Путин, как Моисей наоборот.

    Любовь Ра перепечаталa из www.za-nauku.ru
    0 оценок, 375 просмотров Обсудить (1)
    Автор - публикатор   
    16.01.2015 г.
    Закончился 2014 год. Событий в этом году было много, ярких и трагических, но изменился ли мир, изменилась ли Россия? Увы, на эти вопросы приходится дать отрицательный ответ. Мир по состоянию на январь 2015-го мало чем отличается от того, который мы наблюдали год назад.

    Капиталистическая система укрепилась, укрепились и её представительства на местах – всевозможные колонии, полуколонии и «периферийные империи». Конечно, выстояли некоторые бастионы сопротивления (такие, как Сирия или страны Латинской Америки), но их влияние не расширилось. Не произошло изменений и в России: путинский режим, несмотря на экономический кризис, лишь укрепил свои позиции.

    (В этой статье придётся не раз упоминать фамилию Путина. Поэтому сразу сделаю примечание, чтобы избежать упрёков в «путинобесии»: я ни в коей мере не склонен преувеличивать роль личности в истории, и когда я говорю о «Путине», имею в виду всю нашу правящую элиту, «лицом» и «знаменем» которой волею случая уже больше пятнадцати лет и является данный конкретный Владимир Владимирович.)

    Теперь уже можно делать кое-какие выводы о роли «путинского этапа» в новейшей истории России. Тем, кто интересуется классической русской философией, известна фраза Константина Леонтьева: «Нужно подморозить Россию, чтобы она не гнила». Современные «охранители», выдающие себя за последователей этого русского мыслителя, очень часто ссылаются на эту фразу и констатируют, что Путин как раз и «подморозил» Россию, прекратив «гниение» 90-х годов. Про «подморозил» – это верно. Но проблема в том, что «подмороженными» оказались как раз ростки возрождения России, в то время как для сил «гниения» созданы самые тепличные условия.

    Вспомним: в 90-е годы шла активная консолидация всех патриотических сил. Кульминацией этого процесса стал октябрь 1993 года, когда в защите Белого дома объединились левые и «правые» (имеется в виду самоидентификация, конечно, а не «правизна» в строгом смысле слова), коммунисты и монархисты, русские националисты и убеждённые интернационалисты. Да, Московское восстание 1993-го потерпело поражение, но в 1996 году патриоты объединились на президентских выборах вокруг кандидатуры Г.А. Зюганова, был создан Народно-патриотический союз России, куда также вошло как левое, так и «правое» крыло сопротивления ельцинскому режиму. Всё это вполне понятно: в моменты хаоса всегда есть возможность изменить течение событий. Были шансы на победу и в 1993, и в 1996, и в 1998 годах, но по ряду объективных и субъективных причин они не были реализованы.

    Режим укрепился и выдвинул из своей среды фигуру Путина, начался период, который традиционно можно назвать «периодом реакции». Ведь «реакция» – это не только действия властей по подавлению оппозиционного движения, это и состояние самого общества, утратившего веру в возможность что-то изменить и ушедшего в «частную жизнь». Пример такого состояния в истории России – это несколько лет после разгрома революции 1905-1907 годов. Но та «реакция» закончилась новым хаосом, выход из которого нашла новая сила – партия большевиков, собравшая Россию на новой основе. Но для этого нужны были кадры – не просто узкая группа революционеров, составляющая костяк партии, но и значительная масса активистов, которые могли сломать остатки старого режима и построить основу нового. И эта масса в России была – это молодые заводские рабочие, уже грамотные и организованные, но тесно связанные с крестьянским общинным мировоззрением, не оторвавшиеся от своих собратьев, оставшихся в деревне. Именно они смогли увлечь за собой подавляющее большинство населения страны.

    Есть ли эта сила в сегодняшней России? События 1993 года продемонстрировали, что на тот момент она была, хоть и не столь многочисленная и активная, как в 1917 году. С той поры прошло больше 20 лет. И вот события 2014 года, как в России, так и на Украине, показали, что и сейчас в нашем обществе (а к «нашему» обществу, разумеется, относится не только Российская Федерация, но и Украина, и Белоруссия, и другие осколки Советского Союза с преобладанием русского языка и культуры) есть некоторая масса пассионариев, людей, готовых к активным действиям. Однако в условиях Украины эти действия оказались сведены к участию в антинациональном олигархическом «майдане», что стало ярким проявлением расщепления рациональности. На Украине ностальгируют по СССР и в то же время ненавидят коммунистов, стремятся в Евросоюз, но самым популярным зарубежным лидером там является антизападник Лукашенко, готовятся к празднованию 70-летия Победы, но при этом учреждают праздник в день создания УПАа премьер-министр говорит о «вторжении советских войск на Украину и в Германию». Да и сам факт выхода на Майдан под националистическими лозунгами и одновременно с требованием присоединения к Евросоюзу (то есть утраты национального суверенитета) говорит о многом.

    Всё это значит только одно: людей настолько ошеломили и сбили с толку, что они могут одновременно придерживаться взаимно противоположных точек зрения на одни и те же вопросы. И не надо думать, что это касается только жителей Украины. Пусть и не так ярко, но такое же расщепление сознания проявляется в Российской Федерации (можно, например, быть сторонником СССР и социализма, уважать Сталина и при этом голосовать за капиталиста Путина).

    Но между Россией и Украиной в этом смысле оказалась и некоторая разница. На «майдан» вышли люди разного возраста, но главным образом молодёжь, что понятно: эту молодёжь готовили к акциям такого рода в течение многих лет, занимались этим и западные структуры, и «родное» украинское правительство, с детства накачивающее подрастающее поколение антирусской и антисоветской пропагандой. В России же официальная пропаганда сводится к проповеди социальной пассивности. Есть и объективные причины: социально-экономическая ситуация в России за счёт распределения доходов от нефти и газа всё же не доходила до такой остроты, как на Украине. Молодёжь РФ «расслабилась» и, как уже говорилось, ушла в «частную жизнь» и работу, не помышляя о каких-то переменах в стране.

    Всё это проявилось в Донбассе. Как неоднократно указывалось, костяк ополчения Новороссии составила не молодёжь, а люди среднего и даже старшего поколения. Это относится как к местному населению, так и к добровольцам из Российской Федерации. Есть среди них и ветераны событий 1993 года, участники боевых действий в Чечне, Абхазии, Приднестровье и т.д. То есть это люди, не только родившиеся, но и успевшие получить образование и сформироваться как личности ещё в Советском Союзе. Сейчас им по 40-50 лет, возраст расцвета: ещё есть силы, уже есть жизненный опыт и мудрость.

    Сегодня они в большинстве если и не поддерживают Путина безоговорочно, то считают его как бы тактическим союзником в украинском вопросе (не все ещё понимают, что война в Донбассе – это «договорняк» между Путиным и киевской хунтой с целью максимально сплотить народы обеих стран вокруг соответствующих режимов, а заодно и избавиться физически от как можно большего числа пассионариев). Но потенциально именно эта генерация – та сила, которая способна в критический момент перехватить власть и восстановить страну.

    Собственно, исторический смысл путинизма в том и состоит, чтобы на время ослабить протестный потенциал этого поколения, а то и использовать его в прямо противоположных целях (по принципу: «Кто нам мешает – тот нам поможет»). Например, этот сценарий удалось реализовать в ходе «болотно-поклонного» шоу зимой 2011-2012, когда именно патриотически, просоветски настроенная часть населения, испуганная мнимой возможностью прихода к власти Немцова и Каспарова, и проголосовала за Путина – то есть за вступление в ВТО и активизацию либеральных реформ. В чём немалая заслуга принадлежит и либеральным «оппозиционерам» с Болотной площади, и их спарринг-партнёрам – «патриотическим» охранителям с Поклонной горы.

    Итак, власть уже 15 лет водит честных, но недалёких патриотов за нос, обещая, что ещё чуть-чуть, и мы получим «нового Путина», патриота и государственника, который изгонит из правительства всех либералов и возродит Советский Союз – главное, ему не мешать и не «раскачивать лодку». А в этовремя выращивает новое поколение людей, уже не заставших советского строя, воспитанных в рамках капиталистического общества и многолетней промывки мозгов, словом, то поколение, которое можно будет убедить уже абсолютно в чём угодно. На Украине, похоже, это уже удалось – благодаря ещё и сложной этноязыковой ситуации: этнических украинцев из западных и центральных областей противопоставили этническим русским и жителям Юга и Востока страны, вследствие чего оказалось проще сломать рациональное мышление не только у молодёжи, но и у части более старших поколений. В России тот же самый процесс идёт более медленно, но столь же неуклонно.

     

    ***

    Патриотическая оппозиция постепенно, теми или иными путями, выводится из борьбы, в её рядах раздуваются всевозможные идейные и тактические противоречия. Самая заметная линия раздела – это собственно отношение к Путину и действующей власти. Здесь много градаций – от непримиримой оппозиционности, через промежуточные точки зрения «условной поддержки» до откровенного «патриотического охранительства».

    Но есть и другие «трещины». «Умеренные» против «радикалов», красные против белых, левые против «правых» (имеются в виду правые в смысле самоидентификации – люди, слабо представляющие себе, что такое «правая идеология»), верующие против атеистов, православные против язычников, националисты против «имперцев», славянофилы против евразийцев и тому подобные совершенно нелепые, не имеющие отношения к реальной жизни противопоставления. Какие красные и белые через 90 лет после окончания Гражданской войны? Какие такие имперцы без нации или русские националисты без империи (при том, что империя – единственно возможная форма исторического существования русского народа)? Какие такие «правые», выступающие за социальную справедливость и солидарное общество (это ведь уже получаются левые)? Какие могут быть политические конфликты из-за того, что одни верят в одного Бога, другие – в нескольких, а третьи – ни в каких? Ну и так далее. И ведь люди на полном серьёзе вникают во все тонкости подобных различий, хотя у них из-под носа в это время уплывает страна…

    Искусственно культивируются на «патриотической почве» различные экзотические идеологии вроде «национал-демократии». На самом деле в сочетании национализма и демократии нет ничего странного и плохого: демократия, как известно, расшифровывается как «власть народа», а народ всегда конкретен. То есть демократия – это власть вполне определённого народа, который составляет большинство в государстве (в России это русский народ). Таким образом, демократия только тогда действительно демократия, когда она национальна. «Национал-демократия» – такая же тавтология, как и «суверенная демократия» (если народ не является сувереном в своей стране, то никакой демократии быть не может).

    Но тот вариант «нацдемства», который внедряется в России, не учитывает того факта, что власть народа может быть обеспечена только тогда, когда в руках этого народа находится собственность на средства производства. Если собственность в руках узкой прослойки капиталистов, которых интересует только выгодное вложение своего капитала, то никакой демократии и никакого национализма быть не может. Национализм неразрывен с социализмом, так как единство нации и её политическое господство может быть обеспечено только через общественную собственность на средства производства. Частная собственность неизбежно ведёт к внутреннему расколу и противостоянию (сравнить хотя бы такие критические ситуации, как Первая мировая и Великая Отечественная войны). Наши же «нацдемы» пытаются пропагандировать «национальный капитализм» (что само по себе невозможно, капитализм космополитичен по своей природе) и выступают с агрессивно антикоммунистических позиций.

    Или взять позицию многих «нацдемов» по украинскому вопросу. Они выступают с изначально верным тезисом об антинациональном характере путинского режима и о том, что освобождение России могло бы начаться через окраинные государства. Но примером такого «свободного государства» почему-то выступает не кто-нибудь, а нынешняя постмайданная Украина, окончательно превращённая в колонию Запада. А существование у границ России действительно свободного и независимого государства, которое не стремится в Евросоюз и другие колониальные структуры, а успешно развивает национальную экономику на принципах, близких к социалистическим, начисто игнорируется (имеется в виду Белоруссия). Впечатление такое, что частично верные тезисы выдвигаются только для того, чтобы довести их до абсурда и вызвать негативную реакцию большинства сограждан.

    Ясно, что это идейное течение только для того и нужно, чтобы вносить сумятицу в патриотические умы и мешать их объединению. Как и многие другие идейные течения, которые здесь нет смысла обсуждать.

    Это один полюс – патриотический. А что на противоположном полюсе?

     

    ***

    Либералов в 2003 году «увели в тень»: на выборах в Госдуму «Яблоко» и СПС не преодолели 5-процентного барьера и не прошли в парламент. Сейчас трудно сказать, было ли это результатом фальсификаций, или даже при честном подсчёте эти партии не набрали бы необходимого числа голосов. Факт в том, что либеральные, откровенно прозападные партии (в отличие от «Единой России», на практике столь же либеральной и прозападной, но играющей роль «умеренных консерваторов») на время оказались за бортом «большой политики». Населению как бы позволили от них немного отдохнуть, чтобы потом использовать эти политические силы в новом качестве.

    Сам факт непредставленности либералов в Госдуме позволил официальной пропаганде объявить их «несистемной оппозицией» в противовес оппозиции «системной», в которую провластные СМИ включили как ЛДПР и «Справедливую Россию», действительно (хоть иногда и с оговорками) союзные Кремлю, так и КПРФ. Слово «системная» стало трактоваться как «являющаяся частью системы», чуть ли не филиал партии власти: именно такое представление о коммунистах стали внедрять в массовое сознание. Непарламентская же «оппозиция» стала в зеркале пропаганды выглядеть «более радикальной», находящейся «за пределами системы», хотя на практике никто бы не смог объяснить, в чём её радикальность. Либералы выступают за тот же капитализм, за тот же статус России как сырьевой периферии мировой капиталистической системы, да и не могут выступать за что-то другое, иначе какие же они либералы? Конечно, они говорят о «хорошем», «правильном» капитализме, без коррупции и воровства. Но капитализм не бывает «хорошим» или «плохим»: капитализм – это единая мировая система перераспределения ресурсов от эксплуатируемых к эксплуататорам. И система, основанная на частной собственности и конкуренции, неизбежно воспроизводит преступность и коррупцию: каждый в конкурентной борьбе выживает как может. Либо Россия является частью этой системы, либо нет – вот два возможных пути развития, а мелкие частности значения не имеют.

    То есть либералы критикуют нынешнее положение дел, и порой довольно «жёстко», но как-то неуловимо: ясно, что всё плохо, это мы и сами видим, но вас-то что конкретно не устраивает? Хотите ещё больше капитализма? Да куда уже больше… Говорят, что все беды от того, что «у России свой путь», что у неё «духовность». Да помилуйте: мы уже 30 лет как не идём по своему пути, а идём по вашему, либеральному, западному. И какая может быть «духовность» при капитализме, который всё духовное ликвидирует и заменяет коммерческой массовой культурой?..

    Нет сомнения: если бы либеральные партии сейчас заседали в Госдуме, по подавляющему большинству вопросов они голосовали бы так же, как «Единая Россия» (в противоположность КПРФ), потому что никаких серьёзных противоречий у них нет. Так что только то, что они вне парламента, и позволяет создавать из них фальшивый образ «оппозиции».

    Но рядовой избиратель, особенно из поколения, воспитанного не советской школой, а российским телевидением, реагирует не на идеологию и мировоззренческие различия, а на лозунги и лица. Вот и выпущенный, как чёрт из табакерки, «кандидат в президенты» Прохоров набрал сразу 8% и занял третье место, хотя едва ли даже самый пламенный его сторонник мог сказать о нём что-то хорошее. Единственное его качество – это «новизна» как политика: он участвовал в президентских выборах первый раз, в отличие от других кандидатов. Плюс небольшой ореол «гонимости»: незадолго до выборов у него «отобрали» его партию – «Правое дело» (очевидно, отобрали именно с целью создания этого ореола).

    На выборы мэра Москвы в 2013 году точно так же вытащили другого «молодого либерала» – Навального, который сразу уверенно занял второе место. Оппозиционно настроенных избирателей обоих кандидатов не смутил даже тот факт, что зарегистрированы они были по команде из Кремля, в то время как всем остальным кандидатам не от политических партий, которые должны были собирать подписи в свою поддержку, в этом было отказано. «Ярый оппозиционер» Навальный получил даже подписи муниципальных депутатов от партии власти. Неспособность связать два элементарных факта – характерная черта современного избирателя…

    Таким образом, российского избирателя, пока изредка и дозированно, но приучают к самой возможности голосования за кандидатов от прозападных сил, от которых ещё недавно он шарахался. Конечно, бывают в этом процессе и отступления. Скажем, в ушедшем 2014 году либеральные проекты скорее сыграли роль «опереточных злодеев»: выступили против присоединения Крыма, против помощи Новороссии и т.д. Естественно, на данный момент это привело к падению их популярности: в последних выборах либеральные партии кое-где даже не стали участвовать, а где участвовали, там не добились серьёзных результатов. Но опять-таки от этого выиграла не оппозиция, а «Единая Россия». И нет сомнений, что когда страсти по Крыму несколько улягутся, либералов вновь выпустят на «выборное» политическое поле.

    Как теперь любят выражаться либералы, рассказывая о происходящих в России безобразиях, «зато Крым наш», или просто «Крымнаш». Адресат, видимо, должен сделать вывод, что если бы Крым остался под властью киевской хунты, то в стране было бы не так плохо. Но такой вывод делает одна, не столь уж многочисленная часть аудитории. Другая (большая) часть, напротив, начинает любого, кто выступает с критикой действий власти, подозревать в русофобии и сочувствии к «майдану». Таким образом, даже реальная критика, раздающаяся из либеральных уст, обращается в свою противоположность.

    Например, в Интернете после очередной попытки установления мира в Донбассе провели опрос. Первым пунктом значилось: поддерживаете ли вы политику России в Донбассе. Вторым: поддерживаете ли вы Минские соглашения. Подавляющее большинство опрошенных сказало «да» по первому пункту и «нет» по второму, хотя, казалось бы, Минские соглашения и стали проявлением политики кремлёвских властей, никакой другой «политики России» в Донбассе, кроме попыток договориться с киевской хунтой, не было и нет. В чём же дело? Оказывается, как отвечали некоторые из опрошенных, они говорили «да» в первом случае только потому, что не хотели, чтобы их приняли за либералов и русофобов.

     

    ***

    В этом сейчас и состоит роль «либеральной оппозиции»: они демонстрируют точку зрения, заведомо лежащую за гранью любых приличий и здравого смысла, и при этом на каждом углу кричат о своей ненависти к Путину и всей действующей российской власти. Разумеется, это ведёт к тому, что человек нормальных взглядов, но не очень искушённый в технологиях манипуляции сознанием, невольно начинает с сочувствием относиться к Путину.

    Конечная же цель состоит в установлении в России двухпартийной системы, при которой одну «голову» этого дракона будет представлять «Единая Россия» или «Народный фронт» под умеренно-патриотическими лозунгами, а другую – открытые либералы-западники. При этом на практике обе силы ничем существенным различаться не будут.

    Напомним хотя бы, что в ВТО Россию втянул не Ельцин или Гайдар, а «патриот» Путин. Это и стало основной причиной экономической стагнации, которая так отчётливо проявилась уже в 2013 году, а в 2014 вошла в более «горячую» фазу. Но другие события 2014 года заставили общество как бы забыть об этом, а экономические трудности, которые неминуемо ждут Россию благодаря ВТО и в целом интеграции в «мировую экономику», можно будет списать на санкции, а также на необходимость поддержки Крыма и Донбасса. Кстати, то же самое относится к Украине: её ещё более тесное, чем у России, вовлечение в западную мир-систему ведёт к полному развалу национальной экономики. Но её властям ещё проще объяснить народу причины несчастий: виноваты «сепаратисты» в Донбассе и Россия. (Поэтому, кстати, едва ли стоит ожидать активного вторжения армии киевской хунты в Донбасс: он ей нужен как «пугало» и сплачивающий фактор для оставшегося населения страны. Да и в случае его покорения что-то придётся отвечать народу на вопрос: «Как же так? Донбасс вернули, уголь наш, а улучшений как не было, так и нет?»).

    Крым для Путина стал своего рода «страховкой» от неизбежного падения рейтинга из-за экономической ситуации. Думаю, это прекрасно понимают и на Западе, поэтому и дали согласие на переход Крыма к РФ (тем самым укрепив заодно и киевскую хунту, уменьшив долю русского и вообще «нелояльного» населения на Украине). В конце концов, не всё ли равно, какой из периферийных полуколониальных режимов будет контролировать не столь уж большой полуостров? А думать, что Путин мог решиться на столь радикальный внешнеполитический шаг без согласия старших товарищей из «Вашингтонского обкома», может лишь человек, слабо представляющий себе его политику.

    Теперь же проблемы решены: рейтинг Путина незыблем и может выдержать самые серьёзные социально-экономические испытания. От вступления в ВТО, равно как и от других разрушительных либеральных мер, внимание отвлечено. Можно жить дальше.

    При этом Украина ещё и играет роль пугала, «антипримера» для населения России. «Майдан» в предлагаемой пропагандой системе координат отождествляется с революцией. Любые попытки сменить власть объявляются «происками Запада». Иногда даже имитируется страх перед «протестами», например, недавний перенос приговора Навальному. Спрашивается, чего властям бояться, если все предыдущие «оранжевые» акции в Москве приносили режиму только пользу? Вспомним хотя бы «Болотную», которая стала причиной уверенной победы Путина на выборах 2012 года. Не такие же идиоты у нас во власти, чтобы бояться того, что им полезно? Но им нужно «накачивать» либералов, чтобы через какое-то время сделать из них вторую «партию власти», а пока запугивать ими население и сплачивать его вокруг Кремля.

    Либералы – такая же важнейшая часть системы, как и «патриотические охранители». Именно на контрасте друг с другом они и строят свою пропаганду, создают фон для всех возможных идеологических построений. Обосновать идею, к примеру, что Путин – «меньшее зло», можно только в том случае, если «большее зло» имеется в наличии и громко заявляет о себе.

     

    ***

    Если библейский Моисей сорок лет водил евреев по пустыне, чтобы вытравить из них рабский дух, то историческая роль Путина – противоположна. Он так же водит русский народ по пустыне, от одного миража к другому, и будет это делать, пока не вымрет поколение людей, рождённых и воспитанных в Советском Союзе, имеющее представление о чести, совести, социальной справедливости и патриотизме, и на смену ему не придёт поколение, готовое к рабству, воспитанное телевидением и современной школой в либеральном или постмодернистском духе. А с этим поколением можно будет делать всё, что захочешь, оно лишено идейного стержня и уже не сможет оказать сопротивления. Мнимая «подморозка» России на самом деле обернулась медленным подогреванием той самой знаменитой лягушки, которая не замечает, как её варят.

    Павел Петухов.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 1 комментарий , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 925 записей в блогах и 6219 комментариев.
    Зарегистрировалось 288 новых макспаркеров. Теперь нас 5028901.