Записки венеролога(попытка воспоминаний)

    Григорий Поэль написал
    0 оценок, 1890 просмотров Обсудить (0)

     

    Проза, 22 августа 2009 19:05

    З А П И С К И В Е Н Е Р О Л О Г А ( попытка воспоминаний )

     Г. Я. П О Э Л Ь
      cветлой памяти покойного отца посвящается.

    ОТ АВТОРА
    Мне давно хотелось написать книгу воспоминаний, мемуары о своей врачебной деятельности, о работе отца дерматовенерологом, начатую им на Украине, в Луганске, сразу после войны, еще в 45 году прошлого века. Ведь наш общий врачебный стаж в дерматовенерологии составляет более 80 лет. Накоплен большой опыт. Есть, что вспомнить...Собраны мысли, суждения о многих проблемах медицины и дерматовенерологии. Как мне кажется, а я специально интересовался этим, молодые врачи-дерматологи плохо или вообще ничего не знают о дерматологах, работавших до них на Луганщине, а, как известно, люди, не знающие, что было в прошлом, не могут знать, что может произойти с ними в будущем. Как часто говорят:
     «Не оглядываясь назад, трудно найти дорогу вперёд».
     В 30-е годы в Советском Союзе была выпущена книга с таким же названием - «Записки венеролога», но вскоре была запрещена, поскольку в социалистическом государстве, конечно же, не было и не могло быть венерических болезней, и проституции. Я решил позаимствовать название этой книги, хотя по сути она должна быть совершенно другой потому, что я хочу поднять в ней общемедицинские проблемы и сравнить медицину Украины с медициной западной (несколько лет назад я эмигрировал в Израиль и могу об этом судить, так сказать, не понаслышке). Как говорил поэт:
    « Лицом к лицу – лица не увидать. 
    Большое видится на расстояньи…» 
    Кроме того, в медицине и медицинском образовании на просторах постсоциалистических государств, в последнее время, произошли большие изменения. Интересно, как мне кажется, проанализировать эти перемены.
    С 1968 по 2002 г я работал врачом – дерматовенерологом в Луганске и области, на кафедре дерматовенерологии мединститута, повышал квалификацию во многих медицинских центрах Союза, защитил диссертацию в Москве, проводил научные исследования и просто был знаком со многими светилами в нашей специальности. Я уже несколько лет живу за границей, работаю научным сотрудником в дерматологическом отделении одной из центральных больниц Тель-Авива, и потому могу сравнить дерматологическую службу и вообще систему медвспоможения Запада с системой здравоохранения стран СНГ.
    Понимаю, что тяга к мемуарам, воспоминаниям – это признак надвигающейся старости, но ничего не могу с собой поделать тем более, что я обещал своему отцу написать такую книгу. Отец, можно сказать, завещал мне написать эти мемуары.
    Может быть, уважаемому читателю будут любопытны мои воспоминания об истории луганской дерматовенерологии, о встречах с интересными, без преувеличения, выдающимися людьми в нашей области медицины, мысли о медицине вообще и дерматовенерологии в частности,
    "Воспоминания - это единственный рай, из которого нас никто не может изгнать"
      Оноре де Бальзак.

     

     
    Глава 1
     Зарождение и становление дерматовенерологии на Луганщине.

    Первым дерматовенерологом в Луганской губернии можно считать земского врача Григория Абрамовича Ноткина, который врачевал на Луганщине до революции 17-го года и сразу после нее, а по совместительству лечил кожных и венерических больных. Говорят, что это он в 20-е годы лечил промываниями « триппер» у первого офицера Красной Армии Клима Ворошилова, припевая при этом cебе под нос:
     

     

    «Когда луганский слесарь Ворошилов водил полки по скошенным полям…»

    Почему лечил промываниями? Да потому, что в 20-е годы ещё не было антибиотиков и единственным способом лечения гонореи были ежедневные, в течение месяца и более, промывания уретры больного дезинфецирующими растворами. Похоже, именно с тех пор в среде венерологов закрепилась поговорка: 
    «Пять минут лобзаний – месяц промываний».

    В начале 30-х годов в СССР стали появляться , так называемые, противовенерические диспансеры. Это было новое слово в организации профилактики и лечения больных вензаболеваниями. Впоследсвии по образу и подобию вендиспансеров в Союзе были организованы диспансеры по борьбе с другими опасными инфекционными заболеваниями, т.к. эти лечебные заведения, как организационная единица, позволяли вести активную борьбу с инфекциями. Эти диспансеры, например, противотуберкулезные, позволяли не только выявлять и учитывать инфекционных больных, лечить их, но и прослеживать пути распространения инфекции, т.е. заниматься активной профилактикой. В частности, в вендиспансерах врачи не только могли, но и должны были выявлять контактных больных и источники заражения.

    Законодательство страны позволяло это делать. Так легче и быстрее локализовался очаг инфекции. Тоталитарная система помогала бороться с различными эпидемиями. Это был плюс. Но были и минусы, причем, надо сказать, такое большое их число, что эти самые минусы полностью нивелировали все плюсы медицины в коммунистической системе.

    Так вот … В Луганске в 30-е годы был организован первый вендиспансер. Разместили его в маленьком приспособленном здании, скорее – в домике-избушке на краю города, недалеко от завода « ОР», и работали в нем два врача-дерматовенеролога и одна медсестра, было несколько коек для больных. Так начиналась дерматовенерологическая служба в Луганской области.  

    Далее была война… После войны дерматовенерологическая служба на Луганщине восстанавливалась, как и все народное хозяйство. 

    Сразу после войны главврачом и, фактически организатором венслужбы Луганска, стал доктор Фелензат. Позднее, с начала 50-х годов дерматовенерологией Луганска и области руководил А.К.Борисов. Это продолжалось до начала 70-х. На смену А.К.Борисову пришёл работник обкома КПСС (тогда на должности руководителей медицинских учреждений, по большей части областного масштаба, назначались работники обкома – это были номенклатурные должности) А.А.Щербаков. Щербаков работал главным дерматовенерологом Луганской области до середины 80-х годов. Ему на смену, но уже не из областного комитета Коммунистической партии, и это тоже было веянием времени, пришел Ю.А.Ковалевский. Сменил Ковалевского в конце 90-х профессор, зав. кафедрой дерматовенерологии Луганского медицинского университета В.Г.Радионов, который одновременно стал главврачом облвендиспансера.

    В 1960 г. А.Я. Цейтлин организовал Городской кожновенерологический диспансер и руководил им до начала 70-х годов. После него, до 2000 г. главврачом горвендиспансера Луганска был Е.В.Литинский, затем, 3 года, до 2003 г. руководил дерматовенерологической службой города С.В.Шведюк. Потом его тоже сняли и, насколько я знаю, В.Г.Радионов, естественно за определенное вознаграждение, поставил главврачом горкожвендиспансера некую «девушку» по имени Татьяна Аксёнова, поскольку, кроме всего остального, она была дочерью, а почему, собственно, была, - и есть дочь бывшего ректора машинститута Румянцева. Ниже я постараюсь более подробно поведать о каждом из них, руководителях дерматовенерологической службы Луганщины.  

    Необходимо рассказать о здании, в котором располагался облвендиспансер в послевоенные годы. Это очень интересно и показательно. Дело в том, что коммунистический, тоталитарный строй выделил областному вендиспансеру два небольших здания. Одно - двухэтажное здание бывшей синагоги было с узкими, высокими, закругляющимися вверху окнами на ул. Луначарского, в нем располагался стационар для кожных и венбольных. Другое – маленькое, приспособленное под поликлинику диспансера, одноэтажное, отапливаемое углем, здание на ул. Володарского. Я помню эти здания… Представляете себе кожных и венбольных, лечащихся в хоть и бывшей, но синагоге? Разместить в этих зданиях больницу… Такое могли сделать только коммунисты. Вот такое было время и такое государство… Я вспоминаю, как отец иногда брал меня с собой на работу ( это обычно было тогда, когда меня по каким-то причинам не могли отвести в детсад ) и чаще всего оставлял в больничной лаборатории, где я возился с препаратами грибков, мазками на гонорею. Помнится, отец тогда однажды устроил мне приличную « взбучку», увидев, что я неаккуратно обращался с препаратом «стригущего» лишая. А дело в том, что в то время, в 40-е годы, не было противогрибковых антибиотиков, в частности гризеофульвина, и детей с трихомикозами облучали (волосистую часть головы) под рентгеновским аппаратом рентгеновскими лучами до полного выпадения волос на голове ребенка (так называемая рентгенэпиляция). Затем втиранием серных и дегтярных мазей в кожу волосистой части головы лечили бедных детей около года. Причем, все это время малыши должны были находиться в стационаре. Такая была медицина в те времена... Конечно, ясно было, почему мой папа был недоволен моим неосторожным обращением с препаратами грибков.

    Главным врачом в областном вендиспансере, единственном тогда в городе и области , был назначен доктор Фелензат. Это был врач с большим практическим опытом дерматовенеролога, прошедший войну. Кстати, это был, наверное, первый и последний главврач облвендиспансера не коммунист, не состоявший в коммунистической партии. Он стал восстанавливать или создавать заново после войны дерматовенерологическую службу Луганщины, стал набирать врачей в диспансер.  

    Это были молодые, но в большинстве своем, воевавшие на фронте доктора. Самое главное, что их отличало,- это жажда знаний, стремление учиться. Если говорить о Фелензате, то это был главврач старой закалки, из той плеяды главных врачей, которые думали больше о возглавляемых ими учреждениях, о руководимой ими службе, чем о себе и своем личном благополучии. Фелензат был именно таким. Он думал о перспективе своей больницы, об организации службы, набирал на работу врачей молодых, думающих, творческих. Таких главврачей в дерматовенерологии Луганщины ни после него, ни в наше время уже не было. Время уже было другое… Фелензат рано умер, в начале 50-х годов, когда ему было 50 с небольшим лет.  

    После смерти Фелензата главным врачом областного вендиспансера был назначен, именно назначен свыше (в те времена это была номенклатурная должность) бывший работник обкома компартии Украины, вроде бы врач по образованию, ( почему « вроде бы» - скажу позже) – некий А.К.Борисов – фигура очень колоритная, достойная более подробного описания. Борисов в качестве главного врача облвендиспансера работал до начала 70-х годов.

    Внешне это был коренастый, плотного телосложения человек, небольшого роста, на коротких ногах, с большим лысым черепом в форме огромной кувалды, с маленькими, заплывшими жиром глазками. Центр тяжести его тела находился так низко, что после очередного возлияния, а пил он часто и по- многу (за раз мог выпить литр водки ), он, идя по улице, даже не покачивался и узнать, что он пьян, было практически невозможно. При том это был не столько умный, у него все-таки был природный ум, сколько очень хитрый человек. Он был изворотливым аферистом и мошенником. Так, при ремонте здания поликлиники облвендиспансера, он прорубил себе отдельный вход в свой кабинет прямо с улицы, чтобы больные могли заходить в кабинет главного врача незаметно, снаружи, не входя в диспансер. Это было сделано для занятий частной практикой, что в то время было уголовно наказуемо. Вообще, количество афер, совершённых А. Борисовым, было несчесть. Некоторые из них стали просто классическими, достойными описания в учебниках криминалистики. 

    В начале 50-х делегация врачей облвендиспансера во главе с Борисовым и его сподручным и собутыльником, заведующим дерматологическим отделением диспансера Н. Батюком , поехали в Харьков на совещание в головной институт дерматовенерологии с отчетом. Сели в поезд вечером ( вспоминал отец ) , стали пить чистый спирт стаканами. Отец изумился количеству выпитого Борисовым и Батюком, он за ними, конечно же, угнаться не мог. А отчета о работе дерматовенерологической службы Луганщины у товарищей Борисова и Батюка на руках не было. Мой отец все никак не мог понять, как же Борисов на следующий день утром, в головном институте будет докладывать о положении дел в дерматовенерологии Луганской области. Утром они проснулись в поезде. Конечно же, больные после такой пьянки, а через некоторое время, прибыв в институт, А. Борисов уже стоял на трибуне и изумлял уважаемую аудиторию своей эрудицией, обрушив на головы слушателей огромное количество цифр о вензаболеваемости в таких странах Европы, как Англия, Франция, Германия, Швейцария по сравнению с Луганской областью. После совещания отец понял, что все эти цифры, которыми сыпал тов. Борисов, были взяты «с потолка». Главный дерматовенеролог Луганщины просто нагло врал почтенному собранию и это для него было нормой поведения, он был таким человеком. Другая его афера стала классикой и, наверное, вошла в анналы всех мошенников и аферистов. Это было в начале 60-х годов, в разгар социализма в СССР, во времена хрущевской оттепели. А.Борисов позаимствовал, а вернее украл, методику лечения некоторых кожных заболеваний и сифилиса пчелиным ядом у тогдашнего заведующего кафедрой кожных болезней Луганского мединститута, доцента Н.Зыкова и решил заработать на этом. Борисов послал одного из врачей диспансера, некого Юруткина, на пасеку добывать пчелиный яд. Доктор Юруткин, не имевший ни малейшего представления о том, как это делается, сидел на пасеке под городом несколько месяцев и в перерывах между прочими видами деревенского отдыха «собирал» пчелиный яд, а именно, просто выдавливал содержимое пчел во флакончики из под пенициллина и отсылал их в Луганск, Борисову. Коммунист же и врач А. Борисов продавал этот так называемый « пчелиный яд» больным с самыми разными заболеваниями. Но перед этим тов. Борисов разрекламировал, как сейчас говорят, «раскрутил» препарат. Он в молодежной газете «Молодогвардеец», которая издавалась тогда на украинском языке, с помощью одного журналиста, лечившегося у Борисова от гонореи, напечатал статью под названием: « Чудодiйнi лiки», в которой преподнес свой «пчелиный яд», как панацею буквально от всех болезней. И представьте, сработало - народ валом повалил в кабинет главврача через отдельный вход с улицы, о котором я упоминал выше. Борисов заработал на этом «лекарстве» кучу денег. Все бы ничего, да только это было в те времена незаконно, т.е. уголовно наказуемо. И, как говорил мой отец, прокуратура об этом была прекрасно осведомлена. Главного врача облвендиспансера нужно было сажать в тюрьму, но этого никто не сделал. Вот эта политика двойных стандартов была типична всегда для тоталитарной коммунистической власти.  

    Если говорить о борисовских аферах, то все его руководство облвендиспансером на протяжении длительного времени ( около 20 лет ), складывалось из сплошных больших и малых афер и мошенничеств. Так, в 60-е годы, были введены квалификационные врачебные категории. Высшие категории разрешалось присваивать только главным врачам больниц и диспансеров, а первые – заместителям главврачей и завотделениями. «Товарищ» Борисов , конечно же имея высшую категорию, решил дать первую квалификационную врачебную категорию своему соратнику и собутыльнику, заведующему дерматологическим отделением диспансера, – Н.Батюку. Квалификационные категории по дерматовенерологии присваивались в то время в головном НИИ дерматовенерологии в Харькове, для этого « соискателю» нужно было пройти собеседование и экспертизу личных документов там же в г. Харькове.

    Здесь нужно сразу сказать, что у Н.Батюка не было даже лечебного медицинского образования, он был санитарным врачом и закончил санитарный факультет мединститута,
     т.е. не имел права работать даже простым врачом – лечебником не то, что заведовать дерматологическим отделением областного диспансера. Но А.Борисов с Н.Батюком преспокойно сели в поезд и отправились в город Харьков. В Харькове же, конечно, Батюк не прошел освидетельствования, но друзья – товарищи также спокойно отправились домой. В поезде они, конечно, изрядно выпили, и тут главврач Борисов достал из кармана незаполненное удостоверение для квалификационной врачебной категории. Заполнить « корочку» и подделать печать было делом техники. Так Н.Батюк стал первым на Луганщине дерматовенерологом 1-й категории.

    Кроме того, А.Борисов был антисемитом, как, собственно, и все последующие главврачи Луганского облвендиспансера. Другого и быть не могло, поскольку антисемитизм в СССР в те времена был государственной политикой. Главный же врач облвендиспансера тогда был окружен, в основном, врачами-евреями, и Борисов, чтобы к нему относились с бОльшим уважением, врал всем, что его бабушка была еврейкой. Мой же отец всегда шутил по этому поводу:

    -Самый большой комплимент, который мне всегда говорили – это:«Вы не похожи на еврея!»

    И здесь я не могу удержаться, чтобы не описать интересную и показательную историю, связанную с этим самым антисемитизмом, рассказаную моей матерью, всю свою жизнь проработавшей окулистом в 4-й горбольнице Луганска. Дело было лет 30-35 тому назад. В то время в этой больнице работал врачом-рентгенологом и, одновременно, был парторгом этого лечебного учреждения, ветеран войны, уважаемый человек, еврей, - доктор Вселюбский (не помню сейчас его имени-отчества). Однажды, накануне 9 Мая, Дня Победы, врач Вселюбский, как обычно, вёл приём больных в рентгеновском кабинете 4 гор. больницы. Кабинет, естественно, был затемнён. Известно, что это делается для привыкания глаз работающего доктора к слабой подсветке экрана рентгеновского аппарата. И вот, в эту плохо освещённую комнату заходит больной на рентгеновское обследование, также оказавшийся участником Отечественной войны. Между двумя ветеранами завязывается разговор, перед праздником Победы, конечно, - о прошедшей войне. В полумраке кабинета пациент видел только контуры врача и не подозревал, что доктор, разглядывавший его, больного, внутренности на экране рентгенаппарата, еврей, хоть внешность Вселюбского была совсем не семитской. Наш пациент затронул «жидовскую» тему на войне и, войдя в раж, «с пеной у рта», стал рассказывать ветерану войны, врачу Вселюбскому, награждённому орденами и медалями за доблесть, проявленную во время Отечественной войны, о том, как евреи прятались от службы в Советской Армии, уезжали подальше в Ташкент, чтобы не попасть на фронт, на передовую. Рентгенолог Вселюбский долго слушал все эти оскорбления евреев и, затем, не выдержав всего этого, в тиши плохо освещённого рентгенкабинета, не долго думая, молча «заехал» в глаз больному ветерану да так, что рассёк ему бровь. Всё лицо пациента моментально залило кровью и его срочно отправили в соседний корпус больницы, в хирургическое отделение, где ему на рану наложили три шва. Хирурги долго смеялись, накладывая швы на бровь ветерана. Доктора-рентгенолога Вселюбского после этой истории быстренько сняли с парторгов 4-й больницы Луганска.

    В этом месте я хочу привести рассуждения Марка Твена о еврействе, опубликованные им в позапрошлом веке. По-моему, это актуально и в наши дни. Может быть, уважаемому читателю это будет интересно.
    При этом меня нисколько не переполняет национальная гордость.

    Итак, знаменитый американский писатель в 1867г., побывав в Палестине, задался вопросом: «Евреи составляют менее одного процента всего человечества. Это напоминает какое-то туманное, полупрозрачное облачко звёздной пыли, затерянное в безграничности светового пространства Млечного пути. В сущности, о еврее едва ли что-нибудь должны были говорить, но о нём говорят, о нём всегда говорили. Он столь же заметен на нашей планете, как и любой другой народ…Он всё время вёл в этом мире удивительную борьбу и вёл её со связанными за спиной руками…Египтяне, вавилонцы и персы рождались, наполняли всю планету шумом и блеском, потом гасли, превращаясь в грёзы и предания, и потом исчезали совсем. За ними появились греки и римляне, устроили жуткий шум и гам, но и они исчезли.

    Появились другие народы, некоторое время высоко держали свой светоч, но он выгорел, и они сидят теперь в полумраке, если вовсе не исчезли с лица земли. Еврей видел их всех, превзошёл их всех, но и сейчас он тот же, каким и был всегда…Всё на свете смертно, кроме еврея. Всё минует, а он останется. В чём же сила его бессмертия?»

    Меня могут обвинить в сионизме, но это не так. Я только процитировал некоторые мысли выдающегося американского писателя о еврейском народе. 

    Но вернёмся к нашему Борисову. Следующая история, связанная с администрированием А.К.Борисова. Однажды главврачу Борисову понадобился дополнительный номер телефона в диспансере (или дома , точно не помню ), а тогда, в 60-е годы, это было очень сложно – очередь на телефон была на десятки лет вперед. Купить линию, что вполне реально сегодня при наличии средств, в те времена было невозможно даже в самых смелых фантазиях. Что делать? У тов. Борисова был способный ученик – врач диспансера Петр Калпахчьян – это еще одна легендарная личность, о которой стоит рассказать, но об этом ниже. Так вот, Петя Калпахчьян предложил такую аферу. Они вместе с Борисовым звонят начальнику областной телефонной станции и говорят ему, что в облвендиспансер пришла на обследование женщина, у которой было обнаружено венерическое заболевание, кроме того, она сказала, что была в половой связи с этим телефонным начальником. Начальник, конечно же, испугался ( видно совесть его была нечиста ) и, придя в диспансер, тут же выделил дополнительный номер телефона аферистам.

    Как я уже говорил, вся деятельность коммуниста Борисова как в должности главврача облвендиспансера, так и в должности простого врача, складывалась из сплошных афер и мошенничеств. Кстати, поэтому я до сих пор считаю, что тов. Борисов не был врачом, у него не было высшего медицинского образования. Все его дипломы и «корки» были поддельными, фальшивыми, поскольку врачебных, медицинских знаний у Борисова, как мне кажется, не было.

    Когда у главврача облвендиспансера закончился пчелиный яд, он стал продавать больным обычные лекарства, под видом заграничных, за приличные деньги. Обычно Борисов говорил очередному больному, доставая пакетик с лекарствами из ящика стола:

    «Эти таблетки мне вчера прислали самолетом из Парижа, они очень дорого стоят». А в пакетиках был обычный советский левомицетин или трихопол. 

    В конце 60-х или в начале 70-х коммунисты А.Борисов и Н.Батюк проворовались «по- крупному». Они, получая на диспансер бесплатно, по разнарядке облздрава, импортные лекарства, в частности, импортные мази, очень дорогие по тем временам, продавали их (эти мази) больным по завышенным, т.е. «спекулятивным» ценам. Это, наконец, стало достоянием общественности, и А.Борисова с его заместителем Н.Батюком, всего-навсего, сняли с занимаемых ими должностей, а не посадили. Ведь, «рука руку моет». Их перевели на врачебные посты в разные больницы города.

    А.Борисова направили простым врачом-дерматологом в городской вендиспансер Луганска.

    Я был свидетелем работы бывшего главврача в городском диспансере, поскольку я как раз в это же время работал в том же диспансере. Наблюдать за деятельностью Борисова в качестве простого врача, доложу я вам, было очень занятно. Именно тогда я убедился в том, что он не врач, он просто аферист и мошенник. Больным этот горе-доктор ставил неправильные диагнозы ( набор диагнозов у него, кстати, был минимален: всего 4-5 кожных и вензаболеваний), и выписывал он поэтому всего несколько стандартных рецептов. Он часто назначал мазь «Тряпицына». Так и писал в карточках. Мы долго гадали, что же это за мазь, пока не выяснили: Борисов выписывал смесь кортикостероидной мази с серой или дегтем и давал этой мази имя старшего научного сотрудника Харьковского НИИ дерматологии. Но, несмотря на все эти выходки «доктора» Борисова, пациенты его, в большинстве, любили, потому что он со всеми был ласков и обходителен. Всех больных А. Борисов называл не иначе, как «солнышко мое», всем давал справки, больничные листы и т.д., за что пациенты были ему несказанно благодарны. 

    Работая в ГДД (городской дерматологический диспансер) Борисов считал себя большим специалистом в лечении на аппарате Букки-терапии. Обычно он клал больного на стол под рентгеновской лампой Букки, - это лампа слабого рентгеновского излучения и уходил в соседнюю комнату, защищенную от процедурной стеной. Здесь нужно сказать, что аппарат Букки-терапии в диспансере в то время просто стоял в нерабочем состоянии. Борисов же, как я говорил выше, заходил в соседнюю комнату, сильно бил ногой по перегородке, и после грохота, раздававшегося вследствие удара ногой о стену, говорил пациенту, глядя через окошечко в перегородке: «Лежите спокойно, аппарат включен!»

    Как ни странно, после такой процедуры больному сразу становилось легче. Уже в то время, обратите внимание, дорогой читатель, а это было в начале 70-х годов, «доктор» Борисов предвосхитил широко известного ныне Кашпировского. Как же не любить после этого такого «квалифицированного и доброго врача»?

    В завершение повествования о главвраче Борисове нужно сказать, что это был "плоть от плоти" дитя своего времени со всеми своими аферами, воровством, медицинским невежеством. При этом, справедливости ради, нужно отметить его хитрый и изворотливый ум, позволивший этому человеку стать одним из самых богатых людей Луганска в то время. А.Борисов в последние годы ходил с массивной тростью, так вот, говорят, эта трость была очень тяжелой из-за того, что была набита золотыми монетами.

    У него была одна из лучших в городе, а может быть и в Украине, библиотека, состоящая сугубо из детективной литературы.
    Когда Борисова направили на работу в городской диспансер, им руководил Я. Цейтлин.  
    Я.Цейтлин из той самой, как я говорю, когорты советских врачей первого поколения. 

    Яков Абрамович был очень грамотным, толковым дермато-венерологом, кроме того, обладал недюжинными организаторскими способностями. К его заслугам в первую очередь нужно отнести создание в 60-м году в Луганске городского вендиспансера.

    Цейтлин был не только неплохим клиницистом и организатором здравоохранения, но и отличным администратором. В прошлом, проработав длительное время в оргметодотделе облвендиспансера, он прекрасно разбирался во всех тонкостях работы своей службы.

    Я пишу здесь о Якове Абрамовиче еще и потому, что когда А.Борисова собрались переводить в городской диспансер, Я.Цейтлин отказался работать вместе с бывшим главврачом облвендиспансера и попросил администрацию области разрешить ему, Цейтлину, перейти с должности главврача горвендиспансера на заведование венотделением облвендиспансера, где Я.А. успешно проработал более 15 лет до самой пенсии. Чтобы завершить портрет бывшего главврача горвен.диспансера, необходимо отметить, Яков Абрамович любил жизнь, любил женщин и не упускал случая, чтобы не пропустить стаканчик, другой.
    После Я.А.Цейтлина городским вендиспансером Луганска более 25 лет руководил Е.В.Литинский. Это был хороший, добрый человек, но администратор и врач – никакой. Этим он как раз и устраивал «вышестоящие организации». 

    Е.Литинского с помощью подкупа начальства сменил взяточник и каръерист – некий Степан Шведюк, «щирий» украинец, которому легче было говорить на украинском, чем на русском языке. В настоящее время дерматовенерологической службой Луганска «керуэ», как я уже писал выше, назначенная В.Радионовым, Т.Аксёнова специально для приватизации венслужбы Луганщины новым «хозяином» - Вовчеком Радионовым.  

    После Борисова главным врачом облвендиспансера, об этом я так же упоминал, был назначен, опять же, именно - назначен сверху, из обкома (поскольку должность эта была номенклатурной обкома КПУ) - коммунист А.Щербаков, работавший ранее инструктором того же обкома. Он внес в работу диспансера партийный, обкомовский стиль с волюнтаризмом в работе, накачками, криками, истериками, любимчиками среди врачей, взятками, кумовством, пьянками и отсутсвием так называемой «кадровой политики».

    Первым любимчиком и правой рукой Щербакова стал, прошедший хорошую школу у Борисова, Петя Калпахчьян. Главной заслугой Щербакова было строительство им, а вернее при нем, нового здания облвендиспансера. Это 4-х этажное здание было построено по всем законам и правилам того времени. Нет, нельзя сказать, что здание диспансера было построено плохо или как-то неправильно, нет. Просто вендиспансер был вынесен за черту города и располагался в окружавшей Луганск лесопосадке. В те времена было правилом венерологические, инфекционные, психиатрические больницы строить за городом, будто вен., инфекционные, психбольные не люди. Особые неудобства от удаленности испытывали посещающие больных родственники.

    Известно, что венбольные – это особенные больные, отличающиеся от так называемых больных «общего профиля». Обычно, - это молодые, чаще в возрасте между 25 и 35 годами, люди. Нередко пьющие, употребляющие наркотики, имеюшие за плечами различные сроки пребывания в тюрьме. И вот, эти люди оказываются в больнице, в отделении, «на выселках», на краю города в относительной свободе. И несмотря на то, что венотделение областного диспансера располагалось на последнем этаже 4-х этажного здания и после 7 вечера запиралось на ключ, эти ребята не могли периодически не позволять себе «вечера отдыха». Однажды вечером эти молодые люди «расслабились по полной программе». Из больничных простыней они связали верёвку, по ней спустились с четвёртого этажа, украли из диспансеровского сарая барана, у которого брали кровь на эритроциты для реакции Вассермана и приготовили из него в лесу, неподалёку от здания вендиспансера, шашлык. На следующий день милиция обнаружила на месте пиршества только остатки костра и кости больничного барана. После этого случая в Луганском облвендиспансере, за отсутствием барана, ещё долго не могли поставить реакцию Вассермана и диагностировать сифилис. 

    Нужно сказать, что А.Щербаков, все-таки, пытался вникать в статистическую отчетность областного диспансера, что само по себе, уже отличало его в положительную сторону от предшедствующего А.Борисова и последующих Щербакову главных врачей областного диспансера.

    Вообще, следует отметить, что Анатолий Алексеевич Щербаков ничем не отличался от коммунистов-администраторов от медицины того времени. 

    Говорить об антисемитизме Щербакова – это значит ни о чем не говорить. Его (Щербакова) бытовой антисемитизм подкреплялся широко распространенным и поощряемым в то время государственным антисемитизмом.

    «…На их стороне, – как у В.Высоцкого – хоть и нету закона, - поддержка и энтузиазм миллионов…»

    Расскажу историю, подтверждающую юдофобство коммуниста Щербакова ( видит бог, я вообще не хотел касаться этой темы, но жанр воспоминаний вынуждает меня это делать). Во времена правления А. Щербакова в здании облдиспансера работали 3 врача-еврея и имена всех были «Яковы». Это были: Яков Цейтлин - зав.венотделением диспансера, Яков Рутберг – бывший военврач и тогдашний работник статотдела, и не имевший никакого отношения к диспансеру, работавший тогда на кафедре дерматовенорологии, мой отец – Яков Поэль. Так вот, Щербаков не мог дождаться, когда эти «жиды-Яковы» (так и говорил) уйдут из диспансера. Исчезновение же его самого с арены луганской дерматологии для того времени было обычным: его «подсидел» с помощью подкупа и взяток, что само по себе было привычным явлением для 70-х – 80-х годов, каръерист Ю.Ковалевский. Он ничем не выделялся из общей серой массы окружавших его врачей, ни умом, ни эрудицией или организаторскими способностями. Единственной его характерной чертой был рост –более 190 см., еще – властолюбие, каръеризм. Мой отец называл его «самым длинным венерологом в мире». Вообще, я считаю: знать своё место в жизни – это признак ума. Так вот, у Ковалевского были завышенные амбиции, а значит - недостаток ума. Он страшно любил «керувать», т.е. властвовать и стремился к власти любыми путями. Если для этого Ковалевскому нужно было «идти по трупам», - он шел по ним.

    Так, став заведующим горздравотделом в начале 70-х годов, Ю.Ковалевский не стеснялся «стучать» бывшему в те времена мэром Луганска Г.Петрову на своего руководителя Передерия для того, чтобы занять его место. И ему это удалось. Дорвавшись до высокого поста, Ковалевский на все 100% использовал свое положение для собственной наживы, не чураясь ничем: ни воровством, ни взятками, ни подхалимажем. Да и “блядством” он не пренебрегал. Кстати, у Лилии Ц-рук – врача городского вендиспансера Луганска, которая в 60-е, 70-е годы была любовницей Ю.Ковалевского, один из 2-х ее сыновей – от Ковалевского. В общем, в этом администраторе были сконцентрированы все характерные черты компартийного руководителя. Его властвование в горздравотделе закончилось печально в середине 70-х годов. Тогда выяснилось, что «товарищ» Ковалевский незаконно получил большую 3-х или 4-х квартиру в центре Луганска и ему пришлось быстренько, от греха подальше, уехать за границу. Что называется - «бросили рыбу в реку».

    Вернувшись из «зарубежья», Ю.Ковалевский элементарно подкупил бывшего в то время зав. облздравотделом В.Дьяконова, и был назначен главным врачом областного вендиспансера. Первым делом он завел себе любовницу. Старшую сестру венотделения облдиспансера он сделал своей пассией. Я сталкивался с Юрием Александровичем Ковалевским несколько раз. Впервые, когда он меня устраивал на работу дерматологом в Луганске (он тогда заведовал горздравотделом). Все кончилось тем, что товарищ Ковалевский «устроил» меня на 0.5 ставки дерматолога в 5 гор.больницу в Вергунке. Это за городом, на «выселках». Но, как говорится: «Не место красит человека, а человек – место». Я, проработав в Вергунке, в 5 гор. больнице 15 лет, за это время защитил диссертацию в Москве под руководством академика, директора ЦКВИ Ю.К.Скрипкина, побывал во многих городах Союза на курсах усовершенствования врачей, многое и многих повидал, и вообще стал неплохим (без ложной скромности) специалистом в своей области.
    После 15 лет работы дерматовенерологом, защитив диссертацию, имея 1 категорию врача дерматовенеролога, я пришел к главврачу облвендиспансера Ю.Ковалевскому и попросил у него разрешения сдать на высшую категорию врача дерматовенеролога (это была целая процедура), на которую я тогда имел полное право. Я ему тогда сказал, что если он мне не разрешит сдавать на высшую категорию – я поеду в Киев к республиканскому дерматологу Б.Т.Глухенькому, с которым я выпускал в то время совместно монографию, и получу там высшую категорию. Короче говоря, Ковалевский долго мне «тянул резину» (более полугода) и, наконец, после всех мытарств он мне торжественно вручил «корочку», свидетельствующую о присуждении мне высшей категории дерматовенеролога. Я же, в знак благодарности, как обычно это делалось в таких случаях тогда, принес Ю.Ковалевскому 2 бутылки коньяка и коробку конфет.

    Главврач облвендиспансера, сидя за столом и из подлобья глядя на меня, а у него всегда был тяжелый взгляд из под нависающего над глазами узкого лба, сказал: 

    - Поставь на холодильник. Ты думаешь, отделаешься двумя бутылками коньяка?  

    Я не знал, что тогда уже существовала такса на присуждение 1-й и высшей категорий – 100 долларов. Я , конечно, не дал ему этих денег. Вообще, Ковалевский постоянно цеплялся ко мне на протяжении всей моей работы в Луганске. Мой отец до самой смерти никак не мог понять, почему Ковалевский не дает мне спокойно работать. Я как-то спросил покойного отца: 

    -Старик, ты заплатил Ковалевскому в начале моей каръеры за трудоустройство меня в Луганске?

    - Нет - сказал он.

    -Ну, так чему же ты удивляешься? - 

    Короче:
    «Рождённый брать, не брать не может».
    Один врач о Ковалевском говорил так:«Своя рубашка, хоть и грязная, ближе к телу». В отношениb Ю.Ковалевского я бы сказал так : «Рубашка не столько своя, сколько грязная».

    Однажды, к очередному дню рождения Юрия Александровича, Елена Семеновна Белостоцкая (доцент кафедры дерматовенерологии Луганского мединститута) в качестве мелкого подхалимажа, решила опубликовать статью о заслугах и достижениях главврача облвендиспансера и поручила моему отцу собрать материал для этой публикации. Нужно сказать, что отец прекрасно знал Ковалевского, еще студентом, обучавшимся в его группе, но пошел в архив мединститута. В архиве отец нашёл копию диплома Ю.Ковалевского, множество других документов.

    И подтвердилось (отец это все хорошо знал еще до посещения архива и говорил об этом Е.С.Белостоцкой), что у главврача областного диспансера – сплошные тройки в дипломе. Единственно, чем он выделялся, так это тем, что играл в институтской баскетбольной команде.  

    Антисемитизм Ю.А.Ковалевского подтверждает такая история, рассказанная моим отцом. В один из обычных будних дней отец сидел в приемной горздравотдела в надежде попасть к Ковалевскому, бывшему тогда завгорздравотделом, для решения каких-то своих вопросов. Секретарь здравотдела доложила Юрию Александровичу о том, что мой отец ждет приема . И вдруг, через приоткрытую дверь кабинета заведующего, отец слышит державный, громкий, хорошо поставленный, как у Юрия Левитана, голос «товарища» Ковалевского:

    «Как мне надоели эти жиды! Всякие «поэли», «усятинские» - прямо в печенках сидят!»

    Юрий Александрович Ковалевский был ещё и подлецом. Он буквально сгноил своего наставника Якова Абрамовича Цейтлина, который во многом помог этому самому Ковалевскому, выбив хотя бы для семьи Ю.А. квартиру, и вообще сделав из него человека, и дерматолога. В благодарность за это Ковалевский снял Я.А.Цейтлина вначале с должности главврача горкожвендиспансера, а затем выгнал своего учителя с заведования отделением облвендиспансера. В завершение всего наш начальник даже не пришел на похороны Я.А.Цейтлина.

    Наш Юрий Александрович обладал всем набором черт, характерных для начальства того времени. Кроме всего прочего, он был ещё и хроническим пьяницей. У него частенько «подскакивало» кровяное давление и для того, чтобы снижать это самое «высокое» артериальное давление, он пил спиртовую настойку боярышника и пил он её ежедневно стаканами, всегда хранил у себя в кабинете 3-х литровую банку с этой настойкой. Как хорошо известно, настойку боярышника, для лечения гипертонии, необходимо пить по каплям.

    Кроме того, для этих администраторов от медицины, и не только для них, было очень характерно хамское отношение к людям, так называемое компартийное чванство. Такие они все были важные, надутые, как и их «боссы». Таков был стиль руководства в то время. Приведу следующую историю из собственной жизни. Однажды летом, в году эдак 72 – 73, рано утром, у нас дома раздался телефонный звонок. Я поднял трубку. Звонил главный врач лечсанупра и просил проконсультировать «одно высокопоставленное лицо». Он, конечно, хотел, чтобы это «лицо» проконсультировал мой отец, который проработал в Лечсануправлении консультантом – дерматологом более 20 лет и, надо сказать, пользовался репутацией хорошего специалиста. Но родителей в это время не было дома – они были в отпуске и в отъезде. Главному врачу больницы, которая была создана только для лечения высокого начальства, ничего не оставалось, как просить меня посмотреть этого большого начальника (я к тому времени проработал врачом – дерматологом всего 3-4 года после окончания института). Конечно, я согласился - для меня, молодого специалиста, это предложение было очень лестным. Главврач прислал за мной черную «Волгу» и через пару минут я поднимался по ковровой дорожке на 2-й этаж поликлиники лечсанупра, что в центре города, в кабинет главврача. Войдя в кабинет, я увидел главного врача, сидящего за большим дубовым столом. Напротив, в кресле, сидел тогдашний председатель облисполкома Лисицын. Главврач поднялся из-за стола, пожал мне руку и сказал, указывая на человека, сидящего напротив:

    - Знакомьтесь, - это председатель облисполкома. Посмотрите его (даже «пожалуйста» не сказал).

    Я осмотрел пациента. У него на коже шеи, выше воротника рубашки, кожа была гиперемирована, была сыпь в виде мелких пузырьков. Высыпания были четко ограничены. По всем проявлениям на коже – это был типичный контактный дерматит. Все это время, пока я осматривал больного, председатель облисполкома не проронил ни слова. Я только спросил его: не прикасались ли в этом месте к коже шеи какие-то предметы или не попадали ли сюда на кожу какие-то вещества. Пациент с пренебрежением ответил, что в этом месте на коже проползла гусеница, когда больной был на даче. Сомнений не было, диагноз был поставлен. Это, конечно, был контактный дерматит. И тут я заметил на большом столе главврача веером разложенные тюбики кортикостеродных мазей. Их было больше десятка. Нужно сказать, что в то время эти мази дорого стоили и были в большом дефиците. Я сказал пациенту и главврачу, что диагноз не вызывает сомнений и лечение очень простое – нужно взять любой тюбик с мазью, лежащий на столе, и намазать на высыпания. Подробно рассказал, как это сделать. И тут главный врач говорит мне:

    - Берите любую мазь, лежащую на столе, и намажьте больного. 

    «Что, он сам не может намазать?» - подумал я , но покорно взял тюбик и намазал сыпь на коже больного. При этом председатель облисполкома с таким презрением и брезгливостью смотрел на меня, что меня даже передернуло. Я уж не говорю о том, что все эти дорогостоящие мази предназначались для этого «высокого лица» и совершенно бесплатно.

    Воистину по грибоедовскому принципу:
    «Храни нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь…»

    Но вернёмся к Ковалевскому.

    Закончил «товарищ» Ю.А.Ковалевский свою каръеру так же, как и его предшественники – коммунисты-руководители в советском здравоохранении - его с «треском» сняли с занимаемой должности. 
    Ему на смену пришел «доктор меднаук» В.Г.Ради-нов. И сделал он это точно так же, как и все предшедствующие ему главврачи, т.е. с помощью подкупа и взяток. А вот зачем он это сделал – я понял только сейчас. О «профессоре» Ради-нове речь пойдет ниже, а сейчас, кратко характеризуя нового, и пока последнего, главврача облвендиспансера, можно привести, слегка изменив эпиграмму поэта-классика: 
     «Полубандит, полуподлец, полуглупец, полуневежда, но есть надежда, что будет полным, наконец».
    За свою долгую врачебную практику, а это около 35 лет только в дерматовенерологии, я работал под руководством многих главных врачей и не только дерматовенерологов.

    После моего неполного описания истории луганской дерматовенерологии за последнее время и деятельности главных врачей гор. и облвендиспансеров, я хочу немного отвлечься и рассказать о некоторых администраторах, руководителях больниц, так сказать, общей лечебной сети. 

    Простите, что не в хронологической последовательности. Одним из таких руководителей, например, был главврач 2-й гор. больницы Луганска В.Тр-цан,под руководством и с которым я работал последние 10 лет своей трудовой деятельности. Это неглупый, осторожный человек и неплохой администратор, но одновременно, – казнокрад и взяточник, типичное дитя своего времени. Его внешний вид был характерен. В.Тр-цан, при его более, чем 185 сантиметровом росте, ходил по «своей» больнице, как хозяин, «босс», в высоченном накрахмаленном, белом, поварском колпаке, наводя ужас на сотрудников лечебного учреждения, - настоящий шеф-повар. В больнице был заведен строгий порядок: все заведующие отделениями больницы, главные специалисты, должны были регулярно относить дань главному врачу. Была установлена такса для каждого специалиста. Я лично, проработав у Тр-цана 10 лет, и знаю это доподлинно, каждый месяц, относил ему в кабинет по 50 долларов в виде взяток, и это не считая того, что я официально платил за аренду кабинета для занятий в нем индивидуальной трудовой деятельностью. Я однажды подсчитал, что за 10 лет работы только за то, чтобы Тр-цан дал мне спокойно работать, я заплатил ему, в общей сложности, 5 – 6 тысяч долларов (по тем временам - немалые деньги). Кроме того, главврач 2-й гор. больницы Луганска, говоря прямо, воровал стройматериалы, рабочую силу во время ремонта и строительства больницы. Находясь на должности главного администратора больницы, В.Тр-цан построил себе 2-х этажный особняк, в котором потом жил со своей семьей. За время строительства новых корпусов лечебного учреждения, Тр-цан возвёл 2 приличных дома, затем продал их, хорошо на этом заработав. Сейчас, насколько я знаю, наш «босс», отобрав, именно отобрав у государства, а не выкупив за собственные деньги, что было бы по закону и более справедливо, двухэтажный особняк на городке завода «ОР», и за государственные деньги отстроил и оборудовал по последнему слову медицинской техники, опять же за державные деньги, и опять же для себя самого, - платное реабилитационное отделение, которым, естественно, наш «керiвник» будет руководить после собственного ухода на «заслуженный отдых». Эту фразу – «заслуженный отдых» я поставил в кавычки, поскольку, как вы правильно поняли, если по закону и справедливости, то большинству администраторов от медицины в Луганске, да и не только в Луганске, следовало бы отдыхать в «местах не столь отдалённых».

    Ну, а если ворует начальство, почему бы не воровать подчиненным? И воровали все, кто мог. Так, на питание больным в стационарах выделялось из госбюджета по 1 гривне с копейками на человека в день. На эти деньги больных кормили 2-3 раза в день манной кашей с хлебом. И при этом из пищеблока умудрялись тащить всё, что могли: хлеб, сливочное масло, капусту, овощи, картофель, иногда – мясо и т.д. Вспоминаю, как старшая сестра поликлиники 2-й горбольницы воровала одноразовые шприцы, вату, спирт, получаемые централизованно, по разнарядке горздравотдела для нужд кабинетов лечучереждения и продавала всё это через аптечный киоск, расположенный здесь же в коридоре поликлиники, кладя вырученные деньги себе в карман и карман завполиклиникой больницы. И всё это делалось нагло и даже с каким-то вызовом, на фоне полной нищеты и убожества 2-й гор. больницы г.Луганска и всего здравоохранения города и украинского медвспоможения.

    Наверное, я неправ, рассказывая всё это о главном враче 2-й луганской гор. больницы. Вероятно, я неблагодарный человек, ведь В.Тр-цан взял меня на работу «к себе в больницу» в 1990 г., когда я, уйдя из мединститута, фактически был безработным. При этом, в разговоре со мной, он однажды многозначително сказал:

    -Я взял тебя на работу не благодаря, а вопреки».

    Я, конечно, благодарен ему за всё, но, как говорится:

    «Платон мой друг, но истина дороже».

    Cледует привести пример воровства и злоупотреблением власти, очень характерный для руководителей здравоохранения в то время (сейчас крадут ещё больше и наглее). В Луганске в 80-е годы начали строить госпиталь для инвалидов Великой Отечественной войны. И строили этот госпиталь более 10 лет. Так вот, за это время и за счет госпиталя инвалидов, главврач госпиталя, некий Переп-лицын и заведующий облздравотделом В.Дья-онов, сейчас – это Почётный гражданин Луганщины, построили себе каждый по огромному 2-х этажному дому. Каково красть у стариков – инвалидов Великой Отечественной?
    Вообще, за последнее время воровство приобрело огромные масштабы и люди ворующие, т.е. воры (обычно, это люди у власти, в том числе и в медицине), потеряли всякую совесть. Крали и крадут у стариков, детей, больных… При этом рассуждают так:

    « Я буду полным идиотом, если не положу к себе в карман, будучи у власти. Тем более, что все вокруг воруют»,- так, мне как-то в разговоре, доверительно сказал тот же главврач В.Троцан, глубокомысленно добавив:
    -С волками жить, - по волчьи выть. 

    Стиль жизни всех этих «врачей» можно определить одной слегка изменённой фразой из В.Маяковского, которую, кстати, часто любил повторять пресловутый Пётр Калпахчьян:

    «Брать всегда,
    Брать везде!
    До дней последних донца.
    Брать! И никаких гвоздей, -
    Вот лозунг мой и солнца!»

    Обрати внимание, дорогой читатель, – нынешние руководители здравоохранения по масштабам воровства и мошенничества могут «за пояс заткнуть» своих предшественников. 
    Медицина погрязла в коррупции! Украинская медицина.

    Более 100 лет назад Л.Н.Толстой, предвосхитив состояние общества в наши дни, сказал:
    «При нынешнем проворовавшемся, прогнившем государстве порядочный человек не может себе позволить пойти не только во власть, но и в думу…»

    Моё столь подробное описание этих «людишек» уважаемому читателю, вероятно, совсем не интересно, в самом деле, это, ведь, как по И.Ильфу и Е.Петрову, в подавляющем своём большинстве - «мелкие, ничтожные личности», но эти люди были и есть, как пишут в школьных сочинениях, «типичными представителями своего времени» в медицине, да ещё и руководят, на нашу беду, этой самой медициной.  

    Прочитав все это, человек, в руки которого попали эти воспоминания, может подумать, что на моем жизненном пути не встречались достойные, толковые, уважаемые руководители. Нет, были! Но таких людей были единицы. Почему – об этом позже. Были главврачи, работать с которыми и под их руководством было истинное удовольствие.

    Одним из таких руководителей был главврач г.Брянки Луганской области Марк Фердинандович Куперман. Я работал 3 года под его руководством в г.Брянке дерматологом, после окончания института в 1968 году. Внешне это был маленький, толстенький, смешной человечек с большим мясистым крючковатым носом, на котором взгромоздилась еще и большая бородавка. Внешность Купермана вызывала улыбку. Но на самом деле это был умный, эрудированный человек, отличный организатор, строгий, и одновременно, справедливый руководитель, весёлый, ироничный человек. Кроме того, он был хорошим врачом и хирургом, был романтиком и поэтом, печатал свои стихи в журнале «Юность».

    В общем, повторяю, работать с «Марком» (так его называли за глаза), под его руководством – было сплошное удовольствие.

    В этой главе я попытался кратко рассказать о зарождении дерматовенерологической службы на Луганщине, об администраторах в дерматовенерологии и главных врачах, с которыми мне пришлось работать за свою долгую 35-летнюю врачебную практику. Все это, конечно, очень схематично, но кое-какие выводы сделать можно.

    В медицине, как в капле воды, и так было всегда, отражается состояние общества на каждом этапе его развития.

    Парадоксально, но факт, вся «лучшая» в мире система «бесплатного» медицинского обслуживания с преимущественным упором на предотвращение заболеваний, а не на их лечение, была разработана задолго до октября 1917 года, в веке 19-ом, в 1848 году немецким патологоанатомом Рудольфом-Людвигом-Карлом Вирховым. К концу своей жизни этот «гробокопатель» советского здравоохранения сам себя развенчал и полностью отказался от ошибок молодости. Но большевики как раз эти утверждения маститого учёного расценили как «отход» от материалистического миропонимания и «смычку» с мировым империализмом. Как же так получилось, что три поколения советских людей стали жертвами незрелого сознания дилетанта в социологии и мастеров политтехнологий на мотив «мы наш, мы новый … до основания…»?

    Вот, как было дело…

    В 1847 году молодой прозектор берлинской государственной больницы Шаритэ, Рудольф Вирхов, создал кружок единомышленников – сторонников его механистической теории медицины. «Кружок Вирхова» заинтересовал свежими идеями пожилого берлинского врача Зигфрида Реймера, который убедил своего брата-книгоиздателя Г.Реймера финансировать издание медицинского журнала «Архив патологической анатомии, физиологии и клинической медицины», который издаётся в Германии до сих пор под названием «Вирховский архив».

    Научное имя Вирхова к середине 19 века достигло чрезвычайной популярности, его открытия в практической медицине теоретически предвосхищали раскрытие сущности некоторых болезненных процессов почти на столетие. Но вскоре к этой научной популярности присоединилась и слава общественного деятеля. А это уже становилось опасным для окружающих, особенно, если ты в 27 лет стремишься к «полному обвинительному акту против безгранично царившего в Пруссии самодовольного и сухого бюрократизма».

    Неограниченная демократия, гарантия работы для пролетариата, образование санитарной полиции, чтобы за жилищами пролетариата, - вот первые, робкие требования-восклицания «революционера» Вирхова. «Как же так, задавал себе вопрос Вирхов, в Пруссии «закон есть налицо, чиновники есть налицо, а народ умирает тысячами от голода и эпидемий?» Значит – закон ничем не помог, потому что представлял собой лишь писанную бумагу.

    В 1848 году по Европе прокатывается волна вооруженных восстаний, которые в некоторых странах закончились свержением традиционных монархий, но в общем нигде дело не дошло до разрушения основ капиталистических преобразований. Вирхов считал это поражением «недостаточно развитых по самосознанию обществ» в результате «традиционной веры в авторитеты». Однако этим не ограничился его молодой задор и с помощью своего богатого друга он начинает выпуск нового печатного органа под названием «Медицинская реформа». В нескольких выпусках этого журнала Вирхову удалось построить на бумаге, которая всё терпит, радужные замки «организации общественного здравоохранения». Уже одно слово «общественное здравоохранение, - пишет Вирхов – показывает тем, кто полагал и полагает, что медицина не имеет ничего общего с политикой, всю величину их заблуждения». Вирхов, таким образом, высказал ту идею, которую осуществила в 1918 году советская власть в России созданием Народного комиссариата здравоохранения. Нет ничего проще, чем использовать готовую идею, которая, впрочем, впоследствии была самим автором подвергнута не самокритике, а осмеянию как «никчемный выкрутас молодого незрелого сознания».

    Для того, чтобы «совершенная» система общественного здравоохранения могла правильно работать, необходим орган, который руководил бы этой работой. Ратуя за общегерманский медицинский орган, Вирхов в то же время высказывался против создания прусского министерства здравоохранения. Он боялся «бумажного царства, громадной армии тайных и нетайных, младших, старших и средних советников». Так напугали Вирхова с малых лет, ещё с гимназической скамьи, прусские бюрократы. Большевики, это примечание Вирхова, оставили без внимания – везде и повсюду были посажены чиновники от медицины без географических исключений - «от Москвы до самых до окраин».
    Вирхов мыслил, что верховное управление будет рассматривать все вопросы по двум линиям: по научной и административной. Для разрешения научных вопросов он проектировал создание особой медицинской академии, состоящей из компетентных научных работников различных специальностей. Административные и технические дела должны решаться специальным органом – министерством здравоохранения. Эти указания «основоположника» были полностью реализованы в СССР – Академия мед. Наук СССР и Министерство здравоохранения СССР.

    Большое значение Вирхов придавал подготовке кадров. Медицинское образование должно быть общедоступным и бесплатным, а если учащихся медицине готовят для того, чтобы «больным облегчать карманы», то такие учреждения надо закрывать. 

    Вирхов, как научный работник, созревал в период Sturm und Drang (бури и натиска). Беда не в том, что весь 1848 год он посвятил формированию общественно-политических идей. Всего один год, вычеркнутый из плодотворной научной работы, не сказался существенно на его новаторской роли в области научной медицины. Беда в том, что создатель «клеточной патологии» с присущей ему немецкой педантичностью систематизировал и подробно изложил в печати подробные руководства, «делающие эпоху» для организаторов советского здравоохранения. А что написано пером, не вырубишь топором…

    «Медицинская реформа», не просуществовав и года, вынуждена была закрыться «за недостатком подписчиков». Семя, брошенное рукой выдающегося естествоиспытателя, но безграмотного политика и социолога, пало на каменистую почву потребительского общества и заглохло, не дав ростка. Медицина там стала развиваться по нормальным законам общества с «человеческим лицом».
    Задумывались ли вы когда-нибудь, почему при наличии Министерства здравоохранения, облздравов, горздравов, райздравов, областных, городских и районных больниц, поликлиник, диспансеров, эпидемиологических станций (у-ух, как много всего!) у нас никогда не было и нет ни здоровых людей, ни действительной (не на бумаге) охраны их здоровья? А, скажем, в странах Бельгия, Дания или даже Люксембург и так далее, нет никаких министерств и «здравов», а у резидентов, то есть таких же, как и мы людей, имеется какое-никакое здоровье и право на его охрану. Ответ может быть очень простым – Вирхова там считают обыкновенным патологоанатомом и не пытаются бездумно следовать его «указаниям» из 1848 года, предварительно всё «разрушив до основания…», но уже в веке двадцатом.
    Когда рушатся старые общественные отношения и закладывается новое «государственное здание», медицина не может оставаться незатронутой. Так ли уж необходимо уничтожать «старый хлам» и строить новые учреждения, к чему призывал «рр-э-волюц-ьо-н-э-р» Рудольф-Людвиг-Карл Вирхов, и что осуществлено на одной шестой части Земли? Вопрос, конечно, риторический…(из книги «Рудольф Вирхов», «ЖЗЛ», 1934г., цитировано по проф. О.В.Нестайко).
      
    Становится ясно, что главных врачей, администраторов в том виде, в каком они существовали и существуют в СССР и СНГ, в медицине быть не должно. Главный врач больницы, руководитель гор., облздравотделом, занимающийся хозяйственными делами, строительством и т.п. – это нонсенс. Это все равно, что администратор в искусстве, ведь медицина, я считаю, наполовину – искусство. По этому поводу К.А.Тимирязев сказал: «Знание (медицинское) как цель – это наука. Знание (медицинское) как средство – это искусство». И если проводить реформы в здравоохранении, то необходимо начинать с упразднения этих должностей «кэрiвникiв». Руководителей – хозяйственников в медицине, повторяю, не должно быть. Такой же системы здравоохранения, как в бывшем СССР и СНГ, нет нигде в мире! Больше того, я уверен,- реформы в здравоохранении, как в России, так и на Украине не идут, т.к. стопорят эти реформы именно администраторы от медицины. Им выгодно ничего не менять, десятками лет, а то и всю жизнь, оставаться на своих должностях, «тёплых местечках», чтобы можно было спокойно воровать, брать взятки тем более, что в цивилизованном мире давно известно («уж сколько раз твердили миру…»), как и что изменять, реформировать в здравоохранении. Ведь в развитых странах давно отработана система страховой медицины. Если создать, организовать в России, в Украине систему медицинских касс, т.е. страховое здравоохранение, то администраторы от медицины не нужны и этим самым «главным врачам» нельзя будет воровать, красть, поскольку в таком случае больницы не будут находиться в их прямом подчинении, прямой собственности. Самое интересное, что и сейчас все эти «руководители» не являются владельцами больниц, здравотделов – они назначаются на эти должности, естественно, за взятки (частная собственность, приватизация в медицине запрещена), а ведут себя эти руководители как хозяева, как «удельные князья». Это же очень выгодно! В частную, свою собственную больницу нужно вкладывать свои деньги, свой капитал, крутиться, получать прибыль, думать, наконец, а здесь ничего не надо – назначили тебя на руководящую должность – и спокойно воруй себе, бери взятки ни за что не отвечая. Не забывай только делиться с начальством! Это, кстати, характерная черта социализма, как государственного строя. Доходит до абсурда! Эти, с позволения сказать, « люди» согласны занять руководящие должности на несколько месяцев потому, что знают, что даже за несколько месяцев успеют вернуть, «отбить» потраченное на взятки. Приведу такой пример. Несколько лет назад в Украине министром здравоохранения была назначена женщина. Продержалась она в должности министра около полугода. И за это время сумела «отбить» приличные деньги, беря взятки. Так, за должность директора одного научно-исследовательского института она взяла 50 тысяч долларов (это мне доподлинно известно) и это еще мало. Цена зависит от масштабов института, кафедры, должности и т.д. В настоящее время эта женщина, насколько мне известно, руководит или руководила в Верховной Раде фракцией партии Регионов. Какая партия, такие и руководители… Сейчас на Украине все имеет свою цену, любая должность, любое рабочее место, вообще, все. Все продается и всё покупается! Так, небезызвестный в Луганске Сеня Кроль купил себе должность зам. министра транспорта в кабинете министров Украины, за 100 тысяч долларов (он сам хвастал об этом) – это «в ценах» 2000 года. Когда я уезжал заграницу, главный врач больницы В.Тр-цан вместе с зав. горздравотделом В.Марш-лом, продали мое рабочее место врача-дерматовенеролога за 5 тысяч долларов и поделили эти деньги между собой. Можно предположить, что сегодня «ставки» возросли кратно. Занимаемая высокая должность – это своеобразный и очень доходный бизнес. Назначенный главным врачом городского вендиспансера Степан Шведюк, не успев сесть в кресло руководителя, стал требовать переподчинения всех дерматологов Луганска только городскому диспансеру (ранее каждый врач-дерматолог подчинялся своему главврачу больницы). Это нужно было Шведюку для фактически бесплатной приватизации всей дерматологической службы города. Чем не бизнес?! Слава Богу, что его «ушли» до претворения в жизнь этих коварных планов, правда этим «бизнесом», я уже об этом писал, занялся другой главвврач – «профессор» Радионов, собственно, для этого он и снял с занимаемой должности С.Шведюка.

    Коррупция в Украине достигла огромных, невероятных размеров и, несмотря на многочисленные «оранжевые» революции, стала системной. По данным экспертов, отслеживающих уровень коррупции в 130 странах мира, Украина занимает 106-е место в этом списке. 1-е место - за Финляндией. Там вообще не знают, что такое коррупция. Россия на 86 месте. На последнем 130 месте – «банановая республика» Бангладеш. Как видим, Украина – одна из самых коррумпированных стран мира. Я считаю, что бандитски коррумпированная власть и система, сложившиеся сейчас на Украине, плоть от плоти из коммунистическо – социалистического прошлого. Ведь кто сейчас руководит Луганской областью? Губернатор области, сейчас уже, правда, бывший, - А.Ефремов, « румяный комсомольский вожак», бывший 1-й секретарь обкома комсомола той же области. Председатель облсовета Луганщины В.Тихонов – бывший 1-й секретарь горкома компартии Украины Луганска. Сейчас Председатель облсовета – некий Голенко, в прошлом тоже комсомольско - профсоюзный вождь. Нынешний губернатор Луганской области, А.Антипов, – бывший руководитель обл.налоговой инспекции, лоялен к широко известной на Украине «донецкой мафии».
      Кстати, совсем свежая история в связи с В.Н.Тихоновым. Недавно, здесь в Израиле, находясь на работе в одной из наиболее крупных и оснащённых больниц Тель-Авива, - больницы «Ихилов», я проходил по коридору этого лечебного учреждения и «нос к носу» столкнулся с Виктором Николаевичем Тихоновым. Я знал, что Виктор Николаевич уже как минимум трижды побывал на «Земле обетованной», пользуясь плодами знаменитой, но совсем не дешевой израильской медицины, которая, действительно, находится на мировом уровне. Вокруг Тихонова, Народного депутата и бывшего Председателя облрады, крутился какой-то мужичок. Присмотревшись, я узнал в нем банкира, финансировавшего все визиты и лечение Виктора Николаевича в государстве Израиль. Как известно, каждый такой приезд на Ближний Восток обходится Народному избраннику, а вернее его финансисту, а ещё точнее – украинскому налогоплательщику в десятки тысяч долларов. Но это же ведь не из личного кармана нашего уважаемого «товарища» Тихонова. Это и есть так называемые взятки «борзыми щенками». Таким образом, несмотря на множественные «померанчевые» революции, коррупция на Украине «цветёт пышным цветом». А как может быть иначе, если все эти бывшие коммунистические лидеры продолжают «керувать» и находятся у власти.

    Отличительной чертой всех этих коммунистических и посткоммунистических руководителей является их цинизм, необразованность, высокомерие, нелюбовь, можно сказать, отвращение к людям вообще и к подчиненным, в частности, отношение к людям как к «быдлу». Это, в большинстве своем, недалекие, неинтеллигентные недоучки. В том числе и нынешние «братки», оказавшиеся во власти. Взять хотя бы , бывшего премьер – министра Украины, бывшего тракториста и секретаря обкома, а ныне заключенного в тюрьме США - П.Лазаренко. Павел Иванович, кстати, входит в десятку самых коррумпированных людей мира. Или до недавнего времени премьер-министр, имеющий две, а то и три судимости, - В.Янукович по кличке «Витёк». Мне кажется, В.Януковичу, в бытность его премьер-министром, необходимо было настаивать о предоставлении статуса второго государственного языка не русскому, а «фене», на котором, как известно «ботают» уголовники. Это было бы, на мой взгляд, более к лицу «Витьку», да и партия «Регионов» его бы поддержала. Интеллигенцию, элиту воспитывают столетиями, поколениями людей. А эти ребята становились руководителями самого высокого ранга, «элитой», за несколько лет. Что называется: «Из грязи, да - в князи» и всё это тянется ещё с 17-го года. Поэтому-то так не хватает руководству Украины умных, компетентных, профессиональных, интеллигентных людей, в том числе и в медицине. В общем, как были в России и в Украине две беды – дураки и дороги, так и остались. Я думаю, что по этой же причине буксуют реформы и так плохо живет народ в Украине. Н.А.Некрасов писал ещё в 19 веке, но как же это актуально сейчас:

    «Варвары, дикое скопище пьяниц, не создавать – разрушать мастера...»

    Из коммунистического же прошлого и коррупция, всё это убожество, бандитизм и т.п. и в том числе и в медицине. Вообще, в здравоохранении, как в зеркале отражается все плохое и хорошее, что есть в государстве, обществе. Это прослеживается и в истории Луганской дерматовенерологии. Система, строй государства, на мой взгляд, не изменились с 17-го года. Номенклатурный строй сохранился. Эта же номенклатура осталась и в медицине. Нужно отметить, что и ранее, и сейчас в номенклатуру стремились, так сказать «попасть в обойму», а главврачами почему-то зачастую, за небольшим исключением, становились самые плохие, отстающие студенты медвузов. Это стало «притчей во языцех». Один горе-студент Луганского мединститута (фамилию его пока называть не будем), который учился в вузе 9 вместо 6 лет. Он, наверное, был одним из самых плохих и глупых студентов за всю историю Луганского медвуза. Так вот, этого «студента» однажды спросили, намекая на его плохую учебу:

    «На кого ты учишься?»
     Он гордо ответил:
    «На главного врача».

    Самое интересное: этот плохой студент, с большим трудом став врачом, в последствие все же выбился в администраторы.

    С тех пор так и повелось, как главный врач, так самый плохой врач и специалист. Это только подтверждает мое мнение о том, что в медицине не должно быть или должно быть как можно меньше номенклатуры, администраторов. Не изменилась со времен «развитого социализма» и система здравоохранения в Украине. И пока не будет глубоко реформирован государственный строй, не изменится и медицина. Мне кажется, что «Окаянные дни», о которых писал И.Бунин, в «незалежном» государстве Украина ещё не закончились, они продолжаются.

    Система здравоохранения Запада резко отличается от системы здравоохранения стран СНГ. Здесь на Западе в медицине не существует главных врачей больниц, нет городских, областных отделов здравоохранения, почти нет так называемой номенклатуры. Есть страховая медицина, есть система медицинских касс, которым пренадлежат больницы. Работающие люди отчисляют определенный процент от своей заработной платы в медицинские кассы, и на эти деньги существует и развивается здравоохранение страны. Конечно, не обходится без дотаций государства. Многое в медицине финансируют спонсоры. Словом, молодые, здоровые, работающие люди лечат больных, пенсионеров и т.д. В больницах нет главврачей – администраторов, многочисленных заместителей главных врачей, заведующих поликлиниками и других дармоедов. Здесь в медицине нет лишних людей, занимающихся разворовыванием денежных и материальных средств. Финансами занимается менеджер больницы и независимые бухгалтерии больничных касс. Строительством, ремонтом больничных учреждений – многочисленные частные фирмы, заключающие договоры прямо с министерством здравоохранения, в котором имеются органы контроля, даже трудоустройством медперсонала занимаются специальные конторы, фирмы, прямо не связанные с руководителями клиник. Медицинские работники лечебных учреждений здесь занимаются своими прямыми обязанностями – лечением больных людей. 

    Поработав здесь на Западе в медицине и узнав ее (эту медицину) изнутри, я с полной уверенностью могу утверждать: медицина в Украине – это медицина позапрошлого века и она, на мой взгляд, отстала от медицины Запада навсегда. И это отставание, по большей части, из-за организационной отсталости, а теперь уже, кроме всего остального, и из-за все большего отставания медицинского образования. Но здесь я хотел бы отметить, что не всё было так беспросветно плохо в советском здравоохранении. Островком будущего в медицине СССР, как мне кажется, было так называемое 4-е управление или лечсанупр, созданное ещё Сталиным в 30-е годы. В нём, этом управлении, были собраны лучшие медицинские кадры страны, ведущие профессора, врачи высшей квалификации, очень профессиональные медсёстры. Это медицинское управление, изначально предназначенное для лечения сугубо начальства, «боссов» коммунизма, всегда было оснащено по последнему слову медицинской техники и науки, снабжалось самыми последними и лучшими лекарствами, причём больным, состоявшим на учёте этого учреждения, все эти медикаменты и услуги предоставлялись бесплатно. В 4-м управлении впервые в мире появились семейные врачи, проводилась профилактика многих заболеваний так, как она в мире не проводится до сих пор. Академик Чазов, многие десятилетия руководивший Главным 4-м управлением, перед своим уходом со своего поста в 80-е годы, просил Генсека М.Горбачёва сохранить уникальную систему, уникальные кадры лечсанупра. Конечно, это принесло бы пользу здравоохранению Союза. Горбачёв, как говорит профессор Чазов, обещал сохранить Лечебно-санитарное управление, но не сдержал слова… 

    В последнее время, когда я звоню своим друзьям на Украину, я говорю им:
    - Ребята, если вы сами не будете заниматься своим здоровьем, то медицина там вас не только не спасет, но даже не поможет вам. 
    Как говорится: 
    «Там лечиться можно - вылечиться нельзя». 

     

    Есть мнение, что на Западе хорошо развиты и предоставляют качественную медицинскую помощь только хирургические специальности из-за их лучшего оснащения , но это не так. Я, например, работая в дерматологическом отделении одной из центральных больниц Израиля, могу сравнивать уровень и качество медицинской помощи не только оперируемым больным, но и кожным и вен.пациентам здесь и в Украине. Должен сказать, что сравнение это не в пользу дерматовенерологии в Украине. И не только потому, что профессионализм, уровень подготовки врачей-дерматологов в Израиле выше. Здесь, например, значительно чаще и шире применяются патогистологические исследования кожи при дерматологических заболеваниях. Качество этих гистологических исследований намного выше. Хотя, при этом есть и недостатки. Так, известно, что патогистологические тесты при различных болезнях кожи не всегда специфичны, точны и патогномоничны, не дают возможность уточнить диагноз болезни, но всё же являются очень хорошим подспорьем в дерматологической диагностике. Чего нет, или почти нет в Украине. Другое дело, что на Западе слишком большое, иногда главенствующее значение придают лабораторным методам иследований, а не клинике и это, на мой взгляд, недостаток. Но это - американская система здравоохранения. Здесь я хочу привести мнение известного музыканта, альтиста-виртуоза, Народного артиста России, Ю.А.Башмета, об исполнительском искусстве в музыке. Он считает, что в мире существует две самые большие, значительные и влиятельные школы музыкантов-исполнителей – это американская и российская. Вершин исполнительского мастерства в этих школах музыканты достигают разными путями. В американской – через усовершенствование техники исполнения музыки на музыкальном инструменте, а в русской – через духовность в первую очередь. В медицине, я считаю, также существует две основные школы – американская и европейская. В последнюю входит и российская. А поскольку врачевание, как мы уже говорили, наполовину искусство, то высказывание Ю.А.Башмета применимо и в отношении медицины. В американской школе большие успехи в здравоохранении достигаются с помощью комъютеризации, технического оснащения, лабораторных исследований и т.д., т.е. через технику, в основном. В России, как мне кажется, – через духовность, т.е. через человека, через общение с больным, что, впрочем, не исключает технического оснащения на высоком уровне. Поэтому, на мой взгляд, в американской школе более сильны и более развиты хирургические медицинские специальности. В европейской же и российской – терапевтические. Не знаю, правда, что лучше. По-моему, человечеству необходим и тот и другой путь развития здравоохранения.

    Продолжая разговор о медицине стран СНГ, стоит поразмышлять о стоимости медицинских услуг на Украине. Я однажды посчитал: если бы я в Луганске приобретал все необходимые мне лекарства, а покупаю их здесь примерно за 20 долларов в месяц, то мне нужно было бы там, на бывшей родине, тратить на покупку этого же набора препаратов около 200 долларов за тот же промежуток времени. Здесь сразу же следует выделить одну казалось бы «малозначащую», на самом же деле очень важную деталь. По данным Фармкомитета России сейчас на рынке лекарств в России 40% препаратов фальшивые. На Украине же все 60%, а то и 90% - подделка. Такого в цивилизованном государстве Запада просто быть не может! 
    Далее… Однажды я здесь пришел к ортопеду-травматологу со своим артрозо-артритом тазобедренного сустава. Доктор, осмотрев меня, сразу предложил мне поменять сустав на искусственный, титановый и совершенно бесплатно. Я знаю, что такая операция, кроме того, что в Украине ее почти не делают, стоит больному около 10000 долларов. Для сравнения скажу, что такую же, кстати сказать, операцию и за такую же цену (насколько я знаю), но уже в Швейцарии, в году 96 – 97, сделал себе бывший премьер- министр России Е.Примаков.  

    Расскажу еще такую историю. Мой тесть, живя в Луганске, в возрасте 77 лет лечил аденому предстательной железы, принимая «омник», за который он там платил 250 гривен(50 долларов) в месяц – это была вся его пенсия инвалида Великой Отечественной войны. Затем, он приезжает в Израиль с симптомами остановки мочи, уремии. Ему дают тот же омник, но уже за 10 шекелей (примерно 2.5 доллара) и говорят: 

    «Если моча в течение недели не пойдет, – будем оперировать».

    Дед испугался, звонит мне в Луганск (а я был еще в Луганске) и говорит:

    «Вот, если бы я был дома, я бы оперировался в урологическом отделении областной больницы. Там у меня заведующий отделением – лучший друг».

    «Вы что?» – отвечаю я ему по телефону – «многие старики специально едут в Израиль, чтобы сделать эту операцию».

    Словом, моча у деда не пошла, и его через неделю госпитализировали. «Выпарили» ему через мочеиспускательный канал предстательную железу в течение 40 минут, наблюдая за ходом операции по телевизору. Дед, кстати, тоже всю операцию видел по тому же телевизору. На Украине – это, по большей части, полостная операция с морем крови и с почти 30% смертностью стариков свыше 70 лет. А здесь, в Израиле, тестя, прооперировав, подержали в палате на 2-х человек 3 дня. Палата с телевизором, кормят «на убой» 3 раза в день, 2 раза в день меняют постельное белье и все это совершенно бесплатно. Дед привык, что в Луганске, если он ложится в больницу, теща ему 3 раза в день носит продукты, несет постельное белье, свои лекарства, бинты, да еще и операция за деньги. В общем, старику так всё это понравилось, что он, выйдя из больницы, стал ходить по врачам и искать, что бы еще прооперировать. А когда я в Луганске рассказал эту историю нашему заведующему урологическим отделением, он грязно выругался и вымолвил:

    « У нас здесь такая операция стоит 2000 долларов и ее (эту операцию) здесь в Украине еще и делать не умеют!» 

    Ещё работая в Украине, я однажды сидел на приёме больных в поликлинике. Меня вызвали в приемный покой больницы на консультацию. В то время, когда я осматривал больного, привезли старушку с «острым животом». Хирург, дежуривший в это время в отделении, осмотрел ее и сказал:

    «Бабушка, вас срочно нужно оперировать. Для этого нужно шестьсот гривен. На лекарства, марлю, шовный материал и т.д.»- Старушка, выслушав доктора, сказала:
    «У меня, сыночек, таких денег нет».

    С трудом поднялась с кушетки и поковыляла, держась за живот, домой умирать.

    Еще пример: здесь в Израиле один мой родственник, к несчастью, заболел лимфомой (это, как известно, злокачественное заболевание крови, а вернее – лимфоидной системы крови). Ему после обследования назначили 3 курса химиотерапии и облучение пораженного лимфоузла. Лечащий врач сказал, что каждый курс химиотерапии стоит от 12 до 20 тысяч шекелей - это примерно от 2.5 до 4.5 тысяч долларов, не считая стоимости обследования и облучения. Родственнику все это обследование и лечение было проведено бесплатно, причем, нужно отметить, что препараты химиотерапии были последнего поколения. Ясно, что в Украине цена лекарств, применяемых в лечении раковых заболеваний, ничуть не ниже, чем на Западе, а то и выше, и, конечно, никто бесплатно онкобольных на «рiднiй нэньцi» лечить не будет. Вот, что такое страховая медицина!

    В западном, так сказать цивилизованном здравоохранении, есть и другие существенные отличия. В медицине Запада нет участковых врачей. Здесь врачи не бегают по домам на вызовы. На скорой помощи здесь не работают врачи высокой квалификации – в этом нет необходимости. В советской медицине участковые врачи и врачи «скорой» - это не врачи высокой квалификации, это в основном, «стрелочники». В функции так называемых «парамедиков» здесь входит поставить предварительный диагноз, оказать первую помощь и направить на квалифицированное лечение в специализированный стационар. Для этого не нужна высокая квалификация врача. Доктора «скорой», участковые врачи в Украине просто не могут квалифицированно поставить диагноз и назначить полноценное лечение из-за огромной текучки, очень громоздкой, буквально неподъемной отчетности, отсутствия компьютеризации, убогого оснащения. В западной медицине есть институт семейного врача. На скорой помощи здесь работают парамедики-реаниматоры, о которых я упоминал выше, ставящие больным предварительный диагноз, оказывающие первую помощь и транспартирующие пациентов в специализированные стационары. Я уж не говорю об оснащении, компьютеризации больниц, реанимационных автомобилей и т.д. О квалификации врачей на Западе будет отдельный разговор.

    Давно известны цифры, приводимые мировой статистикой: продолжительность жизни человека всего на 20% зависит от медицины. Так вот, в Украине, для сравнения, продолжительность жизни мужчин - 57 – 58 лет, женщин – 66 – 67 лет. В Израиле мужчины живут, в среднем – 78 лет, женщины же – 84 года. То есть, средняя продолжительность жизни в Израиле, да и вообще на Западе, на 20 лет больше. Я здесь, скажу вам честно, видел немало стариков и старух в возрасте 90 и даже 100 лет. «Редкая птица долетит до середины Днепра…». Редко, какой украинец доживёт до 70 лет. А ведь продолжительность жизни человека является основным показателем качества здравоохранения в каждой отдельно взятой стране. Не количество «койко-мест», не количество выпускаемых медвузами врачей на душу населения, а именно продолжительность жизни людей – вот главный показатель уровня медицины в стране! Мне кажется, что медицина в Израиле, да и вообще на Западе, участвует в продлении жизни человека, особенно в преклонном возрасте, все – таки больше, чем на 20%. Я так думаю…  

    Один известный ученый, имея в виду страны СНГ, сказал так:

    «У нас есть культура, но нет цивилизации».

    На Украине сейчас уже и культура исчезает. И пока, я считаю, в Украине в частности, не будет цивилизованного общества, не будет и цивилизованной, развитой, а главное эффективной системы здравоохранения. Как шутят в Одессе:

    « Министерство здравоохранения предупреждает: медицина опасна для вашего здоровья».

    Живя в Украине, я невольно сравнивал здравоохранение тамошнее с медициной Запада, сельское хозяйство Украины с сельским хозяйством Запада, наконец, экономику Украины с экономикой Запада и никак не мог понять: почему на Западе все лучше? Почему, скажем, в Израиле медицина лучше, чем на Украине? Почему в том же Израиле сельское хозяйство одно из лучших в мире, тогда как на Украине – 30% лучших черноземов мира, а народ себя прокормить не может? В Израиле же почти и пахотной земли-то нет – сплошные пески и камни, а страна поставляет сельхозпродукцию в 120 стран мира? Кроме того, Израиль, как государство, существует всего каких-то 60 лет (Украина существует значительно дольше). За такой короткий срок здесь в Израиле смогли создать цивилизованное государство, входящее в десятку наиболее развитых стран мира. А потом я понял, во-первых, дело все в государственном строе. Все-таки здесь – демократическое, более цивилизованное государство, а во-вторых (это мое личное мнение), мне кажется, во всяком случае здесь, в Израиле, люди создавали государство и строй для себя, а не для избранных, как в «Рiднiй ненцi». Ведь для кого в СССР, если брать медицину, была создана система 4-го управления минздрава, лечебно-санитарного управления (лечсанупра, если кто-то не знает), конечно, для начальства, т.е. для избранных. Всё это привело к тому, что на Украине так же, как и в России в начале прошлого века, нищает народ, разростаются эпидемии туберкулёза, сифилиса, крепчает мракобесие. Здесь я хотел бы привести высказывание М.Жванецкого, думаю, оно уместно:

    «Наша свобода – это бардак.
    Наша мечта – это порядок в бардаке».-

    «…А царства погибают от того, и тем больнее, дольше, что люди царства своего не уважают больше…»
      Б.Окуджава.

    Следует отметить, что эту цитату из Б.Окуджавы я привёл до «оранжевой» революции в Украине. Хотя, Джоу Эн Лая однажды спросили журналисты: «Что Вы думаете о роли Французской революции в мировой истории?» Был ответ:«Об этом судить ещё рано». 

    Может быть, после долгих и мучительных реформ, по прошествии десятилетий, Украина, а вместе с ней и украинская медицина станут более цивилизованными. Может быть… 

    «Жаль, только жить в эту пору прекрасную
    Уж не придётся ни мне, ни тебе»…
      Н.А.Некрасов.



     

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 0 комментариев , вы можете свернуть их
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 748 записей в блогах и 5998 комментариев.
    Зарегистрировалось 13 новых макспаркеров. Теперь нас 5026712.