Террор и политические репрессии в России 20 века

    Юрий Бахарев написал
    0 оценок, 1009 просмотров Обсудить (0)

     

    «В историческом труде критике подлежат не столько теоретические построения автора, вытекающие из его индивидуального мировоззрения, сколько та фактическая канва  на которой выводится определенный исторический узор. Только в этой плоскости из столкновений мыслей может родиться истина”.
                                                                              Историк С.П.Мельгунов.


    1. Предыстория красного и белого террора в России 20 века.

    "Мы думаем, что ничтожная шайка людей, правящая в настоящее время Россией, опираясь не недорозумение крестьянской массы, может быть опрокинута только насилием, и мы не видим к этому никакого другого пути, кроме насилия. В политике мы революционеры не только до прямого народного возстания, но до военных заговоров, до ночных вторжений во дворец, до бомб и динамита." Степняк-Кравчинский  Из брошюры «Чего нам нужно и начало конца»

    Само понятие «красного террора» впервые ввела,  застрелившая генерала Мина, эсерка Зинаида Коноплянникова, которая заявила на суде в 1906 году:
    «Партия решила на белый, но кровавый террор правительства, ответить красным террором…»
    Так кто такая Зинаида Коноплянникова, и о каком белом терроре она говорила на суде?
    З. Коноплянникова родилась в Петербурге в 1878 году, окончила женскую учительскую семинарию.  В 1900—1903 годах Зинаида преподавала в школе  села Гостилицы под Петергофом. С формулировкой "за революционную пропаганду среди крестьян" была арестована, заключена в Трубецкой бастион. В апреле1904 Зинаиду освободили, и она примкнула к партии эсеров, программа которых рассматривала индивидуальный террор как средство политической борьбы.
     Начавшаяся Русско-японская  война до крайности обострила противоречия, обусловленные архаичностью социально-правовых отношений в Российском государстве, и вызвала революцию 1905 года. Забастовки, митинги и демонстрации начались в большинстве городов Российской империи.
    В попытках решить проблему насилием, родилась государственная политика, которую Конаплянникова  назвала белым террором.   В августе 1905 года был опубликован  Закон о военно-полевых судах, который, вводил особые суды из офицеров, своеобразные чрезвычайные тройки. Предание суду происходило в пределах суток после установления преступления. Разбор дела мог длиться не более двух суток, приговор приводился в  исполнение в течении  24 часов. Расширительно применяет положение этого закона  полковник Мин, когда он, в декабре 1905, будучи  во главе  лейб-гвардии Семеновского полка,  вызвался усмирять  Московское восстание. Общественное мнение России  было шокировано. фактом проведения массовых расстрелов без суда и следствия, и боевых действий в центре города, сопровождаемых  множеством случайных жертв.  В декабре 1905 года Мин назначил полковника Николая Римана главой карательной экспедиции, отправленного для установления порядка на Московско-Казанской железной дороге, и вручил ему расстрельный список из 72 фамилий. Полковник  Риман лично привел в исполнение этот странный коллективный приговор. 
    Высаживаясь на ключевых станциях, семеновцы проводили  обыски,  арестовывали  подозрительных, и расстреливали всех, кто не нравился внешним видом. Семеновцы обстреливали территории, прилегающие к станциям, где погибало много случайных, женщин, стариков, детей.
    Вся пресса Российской империи, однозначно осудила акцию по подавлению выступлений населения за "зверства и насилие". Имена Мина и Римана на какое-то время стали нарицательными, употреблявшимися в качестве обозначения неоправданной жестокости.
    Партия эсеров ответила на репрессии правительства усилением индивидуального террора. На годы революции 1905—1907 годов приходился пик террористической деятельности эсеров. В этот период было осуществлено 233 теракта (в числе прочих было убито 2 министра, 33 губернатора и 7 генералов). Всего по данным полиции от красного террора погибло 1273 человека.http://www.ng.ru/ever/2001-04-29/11_epidemic.html
    В начале 1906 года эсеры приговорили генерал-майора Мина  к смерти, о чем ему  было  выслано уведомление. В соответствие с  приговором, вынесенным  партией эсеров, Зинаида Коноплянникова  прилюдно, на вокзале в Петергофе, привела приговор  в исполнение и  была задержана на месте убийства. Террористический акт против  Мина, Конополянникова рассматривала как  ответ красным террором на белый террор царского правительства.
    Сразу после террористического акта женщину доставили в Петербург и заключили в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. Обвинителем выступал военный прокурор Корейво, От защитника обвиняемая отказалась. И  военная тройка на закрытом заседании менее, чем за час, приговорила Коноплянникову к смертной казни через повешение.
    29 августа 1906 приговор был приведен в исполнение в Шлиссельбургской крепости. Интересно отметить, что прокурор Корейво, в советское время попал «под жернова красного террора». В 1935 году был выслан из Ленинграда в Куйбышев,где подрабатывал ночным сторожем. Умер от сердечного приступа.
    Число жертв белого террора за годы Первой русской революции трудно поддается оценке.К апрелю 1906 общее число убитых превысило 14 тыс. чел. http://www.cultinfo.ru/fulltext/1/001/008/095/937.htm
    Число казненных в Российской империи без суда и при отсутствии обвинительного приговора только в декабре 1905 года составило 376 человек, . http://ruslib.com/PRAWO/timofeew.txt_with-big-pictures.html#foot76. По постанавлениям судов было повешено в  1906 года – 1310 человека. http://www.goldentime.ru/nbk_03.htm
    в 1907 году - 1139 , в 1908 году- 1340.
    Статистика казней за 1907,  1908, 1909 год  включает также казни по уголовным статьям. Чтобы оценить, что большая часть казней относится к политическим статьям, достаточно сравнить  число казненных в 1911 году, когда жесткими репрессиями революционные выступления были подавлены. За 1911 год было зафиксировано только 73 смертной казни. http://ruslib.com/PRAWO/timofeew.txt_with-big-pictures.html#foot76

    2. Террор в России с конца 1916г. и до сентября 1918г.

    Если  вначале появления понятий красного и белого террора, под красным террором понимался  индивидуальный террор против представителей власти, а под белым террором – репрессивные, зачастую, внесудебные действия монархических властей по прекращению противоправительственных акций, то в дальнейшем, эти два  понятие  становится все более и более расплывчатым. Можно ли считать красным террором стихийные выступления крестьян, сопровождаемые поджогом помещичьих усадеб и убийствами помещиков, а белым террором прокатившиеся по стране еврейские погромы и  убийства, совершаемые черносотенцами? Так по неполным данным во время  проправительственных выступлений и погромов, только в крупных городах Российской империи было убито более 700 человек. Еще более сложная ситуация с квалификацией террористических актов на белый и красный  с конца 1916 года  и до объявление  5 мая 1918 года декрета «О красном терроре». Первый заметный террористический акт того времени, убийство Распутина, совершен группой монархистов, но назвать его проявлением белого террора, не поднимается язык. Также как не поднимается язык назвать подготовкой к  осуществлению красного террора планирование дворцового переворота  Гучковым  (.П. Н. Милюков свидетельствует: «Мысль о дворцовом перевороте выдвигалась теперь на первый план; с нею приходилось считаться в первую очередь».)
    Вот как развивались дальнейшие события, в которых многочисленные  элементы террористических проявлений трудно классифицировать как красный или белый террор:
    Согласно „Биржевые ведомости“, 21-го февраля на Петроградской стороне начался разгром булочных и мелочных лавок, продолжавшийся затем по всему городу. Толпа окружила пекарни и булочные и с криками: „Хлеба, хлеба“ пошла по улицам. Начались демонстрации и митинги рабочих Путиловского завода под лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!», «Хлеба!», вскоре перешедшие в столкновения с полицией.
    25 февраля (в субботу) командующий Петроградским военным округом объявил населению города о своем распоряжении войскам подавить выступления в Петрограде террористическими методами «для водворения порядка в столице».
    В Петрограде начались первые боевые столкновения между представителями полиции и демонстрантами. У Гостиного двора из толпы стреляли по кавалерийскому отряду. Отряд открыл огонь на поражения. Были убитые и раненые. На улицах стали убивать полицейских.
    26 февраля  демонстрации продолжились. На улицы были введены войска, но солдаты отказывались стрелять в рабочих. Произошло несколько столкновений с полицией, но к вечеру полиция очистила центр города от демонстрантов.
    Указом  Николая Второго  занятия Думы и Госсовета прерываются с 26 февраля 1917 года.
    27 февраля рано утром начинается вооруженное восстание частей Петроградского гарнизона. Утром насчитывалось 10 тысяч восставших солдат, днем — 26 тысяч, вечером — 66 тысяч, на следующий день — 127 тысяч, 1 марта — 170 тысяч, то есть в вооруженном мятеже  принимает участие весь гарнизон Петрограда.  Мятежниками захвачен Арсенал, артиллерийский склад. Выпущены все заключенные, в том числе уголовники. Сожжено здание Окружного суда. По городу начались убийства полицейских и городовых, грабежи и мародерства. Восставшие солдаты и рабочие заняли важнейшие пункты города, правительственные здания и арестовывали министров.
    Депутаты Думы  формально подчинились царскому Указу о роспуске Думы, но собрались 27 февраля на неофициальное заседание, на котором создан Временный  комитет Государственной думы «для водворения порядка в Петрограде и для сношения  с учреждениями и лицами». Председателем комитета был  избран  октябрист  М.В. Родзянко, в состав  комитета вошли П.Н.  Милюков, Н.В, Некрасов, В.В. Шульгин, Н.С.  Чхеидзе,  А.Ф. Керенский и др.
    С точки зрения законов Российской империи их действия юридически представляли собой участие в государственном перевороте и вооруженном мятеже.
    Приблизительно к 14 часам тысячи солдат пришли к Таврическому дворцу, в котором заседала Государственная Дума, и заняли все её коридоры и прилегающую территорию. Политические лидеры ГосДумы предприняли попытку встать во главе движения. Городская дума Петрограда (по поручению Временного комитета)  начала
    формировать отряды милиции.
         В это же время депутаты левых фракций Госдумы и представители профсоюзов создали в Таврическом дворце  Исполком Петроградского Совета рабочих депутатов. Он распространил по заводам и солдатским частям листовки с призывом выбирать своих депутатов и присылать их к 19 часам в Таврический дворец по 1 депутату от каждой тысячи рабочих и от каждой роты. В 21 час в левом крыле Таврического дворца открылись заседания рабочих депутатов и был создан Петроградский Совет рабочих депутатов (Петросовет) во главе с членами Временного комитета Государственной думы председателем Исполкома социал-демократом-меньшевиком Н. С. Чхеидзе и заместителем председателя Исполкома трудовиком А. Ф. Керенским . В Петросовет вошли представители социалистических партий, профсоюзов и беспартийных рабочих и солдат.
          Временный  комитет  начал  переговоры  с   Петроградским
    Советом рабочих депутатов о создании  Временного правительства. Тем самым, временный комитет Государственной думы рассчитывал узаконить, властью всенародно выбранного Петросовета, вновь создаваемое  Временное правительство.
    Петросовет принял решение поддержать Временный комитет Госдумы в создании Временного правительства, но в нём не участвовать.
    На следующий день Петросовет издал Приказ № 1 по Петроградскому гарнизону. Этим приказом Совет депутатов подчинял себе Петроградский гарнизон, что, в дальнейшем, выльется в катастрофу для временного правительства. 
    Временный  комитет Государственной думы рассчитывал  через своих представителей в Петросовете  Чхеидзе и Керенского  держать  под  свой  контроль   деятельность   военной комиссии,  образованной  Петроградским  советом.  Пока в Петросовете командовали Чхеидзе и Керенский, временному правительству это удавалось.
    Вот как, по документам, развиваются  дальнейшие события:
    1) Из протокола переговоров члена Государственного Совета А.И. Гучкова и члена Государственной думы В.В. Шульгина с императором Николаем II,  2 марта 1917. Около 10 часов вечера:

    А.И. Гучков: Положение в высшей степени угрожающее: сначала рабочие, потом войска примкнули к движению, беспорядки перекинулись на пригороды, Москва не спокойна. Это не есть результат какого-нибудь заговора или заранее обдуманного переворота, а это движение вырвалось из самой почвы …
    Кроме нас заседает еще комитет рабочей партии, и мы находимся под его властью и под его цензурою. Их лозунги: провозглашение социальной республики. Это движение захватывает низы и даже солдат, которым обещают дать землю .
    Можно спасти Россию, спасти монархический принцип, спасти династию. Если Вы, Ваше величество, объявите, что передаете свою власть Вашему маленькому сыну, если Вы передадите регентство великому князю Михаилу Александровичу. …
    Николай Второй: Ранее вашего приезда после разговора по прямому проводу генерал-адъютанта Рузского с председателем Государственной думы я думал в течение утра, и во имя блага, и спокойствия и спасения России я был готов на отречение от престола в пользу своего сына, но теперь, еще раз обдумав свое положение, я пришел к заключению, что ввиду его болезненности мне следует отречься одновременно и за себя, и за него.
    2) Текст отречения императора:
    «Не желая расстаться с любимым сыном Нашим ... Мы передаем наследие Наше брату Нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства российского. Заповедуем брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу».
    3) Из дневника Николая Романова
    «Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!» …
    4)Заявление великого князя Михаила Романова:
    Принял я твердое решение в том лишь случае восприять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном Собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.
    5)Из воспоминаний П.Н. Милюкова:
    «В квартире на Миллионной приглашенные нами юристы, Набоков и Нольде, писали акт отречения ... Родзянко принял меры, чтобы отречение императора и отказ Михаила были обнародованы в печати одновременно. С этой целью он задержал напечатание первого акта. Он, очевидно, уже предусматривал исход, а, может быть, и сговаривался по этому поводу. Временное правительство вступало в новую фазу русской истории, опираясь формально только на свою собственную "полноту власти"».
    6) Приветственная телеграмма великого князя Николая Константиновича председателю Временного правительства князю Г.Е. Львову.
    «Прошу Вас известить меня, могу ли считать себя свободным гражданином после сорокалетнего преследования меня старым режимом».
    7)Из  журнала заседания Временного правительства 7 марта 1917г.:
    «Слушали: О лишении свободы отрекшегося императора Николая II и его супруги.
    Постановили: 1) Признать отрекшегося императора Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село».
    Сразу после отречения от престола Николая Второго начались кровавые эксцессы
    На Балтийском флоте, в ходе которых были убиты более 100 офицеров и адмиралов.
    8 марта Временное  правительство возложило на себя функции бывшего совета министров, произведены преобразования в министерствах. Ликвидирован корпус жандармов, полиция преобразована в милицию, при Министерстве юстиции была создана Чрезвычайная следственная комиссия по расследованию деятельности  бывших  министров.
    Если даже было бы можно назвать красным террором арест царской семьи,  массовые, бессудные убийства флотских офицеров,  и создание Чрезвычайной комиссии, то уж никакого отношения к этим событиям руководство большевиков не имело.
    Кризисы в правительстве приводили  к  переформированию  его  состава:  первое
    коалиционное правительство было образовано 5 мая, второе — 24 июля,  третье
    — 25 сентября 1917 г.  Уже во  втором  коалиционном  правительстве
    эсеры и меньшевики оказались в большинстве. Таким образом, в правительстве  вошла партия родоначальница красного террора. Теперь по определению репрессивные действия властей не могли рассматриваться, как проявление белого террора.
    Еще  12 марта 1917 года было опубликовано правительственное постановление о повсеместной отмене смертной казни,. Однако вскоре после июльских событий 1917 года  смертная казнь была восстановлена. Более подробно об июльских событиях http://proza.ru/2010/05/19/467.
    За несколько дней до восстановления смертной казни следователь по уголовным делам П.А. Александров подписал судебное постановление о начале предварительного следствия, в котором июльские события  квалифицировались как «вооруженное восстание». А 21 июля 1917 г. появилось постановление по первым итогам расследования, носившее явно обвинительный характер и изобиловавшее выражениями типа «восстание», «мятеж», «преступные действия» и т.д. В постановлении были названы 13 обвиняемых по предполагаемому процессу: В.И. Ленин, Г.Е. Зиновьев, Л.Д. Троцкий, А.В. Луначарский, А.М. Коллонтай, М.Ю. Козловский, Ф.Ф. Раскольников, С.Г. Рошаль, Я.С. Ганецкий и др. Этих политических деятелей было решено привлечь к суду по обвинению в том, что они вошли в соглашение с агентами враждебных государств в целях дезорганизации армии и тыла, получали из-за рубежа денежные средства для пропаганды среди населения и войск идеи «отказа от военных действий против неприятеля» и организовали в Петрограде 3-5 июля 1917 г. вооруженное восстание против верховной власти.
    В показаниях наиболее крупной фигуры среди арестованных по июльскому делу Л.Д. Троцкого, доказывается стихийный характер событий 3-5 июля и категорически отвергаются обвинения большевиков и межрайонцев в организации ими вооруженного восстания. О выступлении 1-го пулеметного полка — зачинщика июльских событий — Троцкий узнал 3 июля на объединенном заседании Бюро ВЦИК советов рабочих и солдатских депутатов и исполкома совета крестьянских депутатов. Известие об этом поразило его не меньше, чем представителей других партий. ЦК большевиков, заявил Троцкий, «немедленно предпринял все меры к тому, чтобы удержать массы от выступления, тем более от вооруженного». Виновным Троцкий себя не признал.
    7 сентября 1917 года, большевики, арестованные за попытку июльского переворота, были освобождены Временным правительством за недоказанностью обвинений. Как рассыпалось дело о шпионаже здесь: http://proza.ru/2010/05/19/481
    Материалы Особой следственной комиссии Временного правительства об июльских событиях 1917 года рассекречены и с ними можно легко  ознакомиться. http://scepsis.ru/library/id_1935.html
    7сентября 1917 года Корнилов потребовав отставки Временного правительства и выезда Керенского в Ставку, двинул войска на Петроград; 9 сентября  министры-кадеты  подали в отставку, выражая солидарность с Корниловым. В ответ на  ультиматум Керенский объявил Корнилова мятежником и отстранил от должности верховного главнокомандующего. В значительной степени организационными действиями большевиков, к 12 сентября движение корниловцев всюду было остановлено; в их войсках началось разложение. Генерал Крымов, убедившись в провале мятежа, застрелился. В Ставке и штабах фронтов были арестованы генералы Корнилов, Лукомский, Деникин, Марков, Романовский, Эрдели и др. В ходе борьбы с Корниловским выступлением, на фоне стремительно ухудшавшейся экономической ситуации началась полоса массовой радикализации Советов. Росло число забастовщиков, которые переходили к установлению рабочего контроля или рабочего управления на предприятиях. В деревне начинался стихийный «черный передел» земли, горели помещичьи усадьбы. Солдаты прибегали к насилию по отношению к офицерам. Паралич власти становился все очевиднее. В сентябре  председателем Петросовета стал Троцкий, сторонник курса на вооруженное восстание. В армии и на флоте влияние большевиков стало преобладающим. Простые лозунги «Власть- Советам», «Фабрики- рабочим» , «Земля- крестьянам» воспринимались уставшими от неразберихи, склонными к агрессии и насилию массами с энтузиазмом.
    29 октября пленум Петроградского совета создал Военно-революционный комитет (ПВРК).
    Фактическим руководителем ПВРК был председатель Петроградского Совета Л. Д. Троцкий. С 21 октября ПВРК направлял своих комиссаров в войсковые части, на склады оружия и боеприпасов, в Петропавловскую крепость. К 24 октября (6 ноября) комиссары ПВРК были назначены на все основные стратегические объекты столицы. Без их разрешения не исполнялись  распоряжения Временного правительства и штаба Петроградского ВО. Вот когда сработала мина замедленного действия, попытка Временного правительства управлять войсками через Петросовет.
    25 октября  почти весь город находился под  контролем ВРК. В тот же день в воззвании «К гражданам России!», написанном В. И. Лениным, ВРК объявил, что Временное правительство низложено и государственная власть перешла в его руки. Был создан полевой штаб ВРК, который в ночь на 26 октября  осуществил операцию по занятию Зимнего дворца и аресту Временного правительства. На следующий день второй Всероссийский съезд Советов съезд объявил о взятии российской власти в свои руки. II Съезд Советов сформировал правительство во главе с Лениным. Съезд передал власть на местах Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и в принятом Декрете отменил смертную казнь. Но если на законодательном уровне смертная казнь была отменена, еще не значит, что прекратились эксцессы со стороны плохо управляемых вооруженных групп, матросов, красногвардейцев, дезертиров и анархиствующих элементов.
    Так,  в ответ на то, что 19 ноября 1917 года   И.О. Верховного главнокомандующего Русской армией Н. Н. Духонин, отдал не правомочное распоряжение  об освобождении генералов, арестованных в связи с Корниловским выступлением он  был самоуправно убит анархиствующими  матросами, возмущенными его распоряжением. Аналогичное незаконное убийство произошло 7 января 1918 года, когда в Мариинской больнице караульными солдатами были бандитски убиты члены государственной Думы Шингарев и Кокошин. Преступление совершили солдаты, которые накануне убийства просили у родственников деньги на покрытие своих "издержек" и получили их. Историография последнего двадцатилетия охотно относит эти смерти на счет красного террора, даже не пытаясь разобраться, почему явно криминальное преступление проводят по разряду политических убийств. С этих убийств, все  насильственные смерти в России, так или иначе связанные с большевистским государством относят на счет красного террора.
    6 декабря 1917 года СНК рассмотрел вопрос о возможности антибольшевистской забастовки служащих в правительственных учреждениях во всероссийском масштабе. Было принято решение создать комиссию для выяснения возможности борьбы с такой забастовкой путём «самых энергичных революционных мер». 7 декабря Феликс Дзержинский на заседании СНК сделал доклад о задачах и правах комиссии. В своей деятельности она, по мнению Дзержинского, должна была обращать внимание, прежде всего на печать, «контрреволюционные партии» и саботаж. Её надлежало наделить следующими полномочиями: производить аресты и конфискации, выселять преступные элементы, лишать продовольственных карточек, публиковать списки врагов народа..  Комиссия была создана  20.12.1917. На пост председателя  Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности при Совете Народных Комиссаров РСФСР (ВЧК), была предложена кандидатура Феликса Дзержинского.
    В это время существовал запрет на смертную казнь, принятый Вторым всероссийским съездом советов, поэтому правом выносить смертные приговоры ВЧК не обладала.
    Но и необходимости в экстраординарных мерах не было.
    В январе 1918г. Провозглашается РСФСР. Все попытки антибольшевистских сил развязать масштабную Гражданскую войну кончились ничем. После взятия Коканда отрядами Ташкентского совета распущено автономное правительство Туркестана.  Большевики берут власть в Киеве.
    Одного отряда красногвардейцев хватило, чтобы сломить сопротивление Дутова и навести в Оренбурге порядок. Под ударами красных войск Добровольческая армия после неудач на Дону  вынуждена отступить на Кубань. Пришли казаки-фронтовики, и очень быстро на Дону была установлена советская власть.
    Первым случаем белого террора можно считать 28 октября 1917 г., когда, согласно распространённой версии, в Москве юнкера, освобождавшие от восставших Кремль, захватили находившихся там солдат 56-го запасного полка. Им было приказано выстроиться, якобы для проверки, у памятника Александру II, а затем по безоружным людям внезапно был открыт пулемётный и ружейный огонь. Было убито около 300 человек. (Интересно отметить, что на следующий день в Петрограде красногвардейцами  был подавлен мятеж юнкеров. Все захваченные в плен рядовые участники путча  были отпущены на свободу). В середине января 1918г., направляя в бой офицерский батальон Добровольческой армии, Корнилов напутствовал его словами, по существу провозгласившими тотальный  белый террор: „Не берите мне этих негодяев в плен! Чем больше террора, тем больше будет  победы!“
    В конце февраля 1918 международное положение Советской России серьезно ухудшается. Германское правительство предъявило ему  ультиматум.  Центральная Рада, опиравшаяся на Германию, провозглашает независимость Украины. Один из главных путей поставок хлеба в Советскую Россию перекрыт.
    Брестские переговоры  Троцким сорваны. Последовал
    новый германский ультиматум, с еще более тяжелыми условиями мира.
    Поэтому, 21 февраля 1918 г. СНК издал декрет «Социалистическое отечество в опасности!», который постановлял, что «неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления». Всероссийской чрезвычайной комиссии предоставлено право вынесения приговоров, применения репрессий во внесудебном порядке.    Положение республики ухудшается
    В Мурманске высаживаются Британские войска.  Началась интервенции стран Антанты. Правительство вынуждено перенести столицы в Москву
    12 апреля 1918г, при непосредственном участии Ф. Э. Дзержинского за одну ночь в Москве было арестовано 400 вооруженных анархистов, в результате чего уголовная преступность в столице сократилась на восемьдесят процентов.
    Крупномасштабная Гражданская война начинается в мае с восстания, Чешского корпуса, который уже с февраля 1918 года был переведен в состав Французской армии и подчинялся её директивам. Восставший корпус перекрывает Транссибирскую магистраль, еще один важнейший путь доставки хлеба в Россию. В   июле под прикрытием чехов создаются белые правительства  «Комуч»  в Самаре и «Сибирское правительство» в Омске.
    Опираясь на немецкие войска объявляет автономным  Войско Донское  Краснов, перекрывая последний из главных путей поставки хлеба. 
    В этих условиях  большевики были вынуждены  установить продовольственную диктатуру. Впервые в широких масштабах террор был применен по отношению к крестьянству на основании декрета от 9 мая 1918 г. о предоставлении чрезвычайных полномочий комиссару продовольствия.  Но без таких экстраординарных мер, количество погибших от голода в городах РСФСР, отрезанных от основных  путей снабжения хлебом, был бы неизмеримо больше, чем жертв  красного террора в процессе применения этих мер. 
    13 июня 1918 г.   принять декрет о восстановлении смертной казни. С этого момента расстрел мог применяться по приговорам революционных трибуналов. 22 июня 1918 г. в РСФСР приведен в исполнение первый смертный приговор. Его жертвой стал командующий Балтийским флотом А. М. Щастный, который  был взят под стражу в кремлевском кабинете председателя Революционного военного совета Л. Троцкого по ложному обвинению.  С убийства посла германии Мирбаха начинают мятеж левые эсеры. К какому красному или белому террору следует отнести этот террористический акт? Член ВЧК, левый эсер Я.Блюмкин по распоряжению своей партии убивает государственного чиновника, пользующегося дипломатической неприкосновенностью. С формальной точки зрения очевидный случай красного террора. Но вряд ли найдется историк, который назовет этот теракт красным.
    3. Террор острой фазы  гражданской войны сентябрь 1918- январь 1920г.

    С развалом Советского Союза атмосфера гражданского противостояния, до сих пор,  витает в воздухе. По-прежнему все, что говорится и  пишется  о гражданской войне пронизано её психологией непримиримости.
    Современными отечественными  СМИ,  Октябрьская революция  представляется  переворотом, произведенным кучкой, купленных Германией,  циничных заговорщиков. Путчем,  силой навязавшим пассивному обществу новое политическое устройство. Этот путч, перечеркнул естественный путь развития богатой, трудолюбивой, стоящей на верном пути к демократии дореволюционной России. Насколько далеко такие представления от реальности в http://proza.ru/2010/05/18/1520. http://proza.ru/2010/05/21/58
    В продолжении этих представлений сложился  новый Российский миф  о  гражданской войне, тиражируемый прессой, ТВ и кинематографом: Партия большевиков, только за счет   красного  террора, осуществляемого   карательными отрядами денационализированных и деклассированных интернационалистов из военнопленных и  люмпен-пролетариата разных стран,безжалостных к чуждому им русскому населению,   победило «белых.  Жертвами красного террора стали 20 миллионов граждан. Включая миллион расстрелянных казаков, уничтожаемых, как класс,    300 тысяч русских священников, убитых  большевиками за веру, и офицеров, ставших главным объектом красного террора. «Но белое движение спасло честь России в революционной катастрофе. Подвиг русских добровольцев навсегда останется доказательством, что не «выбрал» русский народ большевицкую власть, а сопротивлялся ей до последней возможности».  http://www.apocalypse.orthodoxy.ru/secret/04.htm
    Целью этого мифа стала демонстрация полного разрыва нынешней элиты, почти целиком состоящей из советской номенклатуры, с породившей её советской системой. Свидетельство окончательного перехода новой элиты  на сторону  непримиримых врагов советской системы. Предъявить основание, почему они, вчерашние члены КПСС, внезапно  прозрели, ознакомившись с масштабом террора.
    Как всегда,  в грамотно сконструированных,  исторических мифах в этом мифе есть элементы правды, густо замешанные на  лжи и недостоверной информации. http://proza.ru/2010/05/23/1195.
    Действительно, основными противоборствующими силами в гражданской войне были «красные» и «белые».
    Действительно, в гражданской войне, погибли  миллионы людей. Действительно большевики объявляли о введении красного террора. Действительно, террор времен гражданской войны с его непременными спутниками — произволом, концлагерями, заложничеством, децимациями,  пытками был ужасен своим объемом и кровавостью. Действительно, порой трудно подсчитать точное число жертв террора. Но постараться понять что происходило - безусловно, необходимо хотя бы потому, что происшедшее тогда    подпитывает своим духом  десятки постсоветских региональных конфликтов.
    Чтобы разобраться в происходящем , надо, как минимум, уточнить основные понятия, в них используемые.
    О воюющих силах. Кроме белых и красных в гражданской войне участвовали разные националисты и «зеленые». Зеленое движение не было организационно оформлено. Оно протекало достаточно стихийно. Наиболее массовый характер оно приобрело весной-летом 1919 г., когда большевики ужесточили продовольственную диктатуру, а Колчак и Деникин - восстанавливали старые порядки. Среди повстанцев преобладали крестьяне. В течение некоторого времени часть зеленых даже входили  в Красную Армию, но затем выступил против большевиков под лозунгом "За Советы, но без коммунистов".
    Белый лагерь времен гражданской войны был неоднороден. В него входили монархисты и либералы, сторонники открытой военной диктатуры  и Учредительного собрания , сторонники Антанты и германофилы, люди без определенных политических убеждений, и  убежденные в своих политических предпочтениях  люди. Под  «белым террором» принято понимать   карательные действия всех антибольшевистских сил той поры, а не только собственно белого движения.
    Интервенция стран Антанты (на территории России находились иностранные войска общей численностью 202,4 тыс. человек) стала катализатором гражданской войны, а поддержка ими белогвардейских войск и правительств во многом обусловила длительность этой войны. Да и германские войска вплоть до окончания 1 мировой войны поддерживали враждебные РСФСР  германофильские режимы.
    О терроре. Этим термином охватывают два, принципиально разнородных явления. Террором именуют массовые репрессии, официально применяемые властью, на контролируемой ей территории.
    Другое значение слова террор – демонстративные убийства или покушения на убийства политических противников. Первый тип террора обычно называют государственным террором, а второй – индивидуальным террором. Индивидуальный террор, как известно, широко использовался партией эсеров. Большевики, и прежде всего, В.И. Ленин отрицал полезность индивидуального террора в политической борьбе.   Гражданская война — всегда трагедия, распад государственности, социальная катастрофа, смута, разложение общества.
    Гражданская война всегда сопровождается террором террора со стороны всех ее участников. Прежде всего,  организованным, государственным террором на подконтрольных воюющим силам территориях.  Но террор бывает  и стихийным, когда участники противоборствующих сторон уничтожают друг друга без указаний свыше,
    Создатели антисоветских мифов стараются классифицировать «красный» террор, как террор государственный, организованный, а  «белый» террор определять «вторичным, ответным и обусловленным перипетиями гражданской войны».  Но это не так. Организованный, институциональный террор был широко распространен и в антибольшевистском движении. А значительную  часть красного террора составляли стихийные террористические проявления и эксцессы. В ходе гражданской войны взаимное ожесточение нарастало, и призывы к  террору шли и  из белого лагеря.  Так  известный журналист В. Л.  Бурцев  в своей газете "Общее  Дeло", писал: "На  террор необходимо ответить    террором...   должны   найтись   революционеры,    готовые    на самопожертвование, чтобы
    призвать  к  отчету Ленина  и Троцкого,  Стеклова и Дзержинского,  Лациса  и  Луначарского,  Каменева и  Калинина,  Красина и Карахана, Крестинского и Зиновьева  и т.д."
    Сошлюсь на серьезное исследование  историка Цветкова В. Ж.  « Эволюция судебно-правовых норм ответственности за государственные преступления в законодательстве белых правительств в 1917—1922 гг».
    Автор пишет: «Обзор законодательных актов белых правительств, противоречит суждениям об отсутствии «институциональной составляющей» белого террора ». Для примера можно привести принятый Правительством  войск юга России «Закон в отношении участников установления в Российском государстве советской власти», который  определял, что  все,  кто участвовал «в сообществе, именующимся партией коммунистов (большевиков), или ином обществе, установившем власть советов», подвергались смертной казни с конфискацией имущества.
    В постсоветской публицистике тиражируется мнение, что белые более, чем красные, пытались придерживаться правовых норм при проведении карательных акций.   «С этим утверждением трудно согласиться» - пишет в фундаментальном исследовании «Красный и белый террор в России  1917-1922» известный историк Литвин  : «Дело в том, что правовые декларации и постановления противоборствующих сторон не защищали население страны в те годы от произвола и террора. Их не могли предотвратить ни решения VI Всероссийского Чрезвычайного съезда Советов (ноябрь 1918 г.) об амнистии и «О революционной законности», ни постановление ВЦИК об отмене смертной казни (январь 1920 г.), ни указания  лидеров  белых правительств.  И те, и другие расстреливали, брали заложников, практиковали децимации и пытки».
    В годы гражданской войны  белые  занимали обширные территории и  заявляли о себе как  государственные образования. Белое движение существовало наряду с другими  антибольшевистскими правительствами, националистическими  и сепаратистскими движениями на всей территории бывшей Российской империи. Политические режимы, в этих образованиях  утверждались преимущественно насильственными  методами.
    Применение методов  террора как  по отношению к своим противникам, так и  к мирному населению, для этих «суверенных правительств» было правилом.
    Их использовали и  Уфимская директория и Комитет учредительного собрания в Самаре и   Северное правительство Архангельска,  и Северо-Западное правительство  Юденича и Временное сибирское правительство  Колчака и Правительство Войска Донского Краснова.
    Данные о жертвах белого террора  различны в зависимости от источника. Так сообщается что в июне 1918 года сторонники белого движения на захваченных ими территориях расстреляли 824 человека из числа большевиков и сочувствующих, в июле 1918 — 4 141 человека, в августе 1918 года — более 6000 человек(Ланцов С. А. Террор и террористы: Словарь.. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. — 187 с.)
      На территории контролируемом  Северным правительством  Чайковского,   только за год через архангельскую тюрьму прошло около10 процентов всего населения, из них 8 тыс. было расстреляно и более тысячи умерло от побоев и болезней.
    Одним из первых ведомств  Комитетом учредительного собрания были создана контрразведка, по 60—100 сотрудников на город , начали функционировать  военно-полевые суды, выносившие, как правило, смертные приговоры, формировались «поезда и баржи смерти».
    «Режим террора,— признавал комучевец С. Николаев,— принял особо жестокие формы в Среднем Поволжье, через которое происходило движение чехословацких легионеров» . Политические руководители чехословацкого корпуса  в меморандуме союзникам в ноябре 1919 г. заявляли: «Под защитой чехословацких штыков местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление, и ответственность за все перед судом народов всего мира ложится на нас: почему мы, имея военную силу, не воспротивились этому беззаконию»
    К массовому террору прибегали казаки генерала Краснова, союзником которого выступали 300 тысяч германских, оккупационных войск.
    «Рабочих арестовывать запрещаю, а приказываю расстреливать или вешать»; «Приказываю всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня» — это из приказов красновского есаула коменданта Макеевского района от 10 ноября 1918 г.
    В ноябре 1918 г. пришедший к власти в Сибири Колчак начал с высылки и убийства эсеров. Член ЦК партии правых эсеров Д. Ф. Раков сумел переправить из тюрьмы за границу письмо, которое было опубликовано в 1920 году виде брошюры с названием «В застенках Колчака. Голос из Сибири».
    В нём он писал, в частности, следующее: «Омск просто замер от ужаса. В то время, когда жены убитых товарищей день и ночь разыскивали в сибирских снегах их трупы, я продолжал мучительное свое сидение, не ведая, какой ужас творится за стенами гауптвахты. Убитых... было бесконечное множество, во всяком случае, не меньше 2500 человек. Целые возы трупов провозили по городу, как возят зимой бараньи и свиные туши. Пострадали главным образом солдаты местного гарнизона и рабочие...»
    В конце 1918 г. только  в сибирских концлагерях Колчака находилось 914 тысяч заключенных, 75 тысяч - в тюрьмах. Для сравнения: в Советской России в это время было чуть более 42 тысяч заключенных, из них 2 тысячи - в концлагерях. 20-й год - в тюрьмах сидело 65 тысяч, а уже в 21 году 9 тысяч, а в 22 году еще меньше - 2 тысячи.

    Управляющие карательными органами в губерниях весной 1919 г. требовали не соблюдать юридические нормы,
    созданные для мирного времени, а исходить из принципа  целесообразности.  Военный министр правительства Колчака А. Будберг  писал в дневнике в августа 1919 г. : «Год назад, население видело в нас избавителей от тяжкого комиссарского плена, а ныне оно нас ненавидит так же, как ненавидело комиссаров, если не больше; и, что еще хуже ненависти, оно нам уже не верит, от нас не ждет ничего доброго». Из его же показаний: "Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями ("чтобы не убежали"); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых ("чтобы мягче было лежать")"
    Только в одной Екатеринбургской губернии,  при Колчаке было расстреляно не менее 25 тысяч человек, а  перепорото около 10 % двухмиллионного населения. Пороли как мужчин, так и женщин и детей.
    Из приказа Колчака: "Гражданская война по необходимости должна быть беспощадной. Командирам я приказываю расстреливать всех захваченных коммунистов. Сейчас мы делаем ставку на штык". Его подчиненные конкретизируют приказ:
    Выдержка из приказа  особого уполномоченного Колчака в г. Красноярске от 27 марта1919 года:
    Начальникам военных отрядов, действующих в районе восстания:
    1. При занятии селений, захваченных ранее разбойниками, требовать выдачи их главарей и вожаков; если этого не произойдет, а достоверные сведения о наличии таковых имеются, — расстреливать десятого.
    2. Селения, население которых встретит правительственные войска с оружием, сжигать; взрослое мужское население расстреливать поголовно; имущество, лошадей, повозки, хлеб и так далее отбирать в пользу казны.
    Примечание. Всё отобранное должно быть проведено приказом по отряду…
    6. Среди населения брать заложников, в случае действия односельчан, направленного против правительственных войск, заложников расстреливать беспощадно.
    Генерал Гревс, командир корпуса американских интервентов в Восточной Сибири, писал в своих мемуарах в 1922 году: «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, как обычно думали. Я не ошибусь, если на каждого человека, убитого большевиками, приходилось сто убитых антибольшевистскими элементами».
    Из дневника   штаб-ротмистр драгунского эскадрона из корпуса Каппеля Фролова:«Развесив на воротах Кустаная несколько сот человек, постреляв немного, мы перекинулись в деревни. Жаровка и Каргалинск были разделаны под орех, где за сочувствие большевизму пришлось расстрелять всех мужиков от 18 до 55 лет, после чего пустить «петуха»»
    А Керенский заявлял в западной прессе (ноябрь 1919 г.), что «террор и анархия, созданные там режимом Колчак-Деникин, превосходят всякое вероятие... Нет преступления, которое не совершили бы агенты Колчака по отношению к населению, они представляют тиранию и самую черную реакцию».
    Именно в результате такой репрессивной политике  в Сибири и на Урале  против Колчака действовали 150 тысяч   красных партизан.
    С особой жестокостью действовали  войска, подконтрольные казачьему атаману Б. В. Анненкову. Сохранились несколько тысяч показаний родственников убитых  и подвергшихся грабежам его отрядом крестьян.
    11 сентября 1918 года при подавлении крестьянского выступления в  казаки Анненкова замучили и убили до 500 человек. В их числе были и 87 делегатов крестьянского съезда, которых по приказу Анненкова изрубили на площади Славгорода против народного дома и там же закопали в яму. Была сожжена дотла деревня Чёрный Дол, в которой располагался штаб восставших, расстреливались, бились и вешались на столбах даже жёны и дети крестьян. Девушек из Славгорода и его окрестностей привозили к поезду Анненкова, находившемуся на городской станции, насиловали, а затем расстреливали. Казни анненковцев отличались особой жестокостью: у жертв вырывались глаза, языки, вырезались полосы на спине, их закапывали живьём, привязывали к конским хвостам.
    9 мая 1918 года после взятия казаками атамана Дутова села Александров-Гая было закопано заживо 96 взятых в плен красноармейцев. Всего в селе разными способами было казнено 675 человек. В одной оренбургской тюрьме содержалось более 6 тысяч заключённых, из них около 500 были убиты в ходе допросов. В Челябинске дутовцами было расстреляно или вывезено в тюрьмы Сибири 9 тысяч человек. В Троицке дутовцами в первые недели после взятия города было расстреляно около 700 человек. В Илеке ими было уничтожено 400 человек. В одной только Уральской области в январе 1919 года казаками Дутова было убито 1050 человек. В том же году в селе Сахарное дутовцами была сожжена больница вместе с 700 находившимися там больными тифом красноармейцами, уничтожена деревня Меглиус вместе с 65 её жителями.
    Сподвижник атамана Семёнова генерал-майор Л. Ф. Власьевский на допросе 13 августа 1945 года свидетельствовал: «Белоказачьи формирования атамана Семёнова приносили много несчастий населению. Они расстреливали заподозренных в чём-либо лиц, жгли деревни, грабили жителей, которые были замечены в каких-либо действиях или даже в нелояльном отношении к войскам Семёнова. Особенно отличились в этом дивизии барона Унгерна и генерала Тирбаха, имевших свои контрразведывательные службы. Но наибольшие зверства всё же чинили карательные отряды войсковых старшин Казанова и Фильшина, сотника Чистокина и другие, которые подчинялись штабу Семёнова" Семёнов лично держал под контролем пытки в застенках, в ходе которых было убито до 6500 человек.
    На территории, контролируемой  генералом Деникиным, когда в действующей армии Деникина тогда было около
    110 тыс. штыков и сабель, численность полиции достигла  почти 78 тысяч человек .  Деникин отрицал свое участие в  репрессивных мерах, обвиняя в этом контрразведку, ставшую «очагом провокации и организованного грабежа», губернаторов и военачальников. Но именно  при его командовании произошло 226 еврейских погромов, в результате которых, погибли тысячи невинных людей. Г. Я. Виллиам в своих воспоминаниях отмечает: Вообще, отношение ко взятым в плен красноармейцам со стороны добровольцев было ужасное. Распоряжение генерала Деникина на этот счёт открыто нарушалось, и самого его за это называли «бабой». Жестокости иногда допускались такие, что самые заядлые фронтовики говорили о них с краской стыда. Помню, один офицер из отряда Шкуро, из так называемой «волчьей сотни», отличавшийся чудовищной свирепостью, сообщая мне подробности победы над бандами Махно, захватившими, кажется, Мариуполь, даже поперхнулся, когда назвал цифру расстрелянных безоружных уже противников: «Четыре тысячи»!
    Многочисленные свидетельства говорят о жестокости карательной политики Врангеля, Юденича и других генералов Белый террор оказался столь же бессмысленным для достижения поставленной цели, сколь и всякий другой.
    О красном терроре.
    Известный обличитель большевиков С.П.Мельгунов в книге «Красный террор» пишет: «Кровавая  статистика, в  сущности, пока  не поддается учету, да и вряд ли когда-нибудь будет исчислена».
    В записке Дзержинского, поданной  в  Совнарком в  феврале  1922 г., обобщающей работу ЧК,  говорится:  "В предположении, что    старая  ненависть    пролетариата против  поработителей выльется в  целый  ряд  бессистемных кровавых эпизодов,  причем  возбужденные  элементы народного гнева  сметут  не только врагов, но и друзей, не только враждебные и вредные элементы, но и сильные и полезные,   я  стремился  провести  систематизацию 
    карательного   аппарата революционной власти». По существу, он, соглашается с наблюдениями Ленина, приведенными в http://proza.ru/2010/05/19/467, о настроении вооруженного народа.   И  говорит, что для предупреждения кровавых эксцессов, вызванных ненавистью народа к политикам, не желающим прислушиваться к его чаяниям, необходимо канализировать гнев в законные рамки. Объявление декретом Совнаркома «красного террора»  5 сентября 1918 года и было  шагом в этом направлении.  «Красный» террор ставил перед собой задачу борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности путём изолирования «классовых врагов» в концентрационных лагерях и путём физического уничтожения «всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».
    Основанием  к объявлению «красного» террора стал «белый» террор. Убийство эсером Канегисером Урицкого, покушение на В.И.Ленина, эсеркой Каплан, восстание в Ярославле, поднятое эсером-террористом Б.Савинковым.
    Сколько людей стало жертвами террора за годы Гражданской войны?
    Если до августа-сентября 1918 года почти не встречаются упоминания о местных ЧК, руководивших убийствами, то с лета 1918 года маховик «красного» террора стал работать на полных оборотах. Массовый "красный террор" имел место осенью 1918 г.  Его провозгласили в условиях, когда Колчак, разогнав «Комуч» и «Сибирское правительство», захватил власть на востоке России и началась высадка войск интервентов на Черноморском побережье и Дальнем Востоке.
    С сентября 1918 г. по февраль 1919 года было расстреляно  1730 человек.
    То есть, в среднем, расстреливалось  по 290 человек в месяц .  Это конечно, очень много, но ни чего экстраординарного для Российской истории   (за декабрь 1905 года царским  правительством  казнено 376 человек). За  1918 г.год арестовано 31.489  контрреволюционеров, спекулянтов хлебом  и уголовников. (Для сравнения перед февральской революции  в заключении находилось 5737  политических и 82.360 уголовных элементов).
    Особую роль в годы гражданской войны сыграла так называемая политика “военного коммунизма”. Она сопровождалась  роспуском  комитетов бедноты, которые вступали в конфликты с местными Советами, и изданием  11 января 1919 г. декрета “О разверстке хлеба и фуража”, согласно которому государство заранее сообщало точную цифру своих потребностей в зерне. Но, чтобы спасти от неминуемой голодной смерти население городов, при  продразверстке  у крестьян  изымали не только излишки хлеба, но,  зачастую, и необходимые запасы.
    ВЧК и ее местные комиссии расстреляли с сентября 1918г. по июль  1919 г. – 8389 человек. Так как красный террор провозглашался, прежде всего, для целей  устрашения, то данные о расстрелах публиковались в печати, и преуменьшать их количество  для большевиков смысла не было. А их противники, особенно сидящие в эмиграции, естественно, были заинтересованы  в их преувеличении. Поэтому   приводимые в литературе цифры разноречивы, их источники,  и методика подсчетов не сообщаются.
    Комиссия, созданная Деникиным для расследования деяний большевиков в 1918—1919 гг. (ОСВАГ), назвала жертвами  красного террора 1700 тыс.  Историк Семенов в статье «Белое дело против красного дела» пишет: «Что касается материалов созданной Деникиным комиссии по расследованию деяний большевиков, то данное учреждение менее всего было заинтересовано в установлении истины. Её цель — антибольшевистская пропаганда. Кстати сказать, белогвардейские пропагандисты так перестарались с обличением большевистских зверств, что, когда вскрылась лживость многого из сказанного ими, общественное мнение Запада было склонно вообще не верить ничему плохому о большевиках. Этим объясняется то недоверие, с которым отнеслись интеллигенты Запада к вестям о сталинских процессах 30-х годов» http://scepsis.ru/library/id_423.html
    Историк Соколов  называет цифру в 1млн.  Что тоже  выглядит явно завышено, особенно если принять во внимание, что его оценки численности погибших советских воинов, опубликованные до открытия архивов о  ВОВ, оказались  больше документально установленных в несколько раз.
    С.П. Мельгунов за 1918 год называет число  казненных большевиками 5004 человека. Из них  19 священников.  При этом, он добавляет, что это только те данные, которые ему удалось документально подкрепить,
    Лацис, ссылаясь на публикацию «расстрельных» списков,  за первую половину 1918 года, то есть до убийства Урицкого и покушения на Ленина, называет 22 казненного ( сметная казнь была узаконена 18 июня 1918 года), и за вторую половину года, после объявления «красного» террора - 4500  казненных. Всего, с учетом расстрелянных в северо-восточной России, Лацис называет цифру 6185.   Как можно видеть, расхождение ни такое уж и большое, вполне объяснимое разной методологией счета. Следовательно, данным Лациса, полученным по учету репрессированных  органами ЧК вполне можно верить
    Лацис утверждает, что в 1919 году по  постановлениям Ч К расстреляно  3456  человeк, т. е. всего за два года  9641, из  них  контр-революционеров  7068.
    Формально красный террор был прекращён 17 января 1920 г., когда  ВЦИК и СНК РСФСР приняли Постановление "Об отмене применения высшей меры наказания (расстрела)". В постановлении указывалось, что "революционный пролетариат и революционное правительство Советской России с удовольствием констатируют, что разгром вооруженных сил контрреволюции дает им возможность отложить в сторону оружие террора"
    Косвенно о масштабах красного террора можно судить если подсчитать численность карательных органов Советской власти которая к 1921 г. достигла максимума -31 тыс. человек (в конце февраля 1918 г. это число не превышало 120 человек).
    Всего, по разным архивным источникам, от «красного» террора погибло  до 50 тыс. человек. При этом,   в трибуналах дела о контрреволюционных выступлениях в 1918 г составляли 35%, в 1920 г.— 12%. Остальные — дела о преступлениях по должности, спекуляцию, подлоги, погромы и т. д. (Титов Ю. П. Развитие системы советских революционных трибуналов. М., 1987, С. 14; Родин Д. Революционные 58 трибуналы в 1920—1922 гг. // Вестник статистики. 1989. № 8. С. 49
    Основная часть людских  потерь в Гражданскую войну  связана  не с «красным» и «белым» террором, а с голодом, тифом, испанкой. и действий "зеленых" и прочих военных формирований. Людские потери в гражданской войне 1918-1920 гг. можно определить лишь путем очень приблизительных демографических оценок общей численности населения на разные даты и в одинаковых границах и потерь Красной Армии, о которых имеются лишь неполные и разрозненные сведения.  Историк Соколов подсчитывает: «…население СССР, без учета погибших и избыточной смертности населения от голода и болезней в годы гражданской войны к началу 1926 г. должно было составить около 152,65 млн. человек, на практике же перепись 1926 г. определила численность населения в 146,9 млн. человек. Разница в 5,75 млн. человек — это примерная величина безвозвратных потерь в гражданской войне, включая сюда и избыточную смертность населения, напрямую не связанную с военными действиями». Три миллиона погибших связаны с тифом и другими инфекционными заболеваниями. Считается, что  от действий регулярных армий «белых» и «красных»  погибло около от 1,3 до  2,3 миллионов. человек. Тогда на счету красного , белого, зеленого и прочего  террора приходится порядка 1450 - 450 тысяч человек.
    От «белого» террора, по данным В. В. Эрлихмана, погибло 300 тысяч человек.
    (Эрлихман В. В. «Потери народонаселения в XX веке». Справочник — М.: Издательский дом «Русская панорама», 2004.) Ориентируясь на архивные источники о 50 тысячах погибших от красного террора, можно подсчитать, что остальные 1100 - 100 тысяч – погибшие от терроризма  вооруженных формирований, не относятся ни к красным, ни к белым. То есть  принадлежат зеленым, националистам, анархистам, басмачам или погибли   от разгула бандитизма.  Например, петлюровский террор унес 300 тыс. жизней евреев. Такие жертвы ни белые, ни красные не могут принять на свой счет (В. П. Данилов Родина. 1990. № 10.)
    Его следует отнести к третьему типу терроризма, уходящего корнями в глубины истории, отмеченной  вековой ненавистью крестьян к помещикам-землевладельцам, недоверием к городу, и ко всякой форме государственного вмешательства. Этот анархический, крестьянский терроризм был достаточно распространен в годы гражданской войны, но  приписывать его большевикам, было бы неверно. Как писал М. Горький брошюре "О русском  крестьянстве"  :
    "Жестокость форм  революции  я объясняю  исключительной жестокостью русского народа. Трагедия русской революции разыгрывается в среде "полудиких людей… Когда в "звeрствe" обвиняют вождей  революции  - группу  наиболее активной интеллигенции  -  я  рассматриваю  это  обвинение,  как  ложь  и   клевету, неизбежные  в  борьбе  политических  партий, или -  у людей честных  -  как добросовестное  заблуждение…  Недавний  раб  стал  самым   разнузданным  деспотом,  как   только  приобрел возможность  быть  владыкой  ближнего  своего".  Россия традиционно была страной, где цена человеческой жизни всегда была ничтожно малой. В эпоху гражданской войны взаимное ожесточение людей девальвировало и эту величину.
    Имеет много общего с анархическим терроризмом банальный бандитизм, жертвой  которого в годы гражданской войны стали миллионы жителей, но в отличии от терроризма , побудительной силой бандитизма является корысть. При этом в бандитизме участвовали не только уголовники, но и порой  представители вооруженных формирований различной окраски и зеленых и белых и красных и анархистов.
    Причины широчайшего использования террора в ущерб законным методам разрешения социальных и политических конфликтов в России вполне объясняет высказывание Герцена: «Правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой. Вопиющая несправедливость одной половины его законов научила его ненавидеть другую; он подчиняется им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он ни был, обходит и нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно, и совершенно так же поступает и правительство».  Длившаяся годы война изменила характер отношений между народом и властью. 15 млн. человек получили в руки винтовки.  Еще совсем недавно    военный начальник мог ударить  солдата, мог запороть его. И хотя розги для солдат были отменены в 1904 г. дореволюционное законодательство сохранило розги как дисциплинарную меру для арестантов вплоть до падения самодержавия. А   когда эти миллионы получили винтовки и формальное равноправие – тут характер отношений не мог не измениться.
    И как бы ни описывали события тех лет участники, очевидцы или интерпретировали современные  историки, вывод  может быть сделан такой:  террор, чем бы он ни мотивировался, имеет свойство само нарастать. Остановить его значительно труднее, чем не допустить, поэтому не надо доводить людей до состояния, когда они вынуждены браться за оружие, используя терроризм как единственный способ достучаться до власти. И это особенно актуально для тех, про которых говорят, что они медленно запрягают, да быстро ездят.

    4. Красный террор и политические репрессии

    С принятия закона, отменяющего красный террор и с прекращением острой фазы гражданской войны, все дальнейшие жертвы репрессивной политики Советского государства целесообразно называть жертвами  политических  репрессий. Целесообразность, мне видится, прежде всего, в том, что государственная  политика красного террора в момент своего зарождения при создании ВЧК в декабре 1917 года, и принятии декрета «О красном терроре» в сентябре 1918 года была заточена не только на борьбу с политическими, но и с уголовными преступлениями.
    Более того, как показывает статистика, дела о контрреволюционных выступлениях в 1918 г. составляли   35%, а  в 1920 г.— только  12% .
    Остальные  дела — дела о преступлениях по должности, спекуляцию, подлоги, погромы и т. д.
    (Титов Ю. П. « Развитие системы советских революционных трибуналов». М., 1987, С. 14;  Родин Д. «Революционные 58 трибуналы в 1920—1922 гг». // Вестник статистики. 1989. № 8. С. 49. По этой причине термин красный террор  1921-1991 годах, вызванный идеологическими и политическими соображениями, после принятия закона отменившего красный террор, правильнее называть политическими репрессиями Советского государства.
    Какие категории потерпевших принято считать жертвами политических репрессий?
    Первая массовая категория – люди, арестованные по политическим обвинениям органами государственной безопасности (ВЧК–ОГПУ–НКВД–МГБ–КГБ) и приговоренные судебными или  иными  инстанциями к смертной казни, к разным срокам заключения в лагерях и тюрьмах или к ссылке.
    Другая массовая категория репрессированных по политическим мотивам – крестьяне, административно высланные с места жительства в ходе кампании «уничтожения кулачества как класса».
    Третья массовая категория жертв политических репрессий – народы, депортированные с мест традиционного расселения в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан.
    При расширительном понимании, в число жертв репрессий часто включаются умершие от голода в 1933 г. Насколько правомерно такое включение – вопрос спорный. Но если признавать увеличение смертности над рождаемостью, происшедшее после «шоковой терапии» 90 годов за политические  репрессии новой Российской власти против своего народа, то естественно включить в число репрессий разницу между умершими  и родившимися людьми в 1932-1933 годах. Разницу,  которая объясняется  голодными смертями,  снижением рождаемости  и увеличением смертности  из-за  недоедания. Чтобы не вдаваться в полемику по непринципиальному, на мой взгляд, вопросу, введем умерших от голода в четвертую категорию жертв политических репрессий.
    При попытках найти численные  данные по каждой из этих 4 категорий репрессированных удивляет, прежде всего размах оценок. Вплоть до конца 80-х гг. в СССР эта информация являлась государственной тайной, и все приводимые в разных источниках цифры представляли собой предположения, высказанные с той или иной степенью правдоподобия.  Конквест, Солженицын, Медведев и другие применяют статистику переписей населения, опубликованную в Советском Союзе, к которым они прибавляют предполагаемый рост населения без учета ситуации в стране. Таким нехитрым способом они получали заключение о том, сколько должно быть населения к концу данных лет. Люди, которых недостает, объявлялись мертвыми или подвергнутыми тюремному заключению по вине социализма
    По оценке Р.А. Медведева, изложенной  в Московских новостях» (ноябрь 1988 г.) суммарное число репрессированных по всем 4 категориям составляет 40 миллионов человек. В 1989-1991 гг. эта цифра была одной из наиболее популярных при пропаганде преступлений сталинизма и довольно прочно вошла в массовое сознание. В ходе дальнейших изысканий,  американские и других западных советологи опубликовали цифру в  50-60 млн. человек. Разница  в 10-20 млн. объяснялась тем, что Р.А. Медведев начинал отсчет с 1927 г., а западные советологи  -  с 1917г. .   В июне 1991 г. «Комсомольская правда» публикует интервью А.И. Солженицына испанскому телевидению, состоявшиеся в 1976 г., в котором была озвучена цифра в 110 миллионов человек, с включением в это число погибших в ВОВ.
    В начале 1989 г. по решению Президиума АН СССР была создана Комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом
    АН СССР Ю.А. Поляковым по определению потерь населения. Члены комиссии  получили доступ к ранее не выдававшейся исследователям статистической отчетности, находившейся на специальном хранении.  В Центральном государственном архиве Октябрьской революции, высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР, переименованном ныне в Государственный архив Российской Федерации.
    В результате большой аналитической работе с перекрестной проверкой данных, была получена подлинная статистика политических репрессий. Впервые подлинная статистика осужденных за контрреволюционные преступления была опубликована в сентябре 1989 г., в статье В.Ф. Некрасова в «Комсомольской правде». Затем более подробно эта информация излагалась в статьях А.Н. Дугина (газета «На боевом посту», декабрь 1989 г.) В.Н. Земскова и Д.Н. Нохотович («Аргументы и факты», февраль 1990 г.).
    Чтобы показать масштаб расхождений приведу данные разных источников и цифры установленные комиссией (обозначенные  здесь как  Архивы). По четвертой категории, умерших от голода в начале 30 годов, данных комиссии быть не могло, так как, умершие от голода не могут быть официально причислены к жертвам политических репрессий. Поэтому, последней строчкой в данных по четвертой категории приведены цифры Земскова, одного из членов  этой комиссии.

         1) Осуждено по политическим статьям:

    1. Государственный университет ВШЭ (А.Шохин) -25-30 млн.
    2. Конквист (С 1921 по 1953) – 20 млн.
    3. Шатуновская (С 1935 по 1941) – 19млн 840 тыс.
    3. Общество Мемориал  - 5500 тыс.
    4.Архивы – 3854 тыс.

         Из них расстреляно и умерло в заключении:

    1. Проф.О.  Шишов (с 1917-1991г) -  20 млн. человек
    2. Конквист (за 1930-1939 годы) - 12 млн.
    3. Шатуновская (С 1935 по1941) -7 млн.
    4. Вишневский (1917-1991) - 6млн.
    5. Платонов (1917-1991) -3млн
    6. Архивы – 1.76 млн.

          Из них: Содержалось в заключение на 1939 год

    1. Конквист- 12млн
    2. Коэн - 9 млн.
    3.Архивы  - 454 тыс.
                      
                      Содержалось в заключение на 1953 год:

          1. Солженицын -25 млн.
          2. Архивы  -602 тыс.

    2) Раскулаченных ( с семьями):

    1. А. Н. Яковлев -30 миллионов
    2. Рой Медведев -10млн
    3. Давиес и Увеаткрофт - 4,5 млн
    4.Мемориал – от 3 до 4,5 миллиона
    5. Архивы - 1,8 млн.
             
         Из них умерло в ссылке:

    1. Конквист- 7 млн.
    2.Архивы - 380 тыс.

    3)Переселено и депортировано за все годы:

    1. Рой Медведев – 4млн 500 тыс.
    2.Общество Мемориал  - 3млн. 310 тыс.
    3. Архивы - 1, 9 млн.

             Умерло из  депортированных в 40 годы народов

    1.Рой Медведев -1млн.
    2. Архивы - 270 тыс.


    4)Умерло от голода в начале 30 годов в СССР

    1.Конквест  – 14 млн.
    2. Общество Мемориал 6-9 млн.
    3.Из листовок Гебельсовской пропаганды 7, 91 млн.
    3. Гос. Дума РФ в 2008 г. -7 млн.
    4. Солженицын - 6млн
    4. Учебник Российской истории Сахарова - 3млн
    5. Б. Урланис,   -2,7 млн.
    6.С. Максудов   -  2 ,5 млн.
    7 Кара-Мурза – 640 тыс.
    8. Земсков -640-650 тыс.

    После опубликования данных из вскрытых архивов, свободная горбачевская печать неожиданно,  совершенно потеряла интерес к архивам, в то время как 
    у читающей публики возник вопрос, почему статистические данные, полученные  комиссией, так сильно расходятся с цифрами, публикуемые ранее, и прочно вошедшие в общественное сознание.
    Первой мыслью у многих  было, что это фальшивка. Например, в  «Литературной газете» известный публицист А.В. Антонов-Овсеенко писал: «Служба дезинформации были высоте во все времена. При Хрущеве тоже... Итак, за 32 года - менее четырех миллионов. Кому нужны такие преступные справки, понятно»
    Но по прошествии некоторого времени научная общественность убедилась, что это - подлинная статистика, составленная путем суммирования соответствующих первичных данных, имеющихся в 1-м спецотделе. Этот спецотдел, входивший в разное время в структуру ОГПУ, НКВД, МГБ, МВД, занимался сбором полной информации о числе осужденных у всех судебных и внесудебных органов. Достаточно обоснованно в пользу адекватности архивной информации звучат слова Земскова: «… администрация в своей отчетности не была заинтересована в занижении численности заключенных, ибо это автоматически вело к уменьшению плана продовольственного снабжения лагерей, тюрем и ИТК. Ухудшение же питания сопровождалось бы увеличением смертности, что привело бы к срыву огромной производственной программы ГУЛАГа. С другой стороны, раздувание данных о численности заключенных также не соответствовало ведомственным интересам, ибо было чревато аналогичным (т.е. невыполнимым) увеличением производственных заданий со стороны планирующих органов. А за невыполнение плана в те времена спрашивали строго». И еще: «… следует учесть и «стахановскую» психологию представителей карательных органов тех лет: чем больше они  выявляли и сажали «врагов народа», тем, считалось, они лучше работают. Так что занижать численность осужденных им не могло прийти в голову». ( Виктор Земсков. «Политические репрессии в СССР»).
    Отчеты комиссии стали известны на Западе в результате сотрудничества между исследователями различных стран, и сейчас там уже информацию о репрессиях излагают не по Конквисту и Солженицину, а по В.Н. Земскову, А.Н. Дугину, О.В. Клевнику, которые  обрабатывали результаты работы комиссии. 
    Но если историки сейчас практически не спорят об адекватности данных комиссии,  (Например, Рой Медведев, поместил в одном из номеров "Аргументов и фактов" за 1989 г. пояснение, что его статья в № 5 за тот же год является недействительной), то отечественные журналисты продолжают публиковать недостоверную информацию.
    Так журналист А. Мильчаков пишет в   «Вечерней Москве», делясь  своим впечатлением от слов, услышанных от  компетентного  специалиста: «...И дальше он сказал: … о десятках миллионов не может быть и речи. Не знаю, сделал ли он это сознательно. Но я знаком с последними широко распространенными исследованиями, которым верю, и прошу читателей «Вечерней Москвы» еще раз внимательно прочитать произведение А.И. Солженицына «Архипелаг Гулаг», прошу ознакомиться с опубликованными в «Московском Комсомольце» исследованиями известнейшего нашего ученого-литературоведа И. Виноградова. Он называет цифру в 50-60 миллионов человек. Хочу обратить внимание и на исследования американских советологов, которые подтверждают эту цифру. И я в ней глубоко убежден»
    2 августа 1992 г. в пресс-центре МБРФ состоялся брифинг, на котором начальник отдела регистрации и архивных фондов МБРФ генерал-майор А. Краюшкин заявил журналистам, что за все время с 1917 по 1990 гг. в СССР за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления осуждены 3 853 900 человек. Из них 827 995 - к расстрелу.
    Однако,  реакция ангажированных журналистов на это событие была предсказуемой, большинство изданий обошли сообщение гробовым молчанием. Видимо, слишком маленькими показались им эти огромные числа, но  заставляющие усомниться в иконе новой Российской публицистике «Архипелаге Гулаг» А. Солженицина. А ведь книга, как историческое исследование,  ныне рекомендована к изучению школьникам.
    Аналогичным образом все СМИ, кроме Интернета обошли гробовым  молчанием  сенсационное заявление, сделанное от имени фракции КПРФ  депутатом В.И. Илюхиным 16 июня 2010 г. на пленарном заседании Госдумы :
    « Фракция КПРФ располагает информацией, которую необходимо тщательно проверить через проведение парламентского расследования, о том, что в начале девяностых годов прошлого века под крышей администрации президента Ельцина была создана мощная команда специалистов по подделке исторических документов советского и, в основном, сталинского периода. С одной целью – опорочить советское прошлое и уравнять сталинизм с фашизмом». Полный текст заявления можно найти  на http://kprf.ru/dep/80175.html
    Журналисты, в том числе те, кто занимался проблемой репрессий в СССР, или вопросом потерь в  Великой отечественной войне находясь в определенных общественных условиях, не могут не выполнять социальный заказ, требующийся в данный момент тем, кто им платит деньги. И вовсе необязательно верить в то о чем журналист пишет или вещает.
    Этой осенью в Гайдпарке появилась статья журналиста Сванидзе по поводу учебного пособия Вдовина и Барсенкова. Не касаясь скандала, развернувшегося вокруг этой статьи-доноса, приведу , как там сказано, «официальные данные по числу погибших на поле боя советских воинов во Второй мировой войне». Цифра названа в 30 миллионов.
    На самом деле число убитых, умерших от ран и болезней, погибло в результате происшествий с 22 июня 1941 года и по 31 декабря 1945 года  составило 6885,1 тысяч человек. Я подумал: «Заблуждается, с кем не бывает»! Но, оказывается, он не заблуждался. Через пару недель, в программе Суд истории, он называл 30 миллионов общими потерями Советского народа в ВОВ. (На самом деле, по официальным данным за этот же период они равны 26, 6 миллиона человек). Продублировать своё собственное утверждение о 30 миллионах погибших на поле боя он не решился, так как Кургинян уже назвал официальную цифру.
    Зачем же журналисты лгут, хотя могут быть в любую минуту уличены во лжи? Идет массовая психологическая обработка населения, и за исключением редких случаев, как произошло в передачи  Суд истории, по ТВ просто не озвучиваются истинные цифры, в надежде на то, что большинство цифр не знает, а на тех, кто информирован, таким журналистам наплевать. «Стыд не дым, глаза не ест»!  Манипуляцией со  статистикой, бесконечным повторением лжи вперемежку с банальностями  они открывают внушаемость слушателя. Человек воспринимает информацию и вскоре она всплывает у него в виде собственных мыслей. Как в вышеприведенном примере с журналистом  А. Мильчаковым « Я в ней глубоко убежден»!
    Зачем нужна ложь?
    Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков  говорит по этому поводу:
    Нам посылают сигнал: как бы вам худо ни было, радуйтесь, что не живёте в «страшные советские годы». В этом, собственно, и состоит сверхзадача.

    Я попытался оценить глубину  не информированности общества.
    Для этого сделал анонимный  тест, сопроводив его следующим пояснением :

    Все цифры  теста  взяты из опубликованных  источников, в некоторых случаях, чтобы снизить вероятность угадывания, цифры несколько уменьшены относительно приведенных в источнике.

    Выберите вариант, который Вам кажется более правдоподобный:

      1.  Осуждено по политическим статьям с  1917 по 1991 годы:
    1)  3854 тыс; 2) 5454 тыс; 3)19840 тыс; 4)1500 тыс.

    2.   Приговоренных к смерти  за политическую деятельность  (1917 по 1991):
    1)  828 тыс; 2)  6828 тыс; 3) 20828 тыс 4) 48828 тыс


    3.  Казненных и умерших от голода в СССР(1917-1991):
    1)  4млн. 2)  40 млн; 3)  66 млн; 4)  100 млн.

    4.  Высланных или осужденных кулаков (с членами  семей):
            1) 1,8 млн; 2)  4,5 млн, 3)  7млн;  4)  30 млн

    5. Погибли при «расказачивании»:
           1) 6 тыс; 2)45 тыс; 3)998 тыс; 4)2905 тыс.

    6. Потери на поле боя войск   СССР  во второй мировой войне (убитые, попавшие в плен, умершие от ран):
            1)- 8млн 668 тыс; 2)25млн 668 тыс; 3)29млн 668 тыс; 4)39млн.668 тыс

    7. Отношение числа заключенных на 100000 населения страны для СССР 1937 года и России 2001 года
    1 ) 0,88; 2) 1,9; 3) 3,05; 4) 9,15


    Проверил тест  на трех десятках  человек, городских жителях, в возрасте от 21 до 70 лет, с высшим и незаконченным высшим образованием. Получил массив данных, из которых можно рассчитать, во сколько раз представление человека по данному вопросу отличается от надежно установленных значений.  Назвал это число коэффициентом дезинформации данного человека по конкретному вопросу теста. Например, если некто на третий вопрос теста отвечает 40 млн., то его коэффициент дезинформации по данному вопросу равен 10. Взяв среднее арифметическое значение от всего коэффициентов,  нашел коэффициент дезинформации опрошенной группы. Получилось число 18, 5. То есть, в среднем, в 18,5 раз оценочное число превышает реальное значение. С некоторой вероятностью этот результат показывает степень дезинформированности нашего общества.
    Насколько для него опасна дезинформация? И нужно ли специально  информировать общество?
    Отвечу цитатой из М.Горького: «Ложь- оружие рабов и хозяев. Правда – бог свободного человека»
    К сожалению, большинство, получающих «духовное окормление»  от  наших СМИ, не понимают,  что оружие лжи и клеветы для страны страшнее пулемётов и пушек.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 786 записей в блогах и 6478 комментариев.
    Зарегистрировалось 56 новых макспаркеров. Теперь нас 5028849.