Смердяковщина – это современный либершизм

    Gen 2013 перепечатал из graniserdca.by
    1 оценок, 2608 просмотров Обсудить (2)

    Смердяковщина – это современный либершизм

    Смердяковщина

     

    Выражение появилось в 1890-е годы и было связано со Смердяковым — героем романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы». Смердяков — житель города Скотопрогоньевска, внебрачный сын Фёдора Павловича Карамазова, его лакей. Ему принадлежат слова:

    Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы, умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки.

    Н.А. Бердяев считал Смердякова обратной стороной Ивана Карамазова, которые оба были нигилистами: Карамазов — высокое явление нигилизма, Смердяков — низкое. В своей книге «Духи русской революции. Кризис искусства» он писал: «Достоевский предвидел торжество не только шигалёвщины, но и смердяковщины. Он знал, что поднимется в России лакей и в час великой опасности для нашей родины скажет: „я всю Россию ненавижу“. …Пораженчество во время войны и было таким явлением смердяковщины. Смердяковщина и привела к тому, что «умная нация» немецкая покоряет теперь «глупую» нацию русскую»

    Литературовед Э.Ф. Володин в 1996 году писал, что смердяковщина постсоветской России — не просто симптом национального заболевания, а реализуемая политическая доктрина.

    Созвучным выражению Смердякова стало широко известное высказывание В.И. Новодворской: «Если бы США напали на Россию, для нас это было бы хорошо. Для России лучше быть штатом США».

    Википедия

    Достоевский Ф. Братья Карамазовы.

    …— Стихи вздор-с, — отрезал Смердяков.

    — Ах нет, я очень стишок люблю.

    — Это чтобы стих-с, то это существенный вздор-с. Рассудите сами: кто же на свете в рифму говорит? И если бы мы стали все в рифму говорить, хотя бы даже по приказанию начальства, то много ли бы мы насказали-с? Стихи не дело, Марья Кондратьевна.

    — Как вы во всем столь умны, как это вы во всем произошли? — ласкался всё более и более женский голос.

    — Я бы не то еще мог-с, я бы и не то еще знал-с, если бы не жребий мой с самого моего сыздетства. Я бы на дуэли из пистолета того убил, который бы мне произнес, что я подлец, потому что без отца от Смердящей произошел, а они и в Москве это мне в глаза тыкали, отсюда благодаря Григорию Васильевичу переползло-с. Григорий Васильевич попрекает, что я против рождества бунтую: «Ты, дескать, ей ложесна разверз». Оно пусть ложесна, но я бы дозволил убить себя еще во чреве с тем, чтобы лишь на свет не происходить вовсе-с. На базаре говорили, а ваша маменька тоже рассказывать мне пустилась по великой своей неделикатности, что ходила она с колтуном на голове, а росту была всего двух аршин с малыим. Для чего же с малыим, когда можно просто «с малым» сказать, как все люди произносят? Слезно выговорить захотелось, так ведь это мужицкая так сказать, слеза-с, мужицкие самые чувства. Может ли русский мужик против образованного человека чувство иметь? По необразованности своей он никакого чувства не может иметь. Я с самого сыздетства, как услышу, бывало, «с малыим», так точно на стену бы бросился. Я всю Россию ненавижу, Марья Кондратьевна.

    — Когда бы вы были военным юнкерочком али гусариком молоденьким, вы бы не так говорили, а саблю бы вынули и всю Россию стали бы защищать.

    — Я не только не желаю быть военным гусариком, Марья Кондратьевна, но желаю, напротив, уничтожения всех солдат-с.

    — А когда неприятель придет, кто же нас защищать будет?

    — Да и не надо вовсе-с. В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, отца нынешнему, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с.

    — Да будто они там у себя так уж лучше наших? Я иного нашего щеголечка на трех молодых самых англичан не променяю, — нежно проговорила Марья Кондратьевна, должно быть, сопровождая в эту минуту слова свои самыми томными глазками.

    — Это как кто обожает-с.

    — А вы и сами точно иностранец, точно благородный самый иностранец, уж это я вам чрез стыд говорю.

    — Если вы желаете знать, то по разврату и тамошние, и наши все похожи. Все шельмы-с, но с тем, что тамошний в лакированных сапогах ходит, а наш подлец в своей нищете смердит и ничего в этом дурного не находит. Русский народ надо пороть-с, как правильно говорил вчера Федор Павлович, хотя и сумасшедший он человек со всеми своими детьми-с...

    Достоевский Ф. Братья Карамазовы Т. 1, Книга пятая. Pro и contra. II. Смердяков с гитарой.

    …Иван сидел насупившись, конвульсивно опершись обоими кулаками в свои колена.

    — Да, жаль, что не отколотил тебя по мордасам, — горько усмехнулся он. — В часть тогда тебя тащить нельзя было: кто ж бы мне поверил и на что я мог указать, ну а по мордасам… ух, жаль не догадался; хоть и запрещены мордасы, а сделал бы я из твоей хари кашу.

    Смердяков почти с наслаждение смотрел на него.

    — В обыкновенных случаях жизни, — проговорил он тем самодовольно-доктринерским тоном, с которым спорил некогда с Григорием Васильевичем о вере и дразнил его, стоя за столом Федора Павловича, — в обыкновенных случаях жизни мордасы ноне действительно запрещены по закону, и все перестали бить-с, ну, а в отличительных случаях жизни, так не то что у нас, а и на всем свете, будь хоша бы самая полная французская республика, всё одно продолжают бить, как и при Адаме и Еве-с, да и никогда того не перестанут-с, а вы и в отличительном случае тогда не посмели-с.

    — Что это ты французские вокабулы учишь? — кивнул Иван на тетрадку, лежавшую на столе.

    — А почему же бы мне их не учить-с, чтобы тем образованию моему способствовать, думая, что и самому мне когда в тех счастливых местах Европы, может, придется быть...

    Достоевский Ф. Братья Карамазовы Т. 2, Книга одиннадцатая. Брат Иван Федорович. VII. Второй визит к Смердякову.

    Некрасов Н. Кому на Руси жить хорошо.

    ..."Чего вы тут расхвастались Своим мужицким счастием? Кричит, разбитый на ноги, Дворовый человек. А вы меня попотчуйте:

    Я счастлив, видит бог!
    У первого боярина,
    У князя Переметьева,
    Я был любимый раб.
    Жена - раба любимая,
    А дочка вместе с барышней
    Садиться позволялось ей
    В присутствии княжны…

    Ой! как кольнуло!.. батюшки!.." (И начал ногу правую Ладонями тереть.) Крестьяне рассмеялися.

    "Чего смеетесь, глупые,Озлившись неожиданно Дворовый закричал.Я болен, а сказать ли вам, О чем молюсь я господу, Вставая и ложась?

    Молюсь: "Оставь мне, господи,
    Болезнь мою почетную,
    По ней я дворянин!"
    Не вашей подлой хворостью,
    Не хрипотой, не грыжею -
    Болезнью благородною
    Какая только водится
    У первых лиц в империи,
    Я болен, мужичье!
    По-да-грой именуется!
    Чтоб получить ее -
    Шампанское, бургонское,
    Токайское, венгерское
    Лет тридцать надо пить…
    За стулом у светлейшего
    У князя Переметьева
    Я сорок лет стоял,
    С французским лучшим трюфелем
    Тарелки я лизал,
    Напитки иностранные
    Из рюмок допивал…
    Ну, наливай!" - "Проливай!
    У нас вино мужицкое,
    Простое, не заморское -
    Не по твоим губам!"...

    Некрасов Н. Кому на Руси жить хорошо Глава 4. Счастливые

    С.Н. Заволжский. Смердяковщина

    "В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского первого, и хорошо, кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с... Я всю Россию ненавижу".

    Эти потрясающие по своему цинизму слова принадлежат слуге Смердякову - одному из персонажей романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы". Сказано это более ста лет назад, а кажется, будто он, Смердяков, стоит среди нас и с презрительной ухмылкой цедит: "Надо было под немца идти. Сейчас бы пили баварское пиво. Или под американца. Виски, джинсы, жвачка и все прелести - наши".

    Эти мысли не мной надуманы. Пятнадцать лет назад они, словно поветрие оспы, пронеслись по просторам государства Российского, передаваясь из уст в уста возле пивных ларьков, в изысканных ресторанах, в театрах и научных центрах: "Были бы другие порядки-с...". Мысль о других порядках вползла в души, закружила головы. Французы ли, немцы, американцы ли, какая разница? Зато будут порядки-с другие... с пивом.

    "...Я ненавижу Россию". Сидит Смердяков на лавочке в саду Карамазовых, закинув ногу на ногу, и рассуждает о своём народе перед дворовой прислужницей: "Может ли русский мужик против образованного человека чувство иметь? По необразованности своей никакого чувства не может иметь".

    Ещё казалось, что Россия в цвету, как весенний сад. Но зароились в голове самые разные мысли. Колючие: "Россия - не то и не так. Всё в ней неверно-с. А не переделать ли её?". И - словно майский ураган по саду прошёлся. Полетели белые лепестки цветов наземь, понесло их, разбросало по просторам...

    Как всех образовать - вот задача. Как только человек получит образование и воспитание, он обязательно станет хорошим. И начали учить уму-разуму всех подряд, и смердяковых - в том числе.

    Другие тоже учились, строили заводы, запускали ракеты, недоедали... Лишь бы детям стало лучше, лишь бы внуки зажили счастливо.

    Но опять двум-трём выученным смердяковым в головы влетела шальная мысль: "Порядки-с не те. Всё не так-с!". Встал грамотный Смердяков перед толпой и с лукавой улыбкой поманил: "Пиво баварское... с воблой. Завались!"

    В сериале "Зал ожидания" пивной ларёк на базаре стал средоточием всех интересов. Пришла толпа защищать свой образ жизни. Тот, в котором есть Любовь, Совесть, Честь, Красота. Гневается, требует не разрушать. А смердяковы ухмыляются: "Что вам надо? Мы знаем - пива! Покупаем ваши души. Мёртвые".

    Изворотливые Чичиковы - вариант смердяковых - помахали перед толпой акциями - и забыты Честь и Красота. Всё на продажу! Смердяковы знают своё дело, выучились у Чичикова. Выдают акции и тут же скупают их за доллары. А народ тут же на доллары отоваривается водкой. Счастье и ликование. Дождались. Чего ещё нужно? Только директор детского дома в ужасе плачет. А за кадром возле экранов телевизоров плачет вся честная Россия. Плачет, поняв, что купилась на погремушку, словно дикарь на стеклянные бусы.

    А смердяковы презрительно кривят губы и заявляют устами одного волгоградского члена Союза писателей: "Все разговоры о русском менталитете - демагогия". Словом, нет самосознания - нет народа. Есть только толпа пьяниц и воров: сидят по сёлам возле печей, гонят самогон, потихоньку поворовывают...

    Только при чём тут менталитет? Раз член Союза вещает - вынуждены читать современный вариант смердяковщины. Но вот в чём загвоздка. Да, случается нехорошее: выпьет, уворует мужик, впрочем, как и любой другой из любого другого "цивилизованного" народца, - но потом снимает с себя последнюю рубашку и отдаёт другим народам. Раз надо - берите, не жалко.

    Стоит русский мужик на бугре, а вокруг беснуются смердяковы. Кричат, негодуют, обличают его. Плюют и камни в него бросают. А мужик - тот, которого сегодня не показывают по телевизору, садится за штурвал старенького комбайна или сгибает спину на картофельной делянке. Пашет, чтобы земля плодоносила, чтобы как весенний сад цвела. Алексей Хомяков, известный славянофил, вывел из образа жизни своего народа мысль: "Русские - единственно христианский народ".

    Научный сотрудник возле установки, порядочный русский предприниматель, юноша возле компьютера стеснительно говорят: "Мы что... Надо работать. Завтра зима. Надо думать, как дальше жить..."

    А смердяковы в шикарных кабинетах, с научных кафедр и у пивных ларьков кричат: "Все глупые. Другие порядки нужны! Чтоб умные иностранцы нас выучили". Выходит на трибуну Волгоградского горсовета член регионального отделения СПС Владимир Коломыцын, и, как его братья по духу, заявляет: "Наша партия - это партия буржуазная и прозападная... И то, что говорят: наша русская особенность, и у нас свой путь, так не бывает, капитализм он везде одинаковый, и рынок тоже". Новые русские учат русских жить по идеям Смердякова. И вся рать СПС слаженно вторит активисту СПС Альфреду Коху: "Русские ничего заработать не могут, поэтому они купить ничего не могут... Россия - сырьевой придаток... Её участь - развал, превращение в десяток маленьких государств".

    Впрочем, один способ заработать на жизнь русские всё же имеют. Его определил один из лидеров депутатской фракции СПС в Госдуме Александр Баранников, любовь которого к людям просто безгранична: "Нужно принять закон, разрешающий в добровольном порядке оказывать такие услуги. Мы должны законодательно признать, что добровольная проституция может существовать, как скажем, добровольная передача органов для трансплантации и добровольное вынашивание чужого ребёнка". Словно Инквизитор: "Мы разрешим им и грех... Всё понесут они нам, и мы всё разрешим..."

    Гуляй, Россия! Зачем трудиться, каких благ ждать? Кого собираешься защищать, солдатик? Ухмыляется Борис Немцов, и устами своего соратника от СПС Владимира Семёнова предлагает откупиться от армии. Всё химера. И Россия - химера... Забудь солдат о чести, отдай деньги - и ты свободен от всего. И от России тоже. А чтобы тебя не мучила другая химера - совесть, ты её наркотой... Тот же "бесёнок" Баранников разрешает "носить с собой в карманах по 2-3 грамма героина для личного потребления".

    Смотрит князь Мышкин на всё вокруг творящееся и с ужасом подводит итог: "Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на саму сущность наших вещей, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьёт свою мать".

    О таких смердяковых Станислав Говорухин говорил: "Наша интеллектуальная элита - это слой продажных людей в народе. Сегодня они работают на иностранцев. Сейчас вырабатывается новый тип человека - послушный холоп. Такие с рождения будут обречены всем угождать и работать на иностранцев".

    "Чего изволите-с?" Сейчас так не говорят. Сейчас образованные и утончённые смердяковы вещают нам про "уик энд", "саммит", "консенсус". Нет ума, нет способности к творчеству, нет чести. Зато есть презрение к своему корню. Смердяковщина: "Умная нация покорила бы весьма глупую-с". Уже покоряет. С помощью смердяковых.

    Воскресли и пошли гулять по России многие герои Достоевского. Иван Карамазов, сам, внутренне содрогаясь от ужаса, произносит: "Всё позволено..."

    Великий Инквизитор, обращаясь к Спасителю, провозглашает: "Знаешь ли Ты, что пройдут века, и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть, нет и греха..."

    Источник: http://www.russdom.ru/oldsayte/2003/200309i/20030922.html

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 2 комментария , вы можете свернуть их
    Владимир Яньков # написал комментарий 10 октября 2017, 17:37
    Статья хорошая и верная. Спасибо
    Александр Арцов # ответил на комментарий Владимир Яньков 10 октября 2017, 20:55
    Согласен.
    Но, не соответствует тематике сообщества "Политика" - см. Правила сообщества.
    Посему - удаляется в личный блог копипастера.
    ;-I
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 830 записей в блогах и 7528 комментариев.
    Зарегистрировалось 30 новых макспаркеров. Теперь нас 5025254.