коммунистическое движение России в плену реакционной уравнительности

    Сергей Копылов написал
    0 оценок, 779 просмотров Обсудить (0)

    (краткие тезисы российских социалистов)

    ***

    Коммунистический Манифест Маркса-Энгельса имеет подраздел под названием «Критически-утопический социализм и коммунизм». Этот подраздел начинается с такого полного абзаца:

    «.. Первые попытки пролетариата непосредственно осуществить свои собственные классовые интересы во время всеобщего возбуждения, в период ниспровержения феодального общества, неизбежно терпели крушение вследствие неразвитости самого пролетариата, а также вследствие отсутствия материальных условий его освобождения, так как эти условия являются лишь продуктом буржуазной эпохи. Революционная литература, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по своему содержанию неизбежно является реакционной. Она проповедует всеобщий аскетизм и грубую уравнительность… »

    Коммунисты России не представляют даже десятой доли гениальности этих строк. Это как раз тот случай, когда истина столь близка, что ее не замечают. Именно в России разница между «ниспровержением феодального общества» и коммунистической революцией почти отсутствует. Ее фактически нет. Срок между Февралем и Октябрем семнадцатого года прошлого столетия ничтожен в смысле буржуазного взросления нации. Или скажем точнее - российский коммунизм получился со столь небольшим наследием от капитализма и со столь большим от феодализма, что «всеобщий аскетизм и грубая уравнительность» не заставили себя долго ждать.

    К примеру, стоит открыть ни то что литературные изыски корифеев отечественной экономической мысли, а обыкновенный учебник советской политэкономии для ВУЗов последнего издания, то мы прочитаем следующие строки:

    «.. Удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.. »

    Марксистская теория опять подтверждена практикой. Резкий переход от фактического феодализма к практике коммунизма (кажется, нам его к 1980-му году обещали) на самом деле обернулся банальной уравниловкой из-за незрелости общественного сознания и материальных условий. И стоило мировому капиталу сделать небольшую модернизацию после второй мировой войны, как крушение СССР было во многом закономерным (первые попытки пролетариата … неизбежно терпели крушение). Кстати, отсюда полностью бессмысленна теория «перестроечной контрреволюции».

    А раз так – давайте четко и ясно разделяться! В России должна существовать не столько «коммунистическая» партия, подразумевающая под этим прошлую реакционную уравнительность - сколько боевая социалистическая партия, твердо стоящая на принципах распределения по труду. И когда такая партия сменит уравнительных коммунистов в борьбе с путинским режимом, капитализму придет конец. Да что медлить - считайте эту статью приглашением в Социалистическую партию России (СПР). Кто разделяет тезисы нашей идеологии ниже, обращайтесь по адресу worker[email protected]gmail.com 

    ***

    Ни один нормальный социалист не собирается отменять общенародную собственность в виде советской государственной в условиях России. Более того, ни один нормальный социалист не будет отрицать назревшую необходимость самоуправления трудовых коллективов для развития местной инициативы и творческой самодеятельности масс. Но социалисты идут дальше, и в этом их принципиальная разница. Они заявляют, что развитое самоуправление трудовых коллективов должно уравновешиваться и развитым централизмом как сменой трудового коллектива на более лучший в случае невыполнения плановых показателей. Мы не отрицаем самоуправление трудовых коллективов таким образом – мы лишь обязываем его действовать в рамках демократического централизма.

    Права должны быть в диалектическом единстве с обязанностями, и только тогда достигается высокая эффективность планового хозяйства. Социалисты утверждают, во-первых, что доход должен оставаться на самом совгоспредприятии. Раньше, при доперестроечном СССР, и амортизацию, и доход (прибыль) забирали «наверх», сваливали там в общий котел и затем спускали «вниз» фактически уравнительно. С этим пора кончать. «Наверх» должен идти только налог (с учетом платы за ресурсы, конечно, но сути дела это не меняет, а даже подтверждает). Но во-вторых, если трудовой коллектив совгоспредприятия не справляется с плановыми показателями, он должен быть заменен другим, более ответственным. Иначе все дело опять скатится к иждивенчеству для одних и уравниловке для других.

    Такой порядок обусловлен самой природой распределения по труду в условиях самоуправления трудовых коллективов. Неэффективное использование трудовым коллективом совгоспредприятия государственного кредита в частности не приводит к банкротству хозяйствующего субъекта, поскольку предприятие является частью общенародной собственности. Но это не устраняет опасности банкротства уже для всей общенародной собственности – так как чем больше неэффективных предприятий, тем более неэффективно все общество. Чтобы этого не допустить, и должны быть предприняты быстрые меры санации к каждому неэффективному трудовому коллективу.

    К примеру, подобные меры отсутствовали в доперестроечном СССР, в результате чего мы имели примитивный уравнительный коммунизм даже тогда, когда надобность в нем отпала. Повторим, все началось еще с продразверстки «военного коммунизма» Гражданской войны и рожденных от нее перегибов коллективизации; а закрепили такие привычки, пусть и вынужденно, Великая Отечественная война и так называемая холодная, когда атмосфера аскетичной уравнительности перед лицом врага проникла во все поры общества. Но уже фактически во второй половине двадцатого века созрели условия для того, чтобы никаких «планово-убыточных» предприятий не было, и уж тем более при современной вычислительной технике. Надо лишь высчитывать плату за ресурсы для выравнивания объективной разности экономических условий для каждого совгоспредприятия. А если трудовой коллектив не справляется с плановыми заданиями уже в равных экономических условиях – пенять не на кого. Такой коллектив должен быть расформирован.

    Но с другой стороны, даже самый бесталанный рабочий будет жить гораздо лучше при таком социализме, чем наемный рабочий при нынешнем капитализме. Даже самый бесталанный рабочий будет иметь по труду, а не по стоимости рабочей силы; и ему не будет грозить безработица. Допустим, энный трудовой коллектив провалил плановые показатели и отстранен от управления совгоспредприятием. Каждому работнику придется искать работу. Но главной проблемы как хронической безработицы не будет! Так как народ зарабатывает по труду - отсюда растущий спрос и растущий оборот производства, и соответственно, постоянная потребность в трудовых ресурсах.

    Но вполне возможен случай, когда работник, попавший под санкции, вынужден взять работу с минимальным размером оплаты труда. Это необязательно так, поскольку кто-то использует шанс и переучится на востребованную профессию, кто-то откроет свои способности в кооперативной или индивидуально-трудовой деятельности, кому-то родня или служба занятости помогут найти подходящее место в другом регионе и так далее. Но возьмем для наглядности самый тяжелый случай. Но даже минимальный размер оплаты труда при таком социализме позволит жить лучше, чем при средней зарплате при капитализме. Во-первых, оставшиеся хорошо работающие трудовые коллективы будут соревноваться между собой не за грамотку или флаг в углу красного уголка, а за потребителя, так как из его денег складывается выручка-доход-зарплата. Но при равности исходных условий (платы за ресурсы, что возможно только в условиях общенародной собственности) экономическое соревнование всегда приводит к снижению цен. Таким образом, на МРОТ при социализме можно будет приобрести не меньше (а то и больше) продуктов и услуг – чем на среднюю зарплату при капитализме. Во-вторых, части дохода на весь коллектив (тринадцатая зарплата и подобное) не обойдут стороной и работников на МРОТ, и эти части будут тем больше, чем более останутся на экономической арене именно эффективные трудовые коллективы. И в-третьих, из-за высокой производительности труда реально соревнующихся трудовых коллективов будет крепкий рубль, а из-за отсутствия инфляции (низкой инфляции) и постоянного заработка (отсутствия кризисов) будут вполне приемлемые потребительские кредиты даже для низкооплачиваемых работников, не сравнимые с грабительски капиталистическими.

    Все сразу описать невозможно, но факт остается фактом, что МРОТ при реальном социализме будет более «тяжелым», чем «нормальные» зарплаты при нынешнем капитале. И мы еще не учитываем общественных фондов потребления, которые в социалистическом обществе не сравнимы по весу с капиталистическим. И повторим, о заработках средне и высокопрофессиональных работников и говорить нечего. В своей подавляющей массе они будут выше капиталистических из-за распоряжения доходом совгоспредприятия.

    ***

    Подытожим уже в целом. Смена прежнего мобилизационно-уравнительного коммунизма современным капитализмом – это контрреволюция по методологии программ КПРФ и Ко. Но это абсурд в лучшем случае, а в худшем черносотенная реакция. Первичный коммунизм «всеобщего аскетизма и грубой уравнительности» не может быть эффективнее развитого капиталистического общества, поэтому смена первого вторым закономерна, прогрессивна и революционна. Но этот процесс надо обязательно довести до конца – до победы реального социализма! Не назад надо глядеть - а вперед. От современного капитализма надо идти далее, к современному социализму, что исторически закономерно. Такова позиция социалистов.

    И не надо путать нынешнее положение вещей с реальной контрреволюцией после Октября 1917-го. Специфическое положение того периода в том, что даже мобилизационно-уравнительный коммунизм («военный коммунизм» и так далее) был социально прогрессивнее прежнего фактически феодального общества с элементами грубого капитализма (с помещичьим землевладением и с работой по двенадцать-шестнадцать часов в сутки в промышленности). Временная реставрация такого общества в период Гражданской войны была несомненной контрреволюцией. Но повторим еще и еще раз – все надо рассматривать в развитии. Последующий уравнительный коммунизм (с 40% убыточных и малорентабельных предприятий) никак не мог быть более прогрессивным обществом по сравнению с капитализмом, основные черты которого сформировались в результате масштабной модернизации после второй мировой войны. Поэтому, как и учит марксизм - истина конкретна. О контрреволюции именно в современных условиях и речи быть не может. А речь может идти о явной задержке перехода от зрелого капитализма к реальному социализму, что, конечно же, негативно сказывается на всем обществе и с чем надо бороться со всем пылом революционной души.

    Как видит читатель, более противоположные позиции трудно найти. А раз так, пора четко и ясно разделяться. КПРФ и Ко по одну сторону баррикад - СПР по другую. 

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 644 записи в блогах и 5476 комментариев.
    Зарегистрировался 51 новый макспаркер. Теперь нас 5028813.