"Плач Ярославны" на древнерусском, современном русском, и на малорусском.

    Владимир Соколов написал
    1 оценок, 24525 просмотров Обсудить (13)

    Древнерусский текст:

    На Дунаи Ярославнынъ гласъ ся слышитъ,
    зегзицею незнаема рано кычеть:
    "Полечю - рече - зегзицею по Дунаеви,
    омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле реце,
    утру князю кровавыя его раны

    на жестоцемъ его теле".
    Ярославна рано плачетъ
    въ Путивле на забрале, аркучи:
    "О ветре, ветрило!
    Чему, господине, насильно вееши?
    Чему мычеши хиновьскыя стрелкы

    на своею нетрудною крилцю

    на моея лады вои?

    Мало ли ти бяшетъ горе подъ облакы веяти,

    лелеючи корабли на сине море?

    Чему, господине, мое веселие

    по ковылию развея?"
    Ярославна рано плачеть

    Путивлю городу на забороле, аркучи:

    "О Днепре Словутицю!
    Ты пробилъ еси каменныя горы

    сквозе землю Половецкую.

    Ты лелеял еси на себе Святославли носады

    до плъку Кобякова.

    Възлелей, господине, мою ладу къ мне,
    а быхъ не слала къ нему слезъ

    на море рано".
    Ярославна рано плачетъ

    въ Путивле на забрале, аркучи:

    "Светлое и тресветлое сълнце!
    Всемъ тепло и красно еси:
    чему, господине, простре горячюю свою лучю

    на ладе вои?

    Въ поле безводне жаждею имь лучи съпряже,

    тугою имъ тули затче?"

     

    На современном русском (мой)

    На Дунае Ярославнин голос слышен,-
    вдалеке кукушкой стонет ранней тишью:

    "Полечу,- кукует,- я Дунаем в дали,
    там рукав шелковый омочу в Каяле,
    утру князю кровь, омою злые раны
    на его болящем теле после брани."

    Голосит в Путивле Ярославна
    на забрале в сизой дымке ранней:
    "0 ветрило, ветер легкокрылый!
    Почему ты веешь всею силой?
    Почему мчишь хиновские стрелы
    на ратаев моей Лады смелых?
    Мало ль тебе в горах тучи веять,
    в синем море корабли лелеять?
    Для чего, могучий, тебе надо
    в ковылях губить мою отраду?

    В городе Путивле брезжут дали,
    плачет Ярославна на забрале:
    "0 Славутич-Днепр, река, как море!
    Ты пробился к половцам сквозь горы,
    нёс, лелеючи, насады Святослава
    потоптать Кобяка полчище на славу.
    Мою Ладу возлелей ко мне, смой горе,
    слать с зарёй ему не буду слёзы к морю."

    Плачется, кручинясь, Ярославна
    на стене Путивля утром рано:
    " Солнце светлое, пресветлое светило!
    Всем тепло ты красное дарило.
    Ныне что лишь половцев ласкало,
    а на ратных Лады жар лучей пускало?
    им в безводном поле жаждой луки гнуло,
    им колчаны к горю зноем затянуло?"


    На малорусском Т. Шевченко:

    В Путивлі-граді вранці-рано 
    Співає, плаче Ярославна, 
    Як та зозуленька кує, 
    Словами жалю додає. 
    «Полечу,— каже,— зигзицею , 
    Тією чайкою-вдовицею, 
    Та понад Доном полечу, 
    Рукав бобровий омочу 
    В ріці Каялі. І на тілі, 
    На княжім білім, помарнілім, 
    Омию кров суху, отру 
    Глибокії, тяжкії рани...»

    І квилить, плаче Ярославна 
    В Путивлі рано на валу: 
    «Вітрило-вітре мій єдиний, 
    Легкий, крилатий господине! 
    Нащо на дужому крилі 
    На вої любії мої, 
    На князя, ладо моє миле, 
    Ти ханові метаєш стріли? 
    Не мало неба, і землі, 
    І моря синього. На морі 
    Гойдай насади-кораблі. 
    А ти, прелютий... Горе! Горе! 
    Моє веселіє украв, 
    В степу на тирсі розібгав».

    Сумує, квилить, плаче рано 
    В Путивлі-граді Ярославна. 
    І каже: «Дужий і старий, 
    Широкий Дніпре, не малий! 
    Пробив єси високі скали, 
    Текучи в землю половчана, 
    Носив єси на байдаках 
    На половчан, на Кобяка 
    Дружину тую Святославлю!.. 
    О мій Словутицю преславний! 
    Моє ти ладо принеси, 
    Щоб я постіль весела-слала, 
    У море сліз не посилала,— 
    Сльозами моря не долить».

    І плаче, плаче Ярославна 
    В Путивлі на валу на брамі, 
    Святеє сонечко зійшло. 
    І каже: «Сонце пресвятеє 
    На землю радість принесло 
    І людям, і землі, моєї 
    Туги-нудьги не розвело. 
    Святий, огненний господине! 
    Спалив єси луги, степи, 
    Спалив і князя, і дружину, 
    Спали мене на самоті! 
    Або не грій і не світи. 
    Загинув ладо... Я загину!»

    4 іюня [1860], СП6

     

     



    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 13 комментариев , вы можете свернуть их
    Александр Стерляжников # написал комментарий 16 июня 2012, 15:51
    Ну, мне больше понравился древнерусский текст.
    У Тараса Шевченко явно слышится Пушкин, чьим учеником он является. Классно, конечно, но не то...
    Ну, у вас русский современный язык. Мне просто больше нравится древнерусский на слух или язык малоазийских славян (обычно называемый церковно-славянским)
    Владимир Соколов # написал комментарий 16 июня 2012, 22:47
    Переложение с древнерусского на современный русский, бывший языком Пушкина, преследовало цель показать поборникам древнего "украинского языка" полное отсутствие такового в сохранившихся древних текстах.
    Видны несущественные изменения русской речи, а страдающий неточностями перевод Шевченко на мову наглядно демонстрирует её полное расхождение с древним оригиналом.
    Ну, а то, что вам в стихе Шевченко "явно слышится Пушкин", якобы "учеником которого был Шевченко", то это совершенно не так, ибо в их стихе просто нет ничего похожего: ритмической основой поэзии Шевченко является малороссийский народный стих, а в стихосложении Пушкина применены основные русские стихотворные размеры.
    Регина Юнг # написала комментарий 13 ноября 2012, 21:52
    «Я кукушкою печальной
    По Дунаю полечу,
    И в реке Каяле дальней
    Я рукав свой омочу.
    Там, где бой начнется снова,
    Встречу князя поутру,
    Рукавом ему бобровым
    Кровь с жестоких ран сотру».
    Так горько плачет Ярославна
    В Путивле рано на стене:
    «Ветер, ветер в чистом поле,
    Быстролетный, милый друг,
    По неволе иль по воле
    Веешь сильно так вокруг?
    Регина Юнг # ответила на комментарий Регина Юнг 13 ноября 2012, 21:52
    Ты зачем, взметнув потоки
    Дуновеньем легких крыл,
    Тучей ханских стрел жестоких
    Войско милого покрыл?
    Мало ль оболок кисейных,
    Кораблей по синь-морям,
    Так зачем мое веселье
    Разомчал по ковылям?»
    Так горько плачет Ярославна
    В Путивле рано на стене:
    «Славный Днепр мой! Ты в просторы
    Волны быстрые промчал
    Через каменные горы,
    Через землю половчан.
    Без тревоги, без печали
    Волны синие твои
    Поднимали и качали
    Святославовы ладьи.
    Сжалься, Днепр мой, надо мною,
    Над тоской наедине,
    И с попутною волною
    Друга ты примчи ко мне».
    Так горько плачет Ярославна
    В Путивле рано на стене:
    «Солнце, солнце золотое,
    В небе ярко ты горишь,
    Солнце красное, родное,
    Всем тепло и свет даришь.
    Что ж ты нынче золотые
    Стрелы мечешь для того,
    Чтоб палить и жечь в пустыне
    Войско мужа моего?
    Луки жажда им согнула,
    И, взлетая от песка,
    Им колчаны позамкнула
    В поле лютая тоска».
    1937
    Александр Прокофьев
    Регина Юнг # ответила на комментарий Регина Юнг 13 ноября 2012, 21:54
    И. И. Козлов
    ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ

    Вольное подражание

    Княгине З. А. Волконской

    То не кукушка в роще темной
    Кукует рано на заре —
    В Путивле плачет Ярославна
    Одна на городской стене:

    «Я покину бор сосновый,
    Вдоль Дуная полечу,
    И в Каяль-реке бобровый
    Я рукав мой обмочу;
    Я домчусь к родному стану,
    Где кипел кровавый бой,
    Князю я обмою рану
    На груди его младой».

    В Путивле плачет Ярославна,
    Зарей, на городской стене:

    «Ветер, ветер, о могучий!
    Буйный ветер! что шумишь?
    Что ты в небе черны тучи
    И вздымаешь и клубишь?
    Что ты легкими крылами
    Возмутил поток реки,
    Регина Юнг # ответила на комментарий Регина Юнг 13 ноября 2012, 21:54
    Вея ханскими стрелами
    На родимые полки?»

    В Путивле плачет Ярославна,
    Зарей, на городской стене:

    «В облаках ли тесно веять
    С гор крутых чужой земли?
    Если хочешь ты лелеять
    В синем море корабли,
    Что же страхом ты усеял
    Нашу долю? для чего
    По ковыль-траве развеял
    Радость сердца моего?»

    В Путивле плачет Ярославна,
    Зарей, на городской стене:

    «Днепр мой славный! ты волнами
    Скалы половцев пробил;
    Святослав с богатырями
    По тебе свой бег стремил.
    Не волнуй же, Днепр широкий,
    Быстрый ток студеных вод, —
    Ими князь мой черноокий
    В Русь святую поплывет».

    В Путивле плачет Ярославна,
    Зарей, на городской стене:

    «О река! отдай мне друга —
    На волнах его лелей,
    Чтобы грустная подруга
    Обняла его скорей;
    Чтоб я боле не видала
    Вещих ужасов во сне,
    Чтоб я слез к нему не слала
    Синим морем на заре».

    В Путивле плачет Ярославна,
    Зарей, на городской стене:

    «Солнце, солнце, ты сияешь
    Всем прекрасно и светло!
    В знойном поле что сжигаешь
    Войско друга моего?

    Жажда луки с тетивами
    Иссушила в их руках,
    И печаль колчан с стрелами
    Заложила на плечах».

    И тихо в терем Ярославна
    Уходит с городской стены.

    11 октября 1825
    Владимир Соколов # ответил на комментарий Регина Юнг 14 ноября 2012, 21:16
    В моём комметарии 16 июня 2012, 22:47 ясно сказано, что перелагая (а не переводя!) со старорусского языка на современный русский, я преследовал цель показать поборникам "украинского" псевдоязыка полное отсутствие такового в сохранившихся древних текстах, а именно в самом известном из них - "Слове о полку Игореве", сравнив очень близкие по лингвоструктуре тексты на старорусском и новорусском языках с абсолютно на них не похожим убогим "мовным" переводом Шевченко.
    Кроме того, "бебряный рукав" - не "бобровый", а из шёлка особой выделки, и "хиновы стрелы" – изготовленные в Западном Китае, а не "ханские", поэтому не стоит тискать авторизованную отсебятину, искажающую первоначальный текст Слова.
    Регина Юнг # ответила на комментарий Владимир Соколов 14 ноября 2012, 23:13
    Похоже, Вы зациклились ,,на украинском псевдоязыке,, и приводить примеры сохранения старославянских слов в украинском современном не стану.
    А вольное изложение Плача Шевченком, как и другими поэтами имеет право быть. И очень неприятно читать об убогости другого языка, от человека, претендующего на право излагать свою версию Плача. Многие учёные Петербургской фонематической школы видят в современном украинском языке, сохранившиися слова с древнерусского да и старославянского... и ставят перевод Шевченко в один ряд с переводами других авторов.
    Владимир Соколов # ответил на комментарий Регина Юнг 15 ноября 2012, 01:10
    Ваше противление моему утверждению об искусственности никогда не существовавшего отдельно от Русского языка т.н. "украинского языка", созданного врагами России в политических целях из убогого говора забитых селян Малой Руси, обильно смешанного с польским и немецким лексиконами, выдаёт вашу русофобность.
    Посему свои укронацистские воззрения излагайте себе подобным, но не мне.
    Регина Юнг # написала комментарий 14 ноября 2012, 23:18
    „бъбръ“ — „бобр“ — „бебръ“ в древней Руси обозначали не только известное пушное животное, но и драгоценную шелковую ткань.
    Владимир Соколов # ответил на комментарий Регина Юнг 15 ноября 2012, 01:13
    Видно, хфылолох тот ещё, фарионовы лавры покоя не дают...(((
    Yasmin Beautiful # написала комментарий 23 октября 2016, 13:50
    Комментарий удален его автором
    Yasmin Beautiful # написала комментарий 23 октября 2016, 16:32
    Вообще-то старославянский текст больше напоминает белорусский язык, нежели русский. И Вы, вероятно, просто не знаете, что праязыком был индоевропейский. От него возник праславянский язык, от которого произошли западнославянский, южнославянский и восточнославянский. Последний, в свою очередь, поделился на абсолютно самостоятельные и равноправные украинский, белорусский и русский языки!
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?