Проект экспертно-аналитической сети в WWW по контролю правосудности на основе статистики

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Наиль Рахимкулов написал
    0 оценок, 1876 просмотров Обсудить (11)

    Не в силе Бог, а в правде!

    (Александр Невский)

     

    Проект экспертно-аналитической сети в WWW по контролю правосудности на основе статистики

     

    Статья посвящена способу построения общественного института контроля суда в критический период между ликвидацией тоталитарного строя и утверждением гражданского общества. Пониманию проблемы и актуальности поиска способов ее решения послужили, в числе прочего, многолетняя борьба сочинского судьи Дмитрия Владимировича Новикова с российской судейской мафией, проводящей внутри страны в соответствии с интересами правящего слоя компрадорскую стратегию государственного терроризма в отношении собственного народа, и идеи, которые им двигали на этом пути.

    Главная задача современной России заключается в необходимости как можно более быстрого реального усовершенствования суда.

    Существует способ на основе использования интернета и статистики, способный гарантированно обеспечить достижение этой цели! Для его внедрения правозащитники, исполнительный директор РОО «За права человека и гражданина в Республике Башкортостан» Альмира Рашитовна Жукова ([email protected]) и председатель РОО «Народный фронт Республики Башкортостан» Анвер Мансурович Юмагулов ([email protected]) создали недавно группу ВКонтакте «Обуздаем коррупцию и добьемся правдивого суда!» по адресу https://vk.com/korruptsii_net__pravosudiyu_da.

    Предлагается создание новой для юриспруденции экспертно-аналитической сети по контролю правосудности вердиктов (назовем ее, к примеру, «Судебную коррупцию в отставку!» или «Честный судья») путем статистической обработки численных результатов их рецензирования, которая заставит суд честно применять закон, защитит права людей, ускорив тем самым развитие гражданского общества, и создаст, наконец, условия для приобретения российской экономикой созидательного характера и ускоренного роста на основе конкуренции (http://stoyakin.org.ua/regionalnie-seti/, https://uchebnik.online/uch-konsalting/suschnost-soderjanie-analiticheskoy-ekspertnoy-26814.html). Подобные сети уже успешно используются за рубежом и начинают появляться в России (https://www.osp.ru/os/2014/07/13042916, http://expert.ru/expert/2013/37/ekspertnaya-set).

    Двигаться в указанном направлении системного подавления коррупции путем СОЗДАНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА контроля за деятельностью суда тем более необходимо, что сама коррупция приобретает все более системный характер. Так появились платные услуги по предоставлению максимальной информации о судьях, включая биографию, карьеру, контактные данные, график заседаний, анализ текущих дел и отслеживание появления новых, которые облегчают лоббирование в суде интересов сторон (https://casebook.ru/judges?utm_campaign=judges_kms_&utm_medium=cpc&utm_source=google&utm_term=&utm_​content=judges&gclid=EAIaIQobChMIqJP5zIfm2AIVwpgYCh2IdwV_EAEYAiAAEgIrG_D_BwE).

    В России не допускается никакой официальный контроль за работой суда под предлогом неверной трактовки понятия его независимости, понимаемого как запрет на любое вмешательство в судебные дела, в том числе на сторонний по отношению к судебным органам контроль за правильностью применения законов в ходе судебных разбирательств, в то время как исторически это понятие трактовалось исключительно как независимость от коррупционного влияния и обеспечивалось в интересах поддержания в обществе порядка и спокойствия как раз с помощью различных для разных стран в разное время мер действенного внешнего контроля за правоприменением.

    Реальный контроль за функционированием суда в России подменен его видимостью в форме теоретически предполагаемого успешным внутреннего судебного самоконтроля путем рассмотрения дел в различных инстанциях. Однако эффективный самоконтроль невозможен по причине корпоративных интересов, всегда имеющих место в любых сообществах. И судебные органы здесь не исключение.

    Практическая невозможность самоконтроля подтверждается действовавшим в СССР правилом, запрещающим направлять жалобы на рассмотрение в организацию, действия которой обжалуются, и ныне действующей аналогичной нормой закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ».

    Описываемая ниже система эффективного инструментального контроля обоснованности вердиктов как каток раскатает коррупцию в суде, являющуюся источником постоянного воспроизведения всех других проявлений коррупции в обществе.

     

    I. Общее описание экспертно-аналитической сети, предназначенной для контроля правосудности выносимых

    вердиктов путем определения «коррупционной температуры» судьи

    II. Практическая реализация процессуальной процедуры анонимного рецензирования судебных решений

    III. Дополнительные соображения в пользу внедрения предлагаемой системы

     

    I. Общее описание экспертно-аналитической сети, предназначенной для контроля

    правосудности выносимых вердиктов путем определения

    «коррупционной температуры» судьи

    Дальнейшее сохранение порядков «дикого» капитализма в России на этапе развития рыночных отношений, определяемом сложившимися жесткими условиями процесса первоначального накопления капитала, выгодно только порожденному этими условиями конгломерату продажных чиновников и криминала для дальнейшего обогащения.

    Объединительная идея России на текущий момент – это наполнение изначально органически присущей людям любви к отчине целями развития созидательной конкурентной рыночной экономики, без чего у России нет будущего как единого государства. Компрадорская прослойка должны быть введена обществом в рамки следования национальным интересам, пока государство не ослабло до такой степени, что станет возможной потеря способности выдерживать геополитическую конкуренцию. Этого можно добиться с помощью внедрения предлагаемой системы, если руководство страны сможет пойти на эту меру хотя бы под давлением активистов, для чего необходимо на примере той же Украины осознать, наконец, ценность подавления коррупции, анархии и произвола, неизбежно распространяющихся в стране в отсутствие порядка, обязательного к соблюдению всеми гражданами.

    Недееспособность российского суда является прямым следствием описанной выше трактовки независимости суда, как недопущения любого вмешательство в его дела. На языке кибернетики это означает, что у суда отсутствует обратная связь с окружающим миром, и, следовательно, он неуправляем, и, соответственно, неработоспособен с точки зрения соблюдения интересов нуждающихся в защите граждан России, находящихся на позиции внешнего наблюдателя по отношению к суду.

    На деле объектов без обратной связи не существует и запрет на легальный общественный контроль за соблюдением судом закона в реальности замещает этот контроль неофициальным контролем со стороны исполнительной власти, объективно присутствующим в силу того, что она материально содержит суд, и принимающим криминальный характер по причине своей неофициальности.

    Изначально закладываемый в устройство суда криминал влечет принципиальную невозможность искоренения неправосудия в его решениях до тех пор, пока не произойдет отказ от вышеописанной трактовки независимости суда. Осуществляемые до сих пор реформы судебной системы касались только ее структурного устройства и отдельных процессуальных новаций, не принципиальных для налаживания действенного контроля за функционированием суда, поэтому не привели к ощутимым улучшениям, которые требуются в ответ на распространившееся в обществе всеобщее глубокое недовольство состоянием судебной системы, в частности, и государственных органов, в целом, не отвечающих запросам и надеждам абсолютного большинства населения.

    Контроль суда методами бывшего СССР или современного Китая в России сейчас невозможен по причине слома однопартийной системы. Контроль с помощью инструментов гражданского общества, реализуемый в Европе и США, в России также пока невозможен в силу его недееспособности. Прецедентное право, предохраняющее в определенной степени от судебного произвола и складывавшееся в Англии веками на ментальной основе, быстро внедрено быть не может. Образование же еще одного контрольного органа, стоящего над судом, только породит проблему контроля уже за работой этого органа.

    Выход из этого положения возможен только на пути осознанного создания властью в своих же корневых интересах выживания соответствующего общественного института, поскольку невозможно управлять в «ручном режиме» таким сложным объектом, как страна, чтобы людям было комфортно в ней жить. В тоталитарном СССР суд контролировался, как и в современном Китае, именно общественным институтом в лице компартии. То же происходит и в гражданском обществе. В условиях современной России, находящейся в состоянии авторитаризма на пути от тоталитаризма к гражданскому обществу, отсутствует центр власти с устойчивой идеологией, который мог бы играть роль общественного института, контролирующего суд, поскольку все члены правящего класса также находятся в процессе перехода от чиновного состояния к буржуазному, интересы которых антагонистичны. Поэтому в качестве такого института предлагается создать систему инструментального контроля правосудности вердиктов, выносимых каждым судьей, с помощью процедуры экспертной оценки в баллах степени их соответствия закону на основе рецензирования в анонимной форме экспертами, не связанными с судьей, решение которого рецензируется, что обеспечивается архитектурой системы.

    Избранный подход аналогичен изначально используемому в научных публикациях анонимному, как правило, рецензированию статей (рецензентам не сообщается, чей текст они рецензируют, автору текста не сообщается, кто его рецензировал) на предмет исключения ошибок, без чего наука теряет смысл. Создание такой системы с использованием статистической обработки результатов рецензирования вердиктов, постоянно случайным образом отбираемых компьютерами по каждому судье для максимального устранения фактора субъективности, стало возможным с точки зрения степени сложности и затратности реализации только с недавнего времени благодаря широкому распространению Интернета.

    Предлагается введение в судебные кодексы подобных процедур и формирование федеральной сети комиссий по рецензированию на базе, например, нотариата.

    Это должно делаться за счет федерального бюджета, затраты которого с лихвой окупятся в результате упорядочения всей внутрироссийской жизни. Порочное функционирование судебной системы обходится государству и обществу гораздо дороже любых затрат на совершенствование суда, поскольку препятствует полной реализации потенциала развития народа, означает заведомое ослабление государства и отказ от успешного будущего.

    По интегральным результатам рецензирования за определенный срок должна проводиться аттестация судьи и приниматься решение о его дальнейшей работе либо отправке в отставку. Тогда судьи из самых существенных для каждого человека соображений личной выгоды будут в абсолютном большинстве работать с максимальным соблюдением закона, в чем выражается честность суда, ради сохранения престижного статуса и высокой зарплаты. В начале внедрения системы срок аттестации желательно установить более кратким, например, полгода, для быстрейшей обкатки системы и сравнения набранных для всех судей статистик между собой с целью установления порогового значения, в случае превышении которого вычисленным средним баллом по рецензиям решений конкретного судьи за период аттестации этот судья отправляется в отставку. На первых этапах внедрения системы судьи будут только предупреждаться о превышении ими порового значения. В дальнейшем срок аттестации судей можно постепенно увеличивать, анализируя влияние этих изменений на эффективность работы системы. Как только система будет запущена в варианте реального отсева судей, ситуация с правосудностью сразу же коренным образом изменится в лучшую сторону, поскольку впервые начнет работать механизм реального контроля за соблюдением судьями закона, не зависящий от самой судебной системы.

    Безусловно, предлагаемый способ контроля не может полностью устранить коррупцию, как и любой другой из известных, поскольку ни в одной из развитых стран такая цель не достигнута в полной мере. Главное, чтобы российский суд начал работать существенно эффективнее в подавляющем большинстве случаев, где не замешаны интересы немногочисленных высших персон, что позволит народу нормально существовать и трудиться на свое благо, в первую очередь, и, в конечном счете, на благо общества и государства.

    Образно говоря, анонимное рецензирование судебных решений можно представить, как измерение «коррупционной температуры» судьи. И если эта «температура» выходит за пределы установленной нормы, то вполне естественно ставить вопрос о прекращении судейских полномочий. Ведь если температура, в буквальном смысле, у человека зашкаливает, то хотя этого человека никто не винит в заболевании, но продолжать работать в таком состоянии ему не следует, чтобы не заразить других.

    В случае превышения порогового значения «коррупционной температуры», период времени, за который производилась аттестация, не следует засчитывать в судейский стаж с той целью, чтобы перед запланированным выходом в отставку судьи не поддавались искушению пускаться во все тяжкие за вознаграждение. Могут быть предусмотрены и другие санкции, которые, однако, будут только усложнять систему без большой на то надобности. Сама по себе отставка будет достаточно эффективным способом реакции на отклонения судьи от закона, безразлично являются эти отклонения осознанными или произошли от недостатка квалификации.

    С целью минимизации вмешательства в процессуальную сторону судебного разбирательства, указанная процедура рецензирования не должна влечь процессуальных и иных последствий, то есть не будет являться формальным основанием как для обжалования принятого решения, так и для предъявления судье каких-либо претензий в связи с обнаруженными в этом решении дефектами. Таким образом, анонимное рецензирование судебных решений предлагается как чисто замерочное мероприятие по оценке их качества, осуществляемое на постоянной основе в отношении каждого судьи.

     

    II. Практическая реализация процедуры анонимного рецензирования судебных решений

    В каждом муниципальном округе при нотариальных палатах образуются независимые друг от друга комиссии, количество которых определяется выбранным нормативом по числу жителей округа, с участием юристов с соответствующим образованием и достаточным стажем работы адвокатами, арбитражными управляющими, юрисконсультами, преподавателями права, прокурорами, нотариусами и т.п., среди которых обязательно должны быть бывшие судьи. Выборка на рецензирование решений мирового суда и всех судебных инстанций объединенного гражданского и арбитражного суда без исключения производится компьютерами соответствующих судов случайным образом, чтобы каждый судья имел достаточную вероятность определенное число раз подвергнуться этой процедуре в течение года. Тот же компьютер случайным образом для каждого выбранного решения выбирает, в свою очередь, три нотариальные палаты в трех разных субъектах федерации, отличных от субъекта федерации, где находится суд, в которые это решение и направляется по Интернету в анонимном виде.

    Компьютер нотариальной палаты, в который поступило выбранное для рецензирования судебное решение, так же случайно выбирает комиссию для рецензирования из тех, которые за прошедший период аттестации еще не рецензировали решения данного судьи, и переправляет решение в ее компьютер. Комиссия анализирует его и присваивает в соответствии с определенной шкалой некоторое количество баллов за имеющиеся противоречия с законом и логикой, иные значимые дефекты, например, утерю смысловой ясности, отступления от процессуальных требований, в том числе, в отношении наличия и точности ссылок, некорректность формы.

    Связанная с процессом рецензирования информация является закрытой, кроме баллов, оценивающих степень неправосудности решения, а также содержащихся в рецензии указаниях на сами допущенные судьей дефекты.

    В судах информация о направлении решений на рецензию и о полученных результатах должна архивироваться (как и аналогичная информация в нотариальных палатах и комиссиях, необходимая для управления и контроля работы системы), а результаты ее обработки в виде среднего балла по каждому судье периодически обнародоваться по месту его работы и в средствах массовой информации.

    По итогам такого рецензирования должна проводиться аттестация судей, включающая сравнение вычисленного среднего балла за период аттестации с определенным по результатам анализа практики пороговым значением, и те судьи, у кого средний балл превысил этот порог, будут отправляться в отставку. Неизбежные отклонения в балльных оценках отдельных решений конкретного судьи как в сторону занижения оценок, так и в сторону их завышения, будут погашаться средним значением этих оценок в соответствии со статистическим законом больших чисел, поэтому степень пренебрежения законом и логикой со стороны конкретного судьи при вынесении решений и вообще качество этих решений с учетом иных возможных некорректностей будет выявляться полученным средним значением достаточно точно и носить объективный характер.

    Участникам судебного процесса также надо дать возможность инициировать процедуру анонимного рецензирования принятого решения по заявлению за плату, соотносимую по величине с госпошлиной за неимущественные исковые требования, если они считают принятое решение противоречащим закону. Течение процессуальных сроков в этом случае прерывается на время рецензирования, ограниченного установленным сроком.

    Подавая такое заявление, заявитель может быть прав, либо может заблуждаться в трактовке закона. Сознательное осуществление судьями коррупционных действий при принятии решений предлагаемая система будет подавлять изначально. Следовательно, чем больше будет таких заявлений в отношении конкретного судьи, тем выше вероятность его низкой квалификации или того, что он плохо разъясняет сторонам основания принятия решений. Для отражения этой ситуации, можно ввести коэффициент «принудительного рецензирования» как отношение количества решений судьи за определенный период, после принятия которых стороны подали заявления о его анонимном рецензировании, к количеству всех решений судьи за этот же период. Если значение этого коэффициента окажется выше среднего по стране, например, на 20% (эта величина может меняться по мере продолжения функционирования системы), то система дополнительно прибавит к среднему баллу судьи некоторую величину. Этим будут отсеиваться наименее квалифицированные судьи и все судьи будут заинтересованы писать мотивировочные части решений как можно более ясно и доступно для восприятия и подробно разъяснять сторонам свои решения, чтобы комиссия и система, не дай бог, не завысили баллы при рецензировании.

    Фактически произойдет революция в судебной практике только за счет введения контроля работы судей не какими-то контролерами, с которыми можно договориться, что всегда и происходит, а процедурой, на которую никак воздействовать невозможно, и судьи перейдут с незаслуженно занимаемого сейчас положения господ по отношению к гражданам на положение слуг народа, где им, как чиновникам, и надлежит находиться.

    Аналогично можно навести порядок в отношении соблюдения судьями времени начала заседаний, которое сейчас часто не соблюдается. Фактическое начало заседания должно фиксироваться судьей в компьютерной системе суда. Сторонам надо дать возможность вводить информацию о своей явке и о задержке начала заседания с мониторов, установленных вне залов заседаний, для недопущения ввода судьей искаженной информации о времени начала заседания. Контроль действительного времени начала заседаний контролируется также компьютерной системой на основе осуществляемой судом аудио- и видеофиксации заседаний.

    Компьютер суммирует для каждого судьи время задержек начала заседаний по сравнению с указанными в расписании и делит его на количество проведенных заседаний с даты начала периода очередной аттестации. Если значение этого показателя для данного судьи будет при проведении аттестации, по аналогии с вышеописанным коэффициентом принудительного рецензирования, превышать среднее по стране на некоторую варьируемую по мере необходимости величину, то система таким же образом дополнительно прибавит к среднему баллу судьи некоторую величину. Этим будут отсеиваться судьи, плохо соблюдающие расписание заседаний.

    Эти меры повысят квалификацию судей и упорядочат работу судов, что дополнительно увеличит степень процессуальной экономии от внедрения предлагаемой системы, как таковой, и будет экономить время, силы и средства сторон судебных разбирательств. В итоге, полученная в результате этого экономия средств в масштабах всего народного хозяйства предположительно может во много раз превысить бюджетные траты на функционирование предлагаемой системы контроля работы судов.

    На основе накопленных данных можно будет в дальнейшем проводить углубленный статистический анализ качества рецензирования в образованных комиссиях для совершенствования процесса и прогнозирования, в том числе с помощью технологии Data Mining обнаружения в сырых данных ранее неизвестных, нетривиальных, практически полезных и доступных интерпретации знаний, необходимых для принятия решений в различных сферах человеческой деятельности (https://sociological_guide.academic.ru/73/, http://fb.ru/article/257257/otsenka-ekspertnaya-osobennosti-metodyi-provedeniya-i-rezultat, https://biznes-prost.ru/ekspertnaya-ocenka.html, https://www.intuit.ru/studies/courses/1055/271/lecture/6876?page=7, https://www.hse.ru/expertise/).

    Рецензии с указанием баллов, присвоенных прорецензированным решениям на основе разработанной методики, и содержащихся в решении дефектов, не будут, как сказано выше, процессуальными основаниями для изменения судебного решения, однако будут содержаться в деле и могут учитываться судами следующих инстанций. Их цель фиксировать содержащиеся в рецензируемом дефекты только на основании текста решения суда, лишенного идентифицирующих сведений, что также может облегчить работу судей при принятии последующих судебных актов. Это будет способствовать единообразию трактовки законов и, значит, усилению соблюдения принципов правовой определённости и верховенства права.

    Устранение из решения идентифицирующих сведений должно обеспечивать в достаточной степени невозможность его локализации помимо сервиса самой системы до того времени, пока оно не будет выложено в общедоступную базу. Или, может быть, решение следует изымать из общего доступа на время рецензирования. В эту же базу следует помещать все рецензии на решения без указания осуществивших их комиссий, что будет методически продуктивно для перенятия опыта рецензирования.

    При рецензировании возможны случаи, когда не противоречащее закону и логике решение будет восприниматься как несправедливое. Это не должно быть основанием для начисления дополнительных баллов при рецензировании, поскольку целью предлагаемой системы является проверка следованию закону в том виде, как он есть. Данная ситуация может фиксироваться с указанием ее причин на взгляд рецензентов, но без включения этой информации в рецензию. Информация такого типа должна накапливаться в системе и может использоваться как справочная в процессе коррекции законов.

    Таким образом, внутренняя логика построения предлагаемой системы контроля работы суда в отношении лишь одного, хотя и самого важного, параметра функционирования судебной системы, а именно правосудности, приводит к гармонизации и оптимизации судебной системы. Результатом станет более эффективный суд, ценность чего не измерить никакими деньгами, да к тому же, уверен автор, за меньшее финансирование. Естественно, в начале потребуются затраты и образование дополнительных должностей в комиссиях по рецензированию. Наверняка их можно будет осуществить за счет бизнеса, который не последнюю, но одну из рубашек отдаст на реализацию этого глобального проекта, видя в этом свое спасение.

    В результате анонимности рецензируемых текстов, а также территориальной и административной разнесенности рецензионных комиссий и суда, решение которого рецензируется, будет практически полностью исключена заинтересованность рецензентов в необъективном рецензировании.

    Судья может направить каждое прорецензированное решение в том же виде один раз на повторную рецензию в другую случайным образом выбранную комиссию в случае несогласия с результатами первичного рецензирования, но без какого-либо указания на эти результаты. При проведении аттестации будут учитываться результаты всех рецензий. В результате, судьи не согласные с рецензиями, будут увеличивать объем рецензирования собственных решений, уточняя этим свой средний балл.

     

    III. Дополнительные соображения в пользу внедрения предлагаемой системы

    Основной проблемой России сейчас является не авторитаризм как таковой, поскольку он не подразумевает неизбежно плохую работу суда и присутствие сопутствующих ей анархии и деградации государственных и общественных институтов, как это сейчас происходит, а плохая работа суда, не позволяющая развиваться экономике. Связь состояния судебной системы с развитием хозяйства можно видеть на примере экономического прогресса России, последовавшего за судебной реформой в 19 веке при отмене крепостного права.

    Вселяющий надежду пример Китая и ошеломительный успех Сингапура, обративших на себя всеобщее внимание в последние 30-40 лет энергичным развитием своих экономик, свидетельствуют, что нормальная работа суда не противоречит целесообразным мерам по ограничению демократии, которые большинство общества примет, если увидит, что они направлены к правовому и экономическому развитию страны. Напротив, эффективный суд экономически укрепляет государство, а вместе с этим и выбранную модель управления, пусть и недемократическую, в результате чего разрешение возможного противоречия авторитарности политического режима и эффективности экономики приобретает более плавный эволюционный ход.

    Для изменения вопиющего положения с российским судом необходимо постоянное озвучивание проблемы его подлинной реорганизации, как ключевой по отношению к решению всех остальных задач России, в отличие от проводившихся до сих пор реформ, не затрагивающих принципиальных основ судебной системы.

    Единственным светлым пятном на судебном поле России является то, что суд присяжных, представляющий из себя наиболее непосредственное воплощение изначальной идеи правдивого (честного, справедливого) суда, окончательно не парализован, несмотря на целенаправленные попытки со стороны чиновников максимально ограничивать его применение и злоупотреблять вмешательством в работу для получения нужных им результатов.

    Ладно, если бы судьи только принимали заказные решения в пользу приближенных к верховной власти лиц – от этого не застрахована ни одна страна, какой бы передовой в сфере судопроизводства она ни была. Но российский суд нарушает права на доступ к правосудию буквально всех граждан России и близоруко считать выгодной для верховной власти ситуацию, когда будучи непосредственно непричастной к подавляющему числу «кривых» судебных вердиктов, она вынуждена принимать на себя весь негатив со стороны постоянно пополняемой армии несправедливо обиженных рядовых граждан и активистов оппозиции, часто доходящих в процессе противостояния с упорно не желающей прислушиваться к запросам общества властью до полной потери уравновешенности и здравого смысла, что стало общераспространенным явлением. Представителям власти с точки зрения долгосрочных интересов, как России, так и их собственных, такое доведение своих граждан до невменяемого враждебного состояния не может быть выгодным.

    При внедрении предлагаемого способа контроля суда оказание неправомерного влияния на вынесение решения в отдельных случаях станет либо сверхдорогим удовольствием, поскольку потребуется обеспечить судью средствами, достаточными для компенсации возможной потери престижной и высокооплачиваемой работы, либо будет требовать административного ресурса, недоступного сейчас абсолютному большинству граждан (в будущем, по мере развития гражданского общества в России, такое административное влияние станет недоступным никому). Основная масса граждан вполне с этим примирится, лишь бы власть не нарушала их конкретные интересы.

    Родственное предложение о контроле за работой судей в форме общественной экспертизы судебных решений, обсуждал адвокат М.И. Трепашкин (https://pravorub.ru/articles/14079.html). По поводу сравнения этого и предлагаемого способа можно отметить, что описанной здесь регулярной процедурой в максимальной степени ограничиваются возможности вынесения неправосудных судебных актов любым судьей, как это и должно быть в идеале, а при предлагаемой Трепашкиным выборочной и носящей экстренный характер общественной экспертизе подразумевается сосредоточение общего внимания на будоражащей информации, неизбежно ведущее к оказанию влияния на ход судебного процесса и его результаты со стороны сиюминутных субъективных и политических моментов.

    Предлагается также в целях контроля организовать в интернете трансляцию заседаний суда (https://deputat.openrepublic.ru/articles/19806/). Безусловно это следует сделать, обеспечивая при этом охрану коммерческой или иной, охраняемой законом, тайны, неприкосновенности частной жизни граждан, иных их прав и законных интересов. Это будет способствовать укреплению правовой культуры населения, которое получит возможность наблюдать реальные судебные заседания вместо постановочных по телевизору. Но предостерегающее судей от недобросовестного ведения процесса влияние будет оказываться в этом случае только в отношении громких дел, за которыми будут наблюдать многие граждане, среди которых в общем случае окажутся и юридически грамотные, могущие квалифицированно разобрать нарушения судьи, которые затем можно будет придать огласке. Кроме таких немногочисленных дел, за основной массой обычных дел будут наблюдать только заинтересованные в них лица, не обладающие, как правило, достаточной юридической квалификацией и поэтому не могущие представить корректные оснований для опротестования, более убедительные, чем аргументы участвующих в деле адвокатов или представителей сторон. Помимо этого, в таких делах угроза огласки сведется к минимуму (в силу того, что число нарушений, которые могут привлечь внимание общества, ограничено), в результате чего воздействие их трансляция на степень соблюдения судьей закона снизится, по каковой причине для осуществления контроля правосудности в основной массе дел нужен иной, более основательный объективный механизм контроля.

    Рецензирование, подобное предлагаемому, фактически уже применяется общественностью в особо скандальных случаях, что говорит о практической применимости предлагаемого способа контроля. К примеру, блогерами были проанализированы 29 приговоров, вынесенных по уголовным делам судьей, который выпустил из колонии бывшую чиновницу Минобороны Евгению Васильеву. В результате было получено заключение, что «судебные решения по многим делам были явно неоднозначны и зачастую не соответствовали тяжести совершенных деяний» (http://www.dp.ru/a/2015/08/28/Verhovnij_sud_poprosili_p/). Насколько известно, обратить на это внимание власть не захотела.

    Профессиональными юристами также проводятся экспертизы судебных решений по громким делам на их соответствие закону и конституции, что является еще одной предпосылкой обоснованности применения предлагаемой системы (http://yura-turist.livejournal.com/433458.html, https://newizv.ru/article/general/10-10-2017/opalnyy-advokat-kuznetsov-detalno-razobral-delo-​usmanova-protiv-navalnogo-49091b2a-d52f-4c3d-99f6-ab7e4c14aeed?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.​yandex.com).

    Первоначальные основы для построения системы рецензирования судебных решений в России уже существуют. Так функционирует сайт http://sudact.ru, на котором аккумулируются все гражданские, уголовные и арбитражные судебные акты с устраненными именами физических и названиями юридических лиц и другими изъятиями. На этом сайте реализована возможность формирования подборок всех решений, принятых каждым конкретным судьей. Остается только усовершенствовать и распространить в качестве обязательной единую методику устранения из конкретного решения незначащей для рецензирования идентифицирующей информации для обеспечения его анонимности и сохранения при этом полноты информации, необходимой для обоснованности сделанных в процессе рецензирования заключений. Осуществить автоматизированный случайный выбор судебных решений для анонимного рецензирования технически не сложно. Потребуется еще выработать балльную шкалу оценки дефектов в рецензируемых судебных решениях и сформировать в достаточном объеме сеть комиссий по рецензированию.

    Информация по всем судебным органам России содержится в Государственной автоматизированной системе (ГАС) «Правосудие» по адресу https://sudrf.ru/.

    Существует обучение и добровольная сертификация деятельности экспертов и экспертных учреждений в области судебной и несудебной экспертизы (https://ocenschiki-i-eksperty.ru/events/783-np-samoreguliruemaya-organizaciya-sudebnyh-ekspertov-​priglashaet-prinyat-uchastie-v-obuchenii-i-posleduyushej-sertifikacii-na-status-sudebnogo-eksperta-​v-sisteme-dobrovolnoj-sertifikacii-deyatelnosti-).

    Росстат собирает информацию о проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов (http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/about/independent_examination/rstat_​result/). Генеральная прокуратура РФ создает Государственную автоматизированную систему правовой статистики (ГАС ПС) для обеспечения достоверности уголовно-правовой статистики (http://отрасли-права.рф/article/18969).

    Вышеуказанные проекты имеют те же цели, что и предлагаемый, и свидетельствуют об общем движении в направлении расширения использования интернета и статистики в государственном управлении.

    При организации предлагаемой экспертно-аналитической сети следует использовать эти и другие наработки и сопрягать ее тем или иным образом с подобными создающимися и уже созданными государственными системами, поскольку их цели близки. Нужна лишь политическая воля, добиться которой призваны активисты гражданского общества.

    В качестве кажущегося эффективным на первый взгляд средства борьбы с коррупцией в суде часто предлагаются выборы судей, являющиеся дорогостоящей процедурой, неизбежно порождающей спекуляции на политической конъюнктуре. Данные на выборах обещания делают их победителей зависимыми. Поэтому в большинстве стран, в том числе в Евросоюзе, судей не выбирают (http://jobr.ru/vyibornostsudeyargumentyizaiprotivJobrnovosti_state_1488.html, http://sud.ua/ru/news/publication/35156-sydi-na-vibor-naznachit-nelzya-izbrat).  Выборы, как способ контроля, в нескольких странах применяются преимущественно в суде низового уровня как исторический рудимент.

    Отбор судей должен осуществляться по профессиональным качествам на основе конкурса по результатам сдачи квалификационных экзаменов. Чтобы результаты экзаменов были объективными, при ответах на случайно выдаваемые компьютером задания следует разрешить использовать собственные печатные или компьютерные справочники, но запретить использовать Интернет и проводить экзамены периодическими сессиями на региональных пунктах сдачи ЕГЭ, где обеспечивается соответствующий контроль. Оценки по 100-балльной шкале передаваемых по Интернету в анонимном виде ответов производить для единообразия требований только экзаменационной комиссией в Москве, состоящей из трех отдельно заседающих групп членов Верховного суда, Высшей квалификационной коллегии судей и Совета судей Российской Федерации вперемешку. Члены комиссии направляются в ту или иную группу случайным образом с помощью компьютера утром в день сдачи экзаменов. Таким же образом следует назначать председателей групп и распределять между группами направляемые для оценки ответы.

    Главным для качественной работы судей является эффективный контроль, который заставит хорошо работать и «плохих» невыбранных судей. Если же не будет контроля, то и «хорошие» выбранные будут работать плохо. На практике во всех областях деятельности именно так и происходит.

    Суд присяжных тем и хорош, что в нем осуществляется внешний контроль путем принятия решений гражданами, не связанными с судебной системой, в соответствии с их внутренним усмотрением.

    Описанный способ объективного контроля за функционированием суда, в котором нет ничего выходящего за пределы здравого смысла и который представляет собой обычный метод статистического контроля за величиной отклонений некоторого выбранного показателя от нормы, в данном случае цифровой оценки отклонения принимаемых судебных решений от установок законодательства и логики, обладает, как уже было сказано, мировой новизной по применению в юриспруденции. Причиной этого является, во-первых, то что до недавнего времени не существовало основанного на достижениях вычислительной техники Интернета, и, во-вторых, то, что прежде установление гражданского общества и сопутствующего ему контроля за работой суда в различных государствах происходило постепенно на протяжении длительного времени в процессе череды общественных коллизий, во время которых власти удавалось в итоге удерживать контроль над ситуацией. Когда же все-таки побеждало гражданское общество, то контроль над судом оказывался уже обеспеченным его сформировавшимися в процессе борьбы институтами, так что дополнительных способов контроля не требовалось.

    Однако опять-таки благодаря Интернету, объединившему мир буквально в последние 15-20 лет, общественные процессы значительно ускорились и теперь «карманный» суд, как показывают цветные революции вокруг России и родственная им арабская весна, не является гарантией сохранения власти, поскольку она практически мгновенно может быть сметена общественным взрывом. И что бы ни говорилось о пятой колонне и подстрекательстве из-за рубежа, без внутреннего горючего материала общественные потрясения не происходят. Так что возможность достаточно быстрого введения процедуры объективного контроля за работой суда без необходимости глобальной смены состава судей, подготовка квалифицированных кадров которых требует длительного времени, может оказаться как средством предохранения от социального взрыва, выгодным для стремящегося сохранить себя во власти руководства того или иного государства, так и существенным шагом к установлению в нем гражданского общества. К тому же, даже если предположить, что нынешние коррумпированные судьи могут быть заменены на новых не коррумпированных, то без установления контроля за их работой по происшествии какого-то времени новые судьи неизбежно коррумпируются. То есть, все дело в контроле за законностью вынесения судьями решений, а не в том, что они из себя представляют в моральном отношении. Главное, чтобы были профессионалами, способными быстро с минимальными ошибками перерабатывать большие объемы сложной новой информации, чем характеризуется работа судей.

    Влекущая глобальные перемены технология Блокчейн удостоверения данных путем их хранения в распределенных базах данных в компьютерных сетях принципиально изменит работу с доказательствами, существенно облегчив их верификацию в областях применения этой технологии. Соответственно облегчится и процесс рецензирования вердиктов, но в целом предлагаемый способ внешнего контроля работы суда не потеряет смысл, так как для сплошного использования Блокчейн по всему фронту действительности ресурсов никогда не хватит.

    Насколько я понял по отзывам на мои публикации на данную тему, часто профессиональным юристам сложно выйти за пределы профессиональной юридической догмы, суть которой в следующем. В ИХ ПРЕДСТАВЛЕНИИ, СУДЬИ – ЭТО НЕКИЕ ИЗБРАННЫЕ ЛИЧНОСТИ, ОСЕНЕННЫЕ СВЯТЫМ ДУХОМ БОГИНИ ПРАВОСУДИЯ ФЕМИДЫ. Такое отношение культивируется властью, так как за этой ширмой ей удобно осуществлять скрытную коррупцию при ее публичном осуждении. Все субъекты судебной сферы к существующему положению претерпелись и зарабатывают фактически на коррупции. Человек ко всему привыкнет, даже если его по горло погрузить в отхожее место.

    ОДНАКО, ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ НА ЭТО С ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНЫХ ПОЗИЦИЙ, ТО СУДЬИ ЯВЛЯЮТСЯ ВСЕГО ЛИШЬ ЧИНОВНИКАМИ-ЭКСПЕРТАМИ В СПЕЦИАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ. Их труд ничем не отличается от труда, например, слесаря и так же нуждается в объективном постороннем контроле для достижения нормальной выработки. Просто способы контроля у них разные в силу специфики труда.

    Если встать на эту точку зрения, то любой человек с высшим образованием сможет воспринять предлагаемый способ контроля правосудности, поскольку исчезнет подсознательная ощущение данного вопроса как Terra Incognita, вызывающее желание найти опору в посторонних мнениях.

    При поздней Советской власти, которая как указывалось выше, контролировала суд со стороны КПСС, представлявшей собой общественный институт, так и было. Судьи тогда воспринимались обычными служащими и получали рядовые зарплаты, но работали нормально. Дети тогда не рвались в чиновники, а мечтали стать преимущественно космонавтами, геологами, биологами и т п. В общем, получить созидательные профессии и двигать страну вперед. Насколько это получилось – другой вопрос. Но сейчас суд является дистиллированным произволом, а дети стремятся в чиновники и начальники, чтобы рвать, драть и воровать. Созидать хотят немногие, большинство – только руководить. Власть при этом говорит о цифровизации, роботизации и прочих чудесах. Это когда ни в одном российском городе нет туалетов в шаговой доступности, что является первым признаком цивилизованности. И корнем всех этих проблем является отсутствие правосудности, в условиях которого ни одно дело не может нормально осуществляться, в том числе и такое необходимое, как строительство достаточного количества общественных туалетов. Сильные впечатления иностранцев от России-матушки по этому поводу общеизвестны.

    Установление честного суда это, собственно говоря, путь к укреплению суверенитета во всех его проявлениях, включая, как это ни банально и как ни негероично, обеспечение населения необходимым количеством общественных туалетов. Иное ведет в обратную сторону.

    Когда российские власти поймут наконец эти очевидные вещи, одному богу известно.

    Потенциальная ценность предлагаемого объективного способа контроля суда, как, впрочем, и любого другого реального на деле, состоит в том, что если бы активные кампании по его внедрению в практику могли поспособствовать в России и на Украине (практически идентичных по основным чертам состояния общества, поскольку являются продуктами одного процесса) приходу к власти институтов гражданского общества, то это привело бы к скорейшему мирному разрешению имеющихся территориальных раздоров, порожденных логикой мировой геополитики, инородной для народов наших соседних стран с общей историей. До этого найти компромисс в данном конфликте не удастся.

    Новости партнеров

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 11 комментариев , вы можете свернуть их
    Анатолий Кулибаба # написал комментарий 10 февраля 2018, 20:03

    Уважаемый Наиль. Здесь по Вашей теме.
    ссылка на maxpark.com

    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Анатолий Кулибаба 10 февраля 2018, 20:22
    Уважаемый Анатолий!
    Большое спасибо.
    Валентин Комаров # написал комментарий 11 марта 2018, 07:07
    А буковок(!), буковок то сколько.., аж в глазах рябит!!

    А самого главного нет и быть не может по причине зазомбированности до самых пределов.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Валентин Комаров 16 марта 2018, 02:03
    Уважаемый Валентин!
    Конкретнее объясните, что Вам не понравилось. Не длина же текста, в конце концов. Чего главного нет, какая зазомбированность, в чем. Поясните, пожалуйста, я отвечу. Вам самому разве не интересно пообщаться?
    Валентин Комаров # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 16 марта 2018, 06:26
    Зазомбированность в моём понимании, это заполненный до предела мой или Ваш объём памяти. И содержимым памяти распоряжается человек по своему собственному усмотрению и называется это эгоизм.
    Так что, нашим миром правит эгоизм. Именно по этой причине, писаные человеком законы (правила общежития), расходятся с законами природы человека. А коль так, то с самого детства мы слышим: - "Закон что дышло, куда повернёшь туда и вышло"
    -----------------
    Юриспруденцию надо реформировать с ноля. А не обходиться "косметическим ремонтом".
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Валентин Комаров 16 марта 2018, 06:50
    Уважаемый Валентин!
    Ничего по существу у Вас не имеется?
    Валентин Комаров # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 16 марта 2018, 08:32
    Улыбнуло...
    --------------
    Вы хотели сказать "по конкретным вопросам"?
    - Нет!
    Нет потому что я с Вашими предложениями полностью согласен. Жаль, что сработают они лишь на короткое время, да и то, с недостаточной эффективностью.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Валентин Комаров 16 марта 2018, 09:12
    Уважаемый Валентин!
    Обоснуйте, пожалуйста.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 16 марта 2018, 09:10
    Уважаемый Валентин!
    Спрошу точнее.
    Как отсутствие "главного" вытекает из утверждения "нашим миром правит эгоизм", обосновываемого Вами с помощью понятия зазомбированности?
    Как Вы определяете "главное"? Это когда писаные человеком законы (правила общежития), совпадают с законами природы человека? Правильно ли я понял, что под законами природы человека Вы понимаете борьбу индивидуумов за существование?
    Как Вы предполагаете реформировать юриспруденцию с ноля, как Вы пишете?
    Валентин Комаров # ответил на комментарий Наиль Рахимкулов 16 марта 2018, 10:04
    Ничего нового я Вам не предложу. Вернее есть у меня новое, до селе небывалое предложение, но, оно касается не только юриспруденции, но, всего и вся.
    ------------
    Что же касательно юриспруденции, то как Вы думаете(?), не разумнее ли использовать здравый человеческий эгоизм,и, на основе него, судить "по совести" здравого эгоизма, ориентируясь на десять заповедей. А следствию, на "зреть в корень", то-есть, на провокацию конфликта.
    Наиль Рахимкулов # ответил на комментарий Валентин Комаров 16 марта 2018, 11:00
    Уважаемый Валентин!
    Я ищу решение проблемы создания общественного института контроля правосудности не в религии, не в психологии и не в философии, а в статистике.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 595 записей в блогах и 4412 комментариев.
    Зарегистрировалось 13 новых макспаркеров. Теперь нас 5031707.