ТА САМАЯ МАРИЯ

    Феликс Польский написал
    0 оценок, 240 просмотров Обсудить (0)

            ТА САМАЯ МАРИЯ

         Кто был первым в истории человеком, высланным из своей родной страны за инакомыслие? Не убит и не сожжен на костре, как это было принято в древности, а именно выслан. Этим человеком стала любимая ученица Иисуса Христа - Мария Магдалина. Автор не случайно употребил в отношении этой великой женщины слово - человек. Ведь на рубеже новой эры женщины уступали мужчинам в праве называться людьми. Апостол Павел в своем 1-ом Послании к Коринфянам (гл.7 ст.1) прямо говорит, цитата: … хорошо человеку не касаться женщины. Вывод из этой фразы напрашивается сам собой. Но не только в храмах, на чем настаивает тот же апостол, женщины обязаны были молчать, но и на улицах, площадях и в собственных домах тоже. Не даром фраза: замолчи, женщина! имеет явно выраженный уничижительный характер. В связи с тем, что автору, как это выяснилось после долгих лет журналистской работы, намного легче излагать свои мысли не в публицистической, а в художественной форме, то позволю себе привести отрывок из романа, который целиком посвящен жизни Марии Магдалины. В приведенном отрывке речь пойдет о деталях, предшествовавших высылке главной героини из Палестины на борту «философского парохода». Но прежде хочу заметить, что Мария Магдалины, как это следует из источников, была дочерью Сира - выходца из еврейской диаспоры египетской Александрии. За его назначение на должность губернатора портового города Таричея хлопотал сам иудейский царь Ирод Великий. Вместе с губернаторством отцу Марии Магдалины было пожаловано римское гражданство. Так как Мария Магдалина родилась до получения ее отцом римского гражданства, она могла его только унаследовать, заплатив при этом соответствующий налог в римскую казну. Автор не намерен прямо сейчас вдаваться во все тонкости римского права, но читатель должен согласиться с тем, что убить губернаторскую дочь - дело весьма хлопотное. Но даже детали ее высылки должны были быть тщательно оговорены. Этим и занимается первосвященник Иерусалимского храма Каиафа, пригласивший к себе в дом главу христианской общины Петра.


        - Послушай, Петр, - глядя в глаза своему собеседнику, проговорил Каиафа. - Мне докладывали, что ты сам много раз пытался заставить замолчать эту Марию. Ты, якобы, даже кричал, что она женщина и недостойна жить. Было такое?
          - Это было еще до воскресения Иисуса, - ответил Петр.
         - Послушай, Петр, - продолжал Каиафа. - Мы договорились, что впредь ты не будешь произносить это имя. Мы позволяем тебе проповедовать в храме только потому, что ты толкуешь древний закон, данный своему народу Моисеем. Если бы Мария ограничивалась этим, то у нее не возникло бы проблем. Хоть, ей, как женщине более приличествует молчать. Что ты скажешь, если мы предложим Марии покинуть Иудею. Отплыть, скажем, в греческий город Афины, где каждому болтуну позволено развлекать слушателей своими бреднями. Мария толкует о свободе совести и своем праве славить воскресшего разбойника Иисуса. Пусть же она пичкает этой ложью охочих до выдумок греков.
         - Но согласится ли с этим ее отец? - спросил Петр.
         - Я тебя умоляю, Петр, - произнес Каифа. - Ты простой рыбак и тебе неизвестны все рычаги, с помощью которых вершится политика. Город, которым отец Марии, это место, где пьянство и разврат идут рука об руку. А, каков губернатор, таков и город.
         - Но Таричея портовый город, - возразил Петр. - Моряки и купцы, возвращаясь из опасного плавания, хотят отдохнуть и расслабиться. Поэтому там много увеселительных мест.
         - Говоря о Таричеи, ты упустил одну существенную деталь, Петр, - почесав бороду, произнес Каиафа. - Помимо большого количества борделей и таверн, в Таричеи есть таможня. Отец Марии обязан наблюдать за тем, чтобы сборы с ввозимых и вывозимых в Галилею товаров поступали в римскую казну полной мерой. Но, как гласит мудрость: нельзя ходить по воде, не замочив ног. Поэтому Сир не станет заступаться за свою дочь. Ведь своя голова ему дороже.
         - Может быть, - согласился Петр.
         - Потому что все мы люди, - улыбнулся Каиафа. - Меня сейчас волнует другое. Если мы вышлем Марию из Палестины, ее сторонники не устроят беспорядков? Люди не понимают, что, провоцируя беспорядки, они тем самым льют воду на мельницу римлян.
         - Мария всегда держалась чуть в стороне, - заметил Петр. - Мы для нее безграмотные рыбаки, а она за свою жизнь прочитала больше книг, чем я поймал рыбы.
         - Но ведь она долгое время содержала многих из вас на свой счет. Не так ли?
         - Так, - согласился Петр. - Но многие из тех, кого она содержала, уже покинули Иудею.
         - Это все, что я хотел у тебя узнать, - удовлетворенно произнес Каиафа. - Остальное предоставь решать нам. Мы освободим тебя от этой рыжеволосой фурии. Теперь меня ждут дела.

         Мнимая высылка Марии Магдалины была хорошо замаскированным убийством. Днище лодки, на которой она должна была отплыть, имела рукотворную течь. Отверстие, проделанное в днище лодки, было заделано воском и медом, перемешанными с песком. Расчет делался на то, что морская вода растворит мед, и лодка, набрав забортной воды, потонет. Узнав об этом, Петр ужаснулся. И это стало его четвертым и последним предательством. Считая, что Мария погибла, он начал открыто проповедовать воскресшего Христа. Испытав гонения, он покинул Палестины. В Риме его ждала мученическая смерть.
     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 763 записи в блогах и 6566 комментариев.
    Зарегистрировался 31 новый макспаркер. Теперь нас 5025058.