Они "учились" торговать

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Айзен Тайчо перепечатал из aizen-tt.livejournal.com
    0 оценок, 326 просмотров Обсудить (1)

    Вечером 10 июля, в 18:00 пленум ЦК ВКП (б) возобновился. Выступали три делегата -- супруга покойного вождя Н. Крупская, председатель ВЦСПС М. Томский и повторно выступил нарком внутренней и внешней торговли А. Микоян.

    Надежда Константиновна Крупская произнесла краткую речь, где взял правый уклон:
    "Если мы посмотрим, как мы вели за последнее время пропаганду крупного хозяйства, ту задачу, которую мы поставили на XV съезде, то, мне кажется, нужно сказать, что мы ее вели недостаточно энергично. 
    Я не буду говорить о хозяйственных мерах, которые представляют собою, конечно, основное, но в отношении той агитации, которую мы вели вокруг этого вопроса и в отношении той помощи в инструктировании, которая должна была быть, мне кажется, что в этом направлении нами недостаточно было сделано, начатое надо продолжать.
    ....................................................................................................​..
    Есть борьба, когда мы ограничиваем эксплуататорские стремления кулаков. В этой борьбе середняк и бедняк с нами, когда мы не даем кулаку избирательных прав, ограничиваем во время какой-нибудь кампании для кулака возможность проявить свой эксплуататорский нажим, даем в снабжении льготы бедняку и середняку, то тогда массы крестьянства, середняк и бедняк, с нами, но если мы нашу борьбу с кулаком организуем таким образом, что только разоряем хозяйство у кулака, задевая и хозяйство середняка и бедняка, тогда мы в классовой борьбе только спутываем карты."
    Крупская выступила против чрезвычайщины, потому что это по ее словам било не только по кулакам и разрушало союз с середняком. Она приводила примеры такого чресчур жесткого нажима:
    И, мне кажется, говоря о текущем моменте, говоря о предпринятых чрезвычайных мерах, мы должны сказать, что мы недостаточно четко проводили водораздел между эксплуататором и хорошим хозяином и у нас получалось смешение карт. Мы не всегда это замечали. 
    Тов. Варейкис очень энергично говорил о борьбе с кулаком. Он думает, что в Саратовской губ., где он работает, шла только борьба с кулаком, а так ли это было на деле? Я знаю, как там бывало, по довольно объективным письмам, пись- мам ребячьим, которые иногда мимоходом, среди ребячьей болтовни, дают крайне жи- вую фотографию того, как дело происходит на самом деле. "
      

    Н. Крупская поддержала правый уклон и выступила категорически против чрезвычайных мер
     
    Следующим выступил председатель ВЦСПС М. Томский. Его речь была длинней, он в частности заявил о первоочередной задаче:
    "Первый вопрос – исторической задачей рабочего класса на данном историческом отрезке времени является обеспечение практического строительства социализма, при непременном условии сохранения союза рабочего класса с крестьянством. Сохранить союз с крестьянством, со средним крестьянством – это есть основная историческая задача периода."
    Томский развивал мысль о том, что кулак не так уж и опасен, если его не поддерживает середняк:
    "Сам по себе нам кулак был бы не страшен, без середняка. Он нам опасен потому, что он соприкасается в самой гуще деревни с середняком, с массой этих самых мелких производителей, и в решительные моменты, на почве ошибок нашего руководства или на почве международных ослож- нений, он станет той силой, которая действительно сможет повести за собой в деревне, в самом нашем больном месте, эту основную массу крестьянства, конечно, против диктатуры пролетариата."
     
    Томский дает такую оценку сложившемуся кризису, попутно критикуя тезисы выступления В. Молотова:
    "Когда мы разбираем настоящий кризис и говорим: а позвольте, почему мужик в прошлом году за эту цену вез хлеб, а в этом году не везет?
    А вот почему: потому что в прошлом году он вез, а в этом году подсчитал, что зерновое хозяйство при этих условиях для него невыгодно, и он перегруппировал за год свое хозяйство, и получилось несоответствие, которое только классовой борьбой, как пытается это объяснить тов. Молотов, разбирая эту резолюцию, объяснить нельзя; 
    я думаю, что он дает свое толкование этой резолюции. У него выходит таким образом: крестьянин окреп, позиция среднего крестьянина, мелкого производителя окрепла, и он начинает более энергично, более настойчиво защищать свои классовые интересы. 
    Я задаю себе вопрос: от кого он защищает свои классовые интересы? От кулака? Нет, он не от кулака защищает свои интересы, не о нем речь идет. От пролетарского государства, от рабочего класса защищает свои интересы? По-видимому, так."
     
    Томский полагал,  что в первую очередь необходимо учитывать классовые интересы крестьянства, что противоречило мнению И. Сталина о том, что в первую очередь именно кресьянство должно стать источником для индустриализации
    "Если бы это было так, что крестьянин окреп и эта крепость дает ему возможность перейти к луч- шей защите своих классовых интересов, то давайте называть вещи своими именами. 
    Переход к лучшей защите своих классовых интересов – это называется наступлением. На кого? На рабочий класс. Спрашивается, а позиции рабочего класса за это время усилились или не усилились? Если они усилились, то в чем же заключается преиму- щество позиции кулака и мелкого производителя перед позицией рабочего класса?
     Если они не параллельно усилились, тогда усиливается позиция только мелкого произво- дителя и не усиливается позиция рабочего класса. А это абсолютно неправильно, это опасная теория позиции мелкого производителя. Если они усилились, то на какой базе, на производственной базе или на базе только некоторого обогащения верхушки деревни? 
    Если они усилились на производственной базе, то правильно ли тогда мы пи- шем об отсталости сельского хозяйства? Тогда мы неправильно пишем об этом. Я ду- маю, что эта новая теория тов. Молотова – неправильная теория. 
    Я с Молотовым согласен в том, что если расстановка классовых сил такова, что грозит обострить отношения между рабочим классом и крестьянством, что грозит обострить отношения пролетариата с основной массой крестьянства, а это обострение в свою очередь может угрожать переходом в размычку между рабочим классом и крестьянством, я тогда смотрю, в силу чего происходит такая классовая передвижка, невыгодная для рабочего класса, тогда, когда середняк отходит от бедноты, от пролетариата и начинает тащиться за кулаком. Вот когда подобная передвижка опасна."
    Томский подходит к своим разногласиям с Молотовым:
    "Я не согласен с тем положением, которое выставил тов. Молотов. Это его положе- ние таково: классовая борьба идет, кулака мы били и будем бить, но не без того, чтобы попало и середняку. 
    Но я против этой теории и второй раз заявляю, что если мы будем так бить кулака, что мимоходом всыплем и середняку, то плохой это будет союз, пото- му что кулаков-то относительно мало, середняков во много раз больше, пожалуй, тог- да больше попадет середнякам. Не надо так размахивать руками, хотя бы и в драке с кулаком, чтобы задевать середняка."


    М. Томский раскритиковал В. Молотова (на фото) за его мнение, что в борьбе с кулаком все равно влетит середяку
     
    Далее Томский начал критиковать Молотова за его оценку ценовой политики:
    "Относительно цен на хлеб. Я не согласен с товарищами, в частности с тов. Молотовым, относительно цен на хлеб. Я думаю, что не станет спорить против этого Мико- ян. Ничего я в этом не вижу зазорного, если мы сейчас признаем, что мы слишком большую тяжесть взяли на свои плечи. 
    Если в Москве каждый нэпман, каждый спекулянт сухаревский, просыпаясь утром, вправе требовать, чтобы советская власть дала ему булку по дешевой цене, по себестоимости, то равным образом в каждом уголке СССР – в Царево-Кокшайске, в Козельске, всюду и везде, просыпаются и требуют от Наркомторга: дай дешевого хлеба. Нельзя ли немножко разгрузиться, чтобы не все ле- жало на наших плечах, и, здесь об этом уже говорили, местный товарооборот нужно как-то развязать".
     
    Томский также весьма прямо высказался в поддержку НЭП, заявив что без частников нельзя:
    Я боюсь вот чего – все мы за нэп, но немножко веет от не- которых речей таким душком: хорошо, если бы этот нэп был, но без нэпманов, без ку- лаков и без концессионеров. Вот это был бы прекрасный нэп. (С м е х.) Но позвольте вам сказать, что это был бы не нэп. Если бы вы меня спросили, ты за какой нэп: с кон- цессионером, кулаком и частником? Я бы сказал, что я за нэп без концессионеров, без кулака, без частника. Но, однако, чтобы это был нэп, служащий смычкой с основной массой крестьянства, и тем самым была обеспечена незыблемая опора диктатуры про- летариата. 
    Но так как такого нэпа в природе пока еще не дано, то приходится брать тот нэп, который нам дал Владимир Ильич, не забывая того, что он тогда сказал: если вы были до сих пор хорошими организаторами пролетариата, умели вести его к величай- шим классовым боям, если вы умели организовывать профсоюзы, партию, произно- сить речи, возбуждать у угнетенных святую ненависть к эксплуататорам, – научитесь теперь торговать. 
    Я боюсь, что мы забываем это. Это первое. Так вот, я считаю, что в нашей стране будет величайшей ошибкой, если мы дадим крестьянину повышенные цены, потерпим убыток и будем всех московских обывателей, высших служащих и всех прочих, снабжать хлебом, перенося убытки, беря убытки на себя. Это абсолютно неправильная линия"
    Тут отмечу важный факт -- Томский сославшись на Ленина говорит о том, что НЭП нужен был, чтобы научить большевиков и советских работников торговать. 

    В. Ление заявлял, что НЭП нужен для того, чтобы научить большевиков торговать. поместив их в рыночные условия с буржуазией
    Ленин не пояснял, как уроки торговли в рыночных условиях могли бы помочь создать социалистические механизмы в экономике


    К слову Л. Каганович много лет спустя рассказывал Феликсу Чуеву ленинскую ерунду про "обучению" торговле":
    " Рынок. Купля-продажа.
    Власть-то у нас рабочая. И твердо держать власть в руках рабочих. Фабрики, заводы, банки у нас, железные дороги у нас, и мы сумеем постепенно этот рынок в руки взять. Через год, на Одиннадцатом съезде партии, Ленин сказал: год мы отступали, это было отступление, а теперь мы начнем переходить в наступление. Это значит, что мы должны наряду с торговлей нэпмановской, торговлей частной организовать свою государственную и кооперативную торговлю.
    Если мы, кооперативная торговля и государственная торговля да плюс наши заводы начнут оживляться и сумеют больше давать продукции, чем частные предприниматели, и торговать с крестьянами больше, чем частный торговец, то мы их побьем! Кто кого — мы их или они нас?! Поэтому сейчас коренной вопрос — учиться торговать коммунистам, чтоб мы торговали лучше, чем частный торговец, учиться производить товары, нужные для народа,— гвозди, спички и прочее, и тогда мы их побьем!
    Идет борьба, кто кого."
    Почему именно ленискую ерунду? Потому что в рыночных условиях, в условиях коммерческого расчета (т.е. прибыли и рентабельности) коммунистам говорили соревноватся с буржуями в умении торговать.
    На деле все "умение" торговать означало повышать денежную прибыльность. Играя на капиталистическом поле советские предприятия (тресты) в конечном счете сами превращались в предприятия капиталисического толка.

     Приведу пример на современном примере -- ныне в России есть номинально крупные государственные корпорации. Но являясь таковыми, они работают отталкиваясь от прибыльности и рентабельности. Следовтельно их задача не увеличение количества и качества производимого натурального продукта, а прежде всего денежная прибыль, любыми способами, любыми средствами, все ради денег.
    Такая система активно внедрялась в СССР в годы НЭП, затем после Косыгинской реформы 1965 г. и вот достигла пика в 1990-е и поныне
    В России ныне все гос. компании теже капиталистические предприятия, работают на капиталистических основах, не в интересах народа или государства, а в своих денежных интересах

    Следующим после Томского выступил Анастас Микоян. Он высказал свою оценку прошедшим прениям и выступлениям 30 ораторов:
    "Я лично прениями удовлетворен. Я считаю, что, действительно, более подробно- го освещения вопросов, более всестороннего освещения, и с точки зрения практичес- кой и с точки зрения теоретической, вряд ли могла требовать партия от своего ЦК. Я думаю, что не так уж много резкостей было у нас в прениях. Тов. Томский жаловал- ся на то, что в прениях было много резкостей. Я думаю, что их так мало, что даже в большевистской среде обычно полагается больше резкостей."
    Микоян дальше говорил очень много, давал развернутую оценку положению дел в сельском хозяйстве, промышленности, рассказывал о товароснабжении, приводил статистику ЦСУ.
    Микоян дал развернутый ответ выступлениям ряда делегатов. Я приведу несколько из них:
    "Тов. Стецкий здесь спутал многое, не понял разницы между апрельским плену- мом и июльским пленумом. Некоторая разница должна быть между ними, хотя бы по- тому, что, во-первых, тогда был апрель, а теперь июль, а во-вторых, если бы не было никакой разницы, то зачем после апрельского пленума мы над тем же вопросом сидим четвертый день в июле? Значит, есть что-то новое, чего не заметил т. Стецкий. 
    В апре- ле мы обсуждали специфические затруднения хлебозаготовок в первую половину кампании, мы установили наличие специфических причин и дали им оценку. А сей- час мы расширяем вопрос, разбираем не только специфические причины трудностей текущего года, анализируем не только ту специфическую обстановку, в которой разыгрались хлебные затруднения, но добираемся до той базы народного хозяйства, на которой развернулись эти трудности. 
    Это ясно сказано в тезисах и в моем докладе, чего не хочет понять тов. Стецкий. Вот почему он не согласен ни с моим докладом, ни с те- зисами его и безуспешно пытается вбить клин между ними."
     
    Отдельно было сказано о НЭП и классовой борьбе:
    "В прениях затрагивались вопросы о классах и о нэпе. Наш подход к классам на данной стадии нэпа выражается в линии вытеснения частника-капиталиста, ограниче- ния кулака и вовлечения мелкого производителя в социалистическое строительство. Об этом говорят все постановления нашей партии.
     Т. е. мы класс капиталистический вытесняем, мелкого производителя вовлекаем в социалистическое строительство пу- тем добровольного соглашения с ним о методах этого вовлечения. Вот разные подхо- ды к классам, ибо с одним классом – с мелким производителем – мы имеем союз, мы его не вытесняем, а вовлекаем. А классы, с которыми боремся открыто, класс капита- листов города и деревни, мы вытесняем.
     Характеризуя нэп, было бы неправильно сказать, например, так, что у нас в ряде деревень нет частника и поэтому никакого нэпа там не осталось. Это совершенно не- правильно. Может быть, в деревне, где товарооборот целиком охвачен кооперацией, нет ни одного частника, но нэп там есть. Например, есть ли нэп в области покупки свеклы? 
    Есть. Между тем ни одного частника в качестве посредника между сахарной промышленностью и свекловодами-крестьянами не имеется. Однако отношения между ними держатся на основе нэпа.
     А разве в хлопковом хозяйстве нет нэпа? Есть. Хотя частник как посредник совершенно отсутствует в заготовках хлопка. Ведь крестьян ское хлопководство растет быстрее, чем все отрасли сельского хозяйства. 
    А разве XV съезд не сказал, что в ряде отраслей мы монопольно охватываем сбыт сельскохо- зяйственных продуктов? Но ни одного слова не было сказано съездом в том смысле, что это есть факт нарушения нэпа или отмена нэпа."


    Микоян еще раз дал понять, что НЭП есть основа экономической политики партии большевиков
     
    Микоян осудил то, что применение чрезвычайных мер било по середнякам
    "В отношении кулацкого хозяйства и относительно кулака XV съезд вынес решения, и мы эти решения съезда должны будем провести в жизнь безо всяких колебаний. Но тов. Чубарь был абсолютно прав, когда отрицал, что мы кулака совершенно под- шибли и обобрали. 
    Такой задачи мы себе не ставили. Мы хотели применить 107 ст. для верхушки кулачества, даже не для всех кулаков и не по всем статьям, а по хлебной. За последнее время были факты, когда попадало крестьянам-середнякам, что нельзя считать правильным."
     
    Ответил Микоян и Роберту Эйхе:
    "Тов. Эйхе прав, я согласен с ним, когда он выдвинул вопрос о том, что руководст- во районными областями должно быть не однотипным, а дифференцированным, при- способленным к особенностям этих районов. 
    Но пример, которым он хотел подтвердить это, был неудачный. Он сослался на то, что я через тов. Вейцера послал распоря- жение о том, чтобы все области сообщили к 15-му июня свои предположения об уро- жае и возможных заготовках. Почему я это сделал? Пленум ЦК намечался 25 или 20, я должен дать тезисы, хлебофуражный баланс ЦСУ даст в конце месяца, и я хотел к пле- нуму иметь мнение и данные мест."
    Микоян ответил на критику Эйхе по поводу засылки уполномоченных наркомторга,  вмешивавшихся в дела исполкомов и в обход них, через спец. мандаты:
    "Тов. Эйхе возражал против мандатов уполномоченных, но он не мог привести примера того, что хоть один из уполномоченных воспользовался этим мандатом. Иметь мандат от высшего союзного органа не мешало бы, тем более , кто имел эти мандаты. 
    Самые лучшие руководящие работники нашей партии, по решению ЦК, были отправлены и имели мандаты на тех правах, которые НКТорг имеет сам. Мы сочли нужным права, которые я в качестве наркома имею, передать нашим уполномочен- ным членам ЦК. 
    Правильно мы здесь сделали? Правильно. Ни при чем 1918 и 1919 гг.? Мандат и права не мешает иметь и в 1928 г. 
    Дело шло прекрасно, мы проводили нашу работу через партийные комитеты, и никаких разногласий между уполномоченными и областными органами не было."
    На выступлении Микояна вечерное заседание завершилось. После этого делегаты разошлись. Конечно вряд ли кто-то отдыхал спокойно, на пленуме стали формироватся новые политические блоки.
     
    Для Бухарина особую опасность представлял возможный союз Сталина с Троцким, Зиновьевым и Каменевым. Страх перед их альянсом не оставлял Бухарина. Однако перспективы союза с Львом Троцким были весьма туманными, находившийся в ссылке "демон" революции вывел императив:

    «Вместе со Сталиным при определенных условиях – да, вместе с Бухариным – никогда».

    Однако вряд ли что-то могло убедить Бухарина, что Сталин не заключит союза за его спиной. Еще 9 июля он через Г. Сокольникова начал прощупывать почву для альянса с Л.Каменевым. Лев Борисович и Г. Зиновьев к тому моменту смогли вернутся в столицу.
    Наводить мосты правые и каменевцы-зиновьевцы начали еще 9 июля -- Г. Сокольников связался с Л. Каменевым, находившимся в ссылке в Калуге, но получившем разрешение вернутся в столицу.
    "Москва. 9/VII 28 г.
    Дорогой Л. Б. Несколько дней, как мы вернулись в Москву — прямо к пленуму. Я думал, что Вас здесь застану, а Вы, оказывается, еще отсиживаетесь в Калуге. Будете ли Вы здесь вскорости? 
    Очень нужно бы с Вами переговорить и посовето-ваться — нет ли у Вас возможности побывать здесь на этих днях.  Это было бы крайне важно. 
    Пленум, видимо, кончится завтра. Сегодня еще идут прения по Микоян[овскому] докладу и завязываются "сражения". Если возможно, ответьте по телефону (3-49-24). До скорого свидания. 
    Жму руку. 
    Г. Сокольников."
    Получив это сообщение Лев Каменев собрался и уже 10 июля был в Москве, в своей уютной кремлевской квартире. Мосты были наведены.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    Комментарий удален модератором Гайдпарка
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 602 записи в блогах и 5611 комментариев.
    Зарегистрировалось 82 новых макспаркеров. Теперь нас 5029702.
    X