А НА ЧЕРНОЙ СКАМЬЕ...

    Феликс Польский написал
    0 оценок, 125 просмотров Обсудить (0)

                                                                       

          Проблема присвоения чужого имущества, будь оно частным или государственным, всегда очень остро стояла на общественных российских просторах. В период, когда борьба с хищениями вновь сделалась приоритетной задачей, есть смыл ответить на вопрос: насколько счастливо живется вору? Понятно, что в государстве, где экономика в силу своей слабости не может стать залогом улучшения жизни, многие видят в воровстве единственно возможный путь для повышения своего благосостояния. Более того, лишая вора возможности украсть, государство со слабой экономикой приводит в негодность тот социальный лифт, доступ к которому открыт для большинства граждан. Жизнь без «лифта» для многих утрачивает свою привлекательность. Наступает, если можно так выразиться, духовно-нравственный застой. Но все это не дает ответа на главный вопрос: Как сама жизнь может истолковать вору заповедь - не укради? Не скрою, что образ мытаря Матфея, одного из героев моего романа, собирательный. Собрать этот образ мне помогли сотни уголовных дел, квалифицируемых на основании ряда статей, предусматривающих наказание за присвоение чужих денежных средств. Итак, глава 37.

                                                                             Мытарь Матфей

         Поскольку Матфей в беседе с Великой Марией высказал ключевую мысль, касающуюся всех без исключения человеческих судеб, нам стоит познакомиться с ним поближе.
        Матфей родился на восточной окраине Иерусалима. Отца своего мальчик не знал. Соседи говорили, что отцом Матфея был то ли римский солдат, то ли молодой парфянский купец. Мать мальчика старалась отмалчиваться всякий раз, когда ее сын начинал расспрашивать ее о своем отце. И лишь однажды, после очередного скандала с соседками, мать мальчика рассказала сыну, что его отцом был еврей - праздный гуляка, не поделивший со своим приятелем гулящую женщину. В результате возникшей ссоры отец Матфея получил удар ножом в сердце. И  мгновенно умер.
         - А человек, победивший моего отца, он женился потом на той проститутке? - спросил у своей матери Матфей.
         - Если ты молода, красива и любишь жизнь, то всегда найдутся те, кто назовут тебя проституткой, - явно имея в виду себя, ответила Матфею его мать. - И не спрашивай меня больше никогда о своем отце. Твой отец был плохим человеком, - заканчивая разговор с сыном, сказала его мать.
         - Но раз мой отец был таким плохим человеком, - продолжил свои расспросы мальчик, - то зачем же ты с ним женилась?
         - Никто ни на ком не женился! - выходя из себя, громко произнесла мать Матфея. – Ни одна женщина ни стала бы жить с твоим отцом.
         - Тогда зачем ты с ним жила? - не унимался Матфей.
         - Никто ни с кем не жил! Я просто допустила ошибку! - прокричала рассерженная женщина. - И, если ты прямо сейчас не закроешь свой рот, я тебя высеку!
         - Я хочу к бабушке, - спрятав лицо в ладони, захныкал Матфей.
         - Не нужен ты своей бабушке, - убирая о стола грязную посуду, сказала его мать.
         - Кому же я нужен? - плача, спросил Матфей.
         - Никому! - отрезала мать.
         Допущенная матерью ошибка, обошлась Матфею дорого. Будучи лишен не только материнской заботы, а также многого из того, чем обладали другие дети, Матфей очень рано осознал свою несостоятельность. Все богатство его матери заключалось в ее молодости и красоте. Те немногие деньги, которые ей удавалось заработать, стирая чужое белье и убираясь в домах богатых евреев, женщина в основном тратила на себя. В силу чего Матфей, бедно одетый Матфей, постоянно завидовал своим сверстникам-подросткам, носившим суконные хитоны и красивые плащи. Именно в те годы, мальчик решил стать богатым. В своих мечтах он представлял себя богачом. Уважаемым всеми человеком, раздающим щедрую милостыню направо и налево. Но, чтобы раздавать людям деньги, надо сперва эти деньги у них забрать. Это хорошо понимал мальчик. Стать разбойником Матфей не захотел. Ему ни раз приходилось видеть то, как римские власти расправляются с разбойниками. Для того, чтобы прибрести хорошую профессию, вновь требовались деньги, которых ни у Матфея, ни у его матери не было. А для того, чтобы стать рыбаком или плотником, требовалось терпение. Но это качество у мальчика напрочь отсутствовало. По этой причине он и бросил школу, за обучение в которой его мать согласна была платить.
          Обладая способностью быстро складывать цифры в уме, Матфей пришел к мысли, что неплохо бы стать сборщиком налогов. Мытари всегда важно вышагивают. Лица у них строгие. Одежды красивая. Мытарь имеет возможность наказать того, кто его обидел. В детстве Матфея обижали часто. Он помнил свои обиды. И теперь искал способ рассчитаться со своими обидчиками. Пусть его не любят, но зато станут бояться. А, если должность мытаря позволит юному мстителю разбогатеть, то можно будет считать, что его жизнь удалась. Только богатство, как считал Матфей, способно сделает человека свободным.
         Однако, чтобы стать сборщиком налогов, претенденту, помимо трехлетнего испытательного срока, требовался ряд особых качеств. Хороший мытарь должен быть чужд состраданию. Его душу не должны были трогать людские слезы и страдания. Божеством для мытаря должен стать закон. А святилищем - римская казна. От величины налоговых сборов, взысканных мытарем, целиком зависела его собственная судьба. Поэтому мытарь должен был видеть в своих соотечественниках ни людей, а неких безликих субъектов. А жилища субъектов называть не домами, а объектами налогообложения.
         Три года Матфей носил за штатным мытарем его сумку. В начале четвертого года, Матфея вызвали в магистратуру.
         Чиновник, возглавлявший налоговый отдел римской магистратуры, задал Матфею только один вопрос.
         - Ты любишь людей? - спросил чиновник.
         - За что? - в свою очередь, спросил чиновника Матфей.
         - Очень хороший ответ, - рассмеялся чиновник. - Ты прав. Людей не за что любить, - продолжал чиновник. - Сегодня я издам приказ, чтобы с завтрашнего дня ты мог работать самостоятельно. Утром получишь сумку и принесешь присягу. Твой участок тебе хорошо знаком.
         - А, где? -  хотел, было, спросить Матфей
         - Твоего наставника я перевожу в Сирию, - опередив вопрос Матфея, ответил чиновник. - Он получил повышение, так как никогда не пил вина с евреями. Вино до добра никого не доводит. 
    Пьющий мытарь - убыток казне. Учти это на будущее.
         - Я учту, - пообещал чиновнику Матфей.
         Проработав мытарем два года, Матфей сумел построить красивый дом, неподалеку от той материнской лачуги, в которой он родился. В том же году Матфей женился на дочери кузница. Его жена не была из числа тех женщин, кого принято называть сердечными. Но и сам Матфей не был таким. Через год после свадьбы жена Матфея родила ему дочь. В том же году мать Матфея неожиданно умерла.
          Лежа в постели со своей молодой женой, Матфей часто и подолгу думал о своих служебных делах. Что, разумеется, не могло понравиться его своенравной супруге. После очередной семейной ссоры землякам Матфея не стоило попадаться ему на глаза. Но и тогда, когда мытарь Матфей находился в хорошем расположении духа, он все так же нещадно драл с бедного и богатого две шкуры. Не ограничившись банальным завышением суммы налога, Матфей со временем занялся приписками, позволявшими ему запускать руку в римскую казну. Тогда же, Матфей, в строгой тайне от своей семьи и начальства, начал строить дорогую виллу в Южной Галлии. Римским переселенцам, строившим виллу, Матфей назвался управляющим, который обязан был следить за строительством. На вопросы строителей: кто является истинным хозяином виллы? «управляющий» неизменно отвечал, что хозяин его хозяин просил до времени не называть его имени. Именно это обстоятельство позволило Матфею спаси свою виллу от конфискации, когда сам он был изобличен, арестован и посажен в тюрьму.
         Жена Матфея, опасаясь преследований, ушла жить к центуриону, с которым ее связывали давние близкие отношения. Матфей вынужден был дать ей развод. На этом настаивал центурион, к которому ушла жить жена Матфея. Но женой центуриона бывшая супруга Матфея так и не стала. Став наложницей центуриона, бывшая жена Матфея запретила своей дочери любое общение со своим отцом.
         Матфей, просидел в тюрьме недолго. Воспользовавшись своим связями, он сумел передать римскому наместнику записку, в которой было указано место, где Матфей схоронил свою кубышку.
         Освобождение Матфея стало знаком того, что римский наместник сумел найти место, где было зарыто золото узника.
         Первым свободным волеизъявлением бывшего узника стала продажа его собственной вилы в Южной Галлии. Выручив от продажи виллы хороши деньги, Матфей потратил часть денег на покупку скромного владения неподалеку от дома, где по вечерам собирались римские переселенцы. Тогда же Матфей попробовал вернуть себе свою жену и дочь. Но они не захотели возвращаться к Матфею. Не взирая на то богатство, которое, якобы, вновь приобрел их бывший муж и отец.
         Следуя примеру своего непутевого отца, Матфей решил утопить остаток своей жизни в вине. Поначалу пьянство в компании все тех же римских переселенцев, принесло заблудшей душе Матфея известное облегчение. Но уже вскоре его начали преследовать мысли о самоубийстве.
         В оду из ночей, когда желание Матфея свить петлю и сунуть в нее голову, сделалось буквально неодолимым, он вдруг услышал голос.
         - Куда ты спешишь, Матфей? – спросил голос.
         - Кто ты? - присев от охватившего его ужаса, спросил Матфей.
         - Я тот, кто хочет тебе помочь, - ответил голос.
         - Чем ты можешь помочь тому, чья жизнь прошла, а итогом ее стало большое брюхо и алкоголизм? - не веря в чью-либо доброту, спросил Матфей.
         - За битого дают двух небитых, - ответил голос. - Теперь ты знаешь, что за чужие несчастья придется платить тому, кто их причинил.
         - Я не собираюсь никому ничего платить, - думая, что речь идет о деньгах, произнес Матфей. -
    Я хочу умереть и ты мне не помешаешь, - добавил он.
         - Помешать не смогу, - продолжал голос. - Но объяснить мотивы постараюсь. Потеряв все, что имел, ты произвел полный расчет со своим прошлым. Начни новую жизнь. Для чего возвращаться на свои нечистоты? Тебе не на ком срывать свое зло. Зачем ты хочешь сорвать свое зло на себе? Зачем ты торопишься умереть? Раньше того срока, который тебе отпущен? Ты ведь и теперь хуже мертвого. И мне тебя жаль.
         - Хорошо, - все еще находясь в пьяном угаре, произнес Матфей. - Раз ты такой умный, скажи, что мне делать?
         - Тебя пугает одинокая старость, - продолжал голос. - Не спорь, Матфей, одинокая старость многих пугает. Так помоги себе и им. Подари надежду.
         - Кто станет слушать того, кто все потерял? - глотая пьяные слезы, спросил Матфей.
         - Того, кто потерял, слушать не будут, но того, кто нашел, люди выслушают. Помоги найти людям утешение, - сказал голос.
          - Меня бы самого, кто утешил, - высморкавшись в полу своего грязного халата, произнес Матфей. 
          - Тебя утешит Мария Магдалина, - произнес голос.
          - Какая Мария? Кто она? - спросил Матфей.
          - Мария живет неподалеку. Найди ее, - сказав это, голос умолк.
          Разыскав наутро Великую Марию и выслушав все, о чем она ему рассказала, Матфей стал членом христианской общины. Большая часть из тех денег, которые Матфей не успел пропить, была розданы нищим. Поэтому, когда Матфей сказал, что человеку намного легче заблудиться в себе, чем в лесу, он твердо знал, о чем он говорит.


     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 663 записи в блогах и 6361 комментарий.
    Зарегистрировалось 17 новых макспаркеров. Теперь нас 5024963.