Возврашение Команды Воланда. Чечня1991год

    Руслан Закриев написал
    1 оценок, 1558 просмотров Обсудить (0)

      Чечня  1991 год.

     

    Всё, казалось, погибло. Мир перевернулся вверх тормашками. Чеченцы стали рабами какого-то, фигляра и кучки проходимцев. Чеченцы признали над собой власть жалкой хунты плебеев-сексотов, которые узурпировали власть не путем военной победы, а вследствие мошенничества.

    27 октября 1991 года хунта Дудаева узурпировала власть, не имея на эту власть никаких прав, и с этого дня начался отсчет дудаевской тирании. И с этого дня чеченцы потеряли право говорить, что над ними не было царей и князей. С этого дня Дудаев стал царем и господином для чеченцев, но самое страшное заключается в том, что чеченцы были порабощены не вследствие военного превосходства тирана, а добровольно предались под власть этого Провокатора.

    Для меня все происходящее было страшной трагедией. Я понимал что это событие свидетельствует о качественном перерождении чеченцев, ведь суть -Нохчи------ - не признавать над собой тиранов, но, к сожалению Дудаев купил власть над чеченцами, обещав им за верность себе право на разбой, право на беззаконие и оружие, специально для этой цели оставленное Дудаеву Ельциным и Грачевым. И чеченцы окупились на эту приманку, но забыли чеченцы, что тяжела доля рабская и не бывает господину жалко ни рабов своих, ни их имущества. Так было, так есть и так будет, и горе тем,  из нас, кто в душе своей признает над собой господина, кроме единого Творца всего сущего! В итоге, я понял, что чеченцы соблазнились и дали себя поработить, а значит, ситуация изменилась коренным образом: прошла эпоха чеченцев свободных и наступила эпоха чеченцев смирившихся, признавших над собой незаконную, унизительную власть Тирана-Падишаха-Дудаева, который вскоре забыл кто он, и тому же народ, которого он недавно называл "Господин Народ", рекомендовать кушать летом сено, а зимой - солому, не забывая при этом тех, кто не соглашался его восхвалять стоя на коленях, обзывать курицами. А если кто-либо из чеченцев осмеливался просить зарплату, вообще сходил с тормозов и был прав: где это видано, чтобы рабы осмеливались просить зарплату?! Ну, подумайте сами, ведь если платить народу зарплату и пенсии, то Дудаев и его хунта не смогут по всему миру покупать дворцы и виллы, ездить на Мерседесах и откладывать доллары в Швейцарском банке. Ну не вина же Дудаева, что дураки-чеченцы подумали, будто он имеет ввиду их, простых чеченцев, когда говорил: "Мы будем пить верблюжье молоко из золотых краников". Падишах, имел ввиду себя, свою Аллочку и свою хунту, а рабы должны работать и умирать для того, чтобы их господа блаженствовали.

    Я все это понимал и говорил, предупреждал, но верные рабы не могут простить тех, кто критикует их господ, и в итоге меня объявили врагом чеченского народа. Я был врагом Дудаева и его хунты, но так как Дудаев уже провозглашен идолом и кумиром, то получилось, что я враг народа. Что ж, решил я, я враг тех чеченцев, господином  которых является Дудаев, то все мои попытки бороться против кумира были тщетны, да и Дудаев, если сказать честно, творил чудеса, что и приводило в дикое исступление восторга самые безграмотные и невежественные слои чеченского общества.

    Механизм прихода к власти Дудаева, его смута была один к одному с Сатанинской технологией, описанной  Достоевским в гениальном романе Бесы. Я в первый раз увидел Дудаева во время так называемой "2" серии Чеченского съезда. Этот съезд, был с самого начала явлением преступным. Но, агентурно-фашистский десант во главе с Дудаевым сговорился с местной коммунистической-бюрократической 5-й колонной, и они в союзе с друг другом начали эту провокацию. Вспомните, в то время сексоты, во главе, которых стоял Завкаев, и сексоты во главе которых стоял Дудаев были заодно. Их связь была не случайна. Этот съезд был этапом сатанинского плана, целью которого было погубить чеченский народ, ------- они поняли: если чеченцы встанут на ноги, тем более - заключат союз с порабощенным русским народом, власти сатанистов в России, а значит и во всём мире придёт конец, и вот они начали операцию по уничтожению чеченского народа. Так вот, этот проклятый съезд был первым этапом коварного, рокового для всего чеченского народа плана, и заметьте, в этом вопросе и -атеисты  и Дудаевцы были союзниками.

    Я очень хорошо помню, как эти штатные сексоты, называвшие себя в то военное время неформалами, пропагандировали идею, и не раз задавал себе вопрос, что такое этот съезд, и какой смысл в его проведении? - и не находил ответ.

    В соответствии с чеченской традицией не предусмотрены - плебейские-  съезды, в соответствии с чеченской традицией высшей властью в Чечне является совет полномочных представителей кланов, в соответствии с законами Российской Федерации, частью которой по воле Аллаха является Чечня, существуют выборы в Верховный Совет, - а что же такое этот съезд, и кто стоит за этой шулерской махинацией? - не раз задавал я себе этот вопрос и не находил ответа, хотя видел на сквозь тех, кто эту идею пропагандировал.

    Кульминация на этот съезд пришлась как раз перед выборами в верховный Совет ЧИР, и по моему глубокому убеждению вся эта болтовня служила для отвлечения внимания от предстоящих выборов. Я был однозначно убежден в том, что Чечня находится в составе РФ, причина ясна воля на то Творца, так было и так будет, пока Аллах не –примет иное решение И выводы тут очень просты и конкретны: если чеченцы будут идти по прямой, указанной Аллахом в Коране дороге, Чечню и чеченцев ждут изменения в лучшую сторону, но если чеченцы сойдут с прямого пути и встанут на дорогу сатаны, гордыни, лжи, несправедливости, идолопоклонничества, - Чечню ждут изменения в худшую сторону. В –том,что- коммунисты являются слугами сатаны я не сомневался, Но я тогда не знал, что власть коммунистов является Великой милостью Аллаха по сравнению с тем, что люди заслуживают. Этого я тогда не знал и очень хотел, чтобы чеченцы освободились от гегемонии партийно-КГБистской номенклатуры. Очень странно, когда руководящая элита народа состоит на 90% из беспринципных агентов-конформистов. Мы жили нормально, но мы хотели свободы,  забыв не власть надо исправлять, а себя.

    Но должен признаться, что когда я познакомился, - - - потратя массу времени и своих денег, с альтернативой тогдашней власти, а именно - с лидерами неформальных политических движений, то пришёл в состояние самого настоящего ужаса. При первом же беглом знакомстве со всеми этими Бисултановыми и Яндарбиевыми, я понял, что эти "бесы" в сто раз страшнее и опаснее старой, ставшей уже ленивой, либеральной партийной номенклатуры, свергнуть которую призывали чеченские "бесы".

    В итоге, я сделал однозначный вывод: не только нельзя помогать этим  "неформалам" а наоборот, если появится угроза захвата ими власти, необходимо в коалиции с партократами бороться против этих голодных большевиков, безусловно, если придется выбирать между сытыми большевиками и голодными, надо выбрать сытых.

    В то же время надо признать, что к тому времени я уже истратил более 70 тыс. руб. которые привез с шабашки и естественно решил заняться делом, так как понял - в сути своей красные и белые имеют одного хозяина. Таким образом, к приезду Дудаева я уже бросил свое фанатичное увлечение политикой и занялся бизнесом, хотя надо признать, что время и деньги, потраченные на занятие политикой не пропали даром. Я знал всех этих дежурных политиков в лицо, их суть и их басни про народ и демократию, я знал их тактику и их шулерские методы. Это были в основном грязные и ничтожные людишки.

    Так вот, дело было где-то в июне - июле, я с товарищем оказался в Грозном и тут как раз муссировался слух о 2-й серии чеченского съезда и о спасителе отечества, прямо-таки Наполеоне и шейхе-чудотворце в одном лице. И хотя я зарекся,  не подходить ко всем этим неформалам, а на самом деле на 50% сексотам, на 50% помешанным, все же не выдержал и уговорил своего товарища Муслима сходить на эту самую вторую серию и просто взглянуть на этого спустившегося с небес чудотворца, - как однозначно утверждала умопомрачительная реклама, раздутая вокруг данного героя со странным, нетипичным для чеченца именам и даже внешностью: смуглый, пучеглазый, и имя какое-то смуглое - Джохар. Но ясно было одно - такую тотальную рекламу Джохару в то время могла обеспечить только одна фирма, и имя этой фирме - КГБ.

    Итак, мы с товарищем добрались до какого-то Дома или точнее до "Дворца профсоюзов", где и происходил данны спектакль. Имея опыт изучения деятельности неформальных додудаевских организаций, я был знаком с их почерком. Почерк этот один к одному совпадал с тактикой бригад по игре в напёрстки, все, конечно, помнят эти бригады, которые обчистили немало народа. Так вот, стиль работы бригад по обдуриванию народа с помощью наперстков и бригад по обдуриванию с помощью политики был идентичен, да и хозяин у них, по всей видимости, был один. Вы, конечно, помните, власть не обращала внимания на беззакония, творимые наперсточниковыми бригадами, как, впрочем, и на беззакония, творимые так называемыми неформальными организациями.

    Суть данной тактики заключается в том, что бригада делится на две части: одна часть - это сам мастер-наперсточник, он работает легально, но вокруг него, в толпе, находятся 5-6 его тайных сообщников и они-то и играют главную завлекающую роль. Эти 5-6 секретных сотоварищей спорят, ругаются, проигрывают и выигрывают деньги, но если бы простые граждане знали, что они заодно, то не попадали бы в ловушку. Но так как они сообщников этого жулика принимают за таких же, как и они простых людей, то все это дело заканчиваюсь весьма плачевно для простых граждан: они попадали под влияние секретных сотрудников наперсточника и те грамотно загоняли людей в силки, ты - один, а их 5-6. Конечно, тех, кого они обчищали, были сотни, но дело в том, что эти сотни разобщены, а банда четко организована.

    И вот, когда мы с товарищем подошли к этому Дому профсоюзов, на нашем пути, по всей дороге стояли кучки, которые громко говорили о Дудаеве, и, конечно, они там стояли не случайно. Это был элемент первичного зомбирования или, говоря проще, гипноза. Итак, мы простые люди, более всего влекомые любопытством, приходим разобраться, нас встречает первая кучка, мы у них спрашиваем: кто же такой этот Дудаев, или даже не спрашиваем, а просто слушаем, и что же мы слышим? Мы слышим восхваления и восторженные отзывы этих людей. Еще, недоверчиво но уже с интересом к услышанному мы подходим к другой кучке слышим те же восхваления. Мы еще не совсем верим, но у нас уже начинает кружиться голова, мы подходим к третьей кучке, подходим к четвертой - все говорят одно и то же, и мы перестаем верить себе, и начинаем верить тому, что говорят все. Но мы же не знаем, что все эти, казалось бы, разные люди на самом деле - сексоты и что они как попугаи повторяют то, что им приказано, идёт элементарный процесс зомбирования, процесс внушения нужной информации, и самое главное, тот, кто попытается высказать иное мнение, будет на месте растоптан.

    И уверяю вас, что когда я, переходя от одной кучки к другой, подошел к Дому профсоюзов, у меня уж на глазах появились слезы и я уже был в принципе готов благодарить Аллаха за то, что он прислал этого гениального, святого спасителя. Но что-то меня одернуло и как бы вырвало из состояния сладких грез, а внутренний голос сказал мне: - Ты что забыл, как эти же люди, да, именно эти же, еще совсем недавно внушали тебе, что святым спасителем и шейхом является Бисултанов? И я с горечью вспомнил, как промотал более семидесяти тысяч рублей, заработанных мной в Казахстане, бегая по всем митингам предыдущего святого-спасителя, и остался с носом, когда Бисултанов за должность директора Фторчермета в корне пересмотрел свои взгляды на судьбу чеченского народа, стонущего под гнетом партноменклатуры. Это воспоминание подействовало немного отрезвляюще, я отошел в сторонку, ударил несколько раз головой об стену и твердо решил: пока не увижу своими глазами и пока не услышу своими ушами, - не поверю. Надо признать, что дежурные неформалы, для меня до сих пор осталось тайной, откуда эти постоянно шаставшие по митингам неформалы брали средства на питание и одежду,  они меня  хорошо знали и весьма настороженно отнеслись к моему появлению и не хотели меня, столько времени потратившего на их митинги, пускать на этот съезд № 2. Но я, конечно, пробился туда и убедился, что и в данном помещении идет, тоже самое зомбирование, внушается, что 2x2=5, и горе тому, кто осмеливался на этом сходняке идолопоклонников засомневаться в истинности того, что говорил их кумир и лица особо к нему приближенные. А лица, особо приближенные, как я понял, были Сосланбеков, Яндарбиев, но самое главное, персонажи мне хорошо знакомые. И этот факт послужил тому, что с меня спала очередная порция гипноза, у меня перестали слезиться от умиления глаза, прошла сухость во рту, и я уже вроде стал способен адекватно реагировать, хотя все еще ожидал и надеялся на чудо.

    Хорошо помню первое визуальное впечатление, которое произвел на меня Дудаев. Сидит какой-то маленький человек, очень похожий на египетскую мумию, которую только вчера вытащили из гробницы, кое-как побелили, одели в европейскую одежду и посадили в президиум, где он, как это было видно, чувствовал себя неуютно, как-то скованно, как будто боялся, что его разоблачат и начнут линчевать. Но я все же ждал голоса, слов кумира, ждал и хотел чуда. Очень хотелось, чтобы на фоне этих многочисленных проходимцев и жуликов, а в сути своей ничтожных сексотов, появился сильный, умный лидер, который смог бы объединить разобщенный, деморализованный народ. А в том, что нынешние руководители республики являются людьми ничтожными и по сути теми же сексотами, которые струсят и продадут народ в час испытания, я не сомневался, Как и в том, что мы стоим на пороге ужасных испытаний. Я это чувствовал,  и эта тревога не давала мне покоя, я чувствовал надвигающуюся трагедию, я видел этих многочисленных лже пастырей, загоняющих наш народ в пропасть, и был бессилен, потому что сам народ был горд и беспечен. Я знал, что для того, что бы погубить чеченцев нашим врагам нужен лишь повод, ведь были силы, которые жалели, что чеченцев не потопили в Каспийском море, силы, которые буквально бесились, видя бум чеченского процветания как в политике, как в бизнесе, так и во всем. Аллах дал чеченцам великую удачу и славу, и естественно, враги чеченцев и ислама не могли смириться с этим. И я ожидал их хода, а он заключался в одном, а именно в том, чтобы натравить на чеченцев русский народ. Но, в то время русские относились к чеченцам с большой симпатией,   доказательством тому служит тот факт, что Съезд народных депутатов России избрал фактически главой России чеченца Хасбулатова, ведь депутаты в большинстве своем были русские, то есть была налицо явная тенденция союза русских и чеченцев,   а значит союза России и исламского мира. Ведь на самом деле и Россия и исламский мир являются жертвой экспансии сатанинского западного мира. Как я с самого начала заметил, явными проводниками этой антиисламской, античеченской и политики были Яндарбиев 3., Сосланбеков Ю., Темишев, Удугов, Гайтемиров и их группы поддержки. Они выдвигали крайне националистические, крайне воинственные и по сути своей чисто Фашистские лозунги, - в общем своеобразные большевики, которые требовали немедленно начать второй этап Кавказской войны. У них были тесные связи с такими же агентами ЦРУ из Дагестана, Кабардино-Балкариих и прочих мест, которые так настоятельно советовали чеченцам немедленно начать новую Кавказскую войну, обещая также сразу вслед начать войну в своих республиках. Но так как в то время чеченцы еще не были сведены с ума, то к этим провокаторам  относились в лучшем случае как к сумасшедшим чудикам, и кроме небольших кучек дебилов и идиотов их никто не слушал. Но странным было другое - эти люди, которые занимались прямой пропагандой насилия, фашизма, бандитизма, со стороны правоохранительных органов были неприкосновенны. Народ же относился к ним как к клоунам.

    Так вот, меня конечно удивило, что Дудаев сидит за одним столом с Сосланбековым, Яндарбиевым, ну это наверное случайно, подумал я, не может же генерал, как свои пять пальцев знающий военную мощь России, призывать к немедленной военной конфронтации с ней, и с нетерпением ждал, когда  мумия заговорит.  Ну, думал я, он охладит военный пыл этих дегенератов, он  скажет: - Вы что, белены объелись, вы что, не знаете, что у России больше атомных бомб, чем по всему Кавказу автоматов?!

    Но лучше все по порядку. В тот момент, когда я зашел в зал, на трибуне выступал Явус Ахмадов. Я знал Явуса как умного, образованного, интеллигентного человека,  а его выступление на этом съезде мне очень напомнило проповедь о милосердии и гуманности священника, попавшего в плен к каннибалам в джунглях. Кажется и сам Явус чувствовал себя не в своей тарелке и, очень волновался, В зале царила агрессивно-злобная тишина хотя доктор исторических наук Явус Ахмадов ничего такого крамольного и не говорил и, повторяю, очень неловко себя при этом чувствовал, он в принципе и просил, именно просил но спешить, не торопиться с уничтожением России, не делать роковых ошибок, подумать. Да, Явус просил всю эту компанию хоть немного подумать и не забывать о законности, ибо история не прощает вакханалий произвола и фашизма, и все. Я понял все. Толпа молчала, они просто ждали сигнала: - Ату его, - они просто вследствие своей умственной ограниченности не поняли ни слова из того, что он сказал, но когда он закончил, они поняли, что он не восхваляет Кумира, он не призвал к немедленному уничтожению России, а значит он враг, он агент! В зале возник ропот недовольства, сначала тихий, но с каждой минутой возрастающий. Явус, по всей видимости, не понял сути происходящего и оставался на трибуне, он наверное думал, что ему зададут вопросы, с ним будут спорить, но вместо этого из разных мест вскочили человек десять и стали кричать, вопить, свистеть, топать ногами. Такого мерзкого, унизительного поведения я в жизни не видел, а Явус побледнел, но оставался стоять на трибуне. Вся эта экзекуция продолжалась минут десять, пока эти дежурные психопаты не выдохлись, а иные из них вообще стали корчиться в судорогах и с пеной у рта, так что им кажется пришлось оказывать первую медицинскую помощь.

    Вот тебе и демократия, - подумал я и понял: фашизм-страшнее коммунизма. Самое интересное для меня во всем этом представлении - реакция Кумира. В течение всей этой позорной экзекуции он даже не пошевелился, хотя стоило ему поднять палец, как эти его думдуки немедленно бы притихли. Но он спокойно наблюдал за этим диким произволом.

    Наконец, верные дудаевцы успокоились, Явус, оплеванный, но так и не понявший что происходит, ушел. Пока вроде обошлось и кажется, никого не съели. И вот, когда установилась тишина, Великий Джохар встал, мумия ожила, его смуглое и в то же время мертвенно-бледное лицо искривила какая-то неестественная односторонняя ухмылка, и он как-то театрально поднял глаза и посмотрел в зал.

    Я эти глаза узнал сразу, для этого вовсе не надо быть Ломброзо, - это были глаза Остапа Бендера и Адольфа Гитлера, глаза гипнотизера-мошенника. Но еще удивительней был его голос - абсолютно синтетический голос робота, и наконец, самое  уникальное  Жрец супернационалист,  Папа и Святой Дух всех племен и народов чеченских заговорил  на русском языке, на языке народа, войну которому объявлял сей Иуда!

    Но самое невероятное было то, что он говорил. Так вот, смысл его выступления, если может суперборед иметь смысл, заключалсся в том, что отныне и навечно бремя власти в Чечне, Джохар берет на себя, и вообще, всякий разговор о жалкой Российской Федерации, о ее конституции и законах, о ее выборах - неуместен. А если, продолжал Джохар, это соседнее презренное государство осмелится пикнуть, то немедленно будет уничтожено, а на месте их столицы и прочих городов не останется даже дымящихся руин.

    Страшное заключалось не в том, что этот провокатор говорил такую чепуху, мало ли провокаторов ходит кругом, и не в том, что эти примерно 300 психопатов, сидящие в зале и называющие себя ОКЧН окончательно взбесились и хлопали, лаяли, выли после каждого слова этого новоявленного Гитлера. Самое, страшное заключалось в истине, открывшейся мне в тот момент. Я понял, чего добивались спецслужбы в течение 5 лет, зачем тратили время, деньги

    И все эти митинги и деформальные движения - они отбирали, собирали определенный тип Бесов, они готовили почву для главного Беса, который уже был подготовлен и ждал своего часа.

    Весь этот механизм четко описан в романе Достоевского "Бесы". На сегодняшний день завершено создание этой сатанинской фашистской системы, которая погубила в свое, время Россию, в свое время Германию и теперь вот погубит чеченский народ.

    Эти зомби страшны и бороться с ними традиционными методами невозможно.

    К тому времени прошел уже почти год, как я бросил свое активное наблюдение за политической жизнью республики, и по нескольким причинам.

    Во-первых, я понял и решил: так как большевики, называющие себя демократами хуже и страшнее завгаевсхой гвардии, то пусть правит гвардия Завгаева.

    Хотя я ни на одну минуту не доверял завгаевцам, но я был им благодарен  за то, что в республике была спокойная, стабильная ситуация. Так вот, сидя в ------ я понял, что это было затишье перед бурей.

    И второе, как уже отмечал выше, немаловажной причиной того, что мне пришлось ослабить активное наблюдение за политической жизнью республики было то, что у меня кончились деньги, а если быть точным, то от 70-ти тысяч, которые у меня были в 89-м к осени 90-го осталось ровно 500 рублей. Так что я уже не имел физической возможности заниматься политикой и решил просидеть в режиме экономии до весны, а весной уехать куда-нибудь в дикие степи Казахстана на шабашку за деньгами. Но до весны было далеко, и я решил открыть кооператив по тогдашней перестроечной моде. Дела у меня пошли очень хорошо, но не было свободной минуты, и так незаметно пролетел почти год. Как я уже отмечал вначале, и на этот съезд ОКЧН я попал случайно, но теперь уже у меня были средства и я решил начать борьбу против этих сатанистов и их приспешников во имя Аллаха и за свой несчастный народ. Нет, оставаться равнодушным видя как эти подонки губят мой народ я не собирался. Я решил - надо бороться все остальное потом. Всё для фронта, все для победы!

    Ну а наш Гитлер тем временем закончил свое историческое выступление, в завершение он своим неестественным синтетическим голосом заявил: "Ходят слухи, что меня уволили из Армии, но клянусь вам, - продолжил Джохар, - Нет силы ни там, - он поднял палец в направлении небес, - Ни здесь, - он опустил палец в направлении преисподней, - Которая смогла бы меня уволить, если бы я этого не захотел!"А чем это отличется от выступления Гитлера где он примерно говорит» «Слушай мой народ мы говорим Богу пошел ты к чертовой матери….»

    Я не буду пытаться описать тот ужас восторга и ликования, которым ОКЧНцы встретили сей бред, но уверен, что древние язычники, в диком, исступлении бросавшие своих детей в пасть Финикийского Баала, выглядели на фоне этих невозмутимыми флегматиками.

    Итак, я стал свидетелем того, как эти 300 неизвестно откуда взявшихся самозванцев во главе с общеизвестными подонками решили судьбу власти, более того, судьбу народов Чечено-Ингушетии, и уверен, что даже Олимпийские боги не обходились так бесцеремонно с греками, уверен, что даже русские бояре в период отмены Юрьева дня более уважительно относились к мнению крепостных крестян, чем дудаевцы к мнению миллионного чеченского народа, - их оно даже не интересовало. Они приняли решение, и горе тому, кто осмелится сомневаться! И тут же новые владетельные господа решили: Чеченский народ не будет участвовать в выборах президента России. Одним словом, "Империя - это мы, Кайзер! А Яндербиев тут же привел неоспоримый аргумент: зачем чеченцам участвовать в выборах президента чужого Российского государства?!

    Что это, Театр Абсурда? Сходка сумасшедших? Что вообще происходит? Вот для того, чтобы это понять, нам нужно разобраться с классическим вопросом: "Кому это выгодно?"

    Да, без сомнения Дудаев, Яндербиев и иже с ними собрали в этом зале дебилов со всех районов Чечни, набрали этих дикарей, привезли в Грозный, и они бродили месяцами, размахивая своими чабанскими палками, не зная, как добраться обратно к себе в джунгли. Но согласитесь, руководители средств массовой информации России не являются идиотами? Нет конечно. Тогда почему же они с такой явностью, с такой радостью бросились восхвалять все, что делали Дудаев и банда, занялись прямой, однозначной фальсификацией того, что происходило в Чечне.

    Ведь они, эти свободные от совести и бога средства массовой информации все, происходившее в Чечне переворачивали с ног на голову, извращали до ужаса. Элементарный анализ материалов средств массовой информации был достаточен для того, чтобы понять - заказчиками провокаций Дудаева являются силы, находящиеся в Москве и безусловно контролирующие средства массовой информации, и силовые министерства, а главными жертвами политики Дудаева могут стать многочисленные чеченцы, живущие по всей России и, благодаря прекрасному отношению русских, процветающие в сфере бизнеса, в органах власти и на других руководящих постах в России.

    Но главный удар провокации Дудаева наносили по позиции Руслана Хасбулатова, который в то время занимал второе место в иерархии власти России и имел среди чеченцев огромный авторитет благодаря тому, что вел себя достойно.

    Итак, одной из главных задач данного сходняка является организация саботажа выборов Президента РФ. В этом вопросе у них была однозначная и бескомпромиссная позиция: Чечню они объявили суверенным государством. Правда о таких мелочах как референдум, постановление парламента, законность, легитимность они вообще не думали. Более того я уверен, что 90%  ОКЧНовцев не понимали даже смысла этих слов, как не понимали и смысла слова "суверенитет". Нет, решил я, дудки, но удастся этим тремстам идиотам-самозванцам навязать свою волю миллионному чеченскому народу. Надо же, думал я, какое хамство, какая наглость, "они решили"- в выборах участвовать не будем! Да что они чеченский народ за своих крепостных холопов принимают? Подумаешь, генерал, да таких генералов сотнями ходят, не имея даже средств на покупку цивильных штанов!

    Но неужели никто из многочисленных неформалов не возмутится ем, что эти сексоты так по-хамски решают за народ? Выйдя на улицу, я стал слушать разговоры множества кучек, стоявших перед этим дворцом, в надежде найти союзников, но лейтмотив всех говорящих был один - восхваление, преклонение, обожествление Дудаева Джохара за то, что он является первым генералом из чеченцев. Тут же цитировались его заявления, в которых он мужественно и бесстрашно обещал стереть с лица земли эту жалкую Россию, которая столетиям, притесняла и грабила Чечню. На фоне своих военных побед и наполеоновских планов Джохар не забывал и о насущных проблемах угнетенного чеченского народа и давал такие обещания, в сравнении с которыми коммунизм, обещанный в 17-м году Лениным и Троцким казался просто жизнью нищих каторжников в средневековых каменоломнях.

    Да, результат моего изучения мнения товарищей, стоявших перед дворцом Профсоюзов был более чем пессимистичным и я понял, первое: за год моего отсутствия на неформальной арене произошли существенные изменения, и в вопросе захвата пульта управления толпой чеченские большевики достигли поразительных успехов; и второе, и самое главное,: о тактике прямой конфронтации и речи быть не может. И я решил избрать своей тактикой работу по распропагандированию, а точнее, разгипнотизированию, как бы это сказать, второго  слоя активистов.

    В любом движении бывает верхушка - это лидер и несколько его приближенных, - с этими у меня было все ясно. Но в любом движении должен быть актив то есть люди, которые играют роль станового хребта движения, этот контингент довольно многонисленен,  думал я, и не могут они все состоять из сексотов.

    Надо признать, что несколько раз я не выдержал и вступил в дискуссию. Обходя все эти кучки, я встретил лишь одного нормального человека, - это был чеченец лет сорока с очень честным деревенским видом, на лице которого отражалось откровенное недоумение, и он, среди всей этой ликующей от собственного бреда компании, задавал трезвые вопросы, действительно находясь в состоянии шока от увиденного и услышанного, чем вызывал приступы дикого воя и возмущения. Они никак не могли понять, как этот человек может сомневаться. Но по всей видимости это был мужественный человек и не обращал внимания на все эти взвизги, вой и рычание, на эти агрессивно-возмущенные рожи, стоял на своем, притом упорно, я даже подумал, - он наверное из клана бено. Он говорил, ну пусть Дудаев хороший человек, генерал, я не спорю, но почему вы обливаете грязью Хасбулатова, ведь я и многие чеченцы раздали милостыню, благодаря бога за то, что его избрали!

    - Да он же, - кричали ему в ответ чокнутые, - против того, чтобы мы отделись, чтобы чеченский народ стал богатым и независимым!

    - Э-э, - возражал тот, - еще неизвестно, как поведет себя Дудаев, дорвавшись до власти!

    - Да ты что! - орали в ответ окружившие его со всех сторон психопаты, -Дудаев же генерал, зачем ему власть?! Он и не собирается брать власть, он приехал, чтобы осчастливить и уехать!

    - Э-э, - сомневался тот.

    Мне импонировала честная, мужественная позиция этого человека, но как ему объяснить, что с этими спорить бесполезно это специально подобранная компания. Я несколько раз подходил и репликами поддерживал того мужчину, не мог же я ему сказать: "Не спорь, они могут тебя покусать!", Тем более, что мои многочисленные попытки вести мягкую дискуссию уже привели к нескольким весьма острым конфликтным ситуациям, и я убедился окончательно, что спорить с этой компанией бесполезно. Тогда я решил покинуть это избранное общество, да и мой спутник умолял меня уйти, пока эти сумасшедшие нас не разорвали, но перед тем как уйти я решил бросить несколько фраз поддержки тому чеченцу. Я подошел и, настроившись на их возбужденно-восторженный лад, крикнул, выпучив глаза и корча гримасы: "Кенти, вы слышали?! Партократы, чтобы помешать нашему суверенитету открыли Закан-Юртовский дурдом и выпустили всех сумасшедших!" Дударики клюнули, эта новость им очень понравилась и они возбужденно и, перебивая друг друга, стали обсуждать мою новость. "Слава богу, - подумал я, - мне удалось отвлечь их внимание, пока они не съели этого мужика!". Но всё чуть не испортил он сам. Сначала он стоял, ошарашеннот вытаращив на меня глаза, и вдруг воскликнул: "Да вы же не поняли! Этим он говорит, что это мы все сумасшедшие!".

    От уже неминуемого линчевания меня спас мой спутник Муслим, он чуть ли не за руку оттащил меня и всеми клятвами уговорил бросить этот дурдом и поехать домой в Шалажи.

    А жизнь тем временем продолжалась. Дела у чеченцев на злобу врагам и на радость друзьям, переживали период наивысшего расцвета. Нельзя сказать, что фортуна всегда улыбалась чеченцам, напротив, периоды трагедий, унижений, геноцида в истории нашего народа преобладали, но в тот период казалось Бог решил воздать чеченцам за все их страдания и лишения удачей во всех сферах жизни. Конечно, чеченцы не были настолько обезумевшими, чтобы начинать разрушение Российской Федерации в период своей наивысшей удачи, и на фоне всего этого, несмотря на истерические призывы Дудаева, Яндарбиева. Сосланбекова и их фашистско-большевистской банды, чеченцы пошли на выборы президента "чужого", как утверждал Дудаев, государства, и более того, 80% процентов проголосовали за Ельцина. Об этом факте не любят вспоминать бессовестные проамериканские средства массовой информации, которые и несут главную ответственность за активное соучастие в захвате бандой Дудаева власти через 2 месяца после этих выборов.

    Но в то время чеченский народ однозначно высказался за свое единство с Российской Федерацией. То, что Ельцин, да и вся Россия предала чеченский народ, отдав его во власть Ельциным же вооруженной банде уголовников во главе с Дудаевым, - это уже другой вопрос. Но в то время я помню как огорчены и опозорены были Дудаевцы и его банда. После этих выборов все увидели, что этот сексотами придуманный ОКЧН, несмотря на его хамские попытки говорить от имени всего народа, на самом деле является блефом! И это исторический факт, от которого уйти невозможно. Несмотря на наглое, и широко разрекламированное всеми средствами массовой информации, решение ОКЧН во главе с Дудаевым не принимать участие в выборах, 80% избирателей - граждан ЧИР плюнули и на ОКЧН, и на Дудаева, и показали всему миру, что в лучшем случае, в самом лучшем случае, ОКЧН поддерживает 10% граждан ЧИР. И это произошло 12 июня 1991 года.

    После этого фиаско я помню, дудаевцы ходили как оплеванные и стали предметом всеобщих насмешек. Но это вовсе не значит, что эти провокаторы-диверсанты изменили свои, а точнее своих хозяев, планы. Они всюду жаловались на измену, на предательство и создали какую-то коалицию каких-то партий. Все это походило на комедиантство, если бы не упорные слухи о том, что московские мафиози, миллионеры и прочие чеченцы-миллиардеры вдруг резко возлюбили Чеченский суверенитет и решили срочно отделиться от России.

    Эта информация была вообще интересной: выходило, что сотни чеченцев, ставших миллионерами, уважаемыми мафиози, вдруг решили от всего этого отказаться с одной единственной целью - немедленно создать суверенное исламское государство. Какой благородный порыв, какое великодушие, прямо сплошь одни робин-гуды! Ах! - подумал я, - какие бескорыстные люди, прямо средневековые монахи - отшельники! Подумать только, а их так несправедливо называли жуликами, рекетирами и мафией!

    Правда, после этой информации я понял: ситуация не просто опасная, а страшная. Я же представлял себе, кто является хозяином так называемой чеченской мафии. Было смешно слушать: чеченцы украли 4 триллиона! Смешно, не правда ли, очень смешно?

    Но одно было ясно - та сила, которая средь бела дня изъяла из банков

    России 4 триллиона и ни то, что их не арестовывают, но даже истинного имени их не называют, рассказывая сказки про чеченцев, - это страшная сила. И если эта сила дала указание своим подручным чеченцам-бизиесменам-мафиози приказ поддержать Дудаева, - тут уже шутки опасны. В таком случае проблем с деньгами у Дудаева не будет, а значит в Чечне, где уже давно вместо Аллаха молятся рублю, у него появится в избытке активных сторонников чего угодно.

    Пока ситуация в Чечне, несмотря на упорные попытки ее дестабилизировать оставалась спокойной, но это спокойствие было весьма шаткое и главной причиной этой шаткости было отсутствие, даже более того, вакуум власти. Власть может опираться на внутренние или на внешние рычаги, так вот в Чечне была власть коммунистов во главе с секретарем обкома, который прямо и честно говорил о том, что на выборах победили коммунисты. Но дело в том, что коммунистическая власть с самого начала традиционно опиралась не на внутренние рычаги, а на внешние и пока эта власть имела поддержку в Москве, правители на местах могли быть спокойны, и не обращать внимание на внутри чеченский баланс сил. Верховный Совет состоял в основном из партийно-бюрократической номенклатуры, они потихоньку брали взятки, тихо воровали, в общем сами жили и другим давали, были трусливы, осторожны и на деле были оптимальным вариантом. А на фоне воинствующего экстремизма дудаевцев вообще были идеальны. Но эта система могла функционировать только при одном непременном условии - поддержке хозяина из Москвы, а сами они были людьми слабыми и потерявшими всякие волчьи признаки, а значит это была не власть, а так - одна фикция. Они не имели никаких корней среди народа и полностью полагались на Москву, и это меня очень беспокоило, я знал, что если эта власть получит приказ сдать Чечню хоть Сатане - они сдадут.

    В периоды смут во главе народа должна быть сильная, легитимная, авторитетная власть, ибо давно сказано: "Поразите пастырей, и овцы рассеются сами". Ситуацию я оценивал верно и тревога не покидала мое сердце. Не было в Чечне законной, легитимной, достойной и уважаемой власти, и если бы она была, то не смели бы посягать на эту власть всякие подлые шакалы. И я заявляю главную моральную и юридическую ответственность за трагедию, постигшую наш народ, несут депутаты Верховного Совета ЧИР. У них не хватило мужества поставить на место этих шакалов во главе с Дудаевым, и в конце концов они дали себя выкинуть, подобно распутным женщинам. В крайнем случае они должны были не бегать в Москву плакаться, а взять в руки оружие и стрелять в Дудаева и в его шакалов, которые с самого начала их оскорбляли и позорили, или хотя бы обратиться к народу и сказать:"Простите нас, мы не мужчины, у нас нет смелости противостоять диверсантам, которые погубят наш народ, изберите на наше место других". Вместо этого они как собаки на сене и не отдавали эту власть сами не принимали меры, и тем самым из презираемых народом сексотов они сделали героев и в итоге позволили дудаевцам подобно большевикам узуопировать власть.

    Разве могли чеченцы уважать верховный Совет, среди членов которого не  нашлось ни одного мужчины, который погиб бы в этот день позора. Жаль что Куценко не был чеченцем. И еще, я уверен, что если бы Куценко был бы чеченцем, а остальные русскими где-нибудь в Тамбовской области, и то эти русские заступились бы за своего товарища и не дали бы его убить. Так что, горе тому народу во главе которого стоят подобные трусливые люди.

    И все же встает один вопрос: почему ВС вел себя таким глупым и странным образом? Ответ может быть только один - у них был приказ Хозяина из Кремля: подыгрывать Дудаеву. Иначе они бы так подыгрывать не стали всё это было не случайно. Во время выборов в Верховный Совет были приняты меры, чтобы депутатами в основном стали сексоты, а следовательно он был вполне управляем.

    По правде говоря, после выборов Президента РФ я немного успокоился, хотя тревога и не покидала меня. Но больше всего меня возмущала беспечность чеченцев, которые считали, что заниматься политикой, бороться против смут и потрясений должны за них негры, а им некогда - они заняты зарабатыванием денег, строительством дворцов, коллекционированием мерседесов, а все остальное, как, впрочем, и будущее их народа, и судьба их Родины, относились к пустякам, заниматься которыми должны кто угодно, но не чеченцы. Подход к любому делу был один: какую пользу оно приносит в рублях, а еще лучше в долларах. Если им начинали говорить о Родине, о будущем народа, о Боге, в глазах чеченцев появлялась тоска и полная апатия.

    А тем временем набирала силу подрывная деятельность большевиков во главе с Дудаевым и заключивших с ними союз чеченского варианта Федьки-каторжника, которых кстати московская пресса всячески восхваляла, называя модным и престижным словом «мафиози». Надо признать, что после официальной коалиции Дудаева с так называемой чеченской мафией, отношение к нему изменилось и имидж Дудаева от санкюлотского качнулся в более выгодную сторону: хоть он глупости говорит, но он же говорит их смело и, самое главное, если он такой дурак, откуда у него деньги, откуда у чего такая поддержка? И акции Дудаева стали расти, хотя я уверен, что они никогда не поднимались выше 20% отметки.

    Есть старое определение: скажи мне кто твои друзья, и я скажу кто ты. Так вот друзьями Дудаева были: радикально-экстремистское крыло деформальных организаций с явным зоо-фашистким уклоном и дикие, безграмотные элементы, которые думали, что для построения суверенного государства достаточно громко кричать, потрясая палками, а если исполнять при этом африканские пляски, то государстве вообще само по себе появится; далее, московские уголовники, воздушники, чеченские бизнесмены, весьма близкие все к тем же уголовно-воздушным кругам, новоявленные муллы, а на самом деле агенты, занимавшиеся разжиганием межнациональной и межрелигиозной розни, извращением сути ислама, сеявшие смуту и вражду причем всем были хорошо известны их весьма сексотские корни, Далее, почти все известные в Чечне своей подлостью, своей продажностью фамилии вдруг резко стали супергероями-донкихотами, борцами за Ислам и активными сторонниками Дудаева.

    Картина была ясна: вокруг Дудаева шла активная консолидация деструктивных сил, всех тех элементов, которые были известны доныне как люди, до сей поры открыто пренебрегавшие и Родиной, и религией, и честью. Душой и телом продавшиеся компартии и КГБ, они теперь меняли свои позиции на 180 градусов. А впрочем, чему тут удивляться, если даже святой вождь Дудаев всю свою жизнь кушал свинину, душой и телом продался коммунистической, а значит атеистической партии, не моргнув глазом бомбил мусульман в Афганистане и вдруг резко, как по приказу, стал и чеченцем, и мусульманином, и святым вождем, которого, как утверждала мощная и грамотно организованная пропаганда, видели спускающегося с неба. Правда те, кто об этом клялись не уточняли, парашютом спускался сей святой, али без. Ну а если учесть, что были и те, кто утверждал, что видели Дудаева в раю, то дальнейшие вопросы ни к чему, как говорится, каков поп, таков и приход.

    Не будем забывать, что в то время отлично функционировали все политические институты: был Верховный Совет ЧИР, был Совмин, КГБ, милиция, наконец. Но никакой реальной, эффективной борьбы против экстремистской пропаганды не было, напротив, все ходы власти странным образом приходились на руку Дудаеву и его банде!

    Подрывная диверсионная пропаганда дудаевцев имела три основных направления:

    Первое - это разжигание чеченского национализма, постоянная апелляция к трагическим периодам чеченской истории с особым акцентом на обиды и притесненные осеней во время столетней войны и во время выселения в 1944 году. Эта методика очень напоминает методику, использованную для сведения с ума немецкого народа бандой Гитлера, они тоже постоянно травили и разжигали обиду немецкого народа за поражение в 1-2 Мировой войне. Точно так же дудаевская пропаганда днем и ночью внушала чеченцам: "Вы такие хорошие, вы такие славные мусульмане и так без вины пострадали, отомстите, отомстите, - призывали дудаевцы, - грабьте, убивайте русских гяуров, отомстите им за преступления Ермолова сожженные им села, за убитых ими женщин и детей! Вспомните, как в сорок четвертом вас как скот погрузили в товарные вагоны и выбросили умирать зимой в голые степи Казахстана, -кричали они, - Отомстите, убивайте русских и грабьте их, это дело правое, угодное Аллаху! - вторили им сексоты, только вчера ставшие муллами, как в театре переодевшиеся в одежды мулл. Они долго и упорно призывали Демона злобы, Демона мести и безумия, а власть не только не боролась против этой Сатанинской пропаганды, а напротив, со своей стороны даже подыгрывала ей.

    Вторым направлением пропаганды дудаевцев было разжигание зависти - они твердили, - Все эти партократы-бюрократы-депутаты жируют, берут взятки, захватывают всю собственность, присваивают землю и именно поэтому не хотят отделиться от России, Потому что заботятся не о благополучии народа, в отличие от Дудаева, Сосланбекова, Яндарбиева. Вот если бы, - внушали они, - Вы свергли бы этот коммунистически-предательский Верховный Совет, то каждый чеченец жил бы как в Кувейте, верблюжье молоке каждый пил бы из золотых краников. В общем, - говорили они, - Если бы не эта Россия и если бы не эта предательская власть Завгаева, то золотом можно было бы высотой на полметра покрыть всю территорию Чечено-Ингушетии.

    Надо признать, что вокруг Дудаева собралось очень много гениальных экономистов, да и сам Дудаев стал вдруг проявлять большие познания и в экономике, и особенно в вопросах геологии нефтедобычи, его умопомрачительные высказывания в этих областях стали анекдотами.

    Но самое интересное, - эта самая коммуно-советская власть не принимала каких-либо действенных мер против кучки экстремистов, чьи действия буквально подпадали под чуть ли не половину статей Уголовного Кодекса. Бездействовала милиция, бездействовала прокуратура, в общем, власть давала с каждым днем все больше и больше оснований себя не уважать, себя не бояться, а значит, содействовала возникновению, расширению и утверждению смуты.

    Третье направление - религиозно-экстремистское. Ну, допустим, силовые структуры бездействовали, не принимая мер против откровенно преступной деятельности дудаевцев под давлением Кремля, чьими агентами дудаевцы были? Но могла власть хотя бы организовать элементарную контрпропаганду, ведь вся агитация дудаевцев была основана на лжи? Вместо этого, тем силам, которые могли и готовы были бороться с Дудаевым, все дороги были закрыты. А на деле всю эту дудаевскую суперпропаганду можно было разнести в пух и прах, ведь ложь сильна лишь в том случае, если за ней стоит вооруженные до зубов бандиты. Если вы видите, что какой либо политик закрывает рот оппоненту, запугивает или терроризирует тех, кто с ним не согласен - знайте, что сей политик - посланник Сатаны, ибо посланники Сатаны несут ложь. А те, кто идут по пути Истины - они слуги Бога, и ложь никогда не выдерживает честного и открытого спора с правдой. Конечно, агент, переодевшийся в одежду муллы и изучивший арабский на спецкурсах ЦРУ может ввести в заблуждение людей, плохо знакомых с исламом. Но если напротив этого шарлатана будет сидеть истинный мулла с Кораном в руках, шарлатан будет разоблачен.

    Однако, депутатам некогда было заниматься ни борьбой с Дудаевым, ни проблемами чеченцев, они были заняты личным обогащением.

    Мне хотелось бы привести несколько контраргументов той пропаганде, ибо она организована сатанински хитро, со знанием психологии и характера чеченцев и задевает за живое, хотя в сути своей это софистика. Например, дудаевцы утверждали, что русские убивали нас во время Кавказской войны и во время выселения в 44-м и им за это надо мстить и надо с ними воевать. Давайте разберемся. Во-первых, во время Кавказской войны чеченцы действительно были поставлены на грань уничтожения, против чеченцев совершались дикие ужасы геноцида, страшные жестокости - когда все это читаешь волосы встают дыбом от гнева, Да все это страшно и я согласен, давайте отомстим им. Но встает вопрос: а кому мстить? Мне отвечают: Русскому народу.

    Но позвольте, это слишком абстрактное понятие для мести, месть обязательно предполагает строгую адресность - должен пострадать именно виновный, ибо наказание безвинного - это не месть, а богу противная дикость. И кстати, давайте вспомним, что после окончания той войны прошло более ста лет, где же мы найдем убийц чеченских женщин и детей, тех, кто сжигал наши села? Да нигде мы их не найдем по той простой причине, что они уже давно умерли и следовательно суду и наказанию земному не подвластны. И второе, если мы мусульмане, Аллах разрешает нам обращать месть лишь на того, кто совершил преступление, правда есть те, кто хочет расширить это понятие, но, повторяю, тогда мы уже перестаем быть мусульманами.

    Давайте продолжим дальше, во время Кавказской войны во главе России были царь и дворяне, а простые солдаты, крепостные солдаты, никакой ответственности не несут, так как они не были свободны в своих действиях, то есть были подневольными. Так вот потомков тех самых царя и дворян вырезали и при этом надо заметить, и сохрани нас Аллах от злорадства, с особой жестокостью коммунисты после революции. И эти же коммунисты, а вовсе не русский народ, который, как и чеченцы находился под властью коммунистов и который коммунисты истребили в тысячу раз больше, чем чеченцев, эти же коммунисты выслали нас в 1944-м году. Теперь смотрите: Сталин не был русским, Берия не был русским, Гвишиани, который в Хайбахе живьем сжигал людей, не был русским, Так что же нам теперь делать? Коммунизм - это вообще идеология, кому же нам мстить? А может нам не мутить и сказать правду: Не русские, не цари и дворяне уничтожали наш народ, не коммунисты и Сталин нас наказал, а наказал нас Аллах и наказал он нас за грехи наши, ибо без воли Аллаха не падает даже желтый листок и не карает Аллах без вины. Ну что же, объявите войну и месть Аллаху!

    Имеющие голову не могут не понимать, что и под властью "русских" мы оказались только потому, что мы более далеки от Аллаха чем даже русские. Конечно, некоторые чеченцы возмутятся, мол, мы мусульмане, а русские - неверные! Вы, разумеется, хотели бы, чтобы я вас восхвалял, так вы не меня слушайте, вы послушайте Дудаева, Яндарбиева, Шамсудди-Юсефа, они вас будут хвалить, возносить до небес, чтобы в ваших душах разгорелась гордыня, чтобы вы и далее укоренились в своем заблуждении и погибли!

    Вы кричали: "Дудаев освободил нас!" А позвольте спросить, чем же занимался Аллах, когда ваш идол Дудаев вас освобождал? Он что, по вашему, спал? Или вы, высокомерно называющие себя мусульманами, идолопоклонники не знали, что освобождает и порабощает, наказывает и вознаграждает один только Аллах, а все остальное - это прах, мираж и иллюзия!

    Когда вы кричали и бесились, в слепой гордыне стреляя в небе, вы кого хотели своим подаренным Грачевым оружием удивить или запугать? Аллаха, наверное, хотели удивить? Эх вы, мунафики, еще недавно трусливо дрожавшие и молившиеся на коммунистов, что же это вы так возгордились и кричали: "Мы уничтожим Россию, с нами Аллах!" Да, конечно, если верить вашему муфтию,  Виктору-Хаджи, Аллах только тем и занимался, что вместе с вами грабил вагоны, убивал, притеснял, совершал насилие и несправедливость!

    Вы глумились и издевались над Исламом как только могли, вы превратили Коран и священные клятвы в шулерские отмычки для получения постов, на которых вы занимались тем, что грабили пенсии и пособия нищих и сирот.

    При вашей власти чеченский народ дошел до ужаса нищеты и при вас чеченцы стали просить милостыню, чего не было ни при Ермолове, ни при Сталине.

    И наверное не осталось суры Корана, которую чеченцы не нарушили и над которой не глумились.

    Аллах три года ждал, давал время опомниться, встать на прямой путь, но когда чеченцы углубились в своем беззаконии и укоренились в своей гордыне и преступлениях, - Аллах нас наказал. Это не русские нас бомбят, это наказание Аллаха обрушивается на наши головы, и пока мы не раскаемся и не сойдем с кривого сатанинского пути гордыни и беззакония, не будет нам спасения. Эти агенты Сатаны и сегодня ходят между нами и говорят: "Аллах хочет, чтобы мы убивали неверных. Это ложь! Они нас обманывают, они хотят истребить наш народ, который завтра может опомниться и встать на прямой путь Ислама. Они боятся, что наши молодые и бесстрашные 17-летние братья поедут в исламские страны и станут истинными муллами. И тогда они знают, что сатанистам не будет пощады от чеченцев, постигших Великую силу Великого Аллаха!

    Вот почему Дудаев так упорно стремился разжечь эту войну, и вот почему он так не хочет, чтобы она закончилась. Ему мало десятков тысяч убиенных семнадцатилетних пацанов, они хотят убить нас всех.

    Не верьте, нет никакой войны с Россией, просто идет убийство нашего народа и главной причиной этого геноцида является сговор между бандой Дудаева и бандой Ельцина. Ну вспомните хотя бы кто дал оружие Дудаеву, ведь если бы нам не дали этого оружия - не было бы войны! Это оружие они нам дали и дают по сей день, чтобы мы гибли. Дудаев - агент Кремля, а чеченцы - дураки!

    Впрочем, я немного увлекся, но постараюсь продолжить свои свидетельские показания.

    Я повторяю снова и снова: элита чеченского народа, депутатский корпус, богатые и образованные люди проявляли в это тревожное время преступное бездействие, хотя и слепому было видно, что этот выродок неспроста приехал в Чечню. Ведь было ясно, что нас гонят в пропасть, но никаких мер не принималось, а и без того шаткий авторитет завгаевского ВС падал с каждой минутой.

    И тут как раз подоспел этот Указ о ГКЧП. Конечно он не был случайным, конечно этот указ был составной частью плана ЦРУ.

    19 августа я находился в Железноводске и был весьма встревожен президентским Указом, ибо возлагал большие надежды на съезд Народных депутатов России. То, что Горбачев является Агентом-Разрушителем я к тому времени уже понял, хотя должен признать, что с большой радостью воспринял начало перестройки, так как считал власть коммунистов деспотией и тиранией, которая подавляла свободу человека. Правда, после я убедился, что, оказывается, надо было благодарить коммунистов за то, что они не давали свободу людям, когда исчезла власть коммунистов - людей-то и не оказалось, одни подонки, убийцы и трусливо-молчаливая толпа, ни чести, ни совести, ни порядочности. Но это все проявилось потом, а в тот день я готов был идти на митинг, на баррикады и уверяю вас, я не встретил ни одного человека, который был бы возмущен тем, что в Москве произойти государственный переворот, или, наоборот, приветствовал это событие - людям было безразлично и все. И я понял: не то что в Кремле сядет Янаев, но если даже в Кремле власть захватит Хан Мамай, эти люди останутся равнодушными.

    С этими горькими мыслями я поехал домой и зашел в редакцию "Комсомольского племени", где у меня были друзья. Здесь тоже царило уныние, все думали, что съезд будет разогнан и власть окажется в руках ближайшего окружения Горбачева, а то, что Горбачев является разрушителем и агентом ЦРУ было ясно. Один человек может быть агентом, купленным, запуганным, могут быть даже сто человек, но таковым не мог быть съезд, избранный, а не назначенный по списку и состоящий из 1000 депутатов: съезд можно дурачить, пока люди не разгадают агентов, захвативших в свои руки пульт управления страной.

    Конечно, встает резонный вопрос: что же это такое было, что же это за странная напасть нас постигла, такая красивая на словах и такая страшная и горькая в реальности, с туманным названием «перестройка»? Впрочем, надо признать, что Горбачев имел талант говорить, говорить без конца, но так ничего и не сказать. Но одно он все же сказал, а именно он сказал: "Перестройка - это продолжение дела Октября? Что ж, по крайней мере, честное признание.

    Но в любом случае, наших деформалов как ветром сдуло, я был тому свидетелем, они попрятались, как крысы и показались только тогда, когда все стали очевидцами этого грандиозного, но бездарно поставленного спектакля под названием "Подавление путча". Даже слепому было видно, что это спектакль, страшное было в другом: получалось, что Ельцин и Горбачев заодно, значит у них один хозяин? И Ельцин, отстранив от должности Горбачева, уже просветившегося агента, продолжит его дело, т.е. продолжит губить страну, разрушать и уничтожать военную и экономическую мощь великой державы.

    Но в тот период я думал не об этом, меня беспокоила судьба ЧИР и я был весьма встревожен, увидев нахальные рожи ОКЧНовцев, замелькавшие на митинге, который они начали на площади им. Шейха Мансура, под огромным памятником Ленину. Да, решил я, вот они - большевики, видишь как оно повернулось!

    Ясно было одно, нельзя этим сексотам-фашистам отдавать народ. Если в данной ситуации эти чеченские "бесы" вкупе с чеченскими "Федьками-каторжниками" захватят в свои руки пульт управления толпой, - они таких дел наделают, что и подумать страшно. Внимательно вглядевшись в лица этой компании, я знал: за тот год, что я отсутствовал произошли изменения, а именно, появилось много новых лиц, мне незнакомых.

    Ну что же, решил я, придется отложить дела бизнеса и снова заняться политикой, хотя сказать правду, у меня как раз было уже заключено несколько очень выгодных контрактов, выполнение которых было абсолютно реально и сулило мне как минимум миллион рублей прибыли. Что ж, подумал я, смешно говорить о барышах, когда речь идет о судьбе народа. И бросив все, я взялся за дело.

    Во-первых, решил я, для начала надо изучить противника и начать борьбу в гуще его рядов, и тут нечего церемониться и все средства хороши, за исключением, конечно, конкретно и однозначно запрещенных Аллахом. И я решил идти в гущу, тем более связи у меня были и автобиография престо идеальная для данной компании.

    В первые дни митинг был весьма немногочисленный и выступления дудаевцев, которые с самого начала захватили контроль над микрофоном, в основном заключались в восхвалении героизма Ельцина и прочих демократов, подавивших путч и в пении дифирамбов в адрес Дудаева и его ближайших товарищей, своим небывалым героизмом спасших от гибели чеченский народ, преданный главным ГКЧПистом Завгаевым. Послушать их, то получалось что председателем ГКЧП был не Янаев. а Завгаев, путч подавил не Ельцин, а Дудаев, а Ельцин и Хасбулатов, так, мелочь!, путались под ногами Дудаева и только мешали Джохару победить ГКЧП.

    Затем микрофон взял сам герой дня и сделал очередное сенсационное заявление, и что удивительно - на весьма внятном чеченском языке. Предыдущие его выступления невозможно было понять вследствие того, по видимости, что он лет с 20-ти не разговаривал с Аллой по-чеченски и весьма подзабыл язык. Я, правда, слушая его, вообще стал сомневаться в том, что он раньше знал чеченский язык, а также по той причине, что он от волнения переставлял слова местами.

    Но это свое заявление Джохар продекламировал весьма внятно, а именно он заявил, что имеет точные данные о существовании секретного плана Москвы выселить чеченский народ, и с этой целью, конечно в тайном сговоре с Завгаевым, уже присланы грузовые машины.

    Во-первых, это была циничная ложь, во-вторых, это был грязный трюк и спекуляция на страшной трагедии нашего народа, и в-третьих, Джохар так и не сообщил, а куда планировали переселить чеченский народ..

    В общем, началась форсированная попытка узурпировать власть этой уже хорошо известной мне бандой сексотов вкупе с бешеными регенератами.

    Все, что они говорили и все, к чему призывали, было из серии "Нарочно не придумаешь", и, конечно, заявления экстремистов, вначале казавшиеся бредовыми, на самом деле были частью четко разработанного плана, присланного из Москвы, в том числе и их постоянные призывы немедленно отделить Чечню от всего мира.

    Но тем не менее, на начальном этапе дудаевцы сконцентрировали свою агитацию на социальных проблемах, на фактах коррупции, на критике коммунистов, как атеистов, в общем - типичный план большевиков: свергнуть официальную власть, для этого фантастическими обещаниями мобилизовать людские массы, вызвать смуту. Между прочим, вызвать смуту не так просто, толпа инертна и бестолкова, и пока до нее доходит суть выгод от смуты, проходит масса времени, и при даже небольшом, но грамотно организованном сопротивлении властей смуту можно предотвратить. Но как мы хорошо знаем из истории, большевики - это только одна, видимая часть данного механизма, главная и тайная часть силы находится именно среди той власти, которую свергают. Иначе говоря, хозяин тех, кто свергает и тех, кого свергают - один, и этот хозяин дирижирует обеими силами. Так было в 17-м году в России, так же было и в 91-м году в Чечне, ибо с самого начала было видно, что и Совмин, и Верховный Совет ЧИР, на словах делая видимость борьбы с дудаевщиной, на практике содействовали успеху дудаевского переворота. Это очень хитрая и коварная тактика, но именно эта тактика является ключом успеха в большевистских переворотах.

    Власти ЧИР не только не боролись, не только не предпринимали действенных акций против дудаевцев, а напротив, каждый шаг Власти, каждое заявление служили раздражению народа и увеличению сторонников Дудаева.

    А дудаевцы прямо заливались соловьями, расписывая свою бескорыстную любовь к чеченскому народу: да они все делают ради блага народа, да не хотят они власти! да их цель одна - помочь замученному партократами народу, освободить Чечню от ига России, которая ее грабит. Это вовсе не Дудаев, не Сосламбеков, не Яндарбиев, их-то народ знает, и знает, как эти герои еще 5 лет назад стояли по стойке смирно перед властью партократов, ну а ныне это не они вовсе, а прямо Тайми Биболт, Хасуха, Зелимхан восстали из могил и пришли возглавить чеченский народ.

    А митинг тем временем разрастался, благодаря практически совместным усилиям руководства ЧИР и дудаевцев. Я каждый день, начиная с 24 августа, утром выезжал из Шалажи в Грозный, а вечером ехал домой. Я бросил все свои дела и с головой окунулся в политику.

    Я решил сначала прозондировать ситуацию изнутри, а после того, как выясню состав дудаевских сил, разработать план действий. Для того, чтобы приготовить противоядие, надо узнать состав яда.

    Я принял решение с дудаевцами зря не спорить, тем более открыто, а напротив, как можно глубже проникнуть в их ряды и попытаться в их нем ядре найти порядочных людей, открыть им глаза на то, что Дудаев, Яндарбиев, Сосламбеков и другие ведущие их помощники являются агентами, перед которыми поставлена задача погубить чеченский народ, и затем с помощью этих людей, путем заговора, обезвредить голову этой гибельной провокации. Тем более, что другого пути борьбы я не видел, а выступить открыто у меня не было сил, я знал, что у властей ЧИР и у Дудаева один хозяин.

    А тем временем триумфальное шествие дудаевской власти продолжалось при полном, повторяю, содействии бюрократов, партократов, депутатов. Я долго думал о причине этого странного феномена и пришел к выводу, что к власти, к рычагам управления допускались лишь свои люди, вот почему на прошлых выборах были созданы у все условия, чтобы максимально не допустить к депутатским мандатам действительно достойных претендентов. Депутатский корпус в основном комплектовался по спискам, которые составлялись в Москве, что было несложно при полном попустительстве и крайней беспечности чеченского народа.

    Я. между тем, усиленно работал, практически без нормального отдыха и сна, устанавливал личные знакомства, говорил сам и слушал других. Упорная работа позволила мне войти в доверие и установить дружеские отношения со средним звеном дудаевцев. Мне стало ясно, что время власти Верховного Совета кончилось.

    Был ли я сторонником Верховного Совета Завгаева? Нет, не был. Напротив, всю свою сознательную жизнь я был убежденным антикоммунистом, но я признавал и был уверен в том, что не устанавливается власть над народом без воли на то Аллаха, и недопустимо совершать большевистскую революцию - это дело угодное Сатане. Бороться против власти допустимо только дозволенными Аллахом способами, но ни в коем случае нельзя брать на вооружение сатанинский лозунг "Цель оправдывает средства". Мусульманин не имеет права лгать, лицемерить, совершать насилие без права на то, и власть и тех, кого Аллах поставил над нами правителями надо чтить. Тем более нельзя избивать и выкидывать депутатов, насильно захватывать власть.

    Да, эти депутаты прямо просили себя выкинуть. Да, они вели себя подло, мерзко, трусливо, но несмотря на все, это была власть, поставленная над нами Аллахом, они были из нас, и в сути своей это было лучшее, что могло быть из того, что мы заслуживаем.

    Мы не говорили:"Слава тебе, о Аллах, на все воля твоя, несмотря на наши грехи, Ты дал нам власть из чеченцев, но милость Твоя безгранична, и Ты можешь нам дать еще лучшее, чем это, несмотря на наши грехи!"

    Нет, вместо этого мы бесились и кричали: "Мы гордые, мы чеченцы!" Мы забыли 44-й год, мы возгордились и сошли с ума.

    Аллах любит терпеливых, Аллах не любит возгордившихся, вспомните историю Иблиса. Тем более, что во главе нас стоят посланники Иблиса, они говорят: "Пойдем направо", - а идут налево, они все делают в противоположность тому, что говорят.

    На что я рассчитывал? Я рассчитывал на то, что на начальном этапе в среднее звено дудаевцев вольются много добровольцев, среди которых неизбежно окажутся и честные чеченцы, благородные люди, обеспокоенные судьбой народа, руководимые благородными побуждениями. Иными словами, я решил распропагандировать меру своих возможностей, здоровые элементы, оказавшиеся среди дудаевцев.

    Но самое главное, было не допустить к власти шайку Дудаева, ибо ясно как день - лозунги и заявления этой банды, тем более, немедленно раздуваемые телевидением и газетами Москвы, уже нанесли огромный ущерб нашей республика и особенно чеченскому народу. Они своими провокационными заявлениями, разжигающими вражду между чеченцами и русскими, потакали тем силам в России, которые с ненавистью и злобой смотрели на утверждение позиций чеченцев в России.

    . Одних они купили, других запугали и при преступном бездействии основных народных масс успешно осуществлялась операция по дискридитации чеченского народа. Известные всему народу хамы садились на шею этого народа, и все бездействовали, все выжидали. Да, конечно, дудаевцы вначале горячо клялись, что не собираются захватывать власть, но как говорится, блажен кто верует.

    Штирлиц бы из меня точно не получился, я часто, и очень часто, увлекался и говорил больше, чем следовало. Конечно, мусульманин не имеет права лгать, но мусульманин имеет право молчать, если у него нет возможности говорить правду. Разумеется, у меня не было никаких шансов на то, что Яндербиев, Сосланбеков, Темишев и прочие центровые меня поддержат, они меня хорошо знали, и я знал, что с ними говорить бесполезно.

    Но в процессе этого митинга я познакомился с новыми деятелями чеченской революции, как они называли эту диверсию. Штаб ОКЧН находился в здании горкома партии, что весьма символично, здесь было очень много новых, незнакомых мне людей, все бегали, суетились, изображая кипучую деятельность.

    Среди массы моих новых знакомых особенно выделялись двое: Арби Сухоев и Марья  Ваидова. Арби был очень усталый на вид человек, его умные и в то же время печальные глаза свидетельствовали, что он вовсе не в восторге от этого революционного оптимизма. Марьям же, напротив, попала в свою стихию, это была типичный комиссар типа Александры Коллонтай, не хватало только кожаной куртки и нагана.

    К моему удивлению я замелил, что в отличие от ранее мне знакомых активистов неформальных движений, эти были более замкнутые и очень трудно шли на контакт.

    Удугов был мне знаком еще со времен Бисултанова, помню этот очень похожий на Энгельса в молодости парень при первом же знакомстве произвел на меня впечатление сексота. Его манера мрачно смотреть исподлобья была очень неприятна. "Если в мире есть агенты, - решил я, - этот первый». Но фактов у меня не было, и у нас сложились осторожно-приятельские отношения.

    Но сейчас Удугов никакой протекции не оказывал и мне не удавалось внедриться в их структуры. Я был активным помощником, но должности у меня не было, я не был делегатом съезда, не был членом ОКЧН и, более того, я был известен как активный и убежденный противник этого съезда, Свидетели тому - Урус-Мртановские неформалы, которые должны помнить, как я спорил с Юсупом Эльмурзаевым, который был активным сторонником этого съезда.

    Но ситуация развивалась стремительно, дудаевцы уже захватили Совмин, Телевидение, Реском, в общем, фактически вооруженный захват власти был налицо. Действия дудаевцев, вначале робкие, с каждым днем становились все наглее и бесцеремоннее, а депутаты подобно бурбонам сидели и ничего не делали, только дразнили толпу и поднимали авторитет Дудаева.

    Что могли сделать в данной ситуации депутаты и лично Завгаев? Да очень многое. Допустим, что Москва на которую публично плевал Дудаев не разрешала Завгаеву применить милицию. Тогда он мог выйти прямо к толпе и сказать: "Братья мои, в чем вы меня обвиняете? В том, что я коммунист, так окажите мне чеченца, у которого нет массы родственников-коммунистов?

    В том, что нас выселили в 44-м году? Так меня же тоже выселили вместе с вами. В том, что я поддержал ГКЧП? Так поддержал я потому, что боялся с их стороны новых репрессий против нашего народа.

    Ну ладно, что было, то было, видит Аллах, я старался сделать добро для нашего народа. Ну если сделал что не так - судите меня, я в ваших руках. Недовольны вы нами? Пожалуйста, переизберите и меня, и весь Верховный Совет. Нас выбрал народ и если захочет, может избрать других".

    Если бы Завгаев таким образом, по-человечески обратился к народу, я уверен, его не только не свергли бы, а наоборот поддержали. Но вместо этого он называл собравшихся на площади "кучкой наркоманов и пьяниц" и совершал другие шаги, которые делали Дудаева героем.

    Я находился в гуще толпы и хорошо знал ее настроение, но уверяю вас, все происходило как в страшном сне. Элементарный анализ ситуации свидетельствовал: Москва решила позволить Дудаеву узурпировать власть и дала зеленый свет, иначе Дудаев и его шайка не вели бы себя так нагло и уверенно. Но я тогда еще не знал, какие именно силы стоят за Дудаевым. В любом случае, было видно одно - спасти Верховный Совет не удастся в связи с его полной неспособностью бороться за самосохранение, а значит было два варианта прихода к власти шайки Дудаева:

    или путем открытого, насильственного захвата власти;

    или путем демократических выборов.

    Первого варианта я боялся больше всего, а в случае демократических выборов я был уверен, что дудаевцы не смогут придти к власти. И я очень надеялся что чеченский народ не допустит, чтобы власть над ним незаконным путем захватила банда самозванцев. Да и московская власть, по сей день благословляющая преступный беспредел дудаевцев, не посмеет допустить откровенно террористического захвата власти Дудаевым. Ведь Ельцин и его интернациональная бригада называли себя демократами.

    Но простейший анализ действий с каждым днем все хамеющих дудаевцев показывал, что готовится откровенная узурпация власти. Но все же была надежда, что они не посмеют это го сделать, что чеченцы этого не допустят.

    Все мои попытки распропагандировать среднее звено дудаевцев привели лишь к тому, что ко мне стали относиться настороженно. Единственным единомышленником, которого я приобрел в штабе ОКЧН был Арби.

    И вот, на фоне всего этого, я решил сделать ход конем, а именно: создать отдел пропаганды под крылом ОКЧН, набрать в этот отдел молодых, честных ребят в разных селах с тем, чтобы когда начнутся выборы использовать этот пропагандистский аппарат для агитации против прихода к власти Дудаева и его клики.

    Конечно, эта идея до конца не прошла, так как выборов как таковых не было, но она помогла мне пробиться в штаб ОКЧН и добиться пропуска. А помог мне в этом Дауд Ахмадов.

    С Даудом я познакомился в 89-м году, когда был членом общества "Кавказ? Без сомнения, я уже тогда понял, что наше общество курируется КГБ и состоит в основном из психопатов и агентов. Резким контрастом всей этой компании выделялся Дауд Ахмадов который здесь изредка показывался и перед которым все руководство общества "Кавказ" явно заискивало и лебезило. Он появлялся среди нас, как барин на своей вотчине, делал несколько общих руководящих замечаний и уходил.

    Дауд работал преподавателем математики в институте и было видно, что он, в отличие от этих дегенератов человек умный, цепкий взгляд его глядевших как-то изнутри, подобно зверькам, холодно и расчетливо, глаз говорил, что он знает больше, чем говорит.

    Тем более он слыл патриотом, а я всегда был патриотом и у нас с ним сложились дружеские, в общем, отношения. И когда у меня произошел жесткий конфликт с руководством данной организации и ее лидер Джамурзаев попытался меня исключить, неожиданно появившийся на заседании Дауд поддержал меня и, более того, принял участие в голосовании и проголосовал против, хотя он вроде и не был членом нашего общества и его статус был для меня тогда не ясен.

    Так вот, этот самый Дауд Ахмадов и в штабе ОКЧН вел себя точно таким  же образом. Он не лез вперед, не выступал на митингах, но однозначно было видно, что роль "серого кардинала" принадлежит именно ему.

    И я обратился к нему с предложением. - Если бы вы дали мне мандат, - сказал я ему, - я бы организовал отдел пропаганды, создал агит-центры в разных селах и поставил бы дело пропаганды на организованный уровень.

    Дауд, недолго думая, вытащил бланк с волком и сказал мне, чтобы я его заполнил. Я зашел в приемную Джохара и попросил секретаршу напечатать примерно следующее: Закриев Руслан Хусейнович является начальником отдела пропаганды ОКЧН. И внизу фамилия «Дудаев».

    Когда я подошел с этим шедевром к Ахмадову, он прочитал, усмехнулся и, не моргнув глазом, прямо при мне поставил свою подпись. Так вот эта бумажка с фальшивой подписью, но с волком и фамилией Дудаева имела магическую силу и служила мне пропуском во все двери. Я с важным видом, небрежно показывал эту бумажку, на ней волк и фамилия Дудаева, - и эти полуграмотные "революционеры" становились по стойке смирно. Им, конечно, и в голову не приходило, что стоящая перед фамилией Дудаева смачная подпись вовсе не принадлежит ему, я на эту тему, естественно, скромно молчал.

    Разумеется, я должен был пробиться дальше и, выйти на самого Дудаева, но признаюсь честно, я не смог преодолеть антипатию к этому человеку,  тем более, что у меня уже был случай убедиться в этом.

    Это было примерно в конце августа, на площади Ш. Мансура. Я стоял в толпе и там же ходил Дудаев, тогда он еще ходил просто, даже без охраны, он посмотрел на меня, подошел и, широко улыбаясь, протянул мне руку. А я стою и не могу протянуть  ему руку, какая-то сила явственно отталкивает мою руку, и он это почувствовал, резко помрачнел и отошел.

    Так вот, после этого случая я упорно избегал личных контактов с Дудаевым, о чем сейчас очень жалею. Да по всей видимости он обладал гипнозом. Обычно пучеглазые люди обладают этой способностью, яркий пример тому Гитлер.

    Я тем более в этом убеждался, когда многие активисты, в общем хорошие ребята, в ответ на мои доходчивые разъяснения, что Дудаев ведет наш народ к гибели, что он агент, так вот многие ребята, находившиеся там же в штабе ОКЧН, резко менялись в лице, у них прямо буквально увлажнялись глаза, и они говорили мне: - Ты зайди к нему, поговори с ним лично, и ты поймешь - он хороший, он очень хороший!

    И эта перемена в лицах, эти слова просто пугали, приводили в отчаяние. Признаться, я не смог преодолеть этот психологический барьер неприязни к Дудаеву, при виде его мне казалось, что я вот-вот увижу на его лбу рожки.

    А что,  если бы пошел к нему на собеседование, тоже стал бы дудканутым, молился бы на него и плакал:"О, Джохар, явись!!!"

    Вспомните и сравните поведение дудаевцев и последователей украинской Девы Марии Христос, они ведут себя идентично. Мы все видели по телевизору, как в Киеве бесились, кричали, бились об землю поклонники "Девы Марии Христос". Единственная разница, что сумасшедших в Киеве изолировали от общества, а в Чечне таким же сумасшедшим фанатикам передали танки, пушки, самолеты, ракеты и в придачу целую республику для глумления, а теперь удивляются, что проливается кровь. Если бы в Киеве поклонникам "Девы Марии Христос" раздали оружие, то там тоже пролилась бы кровь. Сначала сводят людей с ума, затем этим сумасшедшим отдают оружие, и те же, лица кто отдал и продолжает отдавать сумасшедшим оружие, лицемерно говорят о мире. Кто виноват в происходящем? Виноваты те, кто отдал сумасшедшим и уголовникам оружие.

    Я был свидетелем того, как дудаевцы несколько раз собирали толпу и предлагали захватить здание КГБ. Это здание было мощной крепостью, которую при необходимости могли бы удержать даже 10 вооруженных людей против ста тысяч нападавших. И конечно, без прямого сговора с руководством КГБ и речи о захвате быть не могло, весь этот "штурм" был просто спектаклем, Но дудаевцы, вернее их верхушка, не хотели говорить, что они заодно с КГБ, и решили разыграть спектакль с захватом.

    Но и это было не так просто сделать, как только собранной толпе предстали идти на захват КГБ, толпа рассеивалась. Агитаторы чуть ли не со слезами на глазах уговаривали пойти на захват, недвусмысленно намекая, что там не будет оказано никакого сопротивления, что обо всем уже договорена, но как только произносилось слово "КГБ", толпа расходилась кто куда.

    Позже те, кто участвовал в "захвате" здания КГБ, рассказывали, что когда все же пошли на КГБ, там оказалось всего три сотрудника и подвалы полные оружия, а также архивы агентов КГБ. Разве этот факт не является неопровержимым доказательством того, что Дудаев и КГБ были заодно.

    После захвата КГБ толпа почувствовала свою полную безнаказанность и вседозволенность, а Верховный Совет все заседал, не принимая при этом никаких мер. Их позиция, их поведение было просто отвратительно, так не должны вести себя мужчины, так не могут вести себя чеченцы. Было ощущение, что они чего то ждут. А ждали они того, чтобы рейтинг дудаевцев поднялся, ведь если бы ВС сразу заявил, что они назначают выборы, то у дудаевцев не было бы главного противника, не было бы врага. А без врага большевики не могут, против кого же тогда организовывать "пятиминутки ненависти"? А так, вот он тупой, упрямый и трусливый Верховный Совет, вот они враги народа, партократы-взяточники! Вот он, объект для разжигания злобы!

    И как только их не оскорбляли, депутатов-партократов этих, кем только их не обзывали, а они даже никого и не убили! А разве могут называть себя чеченцами те, кто не убивает обидчика, кто вместо того, чтобы четко и ясно ответить тем, кто посмел их оскорбить на чеченском языке, лепечет что-то невнятное. "Эх вы, - говорили их агитаторы, - гордые чеченцы! Как вы могли терпеть над собой власть этих ничтожеств!" Но свергать сам ВС не спешили, они ждали, пока люди не забудут, кто такой Дудаев, кто такой Сосланбеков, Яндербиев и т. п. Им нужно было время, пока народ не созреет, им нужен был объект для разжигания злобы и этим объектом прекрасно служил ВС. Они ждали, ибо знали - если раньше времени убрать ВС, люди могут отвернуться от Дудаева и его шайки - они ждали героизации Дудаева и его шайки.

    Я прекрасно помню с какой гордостью они поначалу говорили людям: "Только что звонил Шапошников и поддержал Дудаева". "Звонил глава КГ и поддержал Дудаева";

    "Звонил Хасбулатов и предупредил Завгаева и все руководство ЧИР, что если они применят против Дудаева ОМОН, то он все руководство республики в железной клетке в тюрьму отправит".

    Я сам был свидетелем, как радостный Удугов с этими вестями прибегал на митинг. Правду он говорил или лгал, я точно не знаю, но опровержений этим заявлениям не слышал.

    Вообще складывалась ирреальная ситуация: бандиты-террористы с вопиющим нарушением всех мыслимых и немыслимых законов захватили целую республику, избивают, убивают, терроризируют население, а власти государства не только не принимают меры к прекращению этого бунта, а наоборот: высшие должностные лица этого государства звонят главарю бандитов и поздравляют, выражая при этом свои симпатии.

    Бред какой-то! Театр Абсурда! Да такое даже в кошмарном сне не могло присниться! Люди отданы на произвол бандитам, парализована деятельность всех законных органов власти, ущемлены и, растоптаны все конституционные права граждан - а всенародно избранный президент, за которого в ЧИР проголосовало 80% граждан, молчит и в ус не дует!

    Дудаев проклинает, оскорбляет, унижает, разрушает Россию самым диким образом, без референдума, без выборов узурпировав власть, а Ельцин - гарант конституционных прав граждан и территориальной целостности государства - опять молчит!

    Мало того, все средства массовой информации разрушаемой бандой Дудаева России только тем и занимаются, что изо всех сил восхваляют этих уголовников. Дудаев и Яндербиев прямо говорят: "Мы говорили вам, не принимайте участие в выборах Ельцина, у нас отдельное государство?!", а средства массовой информации это подтверждают:"У них государство!" У кого это "у них"- непонятно.

    Захват Дудаевым Грозного в принципе не отличался от захвата Басаевым Буденновска, просто Басаев не догадался объявить там о создании суверенного государства. А Станислав Говорухин бессовестно лжет, заявляя, что в ЧИР 80% граждан проголосовали за Ельцина за то, что он сказал: "Берите суверенитета столько, сколько хотите".

    Нет, за Ельцина как-раз и проголосовали те, кто был против ОКЧН и Дудаева, а его сторонники, в соответствии с требованием Дудаева и решением ОКЧН вообще не приняли участие в выборах "президента чужого государства", как утверждали Яндербиев и Дудаев. Я сам эти призывы слышал, и свидетельствую.

    Но я отвлекся от изложения хроники этой странной диверсии.

    Конечно, многие чеченцы думали, что власть, как это и должно быть в любом нормальном государстве, наведет порядок, но дудаевцы внушали: нет России, она умерла, Люди, естественно не верили и ждали, что Москва в конце концов проснется и наведет порядок. А Москва, по всей видимости, не спала, Москва находилась под наркозом.

    Я метался, как угорелый, судорожно искал выход - и не находил, мои отчаянные попытки не давали результата, - народ, как завороженный шел в пропасть к гибели.  Но страшнее всего то, что чеченцы стали признавать над собой царей и князей и делали они это не по причине "бессилен был кинжал", а добровольно, по причине соблазна. Они забыли, что нельзя принимать подачки ни от кого. Подарил Ельцин оружие - нельзя было брать! Обещал Дудаев золотые краники - а ему следовало сказать: "Ты, дорогой, купи себе сначала нормальные гражданские штаны!" Ай нет! Чеченцы соблазнились подачками и посулами - и погибли!

    Но самое интересное, оказывается, было еще впереди. Московские хозяева Дудаева не удовольствовались телефонными звонками в поддержку своего протеже - они прислали целую агитбригаду в составе Б. Громова, И. Кобзона, Р. Аушева и еще нескольких менее известных персон. Вся эта делегация прибыла в штаб ОКЧН и, глядя на них, можно было подумать, что это приехали родные тети Дудаева и Яндарбиева - так задушевно они улыбались и подбадривали многочисленных угрюмых дегенератов, что толпились в коридорах ОКЧН, и которые являлись ударной и психически весьма неуравновешенной основой дудаевской гвардии. Зайдя туда, я мог видеть, как эти типы плотно окружили Громова и, сверкая глазами и строя умопомрачительные гримасы, объясняли ему, что они сделают с Россией в случае если она посмеет пикнуть. Больше всего во всей этой картине меня поразило благожелательное выражение лица Громова, когда он все это выслушивал. "Какая выдержка! - удивился я, - Стоят какие-то идиоты, которые оскорбляют огромную Россию, а заместитель министра обороны этой самой оскорбляемой России не только не возмущается, а даже делает вид, что его эти оскорбления радуют! Какая выдержка! Какое самообладание и такт!"

    Мне стало стыдно за столь недостойное поведение своих земляков. Улучив момент, я подошел к Громову и сказал: "Вы не обращайте внимания на угрозы этих дураков. Не все чеченцы разделяют враждебную позицию к России и 80% чеченцев отделяться не собираются".

    К моему огромному удивлению мое заявление весьма огорчило Громова, а я так и остался стоять с раскрытым от удивления ртом.

    Конечно столь мощная и откровенная поддержка со стороны Центра не могла не повлиять благотворно на положение Дудаева и его банды. Число яростных сторонников Дудаева в самой республике тем более резко увеличилось после захвата здания КГБ, а вместе с ним и архива агентурной сети КГБ ЧИР, когда хозяева специально передали Дудаеву агентуру в республике картотеку с личными делами сорока тысяч агентов КГБ. Это было страшное оружие, потому что агенты КГБ, боясь разоблачений, стали работать теперь уже на Дудаева.

    Так же резко изменился тон яндарбиевской пропаганды. Если раньше они неустанно подчеркивали свою бескорыстную службу народу не ради власти, то теперь, все чаще начали звучать нотки, очень напоминающие ленинское "Есть такая партия!". Не меньше стали говорить о демократии. Появилось невесть откуда мнение: а зачем вообще эти выборы, когда уже есть ОКЧН и с неба спустившийся святой вождь всех времен и народов?

    Я вел упорную дискуссию в самом здании ОКЧН против подобных поползновений, но это было бесполезно. Яндарбиевская пропаганда все сильнее стала нагнетать психоз и призывать к беспощадной борьбе с внутренними и внешними врагами. Не проходило и дня, чтобы дудаевское телевидение, дудаевские газеты не обливали ушатами грязи Россию. И также не проходило дня, чтобы центральные средства массовой информации России не восхваляли Дудаева и тот вопиющий фашистский произвол, что творился в Чечне. Они называли его "венцом демократии и свободы личности", а то, что данная личность любит мал-мала резать и грабить, московских детей Геббельса не интересовало.

    Но вот, наконец-то, Москва соизволила прислать комиссию, чтобы разобраться казалось бы, в чем тут разбираться, и так все более чем ясно - город Грозный захвачен бандой террористов, которые свободно расхаживают, словно по палубе пиратского корабля, по центру Грозного, время от времени стреляя в тех, кто осмелится недружелюбно взглянуть на них, Законная власть деморализована, выкинута из госучреждений - а Москва все разбирается, все не может понять очевидного...

    И вот, наконец, приехала солидная комиссия во главе с госсекретарем РФ Г. Бурбулисом. Все знали, что Бурбулис практически первый человек в Москве. С ним были Полторанин и много других важных персон.

    "Ну, - облегченно вздохнули все, - теперь этому кошмару придет конец. " Ходили правда слухи, что сия высокая комиссия сначала пошла на поклон к Дудаеву...

    Среди членов этой комиссии, был депутат В.С. Алироев, которого я знал ещё по клубу "Кавказ" и имел с ним в общем дружеские отношения, хотя надо заметить, что в политике понятие "дружеское отношение" - весьма условное и шаткое. Мы с Исой случайно встретились, поговорили и наши оценки дудаевщины полностью совпали, Он тоже был очень озабочен и переживал. И вот Иса попросил меня придти на завод "Промавтоматика" и выступить, чтобы у комиссии не сложилось мнение, что все чеченцы приветствуют вражду между чеченцами и русскими, раздуваемую у нас. Я согласился, дело в том, что Иса работал на этом заводе и там же его выбрали депутатом ВС, хотя большинство избирателей на его участке были русские. Этот факт свидетельствует о том, что отношения между чеченцами и русскими были хорошими.

    Я хорошо помню это собрание. В президиуме сидели Бурбулис, Полторанин, Алироев, Шилов-Коведяев и другие. Зал был полон, и перед тем, как началось это собрание, у меня произошел очень неприятный диалог. Один из присутствовавших в зале – «русский» - во время нашей беседы заявил, что Чечня - это русская земля. Получилось, что он дудаевец наоборот - те днем и ночью кричали, что это чеченская земля. Грубое заявление этого человека меня сильно задело, ведь то, что я против Дудаева вовсе не означает, что я не чеченец. И в тот кризисный момент, когда шло яростное разжигание межнациональной розни, нужно иметь великое терпение и такт, ибо обида, нанесенная нации, очень больно воспринимается, тем более чеченцами - что я и почувствовал. Но я взял себя в руки и сказал ему: "Послушай, не надо так говорить, если на то пошло, это чеченская земля. Скажи, пожалуйста, ведь нет в мире народа, которому Бог дал больше земли, чем русским, но вы этого не видите, вы хотите отнять у нас этот маленький клочок! Или давай лучше признаем, что все эти разговоры о том, кому принадлежит та или иная земля - чеченцам ли, русским ли - придуманы специально, чтобы сеять вражду среди людей. Давай признаем, что вся земля принадлежит Богу, а мы - и русские, и чеченцы - по милости Бога живем на этой земле и должны жить на ней честно, дружно, не нарушая божественных заповедей, и помнить, что если Всевышний решит какой-либо народ убрать с земли, то он это сделает без людской помощи и подсказок".

    Люди, присутствовавшие на этом собрании, возлагали большие надежды на ту комиссию, надеялись на них как на спасителей от ужасов произвола и беззакония. Они-то думали, что власть в Москве находится в руках русских, и русские в Москве вроде бы должны помочь русским в Грозном. Но по мере того, как участники собрания слушали выступление Бурбулиса - их лица мрачнели и головы опускались. А у меня от удивления глаза вообще наверное вылезли из орбит. Получалось, что за три дня, проведенный в Грозном Бурбулис, Полторанин и вся его команда ничего не видели, ничего не слышали - оглохли и ослепли, одним словом.

    На резкие выступления, жалобы возмущенных людей Бурбулис понес какую-то чушь про какое-то минное поле, которое им оставили коммунисты. Послушать его - получалось, что в Москве Российское государство имело не президента, не правительство, а сплошных толстовцев-непротивленцев. Получалось, что если Дудаев и тысячи зэков, выпущенных им и вооруженных Грачевым, начнут публично резать и снимать шкуры с бедных жителей ЧИР - даже в этом случае Российские власти на применение силы не пойдут.

    Сказать, что после таких заявлений столь долгожданной высокой комиссии у меня глаза вылезли из орбит, - значит ничего не сказать. А на остальных участников этого собрания вообще было страшно смотреть, на их лицах был форменный ужас и дикий страх.

    - Ничего, - сказал я тем, кто был рядом со мной, - надо вспоминать оптимистические исторические примеры чтобы не падать духом. Например, удалось же Одиссею вырваться из плена Полифема - будем надеяться, что удастся и нам.

    - И еще, - добавил я, - может быть новые московские власти разработали технологию перевоспитания преступников и убийц? Ну, например, они в вас стреляют из пулемета, а вы суете им под нос фотографию Елены Бонэр - и преступники, всю сознательную жизнь сидевшие в тюрьмах и колониях строгого режима, бросают оружие, перестают грабить и убивать. И более того, потрясенные огромной нравственной силой этой фотографии, уезжают в Палестину, чтобы уговорить тамошних террористов перейти на ненасильственные методы борьбы.

    В итоге, когда эта комиссия уехала, находящиеся в состоянии шока рабочие "Промавтоматики" - в основном женщины - окружили меня и со слезами на глазах стали жаловаться на произвол этих, вечно плохо выбритых уголовников, называвших себя дудаевцами. Мне стало искренне жаль этих людей, я постарался их успокоить, уверил их как мог, что дудаевский фашизм не пройдет. Они просили меня прислать охрану из Шалажи и из других сел, так как милиция бездействовала, ибо у милиции был приказ - преступным террористическим акциям дудаевцев не противодействовать.

    Вообще, по логике Москвы получалось, что все силовые министерства, все сотрудники органов правопорядка должны срочно сложить оружие, переодеться в монашеские одежды и, записавшись в орден милосердия Матери Терезы, замаливать грехи за преступления, совершенные Троцким, Свердловым, Сталиным, Берией и проч.

    Надо отметить, что ко всему происходящему люди, в том числе и я, относились как к какому-то недоразумению, как к кошмарному сну, и все ждали: еще немного - и этот абсурдный сон развеется, и все встанет на свои места законы начнут действовать, преступники станут бояться и прятаться от милиции, белое станет белым, черное – черным, а пока все было наоборот.

    Но самые страшные страдания, настоящая пытка начиналась вечером, когда изнемогающий от ужаса происходящего, измученный человек возвращался домой и включал телевизор, радио или разворачивал газету. Бессовестное, циничное извращение средствами массовой информации тех событий не знало, да и не могло знать аналогий в мировой истории. В связи с этим мне часто вспоминалось заявление, которое приписывали Гитлеру, что когда закончится война с СССР, то он прикажет на первом столбе повесить Сталина, а на втором - Левитана. Так вот, в то время, если бы была моя власть, я приказал бы в первую очередь повесить руководителей центральных средств массовой информации, и только во вторую очередь - Дудаева, Яндарбиева и иже с ними, - и только на основании, решения суда, тогда как первых - без суда и следствия.

    По всем каналам связи на весь мир шла циничная ложь, извращение сути происходящих в Чечне событий, и в эти критические минуты я думал: почему же молчит Хаджиев, почему молчит Хасбулатов, почему они не скажут правду против этого моря лжи? Но все они, облеченные властью, имеющие возможность опровергнуть ложь, молчали.

    А зло тем временем увеличивалось, росло и ширилось, и все больше подонков, видя безнаказанность, присоединялось к дудаевцам. Происходящее было похоже на эпидемию холеры - чем позже начнешь с этим злом бороться, тем больше будет пострадавших.

    Но вот, наконец-то, приехал и сам Хасбулатов Руслан, в сопровождении все того же Бурбулиса. Надо признать, что Хасбулатов имел в Чечне огромный авторитет и одним из убежденных сторонников его политической линии был я сам. Конечно, на него возлагали огромные надежды, у него были почти безграничные возможности он очень грамотно выступил против отделения, против экстремизма.

    Ну а на деле, как мне потом рассказывали очевидцы, он лично, незаконно, заставил депутатов ВС ЧИР принять решение о самороспуске, - и тем самым содействовал преступной узурпации власти шайкой Дудаева. Я, когда мне об этом говорили, не верил, я считал: не может так умно, так благородно выступающий в Москву человек - на практике совершать такие преступные, недостойные поступки. Я не верил в это до тех пор, пока мне лично не пришлось на собственной шкуре испытать феноменальную способность Хасбулатова - говоря очень красивые слова, вообще забывать о реальности.

    Феномен Хасбулатова, по моему мнению, заключается в том, что мы имеем дело с симбиозом величия, гениальности, быстрого и феноменального ума - с одной стороны, и абсолютного иезуитства - с другой. И по-моему, трагедия Хасбулатова в том, что в душе у него нет бога, а вместо него сатанинская гордыня и бескрайное тщеславие. Возможно, что это мое, быть может, категоричное, суждение о Хасбулатове ложно, возможно, что я неправильно понял - я буду этому только рад, но считаю своим долгом его высказать, так как я очень много говорил в поддержку Хасбулатова положительных суждений. А где я прав и где я ошибаюсь - я не знаю, Аллах знает.

    Хасбулатов, разумеется, должен был привести аргументы в оправдание своего фактического соучастия в вооруженном перевороте в республике. Он говорит, что действовал под впечатлением того, что генерал Дудаев дал ему торжественное обещание провести 17 ноября 1991 года демократические выборы и при этом, как отмечает Руслан Имранович, в честных и мужественных глазах генерала появилась слеза раскаяния за весьма недемократичные деяния своих душманов, которые совсем недавно провели операцию по массовому избиению и выкидыванию неприкосновенных, обратите внимание, депутатов, одного из которых, как известно, выкинули насмерть.

    - Уж очень наивно он повел себя, - скажете вы. Впрочем, я был одним из тех, кто поверил Хасбулатову, объяснившему свое соучастие фантастической доверчивостью, хотя достаточно было один раз заглянуть в остап-бендеровские рыбьи глаза Дудаева, чтобы понять: ни единому слову этого диверсанта верить нельзя! Ну да ладно, блажен, кто верует!

    Одним словом, и эта высокая комиссия уехала, оказав тотальную моральную поддержку дудаевской смуте, а бедные жители Чечено-Ингушетии так и остались с широко раскрытыми ртами - одни от удивления, а другие в ожидании так щедро обещанного мен Дудаевым верблюжьего молока.

    В то время я часто останавливался и задумывался: а не сошел ли я с ума, не является ли все, что творится вокруг результатом моего воспаленного воображения? Но, к сожалению, факты свидетельствовали об обратном, и без всякого сомнения, если я и был сумасшедшим, то однозначно не до такой степени.

    Ясно было одно - я устал от этих бесплодных дискуссий с дудаевцами, число которых росло как на дрожжах благодаря прекрасной рекламе московских средств массовой информации и тотальной поддержке федеральных властей. И я решил открыто объявить войну дудаевцам, а подходящий повод не заставил себя долго ждать.

    Вскоре после того, как Хасбулатов и Бурбулис уехали, оказав техническую помощь операции демократа Дудаева под кодовым названием "Хороший депутат - летящий из окна депутат", Дудаев отбросив всю эту болтовню про законность и демократию, а заодно и байки про свои абсолютно бескорыстные альтруистские намерения, приняли постановление исполкома ОКЧН о принятии бремени власти в республике на свои скромные плечи. Это постановление один к одному совпадало с "Декретом о власти", принятым большевиками после Великого Октябрьского переворота.

    Дудаевский "Декрет о власти" был незамедлительно напечатан почти во всех газетах ЧИР, и кажется было это 17 сентября. В общем, власть узурпирована, и при этом же сообщалось, что они, т.е. дудаевцы, решили 27 октября провести выборы президента Чеченской республики.

    Что это, если не бред? Во-первых, не существует в природе Чеченской республики, а вроде есть Чечено-Ингушская республика. Во-вторых, ЧИР является субъектом огромной, вроде бы даже атомной державы - Российской Федерации. Как-то уж чересчур бесцеремонно обошлись самозванцы с РФ - мало того, что они каждый день оскорбляют, обещая стереть с лица земли, теперь они фактически разрушают начинают разрушение РФ и при этом ссылаются на какое-то бредовое международное право, не упоминая однако, что РФ, бесцеремонный демонтаж которой они только что начали, является членом Совета Безопасности ООН. И вообще, что такое Чеченская республика? Где ее границы? Признает ли мир столь странное и неожиданное государство?

    В общем, бред, да и только. У меня уже не оставалось никаких сомнений -

    - необходима бескомпромиссная борьба с этой хунтой, а иначе - конец. Эти агенты, эти враги чеченского народа приведут к гибели нашу Родину. Война! Только война!

    -А впрочем, - мелькнуло, - что же, Закриев, кроме тебя умных людей нет? Нет, решил я, надо действовать, иначе не будет мне оправдания.

    И в первую очередь бросился в ОКЧН, там я в последнее время редко бывал, - надо было им официально объявить войну. Я зашел к Сосланбекову и заявил: "Ни в коем случае нельзя этого делать! Это ваше постановление - чистейшая форма большевистской узурпации власти! Нельзя отделять Ингушетию! Нельзя отделяться от России! Ничего нельзя делать до тех пор, пока законным, демократическим путем не будет избран ВС ЧИР. Это единственный выход этой пропасти, а иначе Россия нас уничтожит. Всякая конфронтация с Россией для нашего народа гибельна!

    Но все эти вопросы, - говорил я, - находятся в исключительной компетенции законного ВС, который будет избран 17 ноября. Ведь вы же дали слово Хасбулатову!

    А если вы, нарушив свои обещания, на основании законов, принятых общественной организацией, проведете эти фальшивые выборы 27 октября и посадите на шею нашего народа генерала-диктатора - вы ввергнете наш народ в вечное противостояние, которое нас погубит!

    И самое главное, - привел я свой самый убедительный аргумент, - чеченцы никогда не смирятся с тираном, узурпировавшим власть! Ну вспомните, ведь над нашим народом никогда не было царей и князей!

    Примерно это я говорил и Сосланбекову, и всем остальным. Сосланбеков в принципе со мной не спорил, но сказал, что решение о проведении выборов президента 37 октября принято, и если мы не проведем эти выборы - нас ждет конец света. А на Россию мы плевать не хотели, мы ее не боимся!

    - Ну ладно, - сказал я ему, - только имейте ввиду, что я буду бороться против вас!

    Надо признать, что много ребят меня поддерживало, но они говорили: - Если мы будем говорить вслух то, что думаем - нас объявят врагами народа, агентами Москвы и недобитыми партократами.

    На что я отвечал: - Плевать на все, Родина гибнет!

    Не добившись успеха в штабе ОКЧН, я оттуда вышел и в весьма возбужденном состоянии мчался, думая про себя: - Немедленный союз с кем угодно - хоть с коммунистами, хоть с бюрократами - с кем угодно, лишь бы не допустить узурпации власти этими сатанистами-дудаистами!

    А в том, что все действия Дудаева направлены на то, чтобы дать повод Российской армии на уничтожение чеченского народа - я не сомневался.

    И вот, смотрю: прямо по дороге идет мне навстречу Дауд Ахмадов, он в то время уже был первым заместителем Дудаева и среди всей этой компании производил впечатление нормального человека, и в конце концов, он был ученым-математиком, преподавателем Нефтяного института, доверенным лицом Хасбулатова. И я задал ему вопрос:

    - Ну ладно, допустим, что ваша пропаганда, восхваляющая войну между Чечней и Россией, увенчается успехом. Но ответь мне: где мы возьмем танки против Российских танков, самолеты - против Российских самолетов? И вообще, ты же, в отличие от этих кричащих дураков, человек умный, ты же не можешь не понимать, что между Чечней и Россией войны быть не может - это же на деле будет уничтожение нашего многострадального народа! Дудаев же нам предлагает не дорогу к суверенитету и процветанию, как уверяет сексот Яндарбиев, он же нас толкает на дорогу, ведущую на кладбище! Ведь даже слепому видно: Дудаев - это война, Дудаев - это гибель!

    Дауд внимательно меня выслушал. На его обычно озорно-улыбающемся лице появилась тень грусти, и он совершенно серьезно заявил: - Россия не использует против нас войска!

    Подобное заявление в данной ситуации мог сделать только господь Бог, я Дауда Ахмадова, несмотря на его широкие познания в сфере математических наук, таковым не считал. Конечно, по всей видимости, кто-то из Москвы какие-то обещания по этому поводу давал. Но эти обещания, кем бы они не давались, на фоне исключительно сильных оскорблений в адрес России, были весьма сомнительными. Единственная гарантия - если Россия мертва. Ну а если Россия временно заснула с перепою? А если кто хитрый обманул чеченцев, сказал: ты - смелый чеченец, герой - чеченец! И бери свой кинжал, и снимай шкуру - я ее тебе дарю!

    Это конечно заманчиво. Но когда медведь очухается - плохо придется чеченцу, а тот хитрый - то убежит!

    В общем, вот такой был разговор, а диалога не получилось. Дауд благосклонно улыбался, буравил своими цепкими колючими глазами мою черепную коробку, будто Пытаясь сделать рентгеновский снимок, но не говорил ничего определенного. Закончился наш разговор тем, что я Дауду сообщил, о том, что я объявляю им войну, "и даже если бы и в помине не было бы России, -заявил я, - я свободный чеченец и не могу допустить, чтобы тиран узурпировал власть над моим народом! Власть над нашим народом принадлежит только Совету лидеров чеченских кланов!"

    В общем, пошел я искать союзников. "Ничего, - думал я, - были же союзниками Сталин, Рузвельт и Черчилль против Адольфа Гитлера, так я тоже найду союзников против Джохара Гитлера!" Я шел на площади, на их митинги и спорил с ними, обращался ко всем знакомым из них и говорил, говорил до отупения!

    В конце концов, я дошел до такого состояния, что серьезно задумался: а не замкнуло ли у меня в центральном компьютере? ибо 90% моих оппонентов, тусующихся на площади перед Совмином были фанатично убеждены: во-первых, в том, что Д. Дудаев является святым спасителем, который освободит чеченский народ от власти России и в том числе, если потребуется - путем военной победы; и во-вторых, - его царствование приведет чеченский народ к небывалому экономическому процветанию и славе.

    У меня по данным вопросам были некоторые сомнения. Во-первых, спрашивал я, если он святой, то почему 20 лет кушал свинину, во-вторых был коммунистом-атеистом и в этой коммунистической армии дослужился до генерала? Ведь всем было известно, что только продав свою нацию и религию мог выслужиться чеченец, и в этом вопросе у меня весьма яркий личный армейский опыт.

    А что касается славы и благополучия, к которому, как ожидалось, должно было привести царствование тирана Джохара, то и в этом вопросе у меня было особое мнение, а именно:

    Хотя моя молодость прошла на шабашке в песках Казахстана, Оренбуржья и в Сибири, в основном в компании много раз сидевших по тюрьмам уголовников, но зато все мое детство и отрочество прошли под эгидой моего деда, фанатичная вера в Бога которого не знала никаких пределов. Всю мою жизнь дед по вечерам или читал Коран, или читал мовлид, или с восторгом в глазах рассказывал о деяниях пророков и их сподвижников. Такая школа не могла пройти бесследно и кое-что я запомнил. Например, применительно к данной ситуации на память приходят слова деда о том, что мусульманин не может врать. Дудаев же врал средь бела дня и притом не раз. Тогда выходило, что он не мусульманин, а по всем признакам - мунафик. Доказательством тому - его биография. Когда он был искренен? - когда получал награды и звания за бомбежки афганских деревень, или когда говорил, что с пеленок только и мечтал, как об исламском государстве? Мунафик - это тот, кто в душе имея одно, вслух говорит другое. И второй, еще более сильный аргумент: дед говорил мне: - Аллах в Коране проклял тех, кто творит произвол - "харц луъйш берш", а тех, кто становится на сторону творящего несправедливость - Аллах проклял дважды!

    А что Дудаев без всякого права творил произвол - было очевидно.

    - Да ты что!!! - кричали мне, - Когда Дудаев станет царем, мы как в Кувейте счастливо заживем, на полметра всю республику золотом засыплем!

    - Ну ладно, - отвечал я, - даже если Дудаев завтра засыплет во двор каждой чеченской семьи по полному золотыми червонцами камазу-самосвалу - и в этом случае нельзя допустить и тем более содействовать тому, чтобы во главе нас встал мунафик! А если мы ему будем содействовать в его несправедливости и произволе, то мы становимся дважды проклятыми Аллахом! А проклятые Аллахом не могут быть счастливы, и не могут в таком случае пойти впрок все эти блага, так щедро сулимые нам хунтой Дудаева.

    Так говорил я, и много раз мы доходили до кипения в споре, много раз нас разнимали и дело обходилось без драки. И вот в таком состоянии я однажды пошел домой и одним духом написал антидудаевскую статью под названием "Театр Абсурда, или возвращение диктатуры". С этой статьей я первым делом зашел в редакцию газеты "Голос последнего победителя". Там в кабинете редактора сидел чеченец, звали его Мудар, довольно интеллигентной внешности и при этом даже усатый. "Ну, слава богу, - подумал я, - не успели заменить на матроса. " Я с ним поздоровался и обратился с вопросом: посмеют ли они напечатать в своей газете статью, в которой излагается мнение, не согласное с последними историческими решениями Исполкома ОКЧН. Я поставил вопрос так, зная психологию чеченцев, считающих позорным любое проявление страха, и он мне весьма решительно ответил, что если ему содержание статьи понравится - он ее напечатает Я отдал ему свою статья, тот ее прочитал и она ему дико понравилась. Главный редактор побежал со статьей к кому-то советоваться и пришёл мрачный и весьма бледный.

    - Ты знаешь, - сказал он, пряча глаза, - нет спору, статья просто прекрасная, а главное, актуальная, но тут старшие товарищи говорят, что если мы ее напечатаем - сюда ворвутся дудаевские душманы и всех нас поубивают.

    - Но послушай, - взмолился я, - ведь мы - чеченцы! Да если мы все будем трусливо молчать эти гады погубят наш народ!

    - Ну хорошо, - сказал гл. редактор после тяжелых раздумий, - рискнем! Но, - резко сказал он, - нужна охрана.

    - Да будь ты спокоен! - воскликнул я в ответ, - я клянусь тебе, что если хоть один душман явится сюда и посмеет тебе хоть одно оскорбительное слово сказать - я этого хама выкину в окно!

    И для вящей убедительности вытащил и показал свой ТТ, а когда тот с расширившимися от ужаса глазами стал смотреть то на меня, то на пистолет -добавил:

    - Ты не смотри, что он не совсем новый - стреляет четко!

    - И еще, - спешил я его успокоить, - у меня еще две гранаты есть Ф-1 прямо с нуля, я у дудаевцев взял прямо в смазке. Говорили, что из запаса КГБ. А еще, - не унимался я, - они гранатомет предлагали с пулеметом, так что если что - я мигом сбегаю!

    И тогда, - продолжал я с жаром, - если мы здесь займем оборону - они нас без танков не возьмут и...

    На этих словах я резко замолчал, потому что, увлекшись военным планированием, и не заметил, как мой собеседник побледнел и стал клониться набок. "А-а, - подумал я, - конечно - интеллигент! Наверное, когда учился - на сорок рублей жил, откуда тут здоровью быть!"

    И тут же у меня появилась идея: учитывая слабое здоровье этого редактора, подготовить запасной вариант, а именно - попробовать уговорить гл. редактора газеты "Республика" Руслана Сагаева, тем более, что с этой газетой у меня были уже давние творческие и даже дружеские отношения. Но добиться того, чтобы эту статью напечатали, я собирался любой ценой!

    Я зашел к Сагаеву, отдал ему статью и сказал: "Прочитай, пожалуйста, и если тебе понравится - напечатай. "Голос" уже обещал мне ее напечатать, и я занимаюсь организацией охраны "Дома печати".

    Передав Руслану свою статью, я снова зашел к редактору "Голоса". Сказать, что он пришел в себя, нельзя, но все же кажется, он уже был в состоянии разговаривать. На мое появление редактор отреагировал как на неотвратимое стихийное бедствие и сказал: "Все решено, будем печатать. Но одно условие: срочно поезжай в Шалажи и привези охрану". Тут для ясности я должен признаться, что под влиянием лжи дудаевцев, которые трезвонили, что у них в горах на базах имеется 50 тысяч вооруженных до зубов боевиков, - и я, как бы между прочим заметил, что 1000 боевиков, если понадобится - для меня не проблема. И по всей видимости, на этот отряд Мудар и рассчитывал!

    Но дело в том, что у меня в Шалажах такой армии и в помине не было, более того, в моих родных Шалажах имели весьма смутное представление о моей бурной политической деятельности.

    Исходя из вышеизложенных соображений, я стал уверять редактора "Голоса", что не нужно никаких «коммандос», но, увы, безрезультатно, Мудар, испугавшись, как бы не перегнуть палку, согласился привезти Шалажинских боевиков. В тот момент, когда приняв решение, я бросился к своей машине и даже когда на бешеной скорости мчался к Шалажи, я не имел ни малейшего понятия о том, где я возьму боевиков. Но как только при въезде в Шалажи я встретил первого знакомого, понял - нет проблем! Я остановил машину и сказал: "Садись немедленно в машину, ты нужен в Грозном!" И Таким образом я набрал полную машину "боевиков" и, даже не заезжая к себе домой, повернул машину обратно в Грозный.

    По пути я проинструктировал своих "коммандос" как им себя вести на месте: "Главное - молчите, ну иногда можете порычать!"

    Разместив своих "боевиков" в приемной, я зашел к редактору. Нельзя сказать, что столь оперативное прибытие охраны очень обрадовало Мусу. Он был очень встревожен и все время повторял: "Темишев сказал, что выкинет меня из окна", что мне, в конце концов надоело и я разозлился. "Что это такое, -решил я, - кто они такие, чтобы их так бояться?!"

    Но я, конечно, не хотел, чтобы из-за моих действий пострадали невинные люди. И я решил пойти в этот Исполком и предупредить их. Конечно, все это - это дикий бандитизм, но что же я за чеченец буду, если не сумею когда нужно - говорить с бандитами на их языке! С ними нужно говорить на основании чеченского права, а чеченское право предполагало: то что не принадлежит чеченцу - то принадлежит всем чеченцам. И на основании этого права боевики Дудаева захватили Совмин, Реском, Горком и сотни других очень ценных объектов.

    Ну а Дом печати - я захватил, он принадлежит мне. А значит, если они посмеют прийти на мою территорию, то они посягают на мое суверенное право! "Ну что же, - решил я, - надо уведомить их!" Я поехал в их штаб и как раз застал в коридоре Беслана Гантамирова со своими боевиками. Я знал, что Беслан командовал всеми боевиками и заведовал штабом обороны. Поздоровавшись, я сообщил им: "Имейте ввиду, что «Дом печати я захватил, это мое владение, я там хозяин!» и при этом я вытащил из кармана пистолет, так что стоящие рядом с Бесланом тоже выхватили пистолеты. Я продолжил свое заявление: "Знайте, что если что - у меня тоже есть оружие!" На что мне Беслан ответил, что они не собираются захватывать Дом печати. И когда я повернулся, чтобы уйти, Беслан окликнул меня: "Скажи, Руслан, а к какому клану ты принадлежишь?" А когда я ответил, что принадлежу к клану Чинхой, Беслан рассмеялся и сказал, что он так и подумал.

    Когда после исполнения этой дипломатической миссии я вернулся в Дом печати, моего бесценного редактора газеты "Голос последнего победителя" на месте не было и никто не мог мне сказать, куда он делся. Тогда я позвонил Сагаеву и спросил: не нужна ли ему охрана, на что тот рассмеялся и ответил, что у него есть газовый пистолет, так что охрана пока не требуется.

    В общем, своих шалажинцев, так и не понявших в чем дело, я отвез домой. И началась моя беготня по редакторам, которые от меня прятались, как от бешеного. Все хвалили мою статью, все ею восхищались, но печатать никто не смел. Статья была написана мною 20 сентября 1991 года и в связи с ее актуальностью я хотел напечатать ее немедленно. В этот период царил такой психоз Дудаевской апологии, что все находились в каком-то оцепенении, в каком-то состоянии гипнотической дремы. И не было человека, который осмеливался бы пикнуть против этого вопиющего абсурда.

    Ну а большинство относилось к происходящему совершенно легкомысленно, что меня доводило до бешенства. Им, видите ли, некогда было, они строили дома, занимались бизнесом - словом, были очень заняты, то, что Родина погибала, то что все подвергалось разграблению, расхищению и глумлению - их не касалось. Они считали: дядя приедет из Москвы и наведет порядок.

    В то время я еще не знал кто стоит за Дудаевым. То, что эти силы имеют штаб-квартиру в Москве - было ясно, но являясь убежденным антикоммунистом, я оказывается был чересчур склонен к идеализации демократов и не догадывался, что на самом деле Андропов-Горбачев - Ельцин - это одна команда. И нет никакой разницы между большевиками, штурмовавшими Зимний и демократами, придумавшими декорацию под названием Ельцин - президент.

    Но это все была большая политика и большие разборки, пусть они там разбираются между собой. Для меня главное - не допустить гибели моего малочисленного и многострадального народа. Когда между собой дерутся слоны - волку лучше не лезть. Я знал, что любая из этих сторон может безжалостно бросить чеченцев в самое пекло. Именно эту задачу и выполняла команда Дудаева. Причем в чеченской истории это происходило уже не раз, ярким примером этому служит письмо, присланное сыном Шамиля Гази-Магомедом, который служил генералом в турецкой армии. В этом письме Гази-Магомед призывал чеченцев начать восстание, сообщая при этом, что Турецкий султан решил начать войну с Россией для освобождения Чечни и Дагестана.

    В итоге восстание, поднятое в Чечне во главе с Алибеком в 1877 г. закончилось массовой гибелью чеченцев, разрушением селений и массовым переселением чеченцев, в т. ч. женщин и детей, в Сибирь.

    Конечно, мы теперь знаем, что все это было ложью, и вовсе не султан начал войну 1877 года, а Российский царь, и не было у султана сил прийти на помощь чеченцам, да и сама Турция чуть не была уничтожена.

    И в данное время сложилась аналогичная ситуация: некая сила обманом в своих интересах и на гибель чеченскому народу хочет втравить Чечню в гибельную для нее войну. И именно Дудаев проводит эту линию при явной поддержке Москвы.

    Надо отметить, что в этой ситуации и позиция Ельцина, и позиция Хасбулатова была, мягко говоря, халатной и странной. Ну а пресса, конечно, рядилась в тогу миротворца и кричала: «Во имя гуманности, во имя демократии, не противодействуйте злу, творимому бандитами!» Которые демонстративно, прямо на площади резали глотки людям, стреляли как в уток в милиционеров, избивали и грабили народ. А пресса учила: это и есть венец демократии! Если уголовник, выпущенный из тюрьмы, перережет горло вашему брату - не огорчайтесь! - твердила пресса, - и подставьте свое горло! Когда зэки убивают сотрудников милиции - это и есть осуществление законного права народов на суверенитет!

    Но не дай бог тому же милиционеру, которого забивают зэки, выстрелить в преступника!, "это - кричали бесовские средства массовой информации, - репрессии и рецидив тоталитарной системы!"

    Вот так! Те же песни, что в Карабахе, что в Тбилиси и Талине, а в итоге этот "гуманизм" оборачивался смутой, морями крови и сотнями тысяч беженцев, которые оказывались лишенными не только прав человека, но не имели даже прав животных! Вот что несли людям демократы-сатанисты, которые заменили сатанистов-коммунистов! Но об этом результате демократической, гуманистической политики сатанисты, владевшие средствами массовой информации, распространяться не любили, да и теперь не любят. Цензура была настолько сильной, что вообще смешно было говорить о свободе слова. Попробуй скажи что не нравится сатанистам-демократам! Телевидение охранялось подобно и сильнее, чем база с атомными бомбами.

    Мне кажется, что если бы ту энергию, которую я потратил, пытаясь опубликовать ту свою статью, преобразовать в электричество, то Грозному этого электричества хватило бы года на три.

    В конце концов, главный редактор газеты "Голос последнего победителя" спрятался, точнее говоря, ушел в глухое подполье. Когда я это понял, то с самым серьезным видом сказал его секретарше: "Передайте вашему редактору, что у меня есть точные сведения о том, что на секретном заседании исполкома ОКЧН принято решение совершить на него покушение, а именно по предложению Мусы Темишева. Они собираются обмазать его дегтем, вывалять в перьях и после этого выкинуть с 8-го этажа вниз головой!"

    Сделав это сообщение, я в состоянии, мягко говоря, взбешенном бросился в кабинет Сагаева. Я знал, что самым слабым звеном чеченцев является уязвленное тщеславие, - и решил сыграть на этой струне. В кабинете сидели Сагаев и его зам. Они с большим интересом наблюдали за моими упорными попытками напечатать статью в "Голосе". Я зашел и честно признался: "Все! Я далее не тешу себя надеждой на то, что редактор "Голоса" исполнит данное мне слово!"

    "Но вы же признаете, - продолжил я, - что статья актуальная?!" На что мне Руслан ответил: "Да неохота с этими шариковыми связываться!"

    - Но я же связываюсь! - сказал я, - Я же их не боюсь! И неужели вы не понимаете - если мы не будем сопротивляться, эти дегенераты погубят нас всех!

    - Ну ладно, - сказал мне его зам,Ьицоев - ты-то уедешь к себе в Шалажи, а они к нам могут заскочить, эти психопаты, и оскорблять, драться с нами. Вот только вчера эти душманы недалеко от Дома печати прямо на наших глазах застрелили милиционера и ушли, как ни в чем не бывало.

    - Да-да, - признал я печальный факт, - никому не хочется на свою голову приключений. Все ждут, пока их снова по тюрьмам да психбольницам рассуют!

    - Но давайте так договоримся, - предложил я им, - наверное с пяти лет мой дед перед моими глазами читает священный Коран, - сказал я, - и клянусь вам священным великим Кораном, что если по причине публикации вами моей статьи " Театр абсурда, или возвращение диктатуры " к вам зайдет хоть один дудаевец и хоть одним словом оскорбит вас - я убью Дудаева и Яндарбиева!

    - Хорошо! - ответил Сагаев, - Напечатаем!

    - Без купюр! - поставил я условие.

    - Без. – согласился Сагаев.

    А в том, что Сагаев свое слово исполнит, я не сомневался! Да! Чудо произошло! Редакция молодежной газеты "Республика" совершила свой гражданский подвиг - и граждане Чечено-Ингушской республики получили 15000 экземпляров этой первой в мире антидудаевской статьи! И надо признать без ложной скромности, что эта публикация произвела эффект разорвавшейся бомбы. И казалось, все проснулись и вышли из состояния гипноза и оцепенения, статью читали вслух наши интеллигенты, собираясь вместе - как мне говорил, например, известный и талантливый поэт Апти Бисултанов, который был активным и убежденным противником дудаевской диверсии.

    О вое, поднятом в стане дудканутых и говорить не приходится. Они бесились и выли, проклиная меня на чем свет стоит. А я их лидерам отвечал: "Да вы что? Вам не нравится инакомыслие? Тогда чем же ваше поведение отличается от коммунистов, которых вы так клянете?" Одним словом, я еще питал иллюзии, что с дудаевцами можно бороться демократическими методами - правда иных у меня и не было, ведь к сожалению не я был министром МВД, а Алсултанов, который настолько "погуманел", что, послушав его, можно было принять за Мать Терезу, ходил словно контуженный, под наркозом.

    А на МВД вообще жалко было смотреть, над ними издевались все, кому не лень. Ну а у них был приказ: если уголовники, выпущенные из тюрем Дудаевым, начнут вас оскорблять и бить - то в ответ читать им вслух фрагменты из Евангелия "о непротивлении злу насилием". К тому же, в отличие от дудаевцев, которые разгуливали по Грозному, обвешанные самыми современными видами оружия, милиционерам не выдавали даже патроны!

    Трагедия милиции заключалась в том, что их приучили беспрекословно выполнять приказы Москвы. Правда, ходили слухи, что Алсултанов "погуманел" вследствие того, что ему дудаевцы дали 6 миллионов, но я в это не верю, ибо знаю: если бы Алсултанов из Москвы получил приказ: "Фас на Дудаева!", то этот мент старой школы без оружия перегрыз бы горло этому летуну, и это было видно по его грустным, тоскующим по временам твердого порядка, глазам. Но из Москвы приказа не было, а значит милиция бездействовала, делая вид, что они все в восторге от этой смуты. Но они-то хорошо знали автобиографии многих митинговых святых патриотов, которые в основном составляли их клиентуру.

    Но не было приказа "фас его!", а значит, не было и действий - так их приучили и иначе они не умели. А если бы был твердый и однозначный приказ, то без всякого десанта, без всяких войск все эти "революционеры" оказались бы за колючей проволокой. Но вместо этого шла успешная, грамотно организованная работа по дезорганизации работников МВД и КГБ республики, огромную роль в этом конечно, сыграли массовые шоу с событиями в Тбилиси и Баку. Шла целенаправленная, из Москвы управляемая и по телевидению воспеваемая, работа: если ты агент КГБ - это плохо, а если ты агент ЦРУ - то это хорошо; если негры в США захватывают городские кварталы и их разгоняет национальная гвардия с применением оружия - это очень демократично и правильно, если же подобное происходит в России - то это коммуно-фашизм, это нарушение прав человека и вообще это плохо.

    Конечно, если даже милицейскую овчарку сначала натравливать на преступника, а после того, как эта овчарка выполнила приказ, хозяин бьет ее по морде, то эта овчарка перестанет выполнять свои функции. Именно то же происходило с правоохранительными органами России и СССР: сначала руководство отдавало приказ и натравливало армию, ОМОН, милицию на демонстрантов, которые, действительно, нагло и грубо нарушали законы, - а после на армию натравливали СМИ и начинался форменный психологический террор. А причем тут Армия, что Армия без приказа Горбачева вошла в Тбилиси, в Баку, в Таллин? Да ничего подобного! Были массовые беспорядки? Были. Был приказ? Был! А зачем же армию, милицию линчевать, люди в форме выполняли приказ?!

    Кажется на первый взгляд, что все это абсурд - ничего подобного. Это элементы психологической войны, которую агенты ЦРУ, захватившие ключевые посты в Кремле, вели против и на уничтожение государства. Они нашу Армию убили морально, а это страшнее, чем физическая смерть.

    Замечу, правда, что свои гуманные и демократические взгляды они переменили, когда за 10 миллиардов рублей наемники в форме убивали людей в центре Москвы и расстреливали из танковых орудий Парламент, но, сами понимаете: что можно Юпитеру, то нельзя быку. Вот тебе, бабушка, и демократия!

    Но это все было еще впереди, а я пока уставший, охрипший вел бесконечные и яростные споры с теми, кто утверждал, что Дудаев святой посланник небес, который приведет наш народ к счастью, процветанию и славе. И вот, как я уже говорил, я крепко задумался и в конце концов засомневался: а вдруг я ошибаюсь, а вдруг у меня в голове короткое замыкание и я действительно борюсь против того, кто ведет наш народ к благоденствию и процветанию? Конечно, я вижу, я убежден, что эта дорога ведет к страшной бездонной пропасти, и все же - все говорят одно, а я другое. И эти сомнения мне очень испортили настроение - я вешил посоветоваться с авторитетным, знающим Коран человеком. Я знал, что многие люди, называющие себя муллами, являются агентами КГБ, которые искажают суть Корана ради выгоды земной и в угоду очередному начальству. Мой выбор остановился на Арсанове Абдурахмане потомке Шейха Дени, сын которого Алихан ныне, к сожалению, покойный был моим одноклассником и позже мы работали вместе, и я должен сказать - Алихан был эталоном мужества, чести и благородства, я в жизни не встречал столь чистых и честных людей!

    И вот, я приехал к ним домой и рассказал Абдурахману про свои сомнения, а в конце сказал: "Может я ошибся? Если этот Дудаев, как говорят многие, принесет счастье и благополучие - я не хотел бы с ним бороться, я ведь не враг своему народу? А если он агент и принесет нашему народу несчастье, то нельзя спокойно сидеть!"

    Выслушав меня, Абдурахман произнес удивившую меня фразу: "Если ты хочешь, мы поедем и спросим"у того, кто знает". Это меня заинтриговало и мы поехали в Грозный.

    Должен сказать, я много слышал от своего деда о славных, поистине чудотворных делах шейха Дени Арсанова и всегда восхищался им. Я знал, что в Грозном живет его сын Ильяс, которому более 90 лет, и помню, когда один мой родственник сказал, что считает его шейхом - должен признаться, в душе я не очень поверил.

    И вот, мы подъехали, я отказался зайти по одной причине: скажу прямо, я в то время очень сильно курил, а это страшное наказание Аллаха и очень поэтому стеснялся заходить и подходить к старшим, тем более к таким, как Ильяс. Абдурахман  вышел минут через 20 и по сей день я помню его лицо - оно было белое, как мел, на него просто страшно было смотреть. "Он говорит, - произнес Абдурахман, - что этот человек нам принесет страшное несчастье". Должен признаться, что в этот момент у меня появилась еретичная мысль: "Зло-то, что он нам причинит, - подумал я, - но не настолько же!" Оказалось, я ошибался, а было это примерно 25 сентября 1991 года.

    Но самое главное - я получил весьма авторитетное подтверждение своего мнения. Да, без сомнения, нет в Чечне человека, который знал бы Коран лучше, чем Ильяс. А кто может сказать, что он старше Ильяса, ведь белобородые сексоты, выучившиеся по слогам читать на арабском, наносили огромный вред своей агрессивно-плебейской пропагандой, восхвалении идола и обливая грязью всякого, кто осмеливался не согласиться с этой новой "религией" дудканутых. Вся Чечня является свидетелем тех потоков грязи, которыми дудаевцы обливали Арсановых, за что? За то, что Арсановы знали про те несчастья, которые принесет на нашу многострадальную землю сей посланник Сатаны и об этом прямо и ясно предупредили народ - точно так же, как предупредил шейх Дени Арсанов чеченцев о том, что нам принесут большевизм. Но мы не послушались тогда Великого Шейха, так же как Не послушались в 1991-м году и его сына Ильяса Арсанова. И более того мы подло и трусливо молчали, когда вся эта безродная, невежественная, дикая мразь глумилась и оскорбляла Арсановых и, конечно, это нам не простится. Нам не простится подлость одной и трусость другой части народа. Скажите мне, кем был отец Дудаева? кем был отец Яндарбиева? кем был отец Удугова? кем был отец Мохьмад-Хусейна Алсабекова? Вам в лучшем случае скажут, что не знают. А вы поезжайте в Грузию, в Абхазию, Осетию и у достойных людей этих народов спросите про отца Ильяса - Дени Арсанова, и вы увидите в их глазах уважение и восхищение! Так вспомните же, как мы подло и трусливо молчали, когда эти подлые санкюлоты обливали грязью честь, совесть и славу нашего народа!

    Итак, после этой поездки в моей душе вновь воцарилось спокойствие и оптимизм. И я решил приступить к организации широкой коалиции противников этой циничной дудаевской тирании. Я понимал, что на данном, этапе против конкретной идеологии дудаевцев необходимо противопоставить четко разработанную контрпропаганду, потому что изменить ситуацию было возможно, только одержав победу на идеологическом фронте. Было ли это реально? Абсолютно. Во-первых, Дудаев, несмотря на мощное сопровождение западными спецслужбами, был весьма слабым игроком и делал много недопустимых промахов. Вспомните хотя бы его частое разглагольствования про сына Бога, - он просто не знал, что Ислам таких заявлений не допускает, или же реплику про три намаза. Он был абсолютно далек от познаний в сфере ислама и чеченских традиций, словом, у него была масса слабых сторон, и если бы не мощное подъигрывание ему так называемой оппозиции, пульт управления которой всегда захватывали сексоты, и если бы не мощная поддержка Москвы - этот Мавр никогда не смог бы стать кумиром даже у этой безмозглой толпы.

    Краеугольным камнем дудаевской пропаганды было разжигание злобы и ненависти к старой партийно-бюрократической номенклатуре и надо признать, что эта номенклатура была искусственно насажденной Москвой и инородной по своей сути и духу элитой. Это были в основном были люди без чести и совести, готовые делать все, что им прикажет хозяин. Ходили целые легенды об их мерзких, подхалимских делах в угоду коммунистической власти. В основном эти люди были неисправимые конформисты типа чего изволите? любому, кто окажется у власти. Естественно, что постоянное муссирование этих пропагандистских клише дало определенные спецэффекты, и достаточно было во время выступления любого интеллигентного человека, говорившего правду, которая не нравилась Яндарбиеву, крикнуть из толпы:"Он партократ!", как толпа тут же сходила с ума и начинала визжать, рычать и кусаться.

    Разумеется, все это надо было учитывать в предстоящей работе, но прежде чем продолжить, хочу сделать небольшое автобиографическое отступление.

    Дело в том, что когда мне было 16 лет, я сделал однозначный выбор: ни в коем случае не иметь дела с этим прокоммунистическим-прокгбистским слоем, а бороться с ними. В итоге, за два месяца до выпускного экзамена меня исключили из школы: я честно, один на один подрался с учителем, который постоянно избивал учеников-чеченцев. А в то время не то, что подраться - посмотреть в сторону русского редко кто смел. В итоге, мной занялось КГБ и я был исключен из школы и вынужден уехать в Казахстан, где смог своими глазами увидеть, в каких рабских условиях, страшным трудом женщин и детей зарабатываются эти деньги. Это произвело на меня тягостное впечатление, мне было до горечи обидно, что мой народ находится на положении бесправного батрака и вынужден строить тем же казахам сараи. И конечно, я возненавидел тех из чеченцев, которые подлизываясь и продавая свою честь, выслуживались перед КГБ ради права на должность, и все это с единственной целью: вымогать взятки у простого народа, который в Чечне имел меньше прав, чем те же евреи в Египте, которым Фараон приказал самим доставать себе солому для выполнения плана по производству самана. Конечно, обида была, а я уже имел волчий билет и когда я попытался устроиться в ПТУ-9, то сначала меня приняли, а через два дня показали на дверь без всякого на то повода и объяснения.

    Итак, в то время когда Джохар Дудаев верно служил, враг чеченского народа Закриев был вне закона. Позиция у меня была одна - ни при каких условиях ни на йоту не уступать в вопросах чести чеченца и Ислама, - в этих вопросах я был готов на костер. Я досконально знал историю чеченцев и гордился тем, что я - чеченец. Я был уверен и не сомневался в том, что цари Урарту, Египта, Митанни, аристократы Греции и Рима, и даже Русские князья были вайнахского происхождения. Но с такой позицией мне, естественно, была закрыта официальная карьера, и светил только рабский труд в Казахстане, что меня не устраивало. Передо мной, как наверно и перед всяким 18-летним молодым человеком встал вопрос выбора жизненного пути. Скажу прямо: выбор у меня был, я при желании мог поступить в любой вуз, так как знания у меня были выше средних, а аттестат я получил в вечерней школе и неплохой. Но я осознавал, что поступив в институт, я должен буду идти в разрез со своими убеждениями, лгать, лицемерить, например, говорить, что человек произошел от обезьяны, что Ленин - это величайший гений всех времен и народов, сдавать истмат и диамат, а это значит говорить, что Бога нет. Нет! - решил я, - об институте и речи быть не может, пойду в Армию, а там видно будет. Если смогу пройти античеченские и антиисламские фильтры, которые непременно будут - стану офицером. Хорошо было бы организовать потом военный переворот и свергнуть эту безбожную коммунистическую власть, - строил я наполеоновские планы. И вообще, я считал, что для мужчины самая достойная профессия - это профессия военного. Но, как сказал Байрон: "Действительность, ты речью властной разогнала мои мечты!"

    Общеизвестно, что чеченцы у хозяев находились под особым контролем и, конечно, с тысячу раз легче пройдет верблюд через игольное ушко, чем чеченец, оставаясь чеченцем и мусульманином, сделает карьеру в Советской Армии - и это я понял на собственном тяжелом опыте. Я убедился, что единственный способ сделать карьеру в Советской Армии - это отказаться от своего народа и религии и самое главное, продать душу дьяволу, став ради карьеры сексотом.

    И только после того, как Дудаев продал и народ свой, и религию, и для большей убедительности женился на комиссаре Аллочке, только после этого Дудаев стал генералом и получил доступ к ядерному оружию. И те, кто этого не понимают и не хотят понять - те заслуживают то, что имеют. А впрочем, негодяи и мерзавцы всегда любили свои грязные, корыстные дела прикрывать высокими словами о чести, о религии и о Родине.

    Я прибыл осенью 1978 года во Франкфурт-на-Одере, это был огромный распределительный пункт. Нас чеченцев было 52 и 8 русских, которые во всем держались с нами заодно. Мы с первых же дней почувствовали особо заботливое отношение к себе, и когда мы не стали убирать мусор, полковник кричал на нас, что на каждого солдата-чеченца нужно держать по два негра, и вообще, что мы все бандиты и если бы его воля, то он нас всех расстрелял бы. Выслушав столь нежные отзывы в свой адрес, мы буквально через час устроили грандиозную драку. Дело в том, что на этом пункте было не менее 1000 призывников разных национальностей, и один из наших товарищей, помню, это был плотный рыжий парень, пошел в столовую, по какой-то причине отстав от нас, пообедать, а там наткнулся на обедавших грузин. Они ему приказали убрать со стола посуду, а в ответ на отказ зверски его избили. Когда он вернулся к нам, на нем живого места не было. Мы, естественно, вспылили и пошли бить подряд всех не русских, а в тот день на этом пункте нерусских было процентов 70, и в основном, по-моему, из Грузии. Конечно, неожиданная атака принесла победу и мы всех там разогнали, но тут же прибежали внутренние войска с автоматами с пристегнутыми штык-ножами и согнали нас в угол, в какой-то тупик огромного двора, и прямо напротив нас построили тех, кого мы избили, И тогда мы увидели, что нас раз в десять меньше. Потом нас выводили, и каждого обыскивали и у всех на глазах у нас забрали ножи. При этом тот же полковник, который сожалел, что у него нет власти нас расстрелять, полчаса ругал нас, прямо натравливая тех, кого мы избили, как по приказу все офицеры и солдаты ВВ покинули плац. Я понял, что это не случайно и нас могут избить, тем более, что мы были безоружны и загнаны в тупик: за спиной двухметровый забор. Я вышел вперед и сказал ребятам, мол, подождите, не спешите. Надо признать, что наши ребята прямо рвались драться, я их успокоил и обратился к противнику с предложением окончить это дело миром. Я уверен, что смог бы с ними договориться, но беда была в том, что 90% из лагеря противника не знали, в принципе, русского языка. Но, слава богу, из их рядов появился лидер, который с трудом, но мог разъясняться по-русски, и он мне сказал:"Хорошо, не будем драться, но только скажи своим, пусть они отдадут наши шапки и шинели?

    Оказывается, во время нашего блицкрига наши орлы прихватили все это в качестве трофеев и, несмотря на все мои уговоры, отказывались вернуть. В итоге кто-то из толпы противника бросил в меня булкой хлеба, я автоматически бросил обратно и началась драка, точнее наше избиение: тебя окружают человек десять, которые становятся в круг и бьют тебя по голове бляшками солдатских ремней.

    Когда офицеры, вдоволь насмотревшись на эту бойню, вновь приказали нас разнять, мы почти все были в крови, а тех, кто в бою потерял шапку, вообще пришлось госпитализировать. Тех из нас, кто был в силах стоять на ногах прямо из под конвоя раскинули по три человека по разным частям. Я, и со мной три чеченца и один ингуш - мы попали в город, Витшток, в 45-ю отдельную радиотехническую бригаду, где нас определили, в учебный взвод учиться на радистов. Для меня это была трагедия, так как я очень хотел попасть в десант. Но самое интересное было не в этом, а в том, что оказывается мы в течение первых 6-ти месяцев должны были быть не чеченцами и даже не солдатами, а это значит - мы покорно должны были переносить оскорбления, унижения и бегать в качестве прислужников перед стариками. А чеченцев в этом батальоне не было и мне, да и другим, приводилось постоянно драться, что мы и делали. Мы собрались вместе и я сказал ребятам: "Лучше умереть, чем унижаться! Ни шагу назад!" Мы также договорились не кушать свинину, чтобы они не радовались, видя как мы кушаем свинину.

    В итоге, через два месяца меня в 12 часов ночи перевели из учебного взвода в роту, для чего? А для того, чтобы меня старики напугали и заставили мыть полы и кушать свинину. Но Аллах свидетель, после нескольких драк, где мне попало, но и они получили, я уже имел статус "старика" со всеми вытекающими отсюда привилегиями, а старики стали моими друзьями и я частенько бил чересчур блатных стариков из других рот. Следует сказать, что офицеры нашего батальона разделились на два лагеря: одни приветствовали то, что я ни за что не мою полы и не ем свинину, а другие, в основном, из кругов, близких Политотделу, заявляли прямо, что они меня заставят вымыть полы. Я решил победить спокойно и без нервов, недостойно воину поддаваться эмоциям и нервам.

    И началось упорное, целенаправленное подавление моей воли. Ежедневно по два раза в день меня вызывали в Политотдел и внушали: ты должен вымыть полы! Я им отвечал так: "У каждого человека есть свой кодекс чести, а солдат, раз изменивший своему кодексу чести, изменит и Родине!" А они мне говорили, что солдат должен сначала исполнить приказ, а потом его обжаловать. Я отвечал: "По-вашему выходит, что если командир мне прикажет, чтобы я расстрелял отца и мать - я должен этот приказ исполнить?" - "Да, точно так!" - багровея и синея, хрипел мне капитан Олейник, замполит батальона, очень образованный и интеллигентный человек, и донской казак к тому же. "А если мне командир прикажет изменить Родине?"- задавал я вопрос. "Да ты, 3акриев, так весь Варшавский Договор разрушишь, тебя немедленно надо в тюрьму, пока не поздно!"- кричал капитан Олейник. "Да вы, товарищ капитан, чуть подождите, я ведь только 4 месяца служу" -отвечал я. "Во-о-он! - орал капитан Олейник, - вызвать ко мне командира роты!"

    И возвращался ко мне командир роты ст. лейтенант Ананьев весь красный, как рак и умолял меня: "Ради бога, Руслан, продержись еще чуть-чуть до 6-ти месяцев, и я тебе дам звание и тогда тебя не будут заставлять мыть полы!

    Должен сказать, что лейтенант Ананьев горой стоял за меня перед Политотделом. И притом замечу, что на политзанятиях я получал сплошные "5", а когда я, на вопрос замполита бригады: "Как зовут Генсека Компартии США?" - ответил, что его зовут Гесс Холл, то и вообще прослыл Академиком.

    Но тем не менее, я знал, что моя военная карьера обречена, меня не пропустят, им не нужны люди, имеющие честь, совесть, Бога. Им нужны лицемеры типа Дудаева.

    В итоге, после долгих драк и противостояния, морального и психологического террора, капитан Олейник пошел ва-банк. Он прибежал в столовую, куда я был отправлен в наряд, построил всех нас, сам побежал лично принес половую тряпку и ведро воды, и приказал: "Рядовой Закриев, выйти из строя!" И держа руку под козырек, отдал приказ: "Приказываю вам взять эту тряпку и вымыть полы!" В эту минуту сердце мое исполнилось радостью и я подумал: "Слава тебе, Всемогущий Аллах, за то, что я не исполню этот приказ!" - и спокойно улыбнувшись, я ответил: "Товарищ капитан, рядовой Закриев полы мыть не будет! "

    Они хотели, чтобы я мыл полы, они хотели, чтобы я ел свинину, но если бы я это сделал, я презирал бы себя. Возможно, они дали бы мне и звания и медали, но то были звания, данные сатанинской, атеистической властью. Конечно, их упорное стремление заставить меня кушать свинину или мыть. полы было не простой прихотью, дело было не в полах и не в свинине: они тем самым отсеивали тех, кто был не из них. И разумеется, эта власть, эта Армия некогда не допустила бы Дудаева за штурвал стратегического бомбардировщика, если бы он душой и телом не был предан им. Я знал это наверняка и поэтому, когда эти их сексоты кричали, что бог послал нам ангела-генерала, - я говорил:"Уверяю вас, что настоящее имя Ангела, дослужившегося до звания генерала в коммунистической Армии, тем более с партбилетом в кармане, настоящее имя этого ангела - Сатана!"

    А моя военная карьера милостью Аллаха закончилась в течение 5 месяцев, я знал на что шел и готов был идти в тюрьму на три года но вместо этого провел один месяц в дурдоме и со справкой "сумасшедший" и притом сумасшедший, переосвидетельствованию не подлежащий, приехал домой. Признаюсь, был огорчен, но в переводе Корана сказано: "Вы что-то не хотите, чтобы произошло, думаете - это для вас зло, а это для вас добро. Вы не знаете, Аллах знает!" Да, коммунистическая власть приговорила меня быть отверженным и лишенным всего, но они только предполагают. И не будут огорчены те, кто искренне полагаются на Аллаха, ибо не падает даже желтый листок без воли Аллаха, да простит он нам наши слабости и прегрешения!

     

    ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

     

    Весь этот автобиографический экскурс я предпринял с главной целью - показать, что я хорошо знаю цену главному аргументу дудканутых: "Он же святой, он же - генерал!" Да, особенно его святость проявилась, когда он бомбил афганские деревни, убивая женщин и детей.

    Должен признать, я вообще не был знаком с чеченской партийно-бюрократической элитой, но именно в этих слоях я надеялся найти себе базу для создания структур сопротивления. И вот я встретил Апти Бисултанова, который сообщил мне, что у них есть группа, недовольная делами дудаевцев, и они хотели бы со мной познакомиться, так как им очень понравилась моя статья "Театр абсурда, или возвращение диктатуры". Я сходил к ним, там были в основном писатели и поэты, они говорили, что их преследуют, за ними следят. Встречались они в редакции детского журнала, редактором которого был Апти Бисултанов. На этой встрече мы очень много говорили, но все же решили бороться.

    Так же был найден еще один центр сопротивления, это тоже были в основном интеллигенты, собиравшиеся вокруг Джабраила Бакаева. В большинстве своем это были ученые, преподаватели университета и институтов. Мы приняли решение бороться немедленно и бескомпромиссно.

    Потом я встретился с Усамовым, переговорил с ним, он тоже сказал, что они готовы и согласны: альтернативы бескомпромиссной борьбе нет. Я всю эту работу проводил с целью консолидации этих многочисленных разрозненных групп; я понимал - если все эти течения не будут объединены в  жесткий кулак с централизованным органом управления, то вся их энергия уйдет на бессмысленную болтовню, грызню и мечтания о власти. Должен признаться, что чем ближе я знакомился с силами, противостоящими Дудаеву, тем сумрачнее становилось у меня на душе. Я ожидал чего угодно, но что советская высшая школа могла до такой степени испортить чеченцев - этого я не ожидал. Если вы встретите чеченцев, утверждающих, что они интеллигенты - бегите от них, и знайте - это что-то наукой не определенное и не изученное, недоразумение, ошибка природы. Все дело в том, что чеченец должен и может быть только чеченцем, а вся партийно-государственная машина СССР была нацелена на то, чтобы ни извести чеченцев как тип, как вид, ибо модель "чеченец" в человеческой породе самая неуправляемая, непредсказуемая и вообще неудобная. Мир вступил в эпоху массовых технологий и серийных производств и для этой модели управления требуются люди тихие, послушные и самое главное, управляемые. Именно в этом причина уже долгие годы проводимой операции по физическому уничтожению определенного типа людей. Конечно, на фоне всеобщего мирового кризиса позволить всем, кто ходит на двух ногах пользоваться правами человека - слишком большая роскошь и население должно быть рассортировано на две категории: на тех, кто принимает решения и на тех, кто эти решения исполняет, - классическая формула рабов и господ. И по всей видимости, в лагере господ вакантных мест не оказалось, а для лагеря рабов чеченцы слишком неподходящий контингент, да и чеченцы, если их не уничтожить, послужат катализатором восстаний и смут, например, для славянского окружения. И вот, власть Иосифа Джугашвили организовала для чеченцев 44-й год, а власть Хрущева насадила на голову чеченцев специально подобранную элиту, несовместимую по своей природе ни с сутью, ни с духом чеченцев, элиту, которая своим примером не только не удерживала народ от низменного и фальшивого, а скорее наоборот. Плохо, когда у человека ампутирована голова, но еще хуже, когда на место ампутированной человеческой головы пришита голова свиньи.

    Да, должен признаться к глубокому сожалению, что мое личное знакомство с потомками славных урартских царей произвело на меня весьма тягостное впечатление. Оказывается, быть патриотом чеченского народа очень легко, находясь в Сибири или Казахстане, но тот, кто проведет 1 год в городе Грозном, вращаясь в среде чеченцев-политиков и после этого скажет: "Да, прав был автор "Тазита", который говорил, что нет благородней людей, чем чеченцы!"- тот в день страшного Суда не краснея сможет утверждать, что 2x2=5. Я с 16-ти лет ездил по самым отдаленным, диким районам бескрайнего СССР, уверяю вас, среда, в которой я находился, в течение 10-ти лет, не отличалась изысканностью нравов. Это в основном были люди, по нескольку раз сидевшие в тюрьмах, способные за бутылку убить человека. Но клянусь вам чем хотите: я за все эти годы не видел и сотую часть той подлости, той мерзости и грязи в душах людских, с которой мне пришлось столкнуться за два года моей политической деятельности в Чечне! Если чеченец говорит, что он политик - остерегайтесь этого монстра!

    Тем временем, триумфальное шествие бандитской власти продолжалось, смута расширялась. А все эти так называемые оппозиционные Партии, Движения, Клубы интеллигентов и прочих недовольных, об объединении которых в мощный антидудаевский фронт я мечтал, на практике представляли из себя жалкое и удручающее зрелище. Видеть всех этих вечно плачущих, вечно скулящих и вечно робко и трусливо озирающихся людей было просто невыносимо. А когда они, заискивающе улыбаясь и называя себя интеллигентами, начинали скулить и плакаться, жалуясь на Дудаева и его душманов, и при этом, призывая торжествующее хамьё, этих генетически на сто поколений вперед закодированных уголовников, осознать, понять и, исправившись, перестать делать зло - я доходил до удара.

    - Но есть же еще, - думал я, - бюрократический аппарат?! Но их среди недовольных Дудаевым не было. Они были заняты выбиванием себе должностей и установлением дружеских отношений с дудаевцами. Говорят, некоторые даже стали изучал уголовный жаргон, чтобы чувствовать себя уверенно среди элиты новой власти.

    У меня есть одна черта - чем меньше шансов на победу, тем больше желания бороться и упорства появляется во мне. Я имею моральное право прямо заявить, что никто не может обвинить меня в корысти и стремлении к личной власти. Несмотря на мои амбиции и неформальное лидерство, я никогда не пытался достигнуть формального лидерства, я считал, что наш народ находится под гневом и карой Аллаха, народ находится на краю гибели, о чем, например, я и кричал в своих многочисленных статьях в газете "Республика", и исходя из вышесказанного, считал кощунством на фоне этой страшной трагедии искать личной выгоды, личной власти и карьеры. "Нет, - говорил я, - в данной ситуации, когда стоит вопрос тотальной гибели народа, мы должны исправиться, раскаяться и, оставив кесарево кесарю, встать на богоугодный путь. Но если в этой страшной ситуации мы и дальше продолжим словно крысы хватать чужое и тащить домой, невзирая ни на голодных, ни сирых, если мы и в данной ситуации продолжим, словно собаки за кость, грызться друг с другом, не помня ни о Боге, ни о чести и совести - Аллах может усилить свое наказание. "А себе я дал зарок: за труды свои на ниве борьбы с теми, кто ведет к пропасти мой многострадальный народ, не принять ни копейки выгоды, а также не принять должности, а все мои усилия, труды и лишения, которые постигнут меня на этом пути - да будут они милостью Аллаха во имя Аллаха. Ибо нет ни награды, ни наказания даже для комара без воли на то Аллаха" Да, конечно, мне предлагали и должности, и деньги - и те, и эти. Они хотели, они думали, что соблазнившись этими смешными подачками, я стану служить им. Но я задавал себе вопрос: "Сии господа-начальники соблазняют меня предать Господина-Творца всего сущего, милостивого и милосердного Бога, перейти на службу к ним?" И они очень огорчались, когда я отказывался. "Как же, - говорили их ослепленные алчностью и Сатаной глаза, - ты, нищий, не имеющий даже иномарки, человек отказываешься от денег, что мы тебе предлагаем?!" "Как же, - говорили их удивленные лица, - ты, даже не окончивший толком среднюю школу, ты, даже по закону не имевший права работать даже сторожем, отказываешься от высоких должностей?! Да ты и в самом деле безумен! - говорили их разочарованно-кислые мины.

    А я думал в ответ: "Слава Аллаху, Господу миров! Ибо в его власти кого он захочет сделать светочем разума, а кого пожелает - сделать безумцем; ибо по воле на то Аллаха не становится человек ни бедным, ни богатым, и в его воле сделать из царей рабов, а из рабов - царей!"

    И наполнялось мое сердце светом и счастьем, и благодарил я Милостивого и Милосердного за то, что не дал Он мне соблазниться искушениями верных слуг Иблиса. Что их деньги, и что их мерседесы, разве могут их деньги купить спокойствие и мир душе, от которой отвернулся Аллах? Разве могут их мерседесы сравниться со свежей утренней росой, когда ходишь по лесу или по полю на ногах, которые тебе дал Аллах? Нет, воистину, они заблудившиеся и нет в их душах покоя и света и не будут счастливы неверные, даже если они будут сидеть на всех богатствах мира и даже если они будут царями всех народов! И не оградит их ни на минуту все золото мира и власть от Дня назначенного и от Суда справедливого! Есть рвущиеся к власти и богатству, принося на это все силы свои и совесть, безумцы, ибо они не понимают, что с того, кому много дано, с того и много спросится. Мало того, что они в этой вечной алчной суете не вкусили радости земной, не видели солнца и звезд, не видели леса, полей и гор, и не дышали даже воздухом спокойно, так они и награды жизни вечной могут быть лишены за грехи свои, которые сопутствуют и власти, и богатству! И страшно тяжела будет доля вдовы и сироты, что присвоили они!

    Именно поэтому нельзя людям бедным с ненавистью и завистью относиться к тем, кому Аллах дал бремя власти и богатства. К ним надо относиться с состраданием и милосердием, ибо тяжела их ноша. Но горе тем, кто с завистью, со злобой будет относиться к ним, каждый имеет то, что дал ему Аллах и слава Творцу, ибо он знает, что делает!

    В любом деле непременно нужен командир-эмир. Независимо от того, маленькая или большая группа решила достичь какой-либо цели - нужен лидер, имеющий право отдавать распоряжения своим последователям. Если не будет такого органа, головы, которая умеет быстро и оперативно принимать решение - не будет толку от большого количества последователей. Яркий пример этому - Хасбулатов, которого поддерживало 300 тыс. человек в Чечне, а результат - кот наплакал. Одним словом, гора родила мышь, потенциальная энергия сотен тысяч чеченцев, которые пошли за Хасбулатовым, была рассеяна, нейтрализована.

    Говорят, когда Хрущев устроил в Советском Союзе голод, один американский сенатор заметил: "Да, без сомнения Хрущев - гениальный человек, ибо только гениальный человек сумел бы СССР, имеющий такие безграничные посевные площади, довести до голода!" Я знал, что для успеха нашего трудного дела нужен лидер, ибо без сильного лидера толпа не превращается в единую, направленную в одно направление, сокрушительную силу. Без знамени в лице лидера люди остаются разобщенными, сомневающимися и все время боящимися ответственности членами общества. И только мужественный, волевой голос вождя, отдающий ясные и однозначные приказы, может превратить массу разобщенных и дрожащих людишек в непобедимую армию героев, способных на любой подвиг.

    С дудаевским лагерем было ясно - у них был Джохар - и лидер, и вождь, и царь, и кумир. При первом же беглом изучении обстановки я понял - собрать митинг, превосходящий по численности Дудаевский, не составит труда. Но нужен был лидер и я искал подходящую кандидатуру, но с этим было туговато. Все известные и сильные личности попрятались и выжидали, кроме Арсановых, которые однозначно заняли позицию, а Абдурахман днем и ночью работал, не покладая рук. Но дело было вот в чем. Так как Ильяс Арсанов без сомнения был духовным руководителем тех сил, которые пытались противодействовать диверсии дудаевцев, то они много сделали, настраивая дикую толпу и формируя из Арсановых образ врага. И поэтому выдвигать лидера из среды Арсановых или из бывших партийных функционеров - означало содействовать дудаевской пропаганде. Здесь нужно было противопоставить идеологию неприятия Тирана-Дудаева, апеллировать к историческому непризнанию чеченцами над собой князей, тем более с красными билетами членов КПСС в кармане.

    Построив контрпропаганду на этих несущих моментах, можно было обезвредить Банду и сорвать большевистский план захвата власти. Я считал: не важно кто будет во главе в данный момент, любой - лишь бы не допустить тех, которые уже и не скрывали провокаторскую программу развязывания войны с Россией. А то, что эта война принесет страшные бедствия для нашего народа, что это безумие - было очевидно. И я искал, и, повторяю, никогда в качестве спасителя Отечества себя не мнил, хотя должен признаться: мысль, что на безрыбье и рак рыба в минуту особого разочарования у меня появлялась. Я не думал, что в природе существует так много чеченцев, не способных принять адекватные меры: понять очевидные вещи и найти достойное решение проблемы. А вместо этого - бессмысленная, бесконечная болтовня, споры по мелочам и неспособность организоваться, неспособность действовать, разозлиться, в конце концов! Во время своих долгих скитаний по этим многочисленным кружкам образованных любителей пустой и бесконечной болтовни мне часто вспоминался диалог Зелимхана Харачоевского с поручиком Российской армии Шабодиевым, и особенно его "Ты не волк, Шабодиев! Ты слишком долго кушал русский черный хлеб, и ты перестал быть волком, Шабодиев!" Так вот, по всей видимости, и чеченскую интеллигенцию разучили и отучили от всего чеченского, в итоге получились еще не интеллигенты, но уже и не чеченцы. Представьте себе волка, которого приучили питаться исключительно капустой - преотвратительное получается зрелище. Но беда была в том, что остальная часть чеченцев - те, что не учились или купили свои дипломы, интересовались исключительно кредитами, иномарками, воздухом, итальянским кирпичом, нефтью и ее производными, и когда ты обращался к ним и говорил: Родина гибнет! - они в ответ интересовались: а сколько можно на этом заработать? И после первых же слов объяснения теряли всякий интерес к данной теме.

    Ладно, - решил я, - пусть будут интеллигенты, я буду бороться вместе с ними. А вождем у интеллигентского сопротивления был Джабраил Гакаев. Я подошел к Гакаеву и сообщил ему, что признаю его лидерство и готов всеми силами содействовать их священной борьбе против банды диверсантов. Так сказать, сыграть роль мозолистых кулаков, признавая приоритет серого вещества их партии. И должен признаться, весьма разными оказались в наших понятиях смысл слова "борьба? Конечно культурный, тактичный, разговор профессора Гакаева не годился для диалога с Яндарбиевым, Сосланбековым, с ними надо было говорить на языке типа "пасть порву, моргала выколю!", ибо иного языка вся эта шайка-лейка просто не была способна понять. Но вместо этого, когда на наших встречах, даже без дудаевцев, я говорил резкое слово в их адрес - все мои товарищи бледнели, хватались за валидол и с расширенными от ужаса и отчаяния глазами кидались закрывать мне рот, умоляя не говорить так громко, а лучше всего вообще свои мысли вслух не высказывать. "Ты послушайся нас, - говорили они мне, - у нас опыт, уж мы-то знаем!" Признаюсь, из уважения к их годам, образованности и интеллигентности я замолкал, хотя никак не мог понять, как можно бороться с уголовной шушерой, нагло оседлавшей наш народ и начавшей разграбление и распродажу всего, начиная с оружия и кончая дверными ручками, оперативно снятыми с дверей Веском и КГБ, если даже громко сказать об этом нельзя?! Конечно, мне - необразованному и непартийному, трудно было входить в их колею, но видит Бог, я держался. А если я заставляю себя хоть немного вести себя не так, как считаю достойным, то обязательно происходит срыв. Так что, конечно, я по своей природе не был способен терпеть то, что пришлось пережить моим новым, образованным и еще со времен Сталина научившимся молчать друзьям. Да, тяжелая доля им досталась и, конечно, им было очень нелегко, И, конечно, если бы не эти люди, решившие посвятить себя, мы были бы гораздо ниже как народ. А быть врагом народа и учиться очень нелегко.

    И вот, в один прекрасный день я наконец, увидел сияющие от счастья лица своих образованных коллег по борьбе против банды, претендующей на власть. Причиной столь бурной радости оказалось то, что руководство ОКЧН соизволило наконец-то обратить внимание на оппозицию и снизошло до переговоров с ней. Я, разумеется, был категорически против любых переговоров с большевиками, но об этом мои старшие товарищи и слышать не хотели. Я подошел к Джабраилу Гакаеву и сказал ему примерно следующее: "Джабраил, мне страшно тяжело видеть, как это дикое хамье издевается над вами, людьми образованными и интеллигентными, они вам грубят, вас оскорбляют, мягко говоря, ведут себя неуважительно и даже высокомерно. Кто такой Удугов, кто такой Сосланбеков или чтобы при встрече они вели себя развязно и нагло, и не дают вам слово сказать умные и полезные для народа слова, И если бы вы мне дали свободу действий, я бы этих распоясавшихся Шариковых поставил на место. Но, как вам известно, как только я начинаю говорить с дудаевцами как положено - наши же товарищи набрасываются на меня, словно пытаясь опередить друг друга в угодничании дудаевцам и, как говорится, наносят мне удар в спину!

    Гакаев, в принципе, согласился с моим мнением и сказал: "Да, надо вести с ними разговор на жестком языке - культурный разговор они даже не слушают и с нами вообще не считаются. Даже их дуче говорит про нас: собаки лают, а караван идет. Если бы Гакаев меня не поддержал, я не собирался идти в Реском на эти переговоры, а дело было примерно 28 сентября, точно не помню.

    Итак, мы пошли на переговоры, где нам была обещана встреча с Дудаевым, Яндарбиевым и Сосланбековым - в общем, чеченский вариант Гитлера, Геббельса и Геринга. В Рескоме мы поднялись по лифту на 5-й этаж, зашли в большой зал, где и стали ожидать, как говорится, явления героев. Но вместо обещанных первых лиц явились Хусейн Ахмадов - этот депутат, предавший весь парламент, одним словом мошенник, бесстыжие и интеллектуально-нравственное уродство которого выделялось даже в их компании, - и тогда еще мелкий мошенник Удугов. Они, значит, пришли объяснить профессорам, докторам наук, да и, в принципе, всей интеллигенческой элите чеченского народа что к чему. Признаться, я ожидал, что все возмутятся и немедленно покинут зал, но этого не произошло, и более того - вся эта интеллигентская братия как-то подтянулась, присмирела и, как мне показалось, с вниманием и благоговением стала слушать бред, который начал нести сельский учитель истории, нарушитель всех конвенций и законов, чуть не сказал – Паниковский, - Хусейн Ахмадов. Если все происходящее тогда можно назвать Театром абсурда, то эту сцену можно было назвать кульминацией абсурда. Этот уголовник, имеющий все признаки дегенерата, или точнее - эта ходячая иллюстрация к классификации уголовников Ломброзо, менторским тоном нес чушь о том, что - "Мы, ОКЧН, приняли решение на основании какого-то мифического международного права отделить Чечню и от России, и от Ингушетии, и от здравого смысла, и легко, создали чеченское государство".

    Во-первых, кто это "мы"? Если он имеет ввиду Исполком ОКЧН, то, например, Джабраил Гакаев является членом Исполкома ОКЧН, но он и не слышал об этом решении. И даже если все эти самозванцы, называющие себя ОКЧН, встав на голову проголосовали за это решение - кто им дал право решать за миллионный чеченский народ, за ингушский народ, за сотни тысяч русских и граждан ЧИР других национальностей и, наконец, за граждан РФ? Они, видите ли, собрались и решили за меня, за тебя, за всех! Но позвольте, таким макаром эти новоявленные поборники международного права, что хочешь могут решить! А где же парламент?

    - Он не нужен.

    - Почему же он не нужен?

    - Не будет выборов 17 ноября, мы так решили!

    -?!

    - Да! Мы совершили революцию!

    И все молчат, все сидят смирно и никто не возмущается! Рядом с Ахмадовым сидит Иуда Удугов и своим подлым плебейским взглядом смотрит из подлобья на реакцию зала...  Нет, я разозлился не на дудаевцев - они-то ведут себя как им и положено - по-хамски, я разозлился на чеченцев, которые допускали узурпацию власти на священной чеченской земле этими выродками, этими плебеями, этими трехкопеечными сексотами! И не было все сметающего праведного гнева свободных духом, благородных чеченцев а вместо него - унизительное, холуйское пресмыкание перед очередным хамом, севшим на шею народа - вот что меня взбесило! И после того, как несколько моих попыток вступить в дискуссию и прервать менторскую лекцию этого дегенерата были сорваны моими же товарищами, которые уже смирились с новыми господами и, более того, стали перед ними заискивать – я понял, что от этих интеллигентных борцов против Дудаева толку не будет. "Но что же делать?"- думал я, когда гнев переходит все границы  он превращается в смех, и мне в голову пришла идея: тут же на месте я набросал проект заявления-пародии на то, что делает ОКЧН и то, что говорит Ахмадов. Так как все мои попытки вести серьезную дискуссию закончились провалом, я решил таким образом нанести удар. Я решительно встал и громко заявил: "Прошу выслушать официальное заявление президента, - все притихли, я поднял бумажку, на которой я только что накидал заявление и зачитал, - Вчера, в два часа ночи, состоялся съезд Шалажинского народа, на котором принято решение об отделении Шалажи от Чеченской республики и образовании суверенного государства Шалажи, и я избран президентом. "

    У Ахмадова лысина посинела, а лицо побагровело и он крикнул: "Это незаконно!" - "Да, - ответил я, - но это не менее законно чем то, что вы делаете! Разве то, что вы делаете законно?

    - Вот эти, - я показал пальцем на своих интеллигентных союзников, - стояли по стойке смирно и перед Сталиным, и перед Хрущевым, и перед Брежневым.

    - И перед этими вы будете ходить на задних лапках сказал я им, показывая на Ахмадова и Удугова.

    - А вы, - обратился я к Ахмадову, - попробуйте творить то, что вы творите здесь - у нас в Шалажах и мы вам покажем, где раки зимуют!"

    - И вообще, - закончил я свое официальное заявление, - я считаю ниже достоинства Президента с вами разговаривать!"

    После этих слов я покинул зал, и когда я вышел в коридор за мной выскочили несколько репортеров и с блокнотами в руках стали просить меня дать более подробную информацию, что меня вконец взбесило:

    - Да вы что, - прокричал я вне себя, - белены все объелись что ли, вы что не понимаете: это же пародия!? Какой суверенитет, какое государство - это же все бред! - и в сердцах махнув на них всех рукой, вышел оттуда и поехал к себе в Шалажи.

    А Шалажинцы и не подозревали о том, что они только что стали гражданами суверенного государства. Об их отношении к данному факту шалажинцев никто и не спросил - так же, как не спросили жителей ЧИР. А впрочем, например, Жителей Советского Союза спросили - и что? Дело в том, что Дудаев и его хозяева из Москвы демократичными считают лишь те референдумы и выборы, результаты которых их устраивают. Но если несознательные граждане проголосуют не так как хотят дембоссы - результаты этих выборов и референдумов объявят красно-коричневыми и подлежащими забвению. Помните, как герои Оруэлла предавали забвению людей и целые исторические периоды? Элементарно: определенную информацию изымали из газет, журналов и телерадио - и все! А так как наши современные эксбольшевики и супердемократы в первую очередь захватили прессу, - им и карты в руки: захотят сделать из слона муху - пожалуйста! А из мухи слона - нет проблем! Телеэкран все стерпит.

    Разумеется, первыми меня признали сотрудники дружественной мне газеты "Республика" и убежденный антидудаевец Висхан Давлетукаев сообщил об этом историческом событии на страницах мужественной, героической газеты "Республика? В рядах дудаевцев тем временем шла упорная пропаганда, что я дебил, неспособный даже два связных слова сказать, и что все мои статьи и другие заявления пишутся партократами, которые меня купили, а я просто подписываю. В связи с этим заявляю: если кто списал на меня деньги и присвоил, а я об этом, узнаю - обещаю отобрать с учетом процентов и неустойки за моральный ущерб. Статьи писал сам, идеи были мои, более того - и за бензин приходилось платить самому. Должен признаться, что финансовый вопрос был для меня в то время самым больным и часто приходилось отвлекаться на поиск средств. Но никто не дал мне ни копейки, Они занимались бизнесом - я пытался их спасти от гибели, и более того - за свой счет. А они считали, что так и должно быть, им было некогда отвлекаться на такие мелочи, как спасение своего народа - народа, который гнали в пропасть. Чеченцы вообще люди деловые.

    Должен признаться, мой шаг с объявлением себя президентом был шагом отчаяния и даже в определенной степени - результатом паники, так как мои упорные фанатические усилия, начиная с 24 августа, найти союзников и вообще найти чеченцев, обеспокоенных судьбой своего народа, закончились провалом - таковых я лично не встретил. Встречал тех, кто беспокоился о себе, о своем клане и особенно о своих карманах и должностях. Но людей, которые свои жизни и свое имущество готовы были пожертвовать во имя своего народа, своей Родины - я не встречал. Я не утверждаю, что таковых среди нашего народа нет - может быть и есть, но мои упорные и длительные поиски не дали результата. Ладно, я понимаю: человек в силу каких-то обстоятельств может быть сексотом, агентом, просто зависимым от того или другого (у него может быть богатая фирма и т. д. и т. п.), но при всем при этом как можно полностью потерять инстинкт самосохранения и не только не бороться, а напротив - помогать тем, кто ведет к гибели чеченцев, как по всей России, так и в самой Чечне. Ведь Дудаев не скрывал, что он упорно и целенаправленно разжигает войну с Россией - а это ничто иное, как гибель. И самое страшное, те кто в течение 30-ти лет каторжным трудом в Казахстане построили свои дома - словно взбесились и кричали: мы уничтожим Россию! Что это, если не массовое безумие?

    И вот, окончательно убедившись, что от моих высокообразованных соратников по борьбе не будет ровно никакого толку, я отправился в редакцию детского журнала - здесь еще была хоть какая-то надежда, - и мы начали действовать. Очень много работал Арсанов Абдурахман. Но я понимал - пока у нас не будет молодого, энергичного, известного в республике, а еще лучше с генеральским знанием, лидера, не партократа, очень желательно свою карьеру сделавшего вне республики, (чтобы он не попадал под стереотип, созданный дудаевской пропагандой) - без такого лидера нам не победить. Принцип был простой: этот новый герой заявляет: я чеченец, я генерал и имею не меньше прав на власть, чем ваш Джохар, и единственный мой изъян в том, что жену мою зо