Памяти 75-летия Казачьей Голгофы Лиенца

    Edvard Schos перепечатал из zbut121.livejournal.com
    0 оценок, 113 просмотров Обсудить (4)

     

    Денис Романов

    Ровно 75 лет назад, 1-го июня 1945-го года в предместье австрийского города Лиенца, где десятки тысяч казаков вместе с семьями были насильственно выданы на чудовищную расправу сталинским палачам.

    Историю Казачьей Голгофы тщательно скрывали и даже сегодня, когда уже многое рассказано и показано в документальных фильмах, стараются об этом не упоминать. Ныне словно в издевку 1-го июня отмечается день защиты детей, а 75 года назад, в этот день погибли тысячи невинных казачат, чьи родители были преимущественно белоэмигрантами.

    Англичане клятвенно обещали казачьим командирам, что все желающие могут остаться и никто не будет выдан, они дали слово, что в замен немецкого оружия все получат новые автоматы, вместо этого казаки были фактически арестованы и помещены в лагерь.

    После выдачи генералов и офицером 29-го мая (некоторые офицеры не поехали, так один донской хорунжий до войны провел 10 лет в ГУЛАГе и много лет в ссылке, он не верил уже никому) стало понятно, что страшная участь готовится всем казакам. Англичане это уже не скрывали, немало казаков, в том числе часть 15-го кавалерийского корпуса еще накануне уже были насильственно переданы НКВД.

    В ответ на такое вероломство казаки объявили голодовку, они водрузили черный флаг над горой английских консервов. Голодали и отказывались от воды даже дети, которые тоже все понимали. Были изготовлены плакаты с надписями: "Лучше смерть здесь чем выдача в СССР". Они не хотели вновь пройти сталинский ад, тем более некоторые уже успели побывать в Гражданскую войну у расстрельной стены, а другие отсидели большие сроки.

    Накануне выдачи британцы официально сообщили, что утром все будут независимо от их желания переданы большевикам. До утра никто не сомкнул глаз, всю ночь люди молились, а в пять часов утра началась литургия. Тесным кольцом молящиеся окружили престол Божий и духовенство. Вокруг священников, женщин, стариков, детей и инвалидов стояли юнкера, которые крепко держались за руки.

    В восемь часов прибыли грузовики с солдатами, которые окружили молящихся. Появились танкетки, а в небе пролетели два самолета. Британский майор Дэвис не дождавшись окончания литургии, уехал, после чего в одиннадцатом часу утра начался жуткая трагедия. В это время как раз началось причастие.

    Британцам надоело ждать окончания службы, они бросились на молящихся людей, вместе с солдатами на юнкеров начали наезжать английские танкетки. Людей били по голове прикладами и дубинками, кололи штуками (в числе заколотых были священник, которого проткнули прямо через икону и казаки из первых рядов). Ударили два залпа, один был поверх голов, а второй в землю, но многие были ранены в ноги и рикошетом. В ответ люди запели "Богородица, спаси нас!" и "Спаси, Господи, люди твоя!".

    Люди верили в Божью помощь, один казак вспоминал, как британцы схватили его мать, они вырвали его маленького брата у нее и рук и бросились к нему. Беспомощная мать кричала ему, чтобы он молился и случилось чудо, солдат махнул рукой и не тронув мальчик, пошел прочь.

    Британские солдаты расчищали себе дорогу штуками, они тщетно пытались разорвать кольцо вокруг молящихся. В бешенстве они стали рубить кинжальными штыками руки юнкеров, избитых и изуродованных людей словно мешки с картошкой забрасывали в грузовики. Однако и это не заставило людей добровольно покориться их страшной участи.

    Оглушенные и избитые люди постепенно приходили в себя, они выпрыгивали и машин и бежали обратно к молящимся. Некоторых уже успели загрузить в товарные вагоны первого эшелона и они отчаянно размахивали руками, прощаясь с остальными.

    Сопротивление обреченных было за редкими исключениями ненасильственным. Они молились, кто-то садился на землю, кричали, а женщины и дети плакали. Некоторые британские военные были поражены происходящим и сами роняли слезы.

    Маленькая дочь выданного большевикам казачьего офицера подошла к танкетке, она протянула британскому солдату записку на английском языке. В ней было написано: «Лучше расстреляйте моих родителей и меня здесь, но не выдавайте нас коммунистам, от которых мы бежали». Британец изменился в лице, он побледнел, как и его коллеги.

    По воспоминаниям переводчицы Ротовой, майор Дэвис был бледен, он пил коньяк рюмку за рюмкой, а затем закричал, что является британским офицером и не может больше смотреть на избиение людей, он зарыдал и с криком убежал из палатки прочь.

    Однако судьба несчастных уже была решена и кровавый кошмар продолжался. Непосредственно самую грязную работу выполнял шотландский батальон под командованием Джона Малькольма, прозванного безумным Джоном. Здесь же орудовали так называемые "волонтеры", которыми были переодетые чекисты. Те и другие беспощадно калечили людей, некоторые даже убивали.

    Очевидцы вспоминали леденящие кровь подробности. Одна женщины не отдавала своего ребенка, но силы были неравны, британец вырвал его из рук матери и он ударился о танкетку. Еще более страшный случай рассказал автор двух книг о преступной выдаче граф Толстой. По его словам, солдат схватил ребенка за головку и потянул, но женщина его не отдавала. Он продолжал тянуть, тогда голова оторвалась и полетела под гусеницы.

    Некоторые офицеры не сдали оружие, один из них застрелил троих детей, жену и затем себя, заявив, что не допустит поругания над своими детьми. Таких случаев были сотни, а то и тысячи, люди предпочли быструю смерть мучительным пыткам большевиков.

    В какой-то момент кто-то из измученных и обессилевших от избиения казаков закричал "Ура!", толпа заволновалась и в едином порыве поддержала его крик. Палачи испугались, подумав, что безоружные казаки бросятся на них в атаку, они спрятались за машины и танкетки. Их командир отдал приказ пулеметчикам готовиться к стрельбе.

    Воспользовавшись замешательством, толпа опрокинула забор и бросилась к мосту через полноводную Драву. Пулеметы ударили людям в след, но они не боялись смерти. Целые семьи обвязывались вожжами и прыгали в горную реку.

    Обреченные люди бросались прямо с моста в бурную Драву, которая мгновенно накрывала их с головой, это было раздирающее душу зрелище.

    Молодая женщина с двумя маленькими детьми выбежала на середину моста, она бросила одного ребенка в реку, а второй зацепился за юбку и заплакал:

    "Мамочка, не надо. Мамочка, мне страшно."

    Тогда казачка взяла его на руки и сказала:

    "Не бойся, я вместе с тобой пойду к Богу."

    После чего она перекрестилась и прыгнула вниз с предсмертными словами:

    "Боже, прими мою душу."

    Вдова увезенного на несуществующую конференцию в Шпиталь вспоминала, что увидела на противоположном берегу странные деревья с двумя стволами. Она пригляделась внимательнее и оказалось, что это повесившиеся на деревьях люди.

    Британцы и переодетые чекисты преследовали бегущих, многих убили на месте, некоторые сами тут же покончили с собой. Так один полковник застрелил жену, годовалую дочь, 12-летнего сына, а затем выстрелил в себя. Однако многим удалось убежать и в течении нескольких недель британцы совместно с чекистами и международными коммунистами-террористами рыскали по горам.

    Палачи поймали и убили свыше тысячи человек, но многим все же удалось спастись. Они прошли Казачью Голгофу и уцелели. Некоторым помогли австрийцы, которые рискуя собственной жизнью, помогали несчастным. Местные жители никак не могли понять, за что с казаками так поступили. До выдачи казаки безвозмездно помогали нуждающимся на их огородах и не производили впечатление каких-то военных преступников.

    Каждый год на панихиду в Лиенце приходит пожилая женщина, она не говорит по-русски, ее воспитали в австрийской семье, но она казачка. Ее мать предчувствуя свой конец, отдала ее на воспитание австрийке, которая имела троих своих детей. Она выросла в Австрии, но чувствует себя казачкой.

    Участь же попавших в руки палачей незавидная, многие даже не добрались до СССР. Некоторые были убиты сразу после выдачи и сожжены в заводских печах медеплавильного завода, а свыше тысячи убиенных покоятся в братских могилах казачьего кладбище, где ежегодно служат панихиды в присутствии свидетелей тех лет и их потомков.

    Местные также свято хранят память невинно замученных и называют это место "долиной смерти".

    Красивейшие австрийские склоны и долины стали место последнего пристанища тысяч казаков, которые до конца остались верны истинной России и присяге,многие никогда не были гражданами СССР и боролись не за Гитлера, а за свободу народа от сталинской тирании. У всех эмигрантов были документы граждан других стран или так называемый нансеновский паспорт Лиги Наций.

    Среди выданных на расправу были тысячи женщин, детей, стариков, инвалидов, которые даже при желании не могли бы совершить преступления.

    Впрочем, передача пленных третьей стороне также считается военным преступлением согласно Женевской конвенции, которая, безусловно, считается выше преступного Ялтинского сговора.

    Активная выдача продолжалась еще неделю, после чего отдельных людей передавали вплоть до 1948-го года. Из 110-и тысяч казаков (цифра не полная и не учитывает беженцев) было насильственно вывезено порядка 50-и тысяч человек, свыше тысячи человек погибли и покончили с собой в Лиенце, многих расстреляли и сожгли в заводских печах Юденбурга, а некоторые покончили с собой уже после выдачи.

    Практически все казачьи командиры были убиты, или скончались в застенках. И выданных казачьих генералов выжил только генерал Соломахин.

    Среди мучеников был генерал Паннвиц, который заявил, что больше не является немецким генералом и считает себя казаком. Он добровольно разделил участь братьев по оружию. Также отправились в след за казаками в ГУЛАГ десятки немецких офицеров.

    При этом надо отметить, что немцы знали, кто такие большевики и не питали никаких иллюзий относительно своей судьбы. Так командир 15-го казачьего корпуса генерал Паннвиц говорил:

    "Возьмите какого-нибудь солдата и спросите, почету он у нас. Ответы вас потрясут: одного лишили семьи, у другого убили отца, третий сам был многие годы в сибирской ссылке, у четвертого мать умерла от голода. Это счета, за которые с настоящим человеком можно расплатиться только кровью".

    Для этих людей христианские заповеди не были пустым звуком, они знали что-такое положить душу за други своя. Так во время выдачи 15-го казачьего корпуса англичане были готовы спасти 17-летнюю дочь священника, которая была медсестрой, но девочка сама пошла вместе с отцом и казаками на смерть, перед которой ее ждали жуткие глумления.

    Был случай, когда кто-то из англичан предложил старым эмигрантам выйти из толпы, но никто не сошел с места, никто не бросил своих братьев.

    Некоторые из немцев выжили, они до самой смерти ненавидели большевиков и со слезами на глазах вспоминали свои братьев-казаков. Они помнили их имена и каждый год собирались в Лиенце, Юденбурге и других местах Казачьей Голгофы, где были открыты памятники выданным казакам.

    Даже в страшным мучениях ГУЛАГа казаки не сломились, они поддерживали связь друг с другом и учредили специальный памятный знак. Они прошли ад большевицких лагерей, но сохранили совесть чистой и не предали память павших друзей.

    Мне доводилось общаться с последними ветеранами-казаками и я счастлив тем, что успел сказать им слова благодарности. Сейчас к сожалению, в России уже не осталось казаков Краснова, но память жива, как и вера в их правоту.

    Старый казак Пивоваров, прошедший огонь сражений, выдачу на Лиенце и ужасы ГУЛАГа, точно подметил:

    "Тех, кто воевал за Россию - стреляли, а те, кто были сучкой - стали генералами, как Буденный."

    Царствие небесное и вечная память нашим героям, выбравшим смерть и не преклонившимся перед сатаной, как и завещал атаман Краснов в своем последнем обращении к верным России казакам.

    В качестве иллюстрации представляю вашему вниманию картину выдающегося казачьего художника Королькова, на которой изображена Казачья Голгофа в Лиенце. Позже я более подробно расскажу о картине, о преследовании автора за ее написание и документальной основе каждого фрагмента. Это потрясающе правдивая картина.

    Основатель и руководитель культурно-исторического проекта "Забытая Россия", донской казак Денис Романов.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 4 комментария , вы можете свернуть их
    dmitry Pan # написал комментарий 3 июня 2020, 13:38
    Убитые этими карателями жители югославских и польских городков и деревень с одобрением смотрели на выдачу. В СССР они получили то, что заслужили.
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 712 записей в блогах и 4756 комментариев.
    Зарегистрировалось 46 новых макспаркеров. Теперь нас 5028738.