ТЕОРИЯ КОРРУПЦИИ

    Андрей Яшник написал
    0 оценок, 5034 просмотра Обсудить (1)

    О противодействии коррупции говорят многие и предлагают различные методы борьбы с ней. Необходимо знать природу, источник и движущие силы коррупции. Это и есть цель теории, и только теория должна ответить на вопрос: «Что будет если …»?

     

         Как известно,  теория (греч.  θεωρία — рассмотрение, исследование) — совокупность умозаключений, отражающая объективно существующие отношения и связи между явлениями объективной реальности и позволяющая прогнозировать развитие этих явлений.  «Образно говоря (из Википедии), существо теории в том, чтобы связать воедино «косвенные улики», вынести вердикт прошлым событиям и указать, что будет происходить в будущем при соблюдении определенных условий».

        Коррупция – это явление проявляется в экономике государства, абстрактное представление которой выражается  в общем виде во взаимосвязи таких элементов как производство, финансы и управление [1]. Коррупция – это взаимодействие двух субъектов, т. е. явление субъективное. Поэтому проявляется оно в таком элементе как управление, поскольку остальные элементы – производство – это объект и функционирует он  так, как им управляют, финансы – это измеритель состояния производства.  Чем меньше последний влияет на производство, тем точнее результаты измерений, в роли которых выступают налоги и бюджет. Попутно заметим, что поскольку недобор налогов в России, как и во всех странах с рыночной экономикой, составляет 20 – 30 %. Тогда  это и есть точность работы измерителя (финансов) в структуре экономики!  С этой точностью управляют  производством. Это те средства, которые остаются у налогоплательщиков.

          Обычно рассматривают коррупцию как действие должностного  лица, например фонд «Индем» даёт такое определение:   „Коррупция существует постольку, поскольку должностное лицо может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами. Должностное лицо обязано принимать решения, исходя из целей, установленных правом (конституцией, законами и другими нормативными актами) и общественно одобряемых культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными интересами должностного лица, воплощенными в конкретных действиях.”

        Должностное лицо выполняет управляющее действие, по управлению чем-то в интересах кого-то. Однако это лицо в принципе ничем не владеет. Известная триада – субъект является собственником только тогда, если выполняется три условия: владеть, распоряжаться и пользоваться. Должностное же лицо не владеет и не пользуется, оно только распоряжается согласно определению, т. е. не является собственником. Значит, оно не является полным собственником, а им является некто иной.  Собственность может быть либо государственная, либо частная, включая в последнюю и личную - сочетания их рассматривать не будем.

         Следовательно, изначально источником коррупции является собственность, которая принадлежит некоему субъекту. Государство не является одушевленным субъектом и не может быть дающим («нет рук»). Поэтому изначальным источником коррупции является частная и личная собственность, которая находится в одушевлённого субъекта (есть «рука дающего»).   У берущего взятку ничего нет, кроме, образно говоря, совести, т. е. всё определяется  уровнем его эгоизма.   В свою очередь и дающий взятку преследует свою выгоду, свои интересы, т. е. также всё определяется уровнем эгоизма дающего.

        Вот о чем говорят исследования профессора Ю. И. Шорохова по оценке эгоизма различных категорий граждан России,  от 60 % до 97 % обследованных отличаются эгоистичностью, причем не менее половины из них – ярко выраженные эгоисты. Интересы других людей в системе их субъективных ценностей оказались практически незначимы и для достижения своих личных целей они готовы нанести ущерб другим. Около 30 % людей отличаются завистливостью. В дополнение к этому следует отметить, что все стремятся на получение сиюминутной выгоды. Отсюда, есть огромное число собственников, которые могут давать взятку, и такое же число  лиц берущих взятку.

        Что же предлагают исследования по коррупции. Коррупцию оценивают в баллах, индексах и проч. которые определяют различные фонды, основываясь на выбранных этими фондами  факторах (до 10). Ответы получают путем опросов. По результатам делается вывод, что в стране «низкий уровень коррупции»,  «средний» или «высокий». По этим баллам также ранжируются страны – и говорят: «Россия на таком-то месте». Недостатком такой оценки является её точечность на отрезке, например,  от 0 до 10. Можно прочитать, что в стране Х  баллов уровня  коррупции она  меньше чем в России, у которой N + 1 бал, а в стране У больше уровень. Ну и что? В какую сторону двигаться. Из точки движение в любую сторону правильное. Поэтому и возникают лозунги партий: «Россия без коррупции», «Победим коррупцию за два года» и проч. (знать бы в какую сторону двигаться). На этой основе разрабатываются различные стратегии и планы. Но что можно предложить не зная теоррии? В своей массе "теории коррупции"строятся на анализе того "где дают", "за что дают", "кому дают", а затем делаются выводы и предложения. Однако таких "за" и "кому" множество мощности континиума, а значит столько и теорий.

        Чтобы понять, почему Россия на таком месте, надо анализировать ситуацию с коррупцией и отношению к этому явлению и с экономикой вообще  в других странах, но как кто-то сказал: «Экономика каждой страны больна по-своему». Если же сказать: «У России уровень коррупции 5 баллов». Оценено по 10 факторам. Ну и что? Как это соотносится с каждым из этих факторов?  По-видимому, можно воспользоваться методом планирования эксперимента и  построить уравнение первого или второго порядка, что и пытаются делать. Потом путём анализа величины коэффициентов при факторах утверждать о весе (значимости) того или иного фактора в явлении. Хотя сами коэффициенты никакого отношения к коррупции не имеют – это просто параметры кривой.

          С другой стороны существуют различные математические модели по оценке коррупции, как правило, в организациях. В них оценивается «выгода» «дающего» и «берущего». Поведение «хозяина» и «работника». Иногда утверждается, что коррупция способствует экономическому развитию страны – особенно в странах с переходной экономикой, в других нет. Сложнее с уровнем государства, на этом уровне только баллы, либо общие оценки или рассуждения. Пытаются рассчитывать «оптимальный» уровень коррупции. Причем очень «скромно» говорится о конкуренции, о ней как бы в скользь. Однако конкуренция и коррупция взаимно увязаны, а первая бывает добросовестная, просто конкуренция, т. е. «законная» и недобросовестная (две последние определены в законе «О защите конкуренции»).

          Обращение к конкуренции при рассмотрении коррупции вызвано тем, что что-то должно быть движущей силой коррупции. Поскольку выгоду от коррупционной сделки получают оба субъекта, то должен существовать некто третий который в результате этой сделки должен оказаться в проигрыше, является он одушевлённым или неодушевлённым это не столь важно.  В результате совершения коррупционной сделки происходит удовлетворение эгоистических потребностей её участников. Следовательно, тогда третий является конкурентом первым, т. е. движущей силой коррупции является в конечном итоге конкуренция.

        Рассматривая абстрактное представление экономики можно видеть, что собственность – это производство в широком смысле.  Вскользь заметим, что если нет собственности, то нет и денег или чего нибудь другого – не из чего давать (получена собственность из неё деньги, которыми можно расплатиться).  Поэтому, в зависимости от того, кому принадлежит собственность в экономике и проявляется коррупция. Следовательно, необходимо уяснить, какая бывает экономика, как функционирует экономика, что является движущей силой её развития и какая проявляется при этом коррупция.

        Поскольку ни «экономика», ни «конкуренция» не имеют ясно выраженных численных значений,  то для определения  их в виде неких численных выражениях воспользуемся иными их представлениями.    В литературе понятие  «экономика» имеет разные значения -  бескризисная, кризисная и проч.  Можно предложить много различных значений понятия «экономика», например, (слабо кризисная, устойчивая к кризисам, склонна к кризисам и т. д.). Это говорит о том, что экономик как систем много. Однако для удобства рассуждений примем только два значения – бескризисная и кризисная.   Понятие «конкуренция» тоже имеет разные значения – (добросовестная, просто – конкуренция или «законная» конкуренция, недобросовестная).  Эти понятия нельзя представить одним числом, поэтому воспользуемся теорией нечетких множеств. В рамках этой теории каждому значению из понятия «экономика» или «конкуренция» можно придать  некоторое информативное значение – функцию принадлежности. Она меняется от 1,0 – данное значение принадлежит данному понятию, до 0 – не принадлежит.  Различие между двумя экономическими системами – кризисной и бескризисной, а равно и проявлением конкуренции и коррупции  определяется долей частной собственности в государстве. Не вдаваясь далее в теорию нечетких множеств, представим функцию принадлежности понятий «экономика» и «конкуренция» в зависимости от доли частной собственности в экономике государства на рисунке 1.

     

     

           Рисунок 1  – Зависимость функции принадлежности нечетких множеств «экономика» и «конкуренция» от доли частной собственности в экономике

       

        На рисунке 1 показано как меняется возможность (не вероятность) проявления тех или иных ситуаций в экономике. Например, при доле частной собственности 0 % возможна только бескризисная экономика – на протяжении 70 лет в СССР не было кризисов, но уже при 20 % и выше, где-то до 40 %  в экономике возможны и кризисные явления. При 60 % доли частной собственности экономика возможна только кризисная. При частной собственности менее 75 % можно говорить, что экономика несколько устойчивее. При 50% - экономика склонна к кризисам на уровне 0,5, а при 20 % доли частной собственности кризисов, по мнению автора, вообще не будет. Если бы доля частной собственности в экономике США была на уровне европейской, возможность кризиса 2007, 2008 … г. г. и не было бы, а так имеем то, что имеем.   Несколько круче спад функций принадлежности нечеткого множества «конкуренция». Это связано с общей высокой долей эгоистических проявлений в обществе. Просто конкуренция или «законная» конкуренция – так как она сформулирована в законе «О защите конкуренции» представляет собой объединение функций принадлежности добросовестной и недобросовестной конкуренций (см. рисунок 1). В различных странах доля частной собственности разная, а это значит, что в них и разные экономики. Можно увеличивая число элементов нечеткого множества «экономика», например, «слабо кризисная», «неустойчивая к кризисам» и т. п., получить множество экономик, что и есть в реальности.    Безусловно, можно смещать эти кривые вправо или влево, но суть останется прежней.

     

       Таким образом, поддерживая определенное соотношение частной и государственной собственности, можно избежать или в лучшем случае нивелировать влияния мировых экономических кризисов даже в одной отдельно взятой стране.

          Выше было показано, что источником коррупции является частная собственность. Поскольку межу конкуренцией и коррупцией существует взаимозависимость, которая выражается в том, что природа коррупции – это эгоизм собственников, источником коррупции является наличие собственности, а движущей силой, которая «преумножает» собственность является конкуренция.  Поэтому поскольку  условием существования коррупции в своей основе является конкуренция, то можно построить фикции принадлежности нечетких множеств и «конкуренции», и «коррупции». Совместное их расположение представлено на рисунке 2.

     

     

     Рисунок 2 – Зависимость функций принадлежности нечетких множеств «конкуренция» и «коррупция» от доли частной собственности в экономике

     

         Функции принадлежности нечеткого множества «конкуренция» описаны выше, и они остались неизменны.  Функция принадлежности элемента «низкий уровень коррупции» нечеткого множества «коррупция» даже при «нулевой» частной собственности имеет значение 0,2. Это связано в основном с тем, что в государстве всегда есть эгоисты и имеется личная собственность. По мере увеличения доли частной собственности значения «низкий уровень коррупции» растет и, как видно, при «добросовестной конкуренции» он сохраняется  и при значении функции принадлежности «добросовестной конкуренции» 0, 2 имеет значение 1,0 – это говорит о том, что при таком уровне «добросовестной конкуренции» всегда присутствует «низкий уровень коррупции». Это при доле частной собственности примерно30 %.  Однако, при этом  проявляется и «средний уровень коррупции», хотя и не очень значительный – на уровне 0,5 – 0, 6. При доле частной собственности больше 50 %  проявляется «высокий уровень коррупции», а при частной собственности больше 75 % в государстве проявляется только «недобросовестная конкуренция» и соответственно ей «высокий уровень коррупции».

            В данных рассуждениях никак не отображается суть власти в государстве. Поэтому здесь уместно остановится на выражении, которое очень часто приводят «борцы» с коррупцией: «всякая власть коррумпирована, но абсолютная власть коррумпирована абсолютно» (Л. Актон). Кажется, очень красиво сказано, но бессмысленно и ничего больше.   Как соотносится доля частной собственности  в государстве с абсолютной властью? Вот на что надо смотреть, а не выдавать лозунги.  Еще одна особенность функций принадлежности – уменьшается значение добросовестной конкуренции, а значение уровня коррупции увеличивается и так до тех пор, пока конкуренция не становится недобросовестной, и ей соответствует высокий уровень коррупции. При 100% частной собственности в государстве (чего естественно не бывает) уровень коррупции зашкаливает – значение  его функции принадлежности  равно 1,0. Причина этого в том, что чем выше доля частной собственности в государстве, тем больше появляется субъектов, у которых есть из чего «дать».

           При высокой доле частной собственности в государстве нет никакой роли власти. Она здесь не причем – в стране правит бизнес, власть не вмешивается в экономику – у неё нет собственности. В структуре экономики (в её абстрактном представлении) связь идет только между финансами и производством. Каждый собственник решает свои задачи исходя из своей выгоды. Однако экономика в государстве устроена иерархично, а  собственник – это нижний уровень.  Тем не менее, для того, чтобы государство развивались устойчиво, он должен работать в интересах вышестоящего уровня. Этой связи нет, и экономика переходит в хаотичное состояние, власть объявляет кризис и начинает править в «ручном» режиме. В этом случае каждый начинает работать в интересах вышестоящего уровня – его туда направляет власть, например, путем выдачи различных кредитов. В предкризисном состоянии коррупция максимальна – власть не следит за экономикой – по уровню коррупции в стране можно судить о приближении кризиса. По поводу кризиса 2007, 2008 г.г. … в, который начался в США – видимо кому-то удобно было не замечать действия банков по выдаче ипотечных кредитов. Следовательно, не очень важно какая власть – «абсолютная» или «либеральная», важно каким образом власть вмешивается в экономику,  как управляет ею, и кто её (власть) к этому понуждает.  От этого и зависит уровень коррупции в стране, а красивые высказывания таковыми и остаются.

          Что дало представление «экономика», «конкуренция» и «коррупция» в виде нечетких множеств? Ушли от точечной оценки в виде баллов - есть их функции принадлежности.  Есть возможность посмотреть уже не точечную оценку явления, а  зависимость этих явлений от параметра - доли частной собственности в государстве, которая  является природой кризисов.  Кроме того, выдвигаемый отдельными политиками, лозунг: «Россия – без коррупции» сам по себе абсурден.

         Теперь можно взяв любую программу партии, любого кандидата можно определить будущее состояние коррупции при реализации его предложений. Можно утверждать, что предложенные функции принадлежности не очень точны, но на то это и нечеткие множества. В конечном итоге не всё же наоборот.

         Как теперь быть с  балами рейтинговых агентств. Во-первых, рейтинги сроятся на основе восприятия  человеком того или иного явления, т. е. того, как человек воспринимает коррупцию. Если обратится к определению коррупции фондом «Индем», то видно, что «распоряжающийся» – это чаще всего чиновник. О чиновнике, что он коррупционер говорят во всех СМИ и со всех трибун, как политики, так и сами чиновники. Отсюда и восприятие россиянином чиновника как коррупционера. Чиновников много – значит  все они коррупционеры. Вывод – «Уровень коррупции в России высокий». Вывод сам по себе бессмысленный. Чиновники – это каркас государства и шатать каркас, не называя место элемента в каркасе  - это всё равно, что «шатающий» кричит: «Держи вора!»

        Теперь о «передовых» странах, у которых «нет коррупции», то возникает вопрос, у них, что -  низкая доля частной собственности – нет высокая (эти страны также с трудом вылезают из очередного кризиса), а конкуренция добросовестная – у  них что социалистическое соревнование – нет. Согласно закону «О защите конкуренции» (у них примерно такие же законы) о  любом конкурсе можно сказать, что  там была недобросовестная конкуренция (там много положений, которые нельзя оценить численно). Вспомним, что даже президенты больших стран долго «отмазывались» от коррупционных сделок, либо уходили в отставку.  Отсюда,  вывод - там   такая же коррупция, просто она воспринимается обществом несколько «мягче». В конечном итоге – это просто точка, о направлении  движения из которой ничего не скажешь, равно и о том, как в этих странах обстоят дела с коррупцией.

         Таким образом,  предложенная теория предлагает разработчикам более содержательно строить различные программы, особенно на длительные периоды – 10 – 20 лет. Она позволяет связать «косвенные улики» экономики - конкуренцию и коррупцию с долей частной собственности в экономике. Понять, почему в отдельных странах на протяжении длительного времени не было кризисов, а другие из них не вылезают. Оценить перспективы развития государства при тех или иных действиях властей, а вернее элиты, в государстве.  С её помощью можно вынести вердикт тем или иным программам или лозунгам партий и политиков. Её можно использовать для формирования более совершенной экономической и институциональной политики. Поскольку коррупция это субъективное явление в экономике, то для того чтобы противодействовать этому явлению  необходимо воздействовать на его субъектов, а именно, поощрять дающего взятку и действовать так, чтобы брать взятку было очень и очень не выгодно. Суть в том, что и «дающий» и «берущий» должны бояться друг друга.

     

                                                             Литература

        1.  А. Н. Яшник. Производство как объект экономики России. «Финансы и кредит» . №3, 2009 г. с. 68 – 79.

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    Борис Ярославцев # написал комментарий 27 января 2014, 14:29

    Коррупционные чиновники Московской таможни и международные корпорации в сговоре наносят вред российским предприятиям. Граховский Константин и Андрей Алексеев из Xerox СНГ подделывают документы и делят награбленное.
    ссылка на onlineon.ruссылка на onlineon.ru

    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 564 записи в блогах и 5791 комментарий.
    Зарегистрировалось 23 новых макспаркеров. Теперь нас 5029676.
    X