The Strategist, США: Никакого альянса между Россией и Китаем быть не может

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Александр Попов написал
    0 оценок, 175 просмотров Обсудить (0)
    1. Интересы России и Китая в некоторых местах частично совпадают, поэтому можно ожидать продолжения стратегической координации двух стран в тех областях, которые представляют взаимный интерес. Ни о каком альянсе РФ и КНР не может быть и речи. Вот всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие — это другое дело.

    Многие, кто занимается вопросами геополитики, отмечают, что пандемия коронавирусной инфекции способствует сближению России и Китая как союзников. Утверждается, что COVID-19 дал этим двум странам, набившим руку на проведении кампаний по дезинформации, пространство для маневра. И Москва, и Пекин бросают вызов гегемонии США, считая, что международный порядок должен отражать многополярную реальность, пишет Элизабет Бьюкенен в статье, опубликованной 26 июня в The Strategist.

    Нельзя забывать и о том, что российский Дальний Восток с его немногочисленным и сокращающимся населением граничит с растущим Китаем. Между обеими странами сложилась четкая динамика энергетической безопасности: крупнейшие в мире запасы газа расположены рядом с крупнейшим же в мире потребителем этого газа.

    И Россия, и Китай находятся в черном списке Вашингтона за то, что бросили вызов либеральному порядку, основанному на правилах, и способствовали обострению конкуренции великих держав. Тем не менее за этими общими чертами скрываются противоречия, из-за которых о формировании прочного союза не может быть и речи.

    Китай и Россия выстроили рабочие отношения, основанные на реальной политике и схождении интересов. Москва и Пекин будут и впредь идти по этому пути, пока не исчезнет общность этих интересов. И такое развитие событий может оказаться ближе, чем считают многие. Как раз пандемия и может, по сути, ускорить раскол между РФ и КНР.

    Обе страны по-прежнему не называют свои отношения альянсом. Министр иностранных дел Китая Ван И классифицировал связи Пекина с Москвой как «двустороннюю стратегическую координацию». Москва же старательно избегает использования термина «союзник» в своих взаимодействиях с Пекином, вместо этого называя эти отношения «всеобъемлющим партнерством и стратегическим взаимодействием».

    Как выглядят всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие? Россия и Китай нашли сферу общих интересов — создание взаимоприемлемого глобального порядка и международной арены для реализации своих национальных целей.

    Основную работу по созданию таких международных условий страны планируют осуществлять через Шанхайскую организацию сотрудничества и блок БРИКС, в который входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР, а также применяя право вето в Совете Безопасности ООН. Поддержка Москвой политики Пекина в отношении Гонконга вызвана не верностью, а скорее является показателем взаимной заинтересованности в невмешательстве во внутриполитические вопросы кого бы то ни было со стороны.

    Однако отказ Пекина поддержать Кремль в вопросе Крыма и Украины свидетельствует о напряженности в отношениях между Китаем и Россией. Интересы Москвы и Пекина, безусловно, имеют точки схождения, но в ценностном плане страны разделяет ряд противоречий. И даже когда во время холодной войны их объединял коммунизм, обе страны не смогли сформировать долгосрочный альянс, а имевшаяся между ними напряженность вылилась в китайско-советский раскол.

    Достаточно обратиться к истории, чтобы узнать всё, что нужно, о характеристиках российско-китайских отношений. Более того, трудно предвидеть себе сценарий, при котором две страны могут выйти за нынешние рамки своего сотрудничества. Их отношения омрачены прошлыми конфликтами, недоверием и подозрениями, берущими своё начало, по крайней мере, со времен «неравных договоров» XIX века.

    Новое укрепление китайско-российских связей не являются следствием пандемии COVID-19. Их скоординированное стратегическое партнерство часто преувеличивают на основании двусторонних энергетических сделок. Особенно четко это видно в отношении трубопровода «Сила Сибири», который ежегодно поставляет 38 млрд кубометров российского газа в Китай. Для заключения сделки потребовалось более десяти лет из-за различий в ценах, недостатка инвестиций и тупиковой ситуации в вопросе местоположения трубопровода. Пекин победил: трубопровод соединяется напрямую с Китаем, избегая предпочтительного маршрута Москвы, что потребовало бы переговоров с Монголией.

    В марте российский газовый гигант Газпром объявил о планах строительства «Силы Сибири — 2». Как следует из планов, по этому новому трубопроводу в Китай будет поставляться до 50 млрд кубометров в год, и проходить он будет по предпочтительному для Москвы западному маршруту через Монголию. Благодаря этому маршруту Москва оказывается в более выгодном положении для диверсификации между европейскими и азиатскими потребителями газа.

    Планы Москвы по возобновлению сотрудничества с Пекином были очевидны, по крайней мере, с 2010 года, и они были изложены в стратегии «Поворот к Азии» 2014 года министра иностранных дел Сергея Лаврова.

    К развитию китайского рынка Москву подтолкнули события, связанные с «аннексией Крымского полуострова у Украины» в 2014 году. Введенные в ответ на этот шаг Москвы западные санкции против энергетического и финансового секторов еще больше втянули Россию в объятия Китая.

    Пекин, вливавший капиталовложения с тем, чтобы ослабить остроту санкций, стал эксплуатировать уязвимость России, что не осталось незамеченным для Москвы. Это в очередной раз показывает, что Пекин является лишь временным партнером. Благодаря китайскому капиталу Москва смогла решить проблему недостатка наличности, Пекин же смог получить доступ к масштабным газовым проектам в российской Арктике.

    Цели Москвы и Пекина понятны: они напрямую прописаны в стратегических документах и в целом прагматично достигаются. Ни одна страна не хочет быть младшим партнером, а это значит, что Россия и Китай могут в скором времени вновь оказаться на пути к расколу.

    Москва не хочет идти ва-банк в отношениях с Пекином, стремясь развивать «привилегированное» стратегическое партнерство с Индией и продолжая свои усилия по установлению связей и вооружению других азиатских партнеров в целях диверсификации своих отношений и балансировки своего «всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия» с Китаем.

    Вызывает беспокойство тот факт, что некоторые западные ученые, аналитики и политики не смогли полностью уловить глубоко укоренившиеся подозрения, которые лежат в основе взглядов Москвы на Пекин. Из-за пандемии COVID-19 международная система столкнулась с новыми проблемами, прежние же обострились. Упрощенчеством было бы утверждать, что пандемия подтолкнула Россию и Китай к союзу против США.

    Интересы России и Китая в некоторых местах частично совпадают, поэтому можно ожидать продолжения стратегической координации двух стран в тех областях, которые представляют взаимный интерес. Ни о каком альянсе РФ и КНР не может быть и речи. Вот всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие — это другое дело.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 741 запись в блогах и 5172 комментария.
    Зарегистрировалось 24 новых макспаркеров. Теперь нас 5026081.