«В Мурманске мы чувствуем себя заложниками» Подробнее: http://severpost.ru/read/34410/?_utl_t=fb

    Эту статью могут комментировать только участники сообщества.
    Вы можете вступить в сообщество одним кликом по кнопке справа.
    Алексей Водопьянов перепечатал из severpost.ru
    2 оценок, 384 просмотра Обсудить (8)

    Уже больше года украинские беженцы в Мурманске живут в невыносимых условиях. В бывшей школе, где открыли приют протекают краны, не всегда бывает электричество. И все это наряду с постоянными унижениями от местных властей. Не помогли беженцам ни московская комиссия, ни обещание главы региона разобраться с ситуацией.

     

    -Мы воюем почти год. Когда сюда приехали, сказали, что всех расселят, что все будет хорошо. В итоге расселили только часть беженцев, а мы как проклятые какие-то, стали заложниками в аварийном здании, регистрацию получить не можем, на работу не берут, а с октября прошлого года нас перестали кормить. Сегодня люди что-то приносят, иногда кусочек хлеба в церкви дают, спасибо батюшке. А иногда и с помоек еду берем, до такого дошли. А ведь здесь остались только социальные группы, многодетные семьи, детишек надо чем-то кормить, ладно мы. При этом к нам еще постоянно приходят из администрации, орут на нас, говорят, что мы никто, что нас сюда никто не звал, грозятся выселить. Многих людей уже довели до нервных срывов, - рассказывает о жизни в пункте временного размещения на улице Сафонова, 18 уроженка Днепропетровска Лариса.



    Все началось летом прошлого года, когда в Мурманскую область, спасаясь от войны, сотнями начали прибывать жители Юго-Востока Украины. Здесь им пообещали защиту, жилье, работу, материальную помощь. Глава Заполярья Марина Ковтун распорядилась создать специальный штаб помощи беженцам, а неравнодушные северяне массово начали нести в «Красный крест» продукты, одежду и деньги. Однако вместо обещанных «золотых гор» украинцы столкнулись с голодом и постоянным унижением.

    -Когда мы сюда приехали в сентябре 2014 года, здесь была ужасная антисанитария. 2 года здесь не было санитарной уборки, здание пустовало. В одной комнате тогда жили по 12-18 человек, было много детей, все голодные, в поезд дали только две печенюшки и две конфетки. Вы можете представить, что тут творилось. Моющих средств никаких не было, сказали, «вам не положено». Холодно, зимней одежды нет, еда — помои, все пропавшее, кислое, горелое. У людей начались проблемы со здоровьем, - рассказывает Ольга, бежавшая с Юго-Востока Украины вместе с тремя детьми.







    По словам беженцев, даже после визита московской комиссии правозащитников в августе этого года и поручения губернатора проверить условия содержания в приюте абсолютно ничего не изменилось. По-прежнему в здании с перебоями работает свет, текут краны, стоит холод, во дворе, где обычно играют дети, местные жители выгуливают собак и по ночам молодежь распивает алкоголь и кидает бутылки в окна, видимо, считая это здание нежилым. А людям нечего есть. Украинцы уже не раз направляли письма президенту РФ Владимиру Путину, жаловались во всевозможные инстанции, но безрезультатно. При этом люди задаются вопросом — куда делись все миллионы, которые Мурманская область получила на содержание украинских беженцев?

    - На нас на одного человека выделяется по 800 рублей в день. В моей семье только четыре человека. Вы посмотрите, это мы на 96 тысяч в месяц что ли так живем? Пришли за помощью в «Красный крест», к нам подходили предприниматели, говорили, что по 30 тысяч туда приносили. Моя невестка недавно позвонила, она живет в общежитии, сказала, что вот только привезли рыбу. Я сразу побежала туда, но мне сказали, что больше нет. В «Красном кресте» я сама видела теплую новую одежду, коробки, но мне сказали «это не вам». А что тогда нам? Где все эти деньги? - говорит Лариса.



    При этом стоит отметить, что в такой ситуации оказались не все украинцы. Как рассказывают проживающие здесь украинцы, восемь семей, оказавшиеся заложниками в бывшей школе №14, были последней группой, которую должны были расселить по общежитиям. Однако осенью у одного из беженцев в приюте обнаружили открытую форму туберкулеза. Мужчину госпитализировали, помещение обработали, остальным прописали необходимые лекарства для профилактики. Но процесс расселения на этом остановился.

    - Мы не знаем, почему так. В соседнем общежитии на улице Ушакова людям уже дали регистрацию, туда и правда завозят продукты. А мы как проклятые тут.  Это здание считается нежилым, поэтому нас хотят побыстрее отсюда выселить. Только вот куда? На нас оказывают настоящее психологические давление, с администрации приходят, орут, говорят, что мы никто, что нам ничего не положено, грозятся выселить, отключить электричество. Мы предлагали написать письменную бумагу, но по закону, они же не могут закрыть пункт, пока тут находится хотя бы один нуждающийся в убежище. У нас уже нервы сдают, нет ни одного дня, когда бы мы не плакали. У меня инвалидность III группы, сахарный диабет, в последнее время на нервной почве начала отниматься левая рука, - рассказывает Лариса.



    Но главная проблема для беженцев в Мурманске — даже не голод. Украинцы, живущие в пункте временного размещения на улице Сафоново, не могут получить гражданство, а значит не могут устроиться на хорошую работу и хотя бы попытаться заработать на жилье.

    - У меня одна мечта — получить гражданство. Но чтобы оформить регистрацию, мне нужно отсюда выписаться, так как это здание считается нежилым. А где меня в таком случае пропишут, кому я тут нужна? Я уже пыталась снимать квартиру, работаю продавцом, но не выдержала, вернулась обратно, все слишком дорого. Мне бы хотя бы комнату, хотя бы какой-то уголок, чтобы оформить гражданство. Я не хочу возвращаться в Донецк, там полный хаос. Я хочу жить и работать здесь. Но в итоге получается, что и отсюда выписаться не могу — хоть какая-то, но защита. И за пределами не выжить. Мы заложники ситуации, - поделилась с СеверПост уроженка Донецка Татьяна.

    - Мы — семья ополченцев. Мы прибыли из района, где упал Boeing, стали свидетелями авиакатастрофы, сами собирали трупы, мои дети собирали. Моя дочь снимала на телефон первые три секунды его падения. И тогда мы видели, что падали два самолета, пилотом одного из которых был американец. Только после катастрофы обломки самолета стали еще больше бомбить, чтобы ничего не осталось, а людей побыстрее вывозить. Сын три месяца считался пропавшим без вести, сейчас он живет с нами, у него множество ранений, контузии, ему нужна медицинская помощь. Но мы не получаем никаких социальных выплат, ни пенсий, ни медикаментов, - рассказывает Лариса.



    Из-за постоянного давления, голода, ужасных условий проживания и нервных срывов у многих беженцев появились серьезные проблемы со здоровьем.

    - Я уроженка Мурманска, прожила здесь большую часть жизни, 15 лет отходила в море. Потом с мужем переехала в Луганск, - говорит Алла Ляшенко. С ней корреспондент СеверПост встретился, когда женщина собиралась ехать в больницу на операцию. По словам Аллы, серьезные проблемы со здоровьем у нее образовались из-за нервов.

    У некоторых украинцев и вовсе опускаются руки. Мать троих детей Ольга поделилась с СеверПост, что иногда задумывается о том, чтобы сброситься с моста, а Лариса собирается объявить голодовку, если ситуация никак не изменится.

    - Мы обычные мирные жители, мы хотим жить здесь, работать, как все люди. Пожалуйста, помогите нам, - обращаются беженцы, живущие в пункте временного размещения на улице Сафонова, к властям и уполномоченным органам в Мурманской области.

    Чуть позже СеверПост удалось получить комментарий от администрации города по поводу этой ситуации. 

    - Мы только помогаем им с оформлением документов, жилье они должны искать сами. 500 человек нашли жилье, снимают квартиры, работают, и у них все в порядке. И в общежитиях комнаты они тоже нашли сами, у нас нет муниципальных общежитий, мы никого не расселяли. В данном случае мы можем предложить встать на очередь на получение комнаты в общежитии, но это может занять и до года, - сообщила СеверПост начальник отдела по работе с обращениями граждан и организации предоставления муниципальных услуг администрации города Мурманска Елена Калинина.

    Фото: СеверПост



    Подробнее:http://severpost.ru/read/34410/?_utl_t=fb

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 8 комментариев , вы можете свернуть их
    Алексей Водопьянов # написал комментарий 15 ноября 2015, 10:03
    Горькая халявная ,,конфета,,.
    Константин Кир # ответил на комментарий Алексей Водопьянов 18 ноября 2015, 00:05
    - На нас на одного человека выделяется по 800 рублей в день

    а у многих местных нет такой зарплаты. Не нравится, ну , извините новых квартир лишних нет
    Владислава Ярославовна # написала комментарий 15 ноября 2015, 10:34
    "- Мы — семья ополченцев. Мы прибыли из района, где упал Boeing, стали свидетелями авиакатастрофы, сами собирали трупы, мои дети собирали. Моя дочь снимала на телефон первые три секунды его падения. И тогда мы видели, что падали два самолета, пилотом одного из которых был американец."
    Не удивительно, что женщина, позволяющая своим детям собирать трупы не смогла дать им достойную жизнь.
    Владислава Ярославовна # ответила на комментарий Андрейz ev 15 ноября 2015, 11:09
    Мародёров там хватало
    Михаил Удовиченко # ответил на комментарий Владислава Ярославовна 15 ноября 2015, 17:12
    Не тот "глагол" не собирать, а оббирать, так, очень похоже, ближе к истине...
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 704 записи в блогах и 5931 комментарий.
    Зарегистрировалось 70 новых макспаркеров. Теперь нас 5028559.