, началось с безоговорочного признания факта убийства царской семьи, подтверждаемого только мнениями белогвардейского следователя Соколова и белогвардейского генерала Дитерихса.
    Естественно, что при такой постановке вопроса следствие не обязано было объяснять — почему в материалах белогвардейского следствия соседствуют друг с другом показания свидетеля, видевшего трупы членов царской семьи, и показания других свидетелей, видевших членов царской семьи живыми в сентябре 1918 года в Перми.
    Оно и не объяснило. Однако следствие однозначно подтвердило то, о чем писали американские журналисты в 1976 году. Никаких разрубаний плотницкими топорами, никакого сожжения одиннадцати трупов на поляне в лесу не было.
    1 октября 1998 года Президиум Верховного Суда вынес Постановление о реабилитации Романовых. Выписка из этого Постановления:
    «Факт расстрела членов семьи Романова Н.А. — Романовой А.Ф., Романовой О.Н., Романовой Т.Н., Романовой М.Н. Романовой А.Н., Романова А.Н… по решению Уралоблсовета подтвержден телеграммой , отправленной 17 июля 1918 г. на имя секретаря Совета Народных Комиссаров Горбунова председателем Уралоблсовета Белобородовым для информирования Председателя Президиума ВЦИК Свердлова Я.М»..
    Американские журналисты обнаружили два документа с подписями Белобородова — расписку о передаче Романовых Белобородову и эту самую шифрованную телеграмму, подписанную также Белобородовым. Они передали оба этих документа судебному эксперту с просьбой определить идентичность этих подписей. После изучения подписей эксперт высказал предположение, что они сделаны двумя разными людьми. Поскольку подпись под распиской сделана Белобородовым при свидетелях, то подпись под телеграммой журналисты признали подделкой. Правда, эта телеграмма и сама по себе никак не может служить доказательством расстрела членов семьи Романовых, по той простой причине, что в ней нет никакого упоминания о членах семьи Романовых, или упоминания о каком-либо расстреле.
    Но это мелочи по сравнению с главным выводом к которому пришли журналисты: женская часть семьи Романовых, бывшая императрица Александра Федоровна и ее четыре дочери действительно были вывезены из Екатеринбурга живыми и находилась в Перми спустя два месяца, после того как то же белогвардейское следствие пришло к выводу об их расстреле в подвале Дома Ипатьева. 
    Никакой большевистской ложью, никакими «жидомасонскими» интригами этот факт объяснить было нельзя, поскольку американские журналисты ни к тому, ни к другому не имели ни малейшего отношения.
    Американские журналисты проделали большую работу, но, находясь по ту сторону границы с Советским Союзом, они многого не знали. По-видимому, они даже не видели полный текст Брест-Литовского договора, заключенного 3 марта 1918 года. А там есть статья 21, из которой следует: «Гражданам каждой из договаривающихся сторон, которые сами или предки которых являются выходцами из территорий противной стороны, должно быть предоставлено по соглашению с властями этой стороны право на возвращение на родину, из которой происходят они или предки, в течение десяти лет после ратифицированного договора.
    Лица, имеющие право реэмиграции, должны по их заявлению быть освобождены от принадлежности к государству, гражданами которого они до сих пор были. Их письменным или устным сношениям с дипломатическими или консульскими представителями страны, из которой происходят они или их предки, не должно ставить никаких препятствий или затруднений…»
    В соответствии с этим договором советские власти обязаны были вывезти Александру Федоровну и ее детей в Германию. Но без мужа, Николая Романова, который родился не в Германии, а в России. Это не устраивало Александру Федоровну, и она отказалась ехать. Но военная ситуация вокруг Екатеринбурга вынудила большевиков ускорить события. Царскую семью вывезли из Екатеринбурга и доложили об этом Советскому правительству. В ГАРФ сохранился протокол, принятый на заседании Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 18 июля 1918 года. На заседании Свердлов зачитал телеграмму, в которой Уральский Областной Совет доложил о своем решении относительно Николая Романова и его семьи.
    Вот как это решение выглядело в телеграмме, зачитанной на заседании Свердловым: «… по постановлению президиума областного совета в ночь на шестнадцатое расстрелян Николай Романов точка семья его эвакуирована в надежное место…»  ВЦИК, в лице своего президиума, признал решение Уральского областного Совета правильным.
    Из обнаруженных материалов «следствия Соколова» следует, что из Перми царскую семью вывезли в направлении Вятки. Куда они дальше делись, неизвестно — возможны любые варианты, вплоть до того, что они действительно погибли при эвакуации.
    Территория Советской России летом 1918 года сократилась до маленького пятачка, окруженного американскими, английскими, французскими, японскими, чешскими войсками, которые прятались за Колчаком, Деникиным, Красновым, и другими русскими патриотами. Рабочие Петрограда готовили к эвакуации женщин и детей, а сами готовились защищать Петроград. Речь шла не только о существовании Советской России, но и существовании России, как независимого государства.
    Советскому правительству было не до судьбы Царской семьи, тем более, что Германская империя рухнула, кайзер бежал в Данию, Брестский договор был аннулирован, и если они были живы, то были предоставлены сами себе. По этой причине какие-либо сведения о дальнейшей судьбе Романовых в России, даже в самых секретных архивах вряд ли можно найти.
    Логично предположить, что, если кто-либо из Царской семьи остался жив, то он, или они, попытались связаться со своими родственниками за границей, через иностранные посольства. И им могли помочь выбраться за границу. Естественно, в обстановке строгой секретности. Следы этого могли остаться в семейных архивах королевских родственников Романовых.
    Рассказ американских журналистов о Великой княжне Ольге Николаевне, которую бывший кайзер Вильгельм обеспечил финансовыми средствами, которая путешествовала по Европе и умерла в Италии, недавно неожиданно нашел продолжение.
    Газета «Мир новостей», октябрь 2006 года, № 40–42 рассказывает (и даже приводит фотографию) о существовании на севере Италии, на сельском погосте могилы с надгробной надписью: «Ольга Николаевна старшая дочь русского царя Николая II Романова». Надпись сделана на немецком языке. В деле об «Анастасии» немецкий суд не признал Анну Андерсон младшей дочерью царя Николая II Анастасией, несмотря на выводы экспертов и показания людей, хорошо знавших Анастасию. Но он не признал ее и как не Анастасию, оставив вопрос открытым.
    Американские журналисты заканчивают свою книгу надеждой, что в будущем появятся какие-либо документы, которые прольют свет в этой истории. Но жизнь показала — что бы ни случилось, общественное мнение, усвоившее версию Соколова не без помощи журналистов и политиков, вряд ли быстро от нее откажется.
    В самом начале эта книга была названа детективом. А хороший детектив должен иметь эффектную концовку. В 1982 году были опубликованы воспоминания Марии Николаевны, третьей дочери Николая II, написанные ею самой в 1980 году  . Опубликовал их ее внук Алексис де Дурацио, принц Анжуйский. На сцене появляется еще один родственник, испанский король Альфонс XIII, непосредственно связанный через свою жену с королевой Викторией, и, следовательно, с российской императрицей Александрой Федоровной.
    Мадридский двор во время Первой мировой войны был нейтральным и пытался вмешаться, чтобы добиться от большевиков вывоза царской семьи в Испанию . Судя по опубликованным воспоминаниям, его усилия, возможно, оказались успешными. Мария Николаевна так пишет о своем переезде в Испанию через Украину: «Утром 6 октября 1918 года в городе Пермь, где мы находились с 19 июля, нас, мою мать и моих трех сестер, разделили и посадили в поезд. Я приехала в Москву 18 октября, где Г. Чичерин, кузен графа Чацкого, доверил меня украинскому представителю… для отправки в Киев».
    К выше написанному следует добавить — копии материалов следствия, найденные американскими журналистами, в настоящее время находятся в Государственном архиве Российской Федерации, и каждый, кого этот вопрос интересует, может с ними познакомиться.


    1. Ackerman, Carl W.: Trailing the Bolsheviki, Charles Scribner, New York, 1919
    2. Alexander, Grand Duke: Once a Grand Duke, Cassell, London, 1932
    3. Alexandrov, Victor: The End of the Romanovs, Hutchinson, 1966
    4. AlferiefF, Eugene E.: Letters of the Tsars Family from Captivity (in Russian) — Holy Trinity Monastery, Jordanville, New York, 1974
    5. Almedingen, E. М.: The Romanovs. Three Centuries of an ill-fated Dynasty, Bodley Head, London, 1966
    6. Badia, Gilbert: Le Spartakisme. Les dernieres annees de Rosa Luxemburg et de Karl Liebknecht, 1914–1919, Paris, 1967
    7. Baedegker, Karl: Russia (Handbookfor Travellers), Fascimile of 1914
    8. Edition, Arno Press, USA, 1971 Balfour, Michael: The Kaiser and His Times, Crescent Press,London, 1964
    9. Barton, George: Celebrated and Famous Mysteries of the Great War, Page, Boston, 1919
    10. Battiscombe, Georgina: Queen Alexandra, Constable, London, 1969 Bentinck, Lady N.: The Ex-Kaiser in Exile, Hodder & S tough ton, London, 1921
    11. Bergamini, David: Japans Imperial Conspiracy, William Heinemann, London 1971
    12. Bessedowsky, Grigory: Im Dienste Der Sowjets, Grethlein, Leipzig, 1930
    13. Bey, Essad: Devant la Revolution. La vie et la regne de Nicolas II, Payot, Paris, 1935.
    14. Black, M. L.: My Seventy Tears, Thomas Nelson, London, 1938
    15. Le Bolchevisme en Russie (Livre Blanc Anglais), Berger-Levrault, Paris, 1919
    16. Botkin, Gleb: The Real Romanovs, Fleming H. Revell, New York, 1931
    17. Botkin, Pyotr Sergeyevich: Les Morts Sans Tombes, Paris, 1922
    18. Bouchard, Robert: Les Dessous de TEspionage Anglais, Les Editions de France, Paris, 1929
    19. Brinkley, George A.: The Volunteer Army and Allied Intervention in South Russia, University of Notre Dame Press, New York, 1966
    20. Bruce Logkhart, Sir Robert: Diaries, Macmillan, London, 1973
    21. Memoirs of a British Agent, Putnam, London, 1932
    22. Bruce Lockhart, Robin: Ace of Spies, Hodder & Stoughton, London, 1967
    23. Buchanan, Meriel: The Dissolution of an Empire, John Murray, London, 1932
    24. Ambassadors Daughter, Gassell, London, 1958
    25. Bulygin, Captain Paul: The Murder of the Romanovs, Hutchinson, London, 1935
    26. Buxhoeveden, Baroness Sophie: Left Behind: Fourteen Months in Siberia during the Revolution, Longmans, London, 1928
    27. The Life and Tragedy of Alexandra Feodorovna, Empress of Russia, Longmans, New York, 1928
    28. Bykov, Paul Mikhail о vich: The Last Days of Tsardom, Martin Lawrence, London, 1934
    29. Article in Arkhiv Russkoi Revolyutsii XVII, Berlin
    30. Article attributed to American Naval Intelligence Report, 28 June 1923, Document 20978-321, Navy 8c Old Army
    31. Branch, Military Archives Division, US National Archives
    32. Carr E. H.: History of Soviet Russia — The Bolshevik Revolution,1917–1923, Macmillan, London, 1964
    33. Cowles, Virginia: The Romanovs, Collins, London, 1971
    34. Churchill, Winston: The World Crisis, 1914–1918, Thornton Butterworth, London, 1921-1923
    35. Dallin: The Rise of Russia in Asia, Hollis & Carter, London, 1950
    36. Deacon, Richard: A History of the British Secret Service, Muller, London, 1972
    37. A History of the Russian Secret Service, Muller, London, 1972
    38. Dehn, Lili: The Real Tsaritsa, Little, Brown, Boston, 1922
    39. Denikin, A. I.: Ocherki Russkoi Smuty, 5 vols, Paris, 1921-1926
    40. Diterikhs, General Mikhail Konstantinovich: Ubiistvo tsarskoi sem’i i chlenov Doma Romanovykh na Urale, 2 vols, Vladivostok, Military Academy, 1922
    41. Eliot, John: Fall of Eagles, BBC, London, 1974
    42. Enel (pseud.), (Mikhail Vladimirovich Skaryatin): Sacrifice, Brussels, 1923
    43. Evans, Rowland & Robert D. Novak: Nixon in the White House, Davis Poynter, London, 1972
    44. Fleming, Robert Peter: The Fate of Admiral Kolchak, Rupert Hart-Davis, London, 1963
    45. Gaida, Rudolf: Moje Pameti, Vesmir, Prague, 1924
    46. Gilliard, Pierre: Thirteen Tears at the Russian Court, Hutchinson, London, 1921
    47. Le Tragique Destin de Nicolas II et de sa Famille, Payot, Paris, 1921
    48. GouLEvrrc H. A.: Czarism and Revolution, Omni Publications, California, 1962
    49. Gourko, General: Russia in 1914–1918, John Murray, London, 1918
    50. Graves, William S.: Americas Siberian Adventure, 1918–1920,
    51. Jonathan Cape, London, 1931 Grey, Ian: The Romanovs. The Rise and Fall of a Russian Dynasty,David & Charles, Devon, 1971
    52. Grigg, John: The Young Lloyd George, Eyre Methuen, London, 1973
    53. Halliburton, Richard: Seven League Boots, Unwin, London, 1936
    54. Harcave: Tears of the Golden Cockerel, Robert Hale, London, 1970
    55. Haskell, Arnold: Dancing in Petersburg, The Memoirs of Kschessinska, Gollancz, London, 1960
    56. Hill, Captain George: Go Spy the Land, Cassell, London, 1932
    57. Hoffmann, Max: War Diaries and other Papers, Martin Seeker, London,1929
    58. Hough, Richard: Louis and Victoria, The First Mountbattens, Hutchinson, London, 1974
    59. Jacoby, Jean: Tsar Nicolas et la Revolution, Arthur Fayard, Paris, 1931
    60. Jagow, Kurt: Die Schuld am Zarenmord, chapter in Berliner Monatshefte 13, 1935
    61. James, Admiral Sir William: The Eyes of the Navy, Methuen, London, 1955
    62. Janin, General Maurice: Ma Mission en Siberie, Payot, Paris, 1933
    63. Kahn, David: The Codebreakers. The Story of Secret Writing, Weiden-feld, London, 1961
    64. Katkov, George: Russia igij. The February Revolution, Longmans, London, 1967
    65. Kennan, G. F.: Soviet-American Relations, 2 vols, Faber, London, 1958
    66. Kerensky, Alexander: The Crucifixion of Liberty, Arthur Barker, London, 1935
    67. The Road to the Tragedy, Hutchinson, London, 1935
    68. La Verite sur le Massacre des Romanov, Payot, Paris, 1936
    69. Knightley, Phillip: The First Casualty — Deutsch, London, 1975
    70. KokovtzofF, Comte: «La Verite sur la Tragidie d^Ekaterinbourg»,
    71. Revue des Deux Monies, 1 October 1929; «Les Responsabilites»,
    72. Revue des Deux Mondes, 15 October, 1929
    73. Kyril Vladimirovich, Grand Duke of Russia: My Life in Russia's Service — Then and Now, Selwyn & Blount, London, 1939
    74. Lasies, Joseph: La Tragedie Sibirienne, L’Edition Frangaise Illustree, Paris, 1920
    75. Lied, Jonas: Return to Happiness, Macmillan, London, 1943
    76. Luckett, Richard: The White Generals, Longmans, London, 1971
    77. Ludendorf F, E.: My War Memories, 1914–1918, Hutchinson, London, 1919
    78. Lyons, Marvin: Nicholas II The Last Tsar, Routledge & Kegan Paul, London, 1974
    79. Mader: Whos who in the CIA, Mader, Berlin, 1968
    80. Markov, S. V.: How We Tried to Save the Tsaritsa, Putnam, London, 1929
    81. Massie, Robert K.: Nicholas and Alexandra, Gollancz, London, 1968
    82. Maximilian, Alexander F. W.: The Memoirs of Prince Max of Baden, 2 vols, Constable, London, 1928
    83. McCullagh, Francis: A Prisoner of the Reds, John Murray, London, 1921
    84. Melgunov, S.: Sudba Imperatora Nikolaya Ilposle otrecheniya, Editions La Renaissance, Paris 1931
    85. Melnik, Tatiana: Vospominaniya о Tsarskoi serni, Stefanonivich,Belgrade, 1921
    86. Montgomery Hyde, H.: Stalin, The History of a Dictator, Rupert Hart-Davis, London, 1971
    87. Moorehead, Alan: The Russian Revolution, Collins, London,
    88. Nicholas II: The Letters of Tsar Nicholas and the Empress Marie, Nicholson & Watson, London, 1937
    89. Nicolas II: Journal Mime de Nicolas II, Payot, Paris, 1925
    90. Nicolai, Colonel Walter: The German Secret Service, Stanley Paul, London, 1924
    91. Nicolson, Harold: George the Fifth. His Life and Reign, Constable, London, 1952
    92. Nikolai II: Dnevnik Imperatora Nikolaya II, Berlin, 1923
    93. Null, Gary: The Conspirator Who Saved the Romanovs, Pinnacle Books, New York, 1973
    94. O’Conor, John F.: The Sokolov Investigation, Souvenir Press, London, 1972; Robert Speller & Sons, New York, 1971
    95. Orlov, Vladimir: Assassins, Faussaires, Provocateurs, Brucken Verlag, Berlin, 1929
    96. Page, Russell: Thomas Nelson Page, Charles Scribner, New York, 1923
    97. Paleologue, Maurice: An Ambassadors Memoirs, 3 vols, Hutchinson, London,1923-1925
    98. Pares, Sir Bernard: A History of Russia, Cape, London, 1927
    99. Payne, Robert: Life and Death of Lenin, W. H. Allen, London, 1964
    100. The Rise and Fall of Stalin, W. H. Allen, London, 1965
    101. Poggenpohl, Nicholas de Berg: «Le Crime d’Ekaterinburg, 1916–1917», Revue des Deux Mondes, Paris
    102. Ponsonby, Sir Frederick: Recollections of Three Reigns, Eyre & Spottiswoode, London, 1951
    103. Pope-Hennessy, James: Queen Mary, Allen 8c Unwin, London, 1959
    104. Possony, Stefan Т.: Lenin. The Compulsive Revolutionary, Allen & Unwin, London, 1965
    105. Preston, Sir Thomas: Before the Curtain, John Murray, London, 1950
    106. Pridham, Vice-Admiral Sir Francis: Close of a Dynasty, Allen Win-gate, London, 1956
    107. Radziwill (Princess Catherine): Secrets of Dethroned Royalty, John Lane, New York, 1920
    108. Nicholas II, The Last Tsar, Payot, Paris, 1933
    109. Ransome, Arthur: Six Weeks in Russia in 1919, Allen & Unwin, London, 1919
    110. Rasputin, М.: Rasputin, John Long, London, 1929
    111. My Father, Cassell, London, 1934
    112. Richards, Grant: The Last of the War Lords, London, 1918
    113. Richards, Guy: Imperial Agent. The Goleniewski-Romanov Case, Devin Adair, New York, 1966
    114. Hunt for the Czar, Peter Davies, London, 1971
    115. The Rescue of the Romanovs, Devin Adair, Old Greenwich, Connecticut, 1975
    116. Riedel, W.: Die Ermordung des Zaren Nikolaus II und seiner Familie, Leipzig, 1921
    117. Rns, Sergius М.: Yankee Commissar, Robert Speller, New York, 1933
    118. Rodney, William: Joe Boyle, King of the Klondike, McGraw-Hill Ryerson, New York, 1974
    119. Rodzianko, Colonel Paul: Tattered Banners, Seeley Service, London, 1939
    120. Root, Jonathan: Halliburton, The Magnificent Myth, Longmans, Toronto, 1965
    121. St Pierre, Michel de: Le Drame des Romanovs, Robert Laffont, Paris, 1967
    122. Sakharov, К. V.: Belaya Sibir, Munich, 1923
    123. Salisbury, Harrison E.: Russia, Atheneum, New York, 1965
    124. Savinkov, Boris: Memoirs of a Terrorist, A. & C. Boni, New York, 1931
    125. Scott, J. D.: Vickers — A History, Weidenfeld, London, 1963
    126. «The Secret Documents of Sydney Reilly»: article in Evening Standard, May 1931
    127. Semenov, G. М.: Memoirs (Vospominaniya о Sebe, Mysli i Vyvody), Harbin, 1938
    128. Seraphim, Dr E.: Die Tragodie der Zarenfamilie, Konigsberg, 1927
    129. Seymour, Charles: The Intimate Papers of Colonel House, Ernest Benn, London, 1926
    130. Shub, David: Lenin, Doubleday & Co., New York, 1948
    131. Smirnoff, Serge: Autour de Iassassinat des Grands-Ducs, Payot, Paris, 1928
    132. Smythe, J. P.: Rescuing the Czar, California Printing Co., San Francisco, 1920
    133. SokolofF, Nicolas: Enquete judiciaire stir I’Assassinat de la Famille Imperiale Russe, Payot, Paris, 1924
    134. Sokolov, N.: Ubiistvo tsarskoi serni, Slowo, Berlin, 1925
    135. Speranski, Valentin: La Maison a Destination Speciale, Ferenczi et Fils, Paris, 1929
    136. Theen, Rolf, Lenin, Quartet Books, London, 1974
    137. Thompson, Sir Basil: The Scene Changes, Gollancz, London, 1939
    138. Tisdall, E. E. P.: The Dowager Empress, Stanley Paul, London, 1957
    139. Tokoi, Oskari: Sisu, Even through a Stone Wall, Robert Speller, New York, 1957
    140. Trewin, J. C.: Tutor to the Tsarevich, Macmillan, London, 1975
    141. Trotsky, Leon: Stalin, Hollis & Carter, London, 1947
    142. Trotsky’s Diary in Exile, Harvard University Press, 1953
    143. The History of the Russian Revolution, Gollancz, London, 193233
    144. Troufanov, Sergei (Iliodor): The Mad Monk of Russia, Century, New York, 1918
    145. TschebotariofF, Gregory: Russia, My Native Land, McGraw-Hill, London, 1964
    146. Varneck and Fisher: The Testimony of Kolchak and other Siberian Materials, Stanford University and London, 1935
    147. Viktoria Luise, Herzogin von Braunschweig: Ein Leben als Tochter des Kaisers — Gottinger Verlagsanstalt, 1965
    148. Viroubova, Anna: Souvenirs de ma Vie, Payot, Paris, 1927
    149. Volkov, A. A.: Okolo tsarskoi semi, Paris, 1928
    150. Walls, H. J.: Expert Witness: my thirty years in forensic science, Long, London, 1972
    151. Wallworth, Arthur: Woodrow Wilson, 2 vols, Longman, London, 1958
    152. Walsh, Edmond: The Fall of the Russian Empire, Williams & Norgate, London, 1929
    153. Waters, General Hely-Hutchinson Wallscourt: Potsdam and Doom, John Murray, London, 1935
    154. Wheeler-Bennett, John W.: Brest-Litovsk, The Forgotten Peace, March 1918, Macmillan, London, 1963
    155. William II: The Kaisers Letters to the Tsar, Hodder & Stoughton, London, 1921
    156. My Memoirs, 1818–1918, Gassell, London, 1922
    157. My Early Life, Methuen, London, 1926
    158. Wilton, Robert: The Last Days of the Romanovs, Thornton Butter-worth, London, 1920
    159. Wrangel, General Baron Peter: Always with Honour, Robert Speller, New York, 1957
    160. Xydias, Jean: ^Intervention Frangaise en Russie 1918–1919, Editions de France, Paris, 1927
    161. Yusupov, F. F.: Lost Splendour, Cape, London, 1953




    Этот киносценарий написан мной в 1997 году по заказу телерадиокомпании «Петербург». Однако снятый по нему документальный фильм был запрещен к выходу в эфир цензурой, так как в 1998 году Б.Н. Ельцин принял решение выдать найденные мошенниками в Екатеринбурге останки за царские и похоронить их в качестве таковых а Петропавловском Соборе. Легенда эта родилась уже очень давно, но все еще находятся силы, заинтересованные в ее воспроизведении.
    Еще в феврале 1917 года началась мощная кампания по дискредитации царя. Все обвинения, выдвинутые и широко разрекламированные в период деятельности Временного Правительства, назначенная этим же правительством Чрезвычайная следственная комиссия не подтвердила, но поток грязной брани в адрес Николая II не прекратился. Интеллигенция не могла простить царю военные поражения, министерскую чехарду и, конечно, Григория Распутина, зловещего мифического монстра. Разумеется, не все это соответствовало действительности. Просто у некоторых членов Дома Романовых и иже с ними были свои счеты с Николаем.
    С начала 1918 года пропаганда против личности царя стала приобретать характер истерии. Рабочие на многочисленных митингах, в особенности в уральском городе Екатеринбурге, требовали немедленной казни царя. Настрой был таким, что представителям местных органов власти приходилось до угрозы применения силы, гасить бушевавшие страсти. Подобное поведение властей не только не успокаивало революционных рабочих, но и вызывало подозрение о том, что большевики умышленно оберегают бывшего царя от народного возмездия.
    И вот почему-то именно в этот так настроенный против царя город привозят царскую семью. Неужели большевистское правительство пожелало перед лицом наступления белых так осложнить свое положение? В чем-чем, а уж в политической недальновидности Ленина и Свердлова обвинить трудно. Но этим противоречием историки настаивают на том, что царская семья появляется в Екатеринбурге как раз к разгару антимонархических митингов.
    Новая нестыковка. Царскую семью якобы помещают в доме бывшего инженера Ипатьева. Дом этот был в аренде у местной ВЧК и там весьма часто происходило исполнение приговоров. Екатеринбуржцы часто слышали стрельбу из подвала дома и поэтому не поверили, что там может рядом со всем этим ужасом спокойно проживать царская семья.
    Кстати, покидая город перед наступлением войск Колчака, ВЧК аккуратно заплатило Ипатьеву по счету за аренду дома.
    Страсти а Екатеринбурге еще более накалились, когда у Ипатьевского дома неожиданно сменилась вся охрана. Прибывший из Москвы отряд состоял преимущественно из иностранцев. Новая охрана не церемонясь разгоняла любые пикеты у Ипатьевского дома и не стеснялась открывать огонь по революционным рабочим. И вдруг власти объявили, что в ночь на семнадцатое июля 1918 года царь, вся его семья и люди свиты расстреляны.
    Это известие в самом Екатеринбурге было встречено с откровенным недоверием. Ведь действительно непонятно, по каким же причинам власти не посчитали нужным предупредить о предстоящей казни рабочие комитеты, предложить им направить своих представителей в контрольную комиссию или хотя бы предъявить трупы казненных, чтобы избежать обвинений в свой адрес и ослабить напряженность в городе?
    Большевистское начальство не захотело выполнить необходимые процедуры, а вместо них выдали чудовищную версию о растворении трупов в соляной, по некоторым данным в серной кислоте; о распиливании и сожжении останков; расчленении их топорами с последующим тайным захоронением всего того, что осталось. Предъявлялась в качестве доказательства содеянного бумага на получение товарищем Белобородовым на одном из предприятий Екатеринбурга бочки с серной кислотой.
    Весь это бред был доведен до сведения рабочих комитетов, требовавших предъявить трупы расстрелянных. Он, естественно, вызвал недоверие. В комитетах поняли, что их надувают. Только то обстоятельство, что к Екатеринбургу подходили войска Директории и чехословаков, спасло большевистское руководство от неминуемой кровавой расправы. Рабочих очень оскорбил столь грубый и откровенный обман со стороны новой власти.
    Действительно, почему казнь нужно было совершать в обстановке строгой секретности, если уже утром семнадцатого о ней было объявлено всенародно? Зачем понадобилось уничтожать трупы казненных, если сам факт их сокрытия создавал значительные трудности и к тому же осложнял и без того натянутые отношения между властью и революционным пролетариатом? И как же удалось так быстро уничтожить одиннадцать трупов? Ведь для растворения их даже в серной кислоте, одной бочки явно бы не хватило...
    После занятия города войсками Директории и чехословацкого корпуса началась вторая серия странных событий. Новая власть поручила екатеринбургскому следователю Наметкину провести расследование по факту расстрела царской семьи в доме Ипатьева. Имеющий весьма разнообразные связи и опыт следователь быстро пришел к неожиданному для заказчика выводу.
    В Ипатьевском доме действительно были найдены следы от расстрелов. Да не от одного расстрела, а от нескольких. Имелись пули разных калибров, кровоподтеки, выбоины на стенах. Но все это не имело никакого отношения к царской семье. Ее даже близко к Ипатьевскому дому не было.
    Сначала Наметкину посоветовали изменить свои выводы, обвинив в следственной ошибке. Но это обвинение только оскорбило опытного следователя, и он представил неопровержимые доказательства и свидетелей к своим выводам.
    Наметкина вынудили покинуть Екатеринбург. Но уехав в Томск, он еще кипел обидой. Собрав там журналистов и представителей общественности, он рассказал о выводах следствия и реакции на них властей, пообещав представить документы. Спустя неделю, после своего заявления следователь был убит, а дом, где он снимал комнату, сгорел.
    После гибели Наметкина дело было поручено следователю Сергееву. Однако и новый следователь оказался хорошим профессионалом и тоже несговорчивым. В короткие сроки Сергеев доказал, что никакой царской семьи в Ипатьевском доме и вообще в Екатеринбурге не было. Вскоре Сергеев погиб при невыясненных обстоятельствах.
    После этого дело поручили уже следователю из Омска Соколову. Расчет был на то, что не зная местных условий, тот проведет формальное следствие и подтвердит априорные выводы. Очевидно, Соколов был осведомлен о судьбе своих предшественников. Поэтому с самого начала он принял версию об убийстве царской семьи в Ипатьевском доме. Найденные там пули были признаны отскочившими от корсета царицы, а кровоподтеки разного срока давности - кровью августейших особ. Соколов даже точно указал место, где похоронены растворенные в кислоте трупы. То, что трупов там не нашли, его не трогало.
    В эмиграции Соколов даже написал книгу по материалам своего «дела». На заработанные таким образом деньги он и жил во Франции, Однако, к 1924 году деньги кончились, а все попытки получить еще у бывших «друзей» ни к чему не приводили.
    Соколов вынужден был пойти на отчаянный шаг. Он решил разоблачить миф о гибели царской семьи. Тут-то и выяснилось, что Соколов, зная о выводах своих предшественников, в тайне вел и настоящее следствие. Расследуя дело по факту убийства царской семьи как приказывало начальство, параллельно вел следствие по факту исчезновения царской семьи как ему диктовал профессиональный долг.
    Результаты своего настоящего расследования Соколов пытался обобщить в специальной работе и обнародовать. Но сделать этого не успел. 23 ноября 1924 года он был обнаружен мертвым у себя дома в Сальбри, при этом многие документы, подготовленные к печати, таинственно исчезли.
    По официальной версии смерть наступила от разрыва сердца. Но есть сведения, что его также, как и его предшественников, убрали. Впрочем, объяснить неожиданный разрыв сердца у здорового 46лет-него сибирского мужика иными причинами было бы затруднительно.
    В 1920 году, гуляя по Кремлю, Ленин встретил коменданта Кремля Якова Юровского. Неизвестно почему, он вдруг хитро улыбнулся и громко произнес: «А, так это Вы, батенька, убили нашего царя? Да-да, это ведь Вы шлепнули в Екатеринбурге нашего царя!» Опешивший Юровский стал путано объяснять, что он тогда в Екатеринбурге не был, что это какая-то ошибка, что он к той истории не имеет ни малейшего отношения. «Зря, батенька, зря, - произнес Ленин, - не отпирайтесь. Лучше поговорите с товарищем Дзержинским и напишите обо всем поподробнее».
    Ленин направился дальше, а потрясенный Юровский остался стоять посреди Ивановской площади. Он не понимал, что нашло на вождя. Но ясно отданные приказы комендант Кремля привык выполнять. Поэтому он направился к Дзержинскому и рассказал об этой странной истории, клятвенно заверяя, что никакого отношения к расстрелу царской семьи в Екатеринбурге не имел.
    Дзержинский пожал плечами и предложил Юровскому все же написать от первого лица о екатеринбургском расстреле. Для этой цели он выдал Юровскому тщательно отобранные документы из «дела Соколова». В соответствии с ними Юровский и написал свой ставший затем широко известным опус о том, как он расстреливал царя. Аналогичные отчеты писали и другие чекисты.
    Надо сказать, что Юровский, будучи комендантом Кремля, мог знать, где в 1920 содержится бывший царь. Но партийное поручение вождя Юровский выполнил со рвением.
    Однако через несколько лет что-то произошло. То ли Юровский не захотел, чтобы на нем оставалось это пятно, то ли возникли еще какие-то обстоятельства. Когда Ленина и Дзержинского уже не было в живых, Юровский вдруг начал рассказывать эту историю различным людям, в том числе сослуживцам. Рассказывал он и о том, что никакого расстрела в Екатеринбурге быть не могло.
    В 1938 году Юровский был положен на обследование в Кремлевскую больницу. У него неожиданно была обнаружена тяжелая болезнь, от которой он вскоре скончался. Перед смертью Юровский старательно убеждал всех, что не имел никакого отношения к смерти царя. Это было признано бредом больного, вызванного глубоким потрясением и раскаянием.
    Летом 1991 года в прокуратуру Свердловской области обратился некий житель Екатеринбурга А.Авдонин. Он заявил о том, что 10 лет назад с группой единомышленников в нескольких километрах от Екатеринбурга нашел захоронение расстрелянной в 1918 году Царской семьи. В эту группу входил и писатель Гелий Рябов.
    По заявлению А.Авдонина прокуратура начала расследование. Останки оказались погребенными под полотном грунтовой дороги в суглинистой почве Раскопки проведены поспешно и закончены в странно короткие сроки - всего за 3 дня. Хотя среди участников был археолог, специальная археологическая техника и технология не применялись. Извлечение останков проводилось с помощью лопат.
    По показаниям Авдонина и прочих, в 1979 году останки были извлечены из захоронения. Затем они были в пластиковых пакетах отвезены в Москву. Там, в Москве с ними проделывали некую «криминалистическую экспертизу» чисто на инициативной основе, частным порядком (надо полагать, по линии личных связей известного писателя Гелия Рябова), Результаты «экспертизы» неизвестны. Кто ее проводил - тоже неизвестно.
    То есть в 1991 году выкапывали содержимое привезенных из Москвы в 1979 году пластиковых пакетов. Запомним этот факт.
    Самым странным в этих условиях является поведение прокуратуры. Она возбуждает уголовное дело по факту нахождения останков. В ее распоряжении оказывается факт, что указанные останки в нарушение процессуальных норм и норм археологических раскопок уже выкапывались за 12 лет до этого. То, что с останками тогда делалось, тоже в процессуальные нормы не укладывалось.
    Прокуратура оказалась перед фактом нарушения группой граждан советских законов. Она должна была возбудить против них дело или хотя бы предъявить обвинение в рамках расследуемого дела.
    Обвинение не предъявлялось. Прокуратура вообще не заинтересовалась обстоятельствами гораздо более конкретными, чем мифический расстрел царской семьи почти сто лет назад.
    Доказан в рамках дела пока что только факт, что Гелий Рябов сотоварищи закопали в известном месте привезенные из Москвы в пластиковых пакетах неизвестные останки, которые, по их мнению являются останками царской семьи. Доказательства другим утверждениям заявителей прокуратура найти не удосужилась. Например, утверждению, что закопанные останки были выкопаны до этого на том же месте. Или, что закопаны те же останки, что увозились в Москву.
    Кто же мог в 1991 году заставить свердловскую прокуратуру играть чисто декоративную роль? Вряд ли КПСС - шестая статья уже была отменена, а глядели все на нее уже как на пережиток. Остается только предположить, что действовала какая-то спецслужба. Какая - пока не будем гадать. Спецслужб при советской власти хватало, да и сейчас еще достаточно.
    Но один факт все же видится теперь с определенностью. Операция 1991 года была операцией не следственных органов, а спецслужб.
    Затем началась эпопея с экспертизой выкопанных останков.
    Некоторые формальности, конечно, нарушались, но не более чем в любом деле, так что не будем привлекать к этим несущественным моментам внимания. Для нас важно лишь одно: эксперты так и не смогли доказать, что имеют дело с останками царя и его семьи.
    И это при том, что сама процедура совмещения разрозненных костей скелета была построена на реконструкции именно предполагаемых скелетов. Однако, совместить как предполагалось, не удалось. Сделанная портретная идентификация практически не совпала с портретом царя.
    После этого портретную идентификацию поручили уже не специалистам, а художникам. Те немедленно создали нужный образ. Правда, череп, по которому восстановили облик Николая II, оказался при ближайшем рассмотрении женским. Но разве сложно замять такую мелочь? Заметим, что мы имеем дело с вопиющим нарушением основного закона экспертизы. Перед экспертами была поставлена задача: «Выяснить, являются ли данные останки останками царя и членов его семьи». А согласно правилам уголовного процесса, да и просто научного подхода должна была ставиться задача установить, чьи это останки.
    Но так задача не ставилась. И не доказав, что имеют дело с останками царской семьи, эксперты и прокуроры совершенно забыли о главном: что они обязаны все-таки эти останки идентифицировать. Обязаны выяснить, чьи же они. В нарушении всех норм уголовного процесса этого делать никто не собирается.
    Вопреки всем фактам те, кто с самого начала раскручивает эту операцию, начали новый виток. Вопреки фактам они продолжают упрямо навязывать журналистам, а через них - всем нам мнение, что все равно эти останки принадлежат царю и его семье. И раз не доказала всего это экспертиза судебно-медицинская - назначается экспертиза генетическая.
    Эта экспертиза также не смогла дать определенного ответа. Единственное, что удалось выдавить из экспертов, это то, что они не могут утверждать, что это не царские останки. Это-то утверждение в российской прессе и выдают за утверждение, что останки несомненно царские,
    Почему-то именно в то время, когда уважаемый Гелий Рябов проводил операцию по закапыванию под дорогой привезенных из Москвы в пластиковых пакетах останков, в той же Москве было принято решение снести дом Ипатьевых. И товарищ Ельцин с блеском провел эту операцию.
    Зачем это было надо? Ельцин просто валит все на директиву ЦК, решение Политбюро, но директивы этой и решения этого не показывает. Его екатеринбургские доброхоты выдвигают версию, что дом... мешал движению. Но каждый, кто знает его местоположение, поверить в это не сможет.
    Все остальные придерживаются версии, что коммунисты... пытались скрыть следы преступления. Но зачем их скрывать? Разве они отрицали само преступление? Разве о нем не было написано во всех школьных учебниках, прошедших коммунистическую цензуру? Версия сыплется от первых же вопросов.
    Так что же можно было скрыть, снеся ипатьевский дом? Только одно - что никакого расстрела царской семьи там не было.
    Даже непредвзятый анализ фактов, собранных предвзятыми следователями, позволяет увидеть, что расстрелов было несколько, и что никаких оснований предполагать, что среди расстрелянных быта царская семья, нет. Естественно, что любой профессиональный следователь, не связанный рамками партийного контроля, оказавшись в ипатьевском доме, сразу бы все это увидел и доказал. Наверно, подобные случаи к тому времени были, и кого-то пришлось убирать.
    Так что с осуществленной Гелием Рябовым операцией существование ипатьевского дома было несовместимо. Вот его и снесли.
    Версии захоронения, а точнее сказать, версии сокрытия следов преступления изначально признают гибель всех Романовых и их приближенных в ипатьевском доме. Понятно, что если царя не расстреливали - то некого и хоронить. Однако, никто не задумывался, что могло оказаться, кого хоронить, если расстреливали не царя,
    Об одном варианте говорят Юровский и Ермаков: после расстрела в ипатьевском доме тела были вывезены за город и сброшены в одну из затопленных шахт. Эго весьма удобный способ сокрытия следов преступления. Он использовался весьма часто: ведь в ГубЧК расстреливали многих.
    Однако, дальше начинается фантасмагория, Утверждается, будто через день останки были извлечены из шахты. Как их можно на затопленной шахты извлечь, и главное зачем? - нет ответа. А учитывая, что в шахте той было полно трупов других жертв ЧК - как отдалить именно эти?
    Затем два тела были сожжены, а остальные захоронены под полотном грунтовой дороги, ведущей из Екатеринбурга в деревню Коптяки (там, где их и нашли граждане Рябов и Авдонин).
    Почему сожгли именно два тела? Почему не все? Не хватило бензина? Или проявили гуманность?
    Так и возникла эта жуткая, неправдоподобная, сумасшедшая выдумка, которой решили дать вторую жизнь товарищи, привезшие в 1979 году из Москвы в пластиковых пакетах «останки царской семьи»...

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 7 комментариев , вы можете свернуть их
    guenplen Safjanov # написал комментарий 14 ноября 2015, 14:00
    «…Нам трудно было оставить наше приглашение в силе. Во Франции общественное мнение возражало против того, чтобы царю было разрешено пребывание в любой из союзных стран. Во Франции, полагали, что предоставление царю убежища может вызвать недовольство революционных элементов в России, поддержка которых была необходима для действенного сотрудничества русской армии в войне. В качестве иллюстрации и в подтверждение этой позиции Франции я приведу отрывок из письма нашего посла в Париже лорда Берти от 22 апреля. Лорд Берти писал министру иностранных дел, выражая удовлетворение, что предложение о приглашении бывшего императора и его семьи в Англию ни к чему не привело, и заметил: „Немцы заявили бы, а русские крайние социалисты могли бы этому поверить, что британское правительство держит бывшего императора в резерве в целях реставрации, если в эгоистических интересах Англии окажется поддержание внутренних разногласий в. России. Я не думаю, чтобы Франция рада была принять бывшего императора и его семью.
    Продолжение следует.
    guenplen Safjanov # ответил на комментарий guenplen Safjanov 14 ноября 2015, 14:00
    Продолжение.
    -…Императрица немка не только по происхождению, но и по своим симпатиям, она делала все, что было в ее силах, чтобы добиться союза с Германией, Ее считают преступницей или помешанной, а бывшего императора— преступником ввиду его слабости и подчинения воле императрицы… - … Было ясно, что русское правительство не могло принять решения, так-как мнения разделились. С одной стороны, правительство хотело избавиться от ответственности за жизнь царя, с другой — оно боялось вызвать недовольство со стороны крайних левых попыткой отправить царя в безопасное место. Правительство не решалось даже попытаться отправить его в Крым, где царю могли быть предоставлены более комфортабельные условия. В еще меньшей степени готово было правительство взять на себя риск отправить его за границу. До тех пор, пока русское правительство оставалось на этой позиции, ничего нельзя было предпринять….»
    Ллойд Джордж Дэвид «Военные мемуары» тои 2 . Глава 53 стр. 393. «ПЕТРОГРАДСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ».

    С уважением к любому оппоненту, guenplen.
    Владимир Потапов # написал комментарий 14 ноября 2015, 14:05
    Крылов-всемирно известный баснописец.
    anatolii reznikov # ответил на комментарий Владимир Потапов 14 ноября 2015, 14:11
    Точно но зачем эту хню ставят в ленту ? ЭТО ЖЖЖЖЖЖЖ не спроста ! Говновброс явный !
    Владимир Потапов # ответил на комментарий anatolii reznikov 14 ноября 2015, 14:28
    Интересно,что будет делать Путин,когда окажется.что Романовы живы!?
    Коля Мельников # ответил на комментарий Владимир Потапов 14 ноября 2015, 17:26
    ВВП будет с пеной у рта доказывать,что он помазанник божий, а кгбэшники из ЗАО РПЦ ему в этом помогут.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 710 записей в блогах и 5175 комментариев.
    Зарегистрировалось 72 новых макспаркеров. Теперь нас 5028705.