США, ЕС и КНР в азиатском море проблем

    Дмитрий Мезинцев перепечатал из posthunt.net
    0 оценок, 513 просмотров Обсудить (0)

    В июне 2016 года, 9 и 10 числа, состоялся незаметный визит государственного секретаря США в Китай. Этот визит не был тайным, засекреченным, завуалированным. Напротив – визит Дж. Керри был самым что ни на есть официальным, известным, предварительно анонсированным, медийно освещаемым. Главу американской дипломатии встречали с подобающим уважением, принимали с подчеркнутым гостеприимством, слушали с пристальным вниманием, провожали с восточным радушием.

    Результаты визита Джона Керри в Китай незаметны ввиду полного отсутствия таковых результатов. Отношения между США и КНР смещаются к сценарию военно-политической конфронтации, вопреки колоссальным торгово-экономическим и финансово-инвестиционным связям. В это противостояние втягиваются новые участники, причём довольно неожиданные. Большую роль в конфронтационном смещении играет лично Дж. Керри, многоопытный глава американской дипломатии. Вместе с другими министрами американского и европейского правительств.

    Китай проводит активную политику расширения своего регионального влияния. Регион же Юго-Восточной Азии густо населён и расчерчен спорными границами. Геополитическое черчение продолжается и поныне. Китайское присутствие на островах Южно-Китайского моря (Спратли, Парасельские) планомерно усиливается. Вплоть до увеличения самих островов насыпным методом. Разворачивается строительство баз, инфраструктуры и населённых пунктов – исторически острова были безлюдными. Часть островов Спратли подконтрольны соседям Китая, их активность сравнима с деятельностью КНР.

    Судебные разбирательства между Китаем и Филиппинами о праве экономической деятельности на спорных территориях рассматривается в суде ООН. Китай намерен распространить на острова и прилегающую акваторию свою опознавательную зону ПВО. Предприняв пока что ряд декларативных шагов в данном направлении. Соперничество за богатую ресурсами исключительную экономическую зону Южно-Китайского моря затрагивает Китай, Вьетнам, Тайвань, Филиппины, Малайзию и Бруней. То есть все сопредельные страны. Как же обойтись без руководящей и направляющей силы всемирного доминатора, расположенного за многие тысячи километров от спорных островов?!

    Накануне своего визита в Китай г-н Дж. Керри выступил с официальным предупреждением принимающей стороне. Находясь в Монголии и похвалив эту страну за стойкость в окружении государств с дефицитом демократии. Монголия граничит только с РФ и КНР, обладает добрососедскими отношениями с этими странами и развивает сотрудничество с ближайшими соседями.

    Государственный секретарь США отметил, что создание Китаем опознавательной зоны ПВО в Южно-Китайском море станет актом провокационной дестабилизации, осложнит отношения Пекина… нет, не с Вашингтоном. Будущая зона противовоздушного опознавания усилит напряжённость в отношениях с соседями КНР. О чем дружески предупреждает американский дипломат своих слабодемократичных партнёров в Пекине.

    Видимо, уже состоявшееся размещение американского радара ПРО в Румынии, за 11.000 километров от ближайшей американской территории, служит делу стабилизации международных отношений и улучшает региональное взаимопонимание. Если исходить из высказываний Дж. Керри, построение демократии базируется на дефиците ПВО в стране-стройплощадке. Примеры Ливии, Ирака, Сомали и Афганистана более чем убедительны. Нет ПВО – нет проблем с соседями – есть американское внимание – нет самой страны. Коллеги главы американского МИД поддержали почин заведующего заокеанской дипломатией.

    Министр обороны США, опять же накануне визита Керри в Пекин, изложил американское понимание проблем Южно-Китайского моря. На представительном форуме «Диалоги Шангри-Ла» в Сингапуре. Многословное понимание главы Пентагона свелось к пяти основным тезисам:

    - Америка всегда и везде права в своих приоритетах и ценностях, особенно в районе китайских морей;
    - военное превосходство США неоспоримо во всём мире и юго-восточная Азия исключением не является;
    - военное превосходство США в мировом масштабе останется таковым и впредь, на веки вечные, аминь;
    - политическое превосходство США опирается не только на осознание своего военного превосходства, но и на сеть региональных партнёрств в Азии, на финансовое могущество ФРС и банковской системы;
    - позиции и амбиции КНР будут подорваны по вышеизложенным причинам. Китай окажется в изоляции с разорванной в клочья экономикой (чистый плагиат, зато автор – нобелевский лауреат).

    Представители китайского правительства ответили господам Керри и Картеру, что Китай не боится угроз, кто бы их не озвучивал. Одновременно над Восточно-китайским морем мирно пролетал самолёт-разведчик ВВС США – и был нагло перехвачен китайским истребителем. Маневр китайского пилота чины США назвали слишком быстрым, слишком близким и вообще непрофессиональным. Дату последнего полёта китайского разведчика у американских берегов чины США назвать затруднились. По их мнению, высшим проявлением авиационного профессионализма было бы полное отсутствие боевой авиации у стран, несогласных с политикой Вашингтона.

    Пока же отсутствием боевитости страдают азиатские коалиции, сколачиваемые США для ограничения Китая. Государства региона предпочитают разносторонние переговоры и различные формы дипломатического урегулирования самозабвенной конфронтации. Увы, но прибалтийских «тигров» в АСЕАН нет, как и НАТО в Азии. Отсюда возникла интереснейшая идея подключить к антикитайским мерам союзников по североатлантическому альянсу. Причём два союзника эту идею одобрили на уровне министров обороны.

    Главы оборонных ведомств Великобритании и Франции подтвердили приверженность своих стран «верховенству права, международным обязательствам, свободе судоходства» и прочим свободам. Новизной отличалось намерение Франции и Великобритании к военному присутствию в Юго-Восточной Азии – разумеется, для защиты политико-экономических интересов США и Евросоюза. Товарооборот ЕС с регионом огромен, а канонерок для охраны караванов нет, нехорошо. Британия вспомнила о базе на Брунее, Франция – о базе в Полинезии. Обе бывшие империи обладают несколькими пунктами материально-технического обеспечения на скалах и атоллах в Индийском и Тихом океанах.

    Практическое военное присутствие Великобритании в Юго-Восточной Азии затонуло вместе с королевскими линкорами в начальный период Второй мировой войны. Франция продержалась несколько дольше – остатки её экспедиционного корпуса были спешно эвакуированы из Индокитая в 1956 году. Вот уж 60 лет франко-британское проецирование милитаристского потенциала в Азии ограничивалось проходами военных кораблей и продажей военной техники. Если европейские стратеги действительно собираются гарцевать с саблями вокруг Китая, это приведёт к серьёзным геополитическим последствиям не только в Азии.

    Материально-монетарные возможности европейских стран НАТО скверно совместимы с расширением военного присутствия в разных регионах планеты. Усиление альянса в восточной Европе испытывает трудности – как с финансами, так и с техникой и личным составом частей усиления. Четыре батальона для польско-прибалтийского «успокоения» формируются свыше полугода. Далёкие рейды флота, обустройство новых и модернизация старых баз за тысячи километров от Европы потребуют ещё больше ресурсов.

    Реакция Китая на враждебный виток неоколониализма будет негативной и резкой. Маневрами истребителей дело не ограничится – в ход пойдут протекционистские меры, препоны при допуске к выгодным проектам, юридические преграды на пути экспортно-импортных потоков. Без ущерба для свободы судоходства – но со значительным ущербом европейскому благосостоянию от военных авантюр близ КНР.
    Возможно обострение эскалации конфликта на Корейском полуострове с ядерным подтекстом. Такой сценарий проекциями силы не остановить. Давление на КНР может спровоцировать Пхеньян на самостоятельное проецирование силы – и европейский корабль-самолёт в качестве цели куда безопаснее американского «коллеги».

    Китай демонстрирует готовность к диалогу без признаков слабости по принципиальным позициям. КНР ведёт переговоры со многими региональными странами, оперируя в первую очередь «мягкой силой» торгово-экономического характера. АСЕАН не имеет консолидированной антикитайской позиции, в том числе по территориальным вопросам. Попытка создать тень НАТО в районе китайских морей пагубно отразится на самих создателях.
    Проблем терроризма, нелегальной миграции, радикализации и разобщённости европейских обществ, дисбалансов международной торговли и т.п. атлантические силуэты не решат. Проекция тени на стену способна к устрашению отдельных впечатлительных зрителей. Вряд ли таковые найдутся в стране расположения Великой китайской стены.

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 872 записи в блогах и 6086 комментариев.
    Зарегистрировалось 26 новых макспаркеров. Теперь нас 5026606.