Отец Виктор - священник из села Быньги просит помощи.

    Инна St перепечаталa из www.znak.com
    2 оценок, 622 просмотра Обсудить (0)

    Отец Виктор - священник из села Быньги просит помощи. ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

     

      28.10.2013 17:16  
     

     Я, Виктор Зырянов, священник Свято-Никольского храма в селе Быньги, Нижнетагильской Епархии, Русской Православной Церкви, обращаюсь ко всем российским гражданам, и в частности к верующим Свердловской области, с уведомлением о ситуации, сложившейся вокруг Свято-Никольского прихода в селе Быньги.

     На меня как на священника, прослужившего в Свято-Никольском храме 25 лет, возбуждено уголовное дело по факту разрушения храма с причинённым ущербом в 31 миллион рублей.

     

     Свято-Никольский храм в селе Быньги является жемчужиной Уральского региона, подобного церковного сооружения со всей его уникальной архитектурой нет во всей восточной стороне от Урала. Храм и село Быньги - поистине сердце Урала, ибо отсюда началась вся промышленная жизнь громадного региона. В Быньгах был первый железоделательный завод семьи Демидовых. Впоследствии Пётр Савич Яковлев, унаследовавший Быньговский завод, намеревался построить в Быньгах чугунную церковь в честь Святителя Николая, считая чудотворца Николая своим семейным покровителем и всего промышленного дела на Урале. Ему-то и принадлежит строительство в Быньгах в 1797 году великолепного во всех отношениях храма в честь Святителя Николая. Сам великий угодник Божий и чудотворец Святитель Николай отмечает своей милостью храм Божий в Быньгах.

     

     Я, священник, за 25 лет своего служения свидетельствую о множестве чудесных явлений и знамениях в Его храме совершающихся. Приведу один лишь пример, как опасно с нечистым и лукавым сердцем прикасаться к святым иконам.

     10 лет назад у нас в храме произошла кража. Злоумышленник ночью пробрался в храм, распилив решётку в окне. Похитил несколько икон, в том числе икону угодника Божия Святителя Николая. По горячим следам раскрыть преступление не удалось. У меня в храме была алтарница Агриппина, старушка лет восьмидесяти. Она уже не служила, не могла ходить. Когда ей рассказали о краже, ей стало обидно. Сидя в маленькой комнатке дома, она плакала. Вдруг кто-то коснулся её плеча, обернувшись, она увидела благообразного убелённого сединой старца, который сказал ей: «Не плачь Агриппинушка, всё будет хорошо». Старица сразу узнала в нём Святителя Николая. 

     

    Это было в 12 часов ночи, и как раз в это время двое милиционеров из Невьянска, как бы случайно, задерживают в пустой электричке воришку со всеми иконами из храма. Все старые прихожане знают об этом случае. Потом нам рассказали, что похититель был убит в тюрьме.

     А также особым знаком благоволения Святителя Николая к своему храму является то, что сохранилась летопись, за сто лет до 1897 года составленная священником отцом Михаилом Христолюбовым, из которой мы знаем всё, что происходило с храмом, как он строился и реконструировался, как производилось убранство и росписи, какие иконописцы трудились над его украшением, что жертвовалось и чему посвящалось.

     

     

    Храм представляет собой научную и художественную непереоценимую важность. Но самое, конечно, важное, что в нём происходит духовное перерождение людей в чад Божьих.

     Моё служение началось в 1987 году в Святую Пасху. До меня священство в храме быстро менялось и серьёзных ремонтных работ в нём не проводилось. Храм быстро ветшал. Снаружи повсюду отваливалась штукатурка, кровля превращалась в решето, церковная ограда во многих пролётах просто сгнила и развалилась, ворота вросли в землю и не открывались. Перед главным входом было настоящее болото, так как была проезжая часть и по ней ездили трактора и комбайны. Прихожанам приходилось с трудом пробираться вдоль ограды или даже перелазить через неё. Крыша протекала, и нам приходилось ставить вёдра и тазы. Краска лохмотьями висела, на потолке во многих местах не было штукатурки, виднелись кирпичи. Но самое страшное  было зимой, печи приходилось топить круглые сутки, они дымили и создавали угар. Стены покрывались копотью, настенную роспись нельзя было рассмотреть. В храме множество оконных рам, которые за 200 лет рассохлись, стёкла периодически лопались. Зимой в храме температура опускалась до минус 10 градусов. Служить приходилось в шубе и в валенках, и так 20 лет.

     

     Мы, как могли, поддерживали храм от его разрушения, каждый год проводили косметические ремонты: штукатурили, красили, мыли, латали дыры на крыше и куполе, но они вновь появлялись, и так без конца. Требовался капитальный ремонт, однако средств на это не было, приход не в состоянии был решить этой проблемы сам. Куда я только не обращался, пороги каких только инстанций я не обивал, всё тщетно.

     В храм приезжало множество разного ранга чиновников и депутатов, и все обещали и обещали, и возмущались, почему государство оставило такую красоту на произвол. Сохранилось письмо Владыки Викентия в министерство культуры о включении в программу восстановления, но ответа не последовало. Вопрос о ремонте храма рассматривался неоднократно на заседаниях областного правительства и областной думы, но решения не было. Ни областную думу, ни областное правительство храм не интересовал.

     

     Владыка Викентий обратился с прошением к тогда депутату Государственной Думы Евгению Ройзману помочь в ремонте Свято-Никольского храма в Быньгах. Евгений Вадимович откликнулся. С этого момента Евгений Ройзман стал помогать в капитальном восстановлении храма за свой личный счёт. Ремонт начался с самого верха от креста на главном куполе.

     Маковку покрыли нитридтитаном, почти развалившуюся верхнюю башенку восстанавливали два года. Даже к великой радости перекрыли большой купол, сменили сгнившее за 200 лет железо на медь. Кстати, следует выразить благодарность Андрею Анатольевичу Козицыну и Сергею Евгеньевичу Ерпалову, пожертвовавшим нам кровельную медь, купленную на личные средства. УГМК и раньше нередко поддерживало нас железом для кровли, ибо за 20 лет мы дважды перекрашивали всю кровлю храма.

     

     3,5 года назад Евгений Ройзман предложил открыть в Быньгах отделение Фонда «Город без наркотиков». Дело было новое и рискованное, я не имел опыта работы с реабилитацией наркоманов. Но вот однажды на богослужении я, возможно, услышал или ощутил благословение Божие на несение этого послушания, и это была духовная радость, от того, что Бог желает для меня этого креста и Он будет мне помощником.

     Теперь я знал, что это служение мне даровано навсегда и я не могу это служение помощи страждущим не нести. За 3,5 года через храм прошли более 50 реабилитантов, и я люблю их всех. В нашем отделении царит семейственность и братство, это уже традиционно, хотя ребята и сменяются. Великое счастье видеть, как преображается их внутренний мир, как появляется осмысленность их жизни, сердца наполняются верой и любовью. А с какой благодарностью за исцеление своих чад подходят их родители, это великое счастье, что ты можешь оказывать помощь там, где почти все отвернулись. Работа в храме, богослужения, исповедь, причастие, беседы со священником - вот еобходимые условия воскресения попавших в дьявольские сети детей.

     

     Когда открылось отделение фонда «Город без наркотиков» в храме Св. Николая, мне было открыто, что Св. Николай ждал именно этого. Он не хотел, чтобы его дом восстанавливался за деньги какими-нибудь гастарбайтерами, вообще наёмниками. Он хотел, чтобы его храм работал на благо жаждущих спасения ребят.

     За эти годы уже так много сделано, и сделано на совесть, качественно, а по-другому и не может быть. У нас нет спешки, аврала. Богослужения совершаются, святые дары прилагаются, таинства совершаются, души, ушедшие от Бога, вновь к Нему возвращаются.

     

     Так всё и было до того, как Евгений Ройзман стал кандидатом в мэры Екатеринбурга. После на отделение фонда в Быньгах обрушились невероятная клевета и гонения. Иконы с центрального иконостаса, находящиеся на реставрации в мастерской, были арестованы и увезены в неизвестном направлении. По какому праву и на каком основании церковное имущество удерживается полицией, не объясняется. Заведено уголовное дело по факту нанесения порчи «памятнику федерального значения» на сумму 31 миллион рублей. Заявляю, что храм «памятником федерального значения» не является, поскольку никаких документов не было подписано. Никто, ни министерство культуры, ни управление госимущества с заявлением в Епархиальное управление не выходили. Ибо такие документы составляются не с приходским священником, а с епархиальным руководством, чего сделано не было. Никто до сей поры и не догадывался, что Свято-Никольский храм принадлежит государству, поэтому все работы по сохранению церковного здания проводились законно и претензий со стороны государства не должно быть.

     

    И совсем уж вызывает улыбку, что так называемая «независимая экспертиза» (интересно от кого она не зависимая, наверно от совести, правды и истины) посчитала урон в 31 миллион рублей. Ни одна самая малейшая деталь в архитектуре или в убранстве храма не потерялась и не была испорчена.

     Через Свято-Никольский храм прошли десятки тысяч людей. Храм любимый и многопосещаемый, и тысячи людей свидетели тому, как храм поддерживался и ремонтировался. Храм включен в «Серебряное кольцо Урала», он посещается сотнями туристических и паломнических групп, в том числе и из-за рубежа, и люди видели, какие работы в нем велись.

     

     Следователь собирается предъявить мне обвинение в нанесении ущерба в 31 миллион рублей, это же ограбление века!

     Я бы не стал говорить о своей деятельности за период своего священнического служения, но к этому вынуждают обстоятельства, поскольку меня многие знают и могут возникнуть соблазны у людей, слушающих мои лекции.

     С 1990 года я девять лет преподавал в университете на кафедре философии религии, с 1994 года преподаю догматическое богословие и Священное Писание Нового Завета в Екатеринбургской духовной семинарии, читал лекции на теологическом факультете, девять лет читаю каждую неделю лекции для всех желающих в Храме-на-Крови.

     

     За 25 лет я крестил, венчал, отпевал, исповедовал и причащал, наверно, тысячи людей.

     Говорю это, чтобы не появилось соблазна думать, будто батюшка говорит одно, проповедуя воздержание и даже нищету, а сам в храме преследует свои интересы или даже корысть, а может быть, и злой умысел. Так вот, все обвинения в мой адрес - сплошная ложь и грязная политтехнология, направленная против мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана.

     

     Только сейчас министерство культуры оформляет пакет документов на храм как на «памятник архитектуры федерального значения» с епархиальным руководством. Все работы, проводимые в храме, были в ведении правящих архиереев, если бы нарушался какой-то закон, то архиерей, которому принадлежат все храмы епархии, запретил бы работы. Все обвинения просто абсурдны, но направлены на подрыв авторитета Церкви Божией у людей, а также являются оскорблением чувств верующих христиан.

     Приглашаю всех посетить Свято-Никольский храм в селе Быньги и убедиться воочию в справедливости сказанных мною слов. Храм открыт каждый день с 9 утра до 5 вечера. Прошу всех верных чад РПЦ молиться о преодолении искушений, обрушившихся на нас, а также молиться за тех, через кого эти искушения приходят, ибо они не ведают, что творят, губя свои души1.

     

     «Горе миру от соблазнов, ибо надобно прийти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит».

     Мор 18,7

     Да не смущается сердце ваше верить в Бога и во Христа Иисуса.

     

     

     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 736 записей в блогах и 4745 комментариев.
    Зарегистрировался 81 новый макспаркер. Теперь нас 5028588.