Вновь о Дне памяти сожженных деревень

    натали иванова перепечаталa из c-eho.info
    0 оценок, 241 просмотр Обсудить (0)

    ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ

    Заслуженного архитектора Республики Крым, Почетного гражданина города Бахчисарая, члена Президиума Бахчисарайской районной организации ветеранов войны, труда и военной службу БОРИСОВА В.Н. к председателю Бахчисарайского районного совета ДЕРДАРОВУ Р.Я.

     По имеющимся сведениям, Вами дано поручение юристам районного совета подготовить дополнения в Устав муниципального образования Бахчисарайский район Республики Крым, касающиеся права на районном уровне утверждать памятные даты.

     Это поручение вызвано, видимо, амбициозными требованиями председателя правления общественной организации «Крымский центр социального и культурного развития»Инициатива» Камилем Аметовым утвердить в районе официальный День памяти сожженных деревень в период немецко-румынской оккупации Крыма 1941-1944 гг., соотнесенный с датой гибели деревни Улу-Сала(ныне с. Синапное).

     Право, которое будет дано Уставом Бахчисарайского района депутатам районного совета решать вопрос по установлению памятных дней в районе, не вызывает никаких возражений. Однако Ваша позиция в отношении объявления даты сожжения фашистскими оккупантами 21 декабря 1943 года деревни Улу-Сала как памятной даты уничтожения всех деревень Крыма, что закреплено ранее решением сессии Бахчисарайского районного совета от 30.11.2015 г. № 242 «О Дне памяти сожженных деревень» (приложение № 1, см. фото внизу), (поддержка инициативы и направление решения на рассмотрение в Госсовет Крыма) вызывает обоснованный протест у научной общественности Крыма и не отменено по настоящее время. Насколько я понимаю, депутатам районного совета, которые голосовали за принятие этого решения, информация была доведена выборочно, что ввело их в заблуждение.

     Создается впечатление, что если Вам и Аметову К., не удалось утвердить указанную дату Госсоветом Крыма на региональном уровне, то вы оба, видимо, решили обеспечить ее принятие на уровне района?

    Протежирование необъективного решения сессии
    Бахчисарайского районного совета от 30.11.2015 г. № 242 «О Дне памяти сожженных деревень»

     Существуют серьезные основания для такого неутешительного вывода, о чем свидетельствуют следующие факты.

    1. На письмо научной общественности Крыма от 23.12.2015 г. в Ваш адрес с предложением отмены решения сессии Бахчисарайского районного совета от 30.11.2015 г. № 242 «О дне сожженных деревень» на основании научно-исторического обоснования (приложение № 2) Вашим ответом был категорический отказ (письмо № 62-7/724-2015 от 13.01.2016 г. – приложение № 3).

    Этот ответ, если судить и по форме и по совести, – это «высший пилотаж» цинизма, глумления и безнаказанности. Он представляет собой своеобразный шаблон для обмана депутатов и протаскивания любых, самых нелепых, решений, что и произошло с утверждением решения сессии Бахчисарайского районного совета от 30.11.2015 г. № 242 «О Дне памяти сожженных деревень».

    2. О том, что «общественник» Аметов К. органично вписался в муниципальную структуру управления Бахчисарайского района и как вышестоящий начальник диктует Вам, что и как делать, свидетельствуют его письмо в Ваш адрес № 53 от 16.12.2016 г. Оно касается темы (орфография подлинника сохранена): «О мероприятиях посвященные 1-й годовщине Дня памяти сожженных деревень» (приложение № 4).

    Его требования о проведении мероприятий основано на дезинформации о якобы уже решенном на уровне Республики Крым вопросе об объявлении Дня памяти сожженных деревень в Крыму.

     Вы принимаете обращение Аметова К. как приказ к действию и направляете соответствующее письмо № 02-7/321 от 16.10.2016 г. в адрес главы администрации Бахчисарайского района Князева В.В. с требованием (орфография подлинника сохранена) «организации исполнения поручение Председателя Общественной организации Республики Крым «Крымский центр… «Инициатива»… Аметова К) (приложение № 5).

    Поэтому, учитывая изложенное, у научной общественности Крыма, чье мнение я выражаю, отсутствует уверенность, в объективном рассмотрении вопроса утверждения даты Дня памяти сожженных деревень на уровне Бахчисарайского района и она, как можно сделать заключение из прилагаемых документов, будет опять привязана к дате сожжения деревни Улу-Сала в 1943 году.

    В чем причина ляпа?

    Что позволило Вам реализовать желаемые цели без учёта объективных обстоятельств и возможных последствий, приняв решение сессии Бахчисарайского районного совета от 30.11.2015 г. № 242 «О Дне памяти сожженных деревень»? Возможно ли повторение подобного ляпа?

     Ответ имеется. Такой причиной является отсутствие четко сформулированных критериев для выбора памятной даты, согласующихся с объективными фактами, историческими подходами и оценками народного сопротивления немецко-румынскому оккупационному режиму 1941-1944 годов.

    Критерии для выбора памятной даты

     Ниже приводятся критерии, разработанные представителями научной общественности Крыма, которые служат индикаторами объективности и соответственно основой законности для принятия правильного решения.

     Итак, официальная дата Дня памяти сожженных деревень должна быть установлена в соответствии со следующими критериями:

    1. Она должна быть привязана к первому уничтоженному гитлеровцами населенному пункту, уже являющегося символом начала осуществления одной из самых жестоких форм фашистского геноцида.

    2. Выбор населенного пункта должен осуществляться исключительно на основе документальных источников без учета национального фактора.

    3. События, происшедшие в населенном пункте в период Великой Отечественной войны, должны исключать возможность построения альтернативной истории.

    4. В истории населенного пункта не должен иметь место факт наличия в нем добровольческого охранного подразделения из местного населения, а также задокументированные случаи вооруженного противостояния местного населения советским партизанам.

    5. Населенный пункт должен нести знаково-смысловую нагрузку: быть не только символом вечной скорби и печали о понесенных жертвах, но и символом доблести, мужества, героизма, несломленной духовной силы, гордости за наших героических предков, выстраданную народную победу над фашизмом.

    6. Памятная дата об уничтоженных гитлеровцами населенных пунктов в период их оккупации в 1941-1944 годах должна служить целям патриотизма и преемственности поколений, сохранения исторической памяти и объединения крымчан независимо от национальности на высоких нравственных и этических принципах любви к Родине.

     3. Этим критериям полностью соответствует партизанский поселок Чаир в Бахчисарайском районе. Именно с него в начале четвертого месяца оккупации фашистами Крыма — 4 февраля 1942 года — и началось систематическое варварское уничтожение населенных пунктов гитлеровцами. Эта дата предлагается нами в качестве памятной даты Дня памяти уничтоженных фашистами населенных пунктов Крыма.

     О сожжении карателями рабочего поселка Чаир см. публикацию: В.Н. Борисов «Трагедия партзанского Чаира».

    Деревня Улу-Сала в период немецко-румынской: факты свидетельствуют

     А соответствует ли деревня Улу-Сала вышеуказанным критериям? Судите сами.

    — «В ПР-IV (ПР – партизанский район) были созданы запасы на 6-7 месяцев и, в основном, достаточно хорошо укрыты. Не успел полностью забазировать продовольствие Бахчисарайский отряд. В ходе ожесточенных боев с немцами за базы 8,9,10 и 11 ноября, которые шли по 14-16 часов в сутки, бахчисарайцы с кордона Горошник и балки Рукав вынуждены были уйти на базу Евпаторийского отряда на кордон Камышлы. Туда же смогли вывезти не более 15% продовольствия и имущества. Остальное растащило согнанное оккупантами к г. Мулга население сел Бия-Сала и Улу-Сала и добровольно пришедшие жители с. Коуш».

    Примечание: 102 Все, что касается ПР-IV: ГААРК, ф. П-151, оп.1, д. 23,л.109-116.

    Мельничук Е.Б. «Партизанское движение в Крыму (1941-1944 гг.). Книга 1. «НАКАНУНЕ» (июль-ноябрь 1941 г.). Историческая хроника. Гриф Фонд. Львов. 2008. С. 80, Примечание 102 – с. 135.

    — «В ряде деревень и сел, особенно предгорной и горной части Крыма… созданы вооруженные отряды самооборонцев, использующихся в качестве проводников карательных отрядов против партизан».

    Из краткого отчета первого секретаря Крымского обкома ВКП(б) В.С. Булатова руководству партизанского движения СССР. Июль 1943 г. Цитируется п: А.В. Мальгин. Партизанское движение Крыма и татарский вопрос. 1941-1943 гг. Симферополь. Сонат. 2009. С. 179.

    — «В целях добычи продовольствия мы с Вихманом предприняли налет двумя боевыми группами на гарнизон Улу-Сала. Но вернулись ни с чем. В свете десятков ракет в нас стреляли из каждого дома».

    Ф.И. ФЕДОРЕНКО. Годы партизанские. 1941-1944. Симферополь. Таврия. 1990. Глава 5. Вторая партизанская зима. С. 147.

    Справка: Федор Иванович Федоренко, крымский партизан, командир бригады. После войны служил в Советской армии. Генерал-майор.

    Леонид Абрамович Вихман, крымский партизан-разведчик, в 1944 году – командир 7-й бригады Южного соединения партизан Крыма.

    — «В своей информации в центр Попов сообщал также "о предательстве населения Коуш, Бия-Сала, Улу-Сала, Бешуй, Джалманчик, где "все татарское население с 14-летнего возраста вооружилось и при некотором приближении партизан к вышеупомянутым пунктам последние встречали огнем и мечом»… 83

    Примечание: 83.РГАСПИ, ф.69, оп.1, д.621, л.26.

    Попов – лейтенант госбезопасности, представитель Центрального штаба партизанского движения в Крыму.

    Цитируется по: Гульнара Бекирова. Крымские татары. 1941-1991. Раздел 1. Заложники войны. Глава 3. Партизанское движение в Крыму.

     В этих условиях с особой бережностью, «чистоплотностью» в исследованиях, объективностью и конкретностью (без преувеличения и приуменьшения масштабов события) должна быть обеспечена историческая память о жертвах фашистского оккупационного террора деревни Улу-Сала, в том числе и увековеченная в камне.

    Правда о сожжении карателями деревни Улу-Сала

    В декабре 1943 года, в рамках борьбы с партизанским движением в Крыму, а также в связи с отсутствием эффективного военно-административного контроля над партизанскими районами, связанного с изменившимся отношением к службе в батальонах «Вспомогательной полиции порядка» (Schutzmannschaft) или «Schuma» («Шума») со стороны татарских добровольцев, силами 17-й немецкой армии была проведена крупномасштабная операция, носившая название «Огонь и меч» («FeuerundSchwert»).

    Ее целью было создание «мертвой зоны» вокруг партизанских районов в горно-лесной местности Крыма в полосе от Карасубазара (Белогорска) до Бахчисарая, общей площадью 800 кв. км. Карателями был осуществлен комплекс мер по уничтожению не только жилого фонда, но и всей инфраструктуры населенных пунктов горнолесной зоны с целью не допустить её использования партизанами в условиях суровой горной зимы. В операции по созданию этой зоны было сожжено 30 деревень и расстреляно около трёхсот их жителей, выселено 2 тысячи человек и под видом эвакуации разграблена большая часть принадлежащего им имущества и продуктов.

    В числе уничтоженных тогда населенных пунктов была и татарская деревня Улу-Сала. Согласно документально подтвержденным сведениям крымских партизан Улу-Сала сожжена карателями 21 декабря 1943 года.

    Сразу же после ухода карателей из уничтоженной ими деревни Улу-Сала – 22 декабря 1943 года в него вошла партизанская группа под командованием Дренава, которая в присутствии свидетелей – 120 жителей деревни и девяти членов общины, представлявших своего рода комиссию, составила акт об уничтожении фашистами этой деревни (сожжено 102 дома) и эксгумации 36 гражданских жертв – ее жителей. Пофамильно было установлено 25 погибших. В акте задокументированы их фамилии и возраст.

    Этот первичный документ в рукописном виде подписали командир партизанской группы Дренав и девять представителей общины Улу-Сала (приложение № 6).

     Место перезахоронения жертв в акте указано не было.

    28 января 1944 года, используя текст акта о сожжении фашистами деревни Улу-Сала, который был передан на Большую землю, орган Крымского обкома ВКП(б) и Верховного Совета Крымской АССР газета «Красный Крым» опубликовала подробную статью о случившейся трагедии с указанием фамилий и возраста 25-ти жертв...

    Фальсификация истории, начатая националистическим «меджлисом крымско-татарского народа» продолжается

    Начиная с конца 1980-х годов тема жертв фашистского оккупационного террора, а также периодов императорской России и СССР активно эксплуатировалась так называемым меджлисом с целью построения альтернативной истории. Не остались в стороне и жертвы дер. Улу-Сала, о которых озаботились отдельно.

    На территории села Синапное явочным порядком, без необходимых согласований и проведения поисковых работ, якобы на месте перезахоронения жертв оккупационного террора в 1993 году по инициативе и на средства председателя Верхореченского местного меджлиса З.Р. Халикова был воздвигнут памятник «Жертвам фашистского террора в деревне Улу-Сала». На его гранитной плите начертана такая странная, с орфографическими ошибками, надпись: «На этом месте захоронены свыше 100 жителей сел: Улу-Сала, Авджи-Коя, Стиля, соженные в декабре 1943 г.»

     В настоящее время «общественник» Аметов К. активно продолжает дело переписчиков истории и где это только возможно распространяет фальшивку, что там уже захоронен прах не 100 человек, не 215, а уже 250(!) жертв.

    Что необходимо сделать, чтобы достойно увековечить память о жертвах деревни Улу-Сала

    В первую очередь Камилю Аметову необходимо перестать лгать, а Вам перестать его поддерживать в этом.

     Все действия по увековечиванию жертв деревни Улу-Сала в 1943 году планировать и проводить, опираясь исключительно на историческую правду, законные методы проведения таких работ и гласность.

     Нужно исходить из морального долга представить на мемориальном камне грамотно составленную надпись, общее число жертв гитлеровского оккупационного террора в деревне Улу-Сала (36 человек) и фамилии жертв, которые известны, основываясь на данных акта эксгумации, составленного 22 декабря 1943 года (25 человек).

     Для того чтобы представить такую надпись на мемориальном камне, необходимо провести археологическое обследование места размещения нынешнего камня с целью установления там захоронения останков жертв и определения его границ, если такое имеется.

     При наличии захоронения в мемориальной надписи на камне должен быть отмечен этот факт; если его там нет, то надпись на камне должна включать фразу, указывающую, какому событию посвящена установка памятного знака. Но в любом случае число жертв и известные их фамилии должны быть указаны.

     Перечисленные здесь предложения являются своеобразным тестом на искренность и гражданскую позицию Камиля Аметова в деле правдивого увековечивания им памяти жертв фашистского оккупационного террора, осуществленного в деревне Улу-Сала в 1943 году.

    Это надо знать

    Насколько деликатна тема установления даты Дня памяти сожженных деревень, свидетельствуют факты активного участия татарских добровольческих рот и батальонов в уничтожении населенных пунктов Крыма (независимо от национальной принадлежности их жителей) в период немецко-румынской оккупации Крыма. См., например, публикацию «Симферопольские судебные процессы над военными преступниками и карателями-изменниками Родины, находившимися на службе у немецко-румынских оккупантов в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов в освещении газеты «Крымская правда».

    Указанные батальоны, состоявшие из добровольцев-жителей Крыма (в основном крымских татар) являлись подразделениями «вспомогательной полиции порядка» (Schutzmannschaft der Ordungspolizei, или Schumа). «В организационном и оперативном отношении все ветви крымской Schumа были подчинены начальнику полиции порядка генерального округа «Таврия» СС-бригаденфюреру (или генерал-майору полиции) К. Хитшлеру, который управлял ими через свои соответствующие отделы на местах». (Романько О.В. Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос. (1941-1944). Монография. Симферополь 2009. С. 131).

     Как отмечает известный крымский историк, доктор исторических наук Романько О.В. в другой своей публикации, «Германия в период Второй мировой войны использовала иностранных добровольцев в весьма значительных количествах. Поэтому, нет ничего удивительного, что в номенклатуре воинских формирований, организованных из них, указывалась национальная принадлежность.

    И примеров тому – великое множество. Не были исключением и крымско-татарские коллаборационистские части, в названиях которых слова «Krimtataren», «Tataren» или «tatarische» встречается постоянно…». (Романько О.В. Об одной несостоявшейся сенсации, или некоторые проблемы методологии исследований по истории Крыма в период Второй мировой войны. Материалы международной научно-практической конференции «VII Кирилло-Мефодиевские чтения» (КГМУ им. С.И. Георгиевского) 22-23 мая 2014 г. – Симферополь: Дом Писателей им. Домбровского, 2014).

     Кроме этого, в самой коллаборационистской прессе времен оккупации Крыма эти подразделения именовались как «добровольческие татарские батальоны». Отсюда данное название широко использовалось в советских документах, воспоминаниях и периодической печати.

    Общие выводы и предложения

     Вам, как первому должностному лицу Бахчисарайского района, предлагается:

    1. При определении Дня памяти сожженных деревень руководствоваться разработанными представителями научной общественности Крыма критериями (стр. 3-4).

     2. Утвердить подробный регламент установления Дня памяти сожженных деревень на уровне Бахчисарайского района, в котором прописать обязательное участие в работе уполномоченных на это структур представителей национальных обществ и общин, проживающих в районе.

     3. Привлечь к работе над установлением Дня памяти сожженных деревень авторитетных историков, занимающимися проблемами истории Великой Отечественной войны в Крыму, подтвердившим научной деятельностью свой профессионализм и объективность.

     4. С целью исключения возможных манипуляций на всех этапах рассмотрения вопроса Дня памяти сожженных деревень, широко освещать его в прессе.

     5. Ознакомить с данным обращением депутатов Бахчисарайского районного совета.

     5. Принять и зарегистрировать предложение представителей научной общественности Крыма, касающееся установления даты Дня памяти сожженных деревень на уровне Бахчисарайского района, - 4 февраля, в день, когда в 1942 году была сожжен карателями рабочий поселок Чаир, и с которого началось уничтожение других населенных пунктов Крыма.

     К сожалению, объем обращения не позволяет раскрыть весь спектр затронутых вопросов, поэтому отсылаю Вас к достаточно подробным публикациям в СМИ:

    Против фальсификаторов истории Великой Отечественной войны в Крыму

    По закону и по уму

    Провокационные игры на исторической памяти

    Провокационные игры на исторической памяти – 2

     Оставляю за собой право опубликовать данное обращение в СМИ.

    Надеюсь на Вашу мудрость и объективность при принятии решения.

     Приложение № 1-6 на 8-ми листах.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 827 записей в блогах и 6798 комментариев.
    Зарегистрировался 31 новый макспаркер. Теперь нас 5026361.