Как американцы веселились во Вьетнаме.

    MiG-29 Fulcrum перепечатал из ir-ingr.livejournal.com
    7 оценок, 1254 просмотра Обсудить (3)

    Из показаний и рассказов американских солдат во Вьетнаме

    ***

    «Не знаю, должен ли я об этом рассказывать, но дело в том, что однажды я своими руками убил нескольких пленных. В бункере… После того как убили моего друга. Я был сам не свой. Меня отправили на психиатрическое лечение. Сказали, что это просто усталость от боёв и шок от того, что друга убили на моих глазах. И что вообще такое случается довольно часто. (…)

    Пленные стояли на коленях с руками, связанными за спиной. А мы их толкали. На руки опереться они не могли и легко падали. И так много раз. Во время допроса они стояли на коленях, и нередко – ну, вернее, мне случалось видеть, как их били кулаками и ногами. Мне сказали, что такое происходит ещё чаще после особо жестокого боя, где американцы понесли потери. Тогда тем, кто ведет допрос, не до нежностей, и это сказывается на методах допроса. (…)

    Однако самое важное, что следует сказать по поводу центра дознания, это то, что в период, последовавший за первым наступлением во время Тэта (…) и майскими наступлениями, около или более 2 тысяч были казнены в центре. Несомненно, в порядке репрессалий или чтобы сохранить репутацию после потерь. Понесенных во время новогоднего наступления. (…)

    А для маленьких детей у нас были синие таблетки, предназначенные для разогревания брикетов с питанием. Внешне они очень походили на конфеты. Если их зажечь, то пламени нет, но нагреваются они до очень высокой температуры. Так вот, мы их зажигали и бросали детям. Подбирая их, они обжигали руки… Мы все так делали, потому что после возвращения из Ке Сана, где полегло столько наших ребят, я видеть не мог вьетнамцев. Ну, как если бы я решил быть злым. Если на улице я встречал старика или старуху, я обязательно их обыскивал и бил прикладом или приказывал следовать дальше, или требовал предъявить документы, а тех, у кого документов не было, а не было их у многих, пристреливал».

    +++

    Вопрос: Давали ли вам когда-нибудь приказ не брать пленных?
    Ответ: Да.
    В. Кто вам его отдал?
    О. Лейтенант. Командир бригады.
    В. И не один раз?
    О. Да.
    В.И что произошло?
    О. Мы не брали пленных.
    В. Что вы этим хотите сказать?
    О. мы убивали всех, кого захватывали.
    В.Раненых?
    О. И раненых тоже.
    В. Вы их убивали?
    О. Да.
    В. Как вы их убивали?
    О. Из пистолетов, М-16, пулеметов и закалывали штыками.
    В. Даже лежащих раненых?
    О. Да. И тех, кто не мог защищаться. Они уже ничем нам навредить не могли, да и вообще были мало на что способны.
    В. Вы это видели своими глазами?
    О. Я в этом участвовал.
    В. Почему?
    О. Знаете, наступает момент, когда становишься настоящим зверем и начинаешь действовать инстинктивно, не задумываясь над тем, что делаешь.
    В. Сколько пленных и раненых вы убили? Можете назвать примерное число?
    О. Собственноручно?
    В. Да.
    О. Я бы сказал, человек двести пятьдесят.
    В. Значит, вы их убили сами?
    О. Да.
    В. А сколько людей убили при вас?
    О. Ну, тысячи две или три.
    В. В том числе раненых, которых приканчивали?
    О. Да, раненых, а ещё гражданских, которых вообще убивали неизвестно зачем. Мужчин, женщин, детей, кого угодно.

    +++

    «Однажды патруль привел пленного. Он был ранен. Солдаты бросили его и сгрудились вокруг него. Сержант крикнул: «Ну, ребята, кому охота прибить косоглазого?». Пленный знал всего два слова по-английски – «Женевская конвенция» - и, не переставая, повторял их. Он был очень молод. Может, он и был вьетконговцем. Солдаты начали в него стрелять. Сначала целились рядом с ним. А затем стали попадать в ноги. Никому не хотелось его добить, но в конце концов кто-то это сделал».

    +++

    Вопрос: Сколько людей вы собрали?
    Ответ: Человек сорок-пятьдесят. Их согнали в центр деревни – получилось что-то вроде островка в самой серёдке… И…
    В. Каких людей: мужчин, женщин, детей?
    О. да.
    В. А младенцы среди них были?
    О. И младенцы тоже. Всех согнали в кучу и заставили сесть на корточки. А потом пришел лейтенант Келли и сказал мне: «Вы ведь знаете, что нам надлежит сделать?» Я ответил: «Да», думая, что речь шла только об охране этих людей. Келли ушел, но. Вернувшись минут через пятнадцать, он спросил меня: «как? Вы их ещё не перебили?» Я ему ответил, что понял его неправильно и считал, что мне надлежало только обеспечить охрану пленных. А он мне сказал: «Вовсе нет! Я хочу, чтобы вы тут мне это все расчистили». Ну, и…
    В. Келли обращался ко всем военнослужащим или только к вам?
    О. Так получилось, что я стоял как раз напротив него. Но три или четыре человека вокруг меня тоже слышали, что он сказал. Келли отошёл на четыре-пять метров и начал стрелять. Он сказал мне: «Делайте, как я». Ну, и я и стал делать, как он, четыре магазина магазина расстрелял в толпу. (…)
    В. Скольких человек вы убили в тот раз?
    О. Стреляя из автомата, невозможно сказать… Стоишь и выпускаешь очереди в толпу, а уже скольких убиваешь, кто его знает. Все происходит слишком быстро. Ну, может, человек десять-пятнадцать (…)
    В. А потом?
    О. Мы стали собирать тех, кто был ещё жив, а их оказалось человек семь или восемь, чтобы столкнуть их в яму и бросить туда гранату. Тут кто-то вышел из оврага и сказал, чтобы мы туда отвели наших пленных. Когда мы подошли, там уже было 70-75 пленных. Мы добавили туда наших. Келли сказал мне: «Тут ещё для вас есть работа». Он подошел к пленным, стал их толкать и стрелять в них… Мы тоже стали стрелять, толкали и стреляли, пока никого не осталось в живых. Потом мы выпустили по этому месту ещё несколько автоматных очередей. Тогда…
    В. Кто там был? Мужчины, женщины, дети?
    О. Да.
    В. Младенцы тоже?
    О. Тоже. Мы сначала стреляли очередями, а потом кто-то сказал, что нужно перейти на одиночные выстрелы, чтобы экономить патроны. Ну, мы и стали чередовать одиночные выстрелы с очередями…
    В. Почему вы действовали таким образом?
    О. Как почему? У меня же был приказ, ну, а если честно, в тот момент мне казалось, что так и нужно действовать, потому что, как я уже говорил, среди погибших с нашей стороны было несколько моих приятелей и мой лучший друг тоже. Я от этого здорово переживал. Пока мы покончили с этим, я почувствовал себя лучше, но к концу дня происшедшее стало меня беспокоить.

    +++

    «Говорили об убийствах пленных, пытках, изнасилованиях. И у каждого были фотографии, запечатлевшие их самые ужасные деяния. Тем не менее реакция «новобранцев» была положительной: идея им явно нравилась, ведь в морскую пехоту идут только добровольцы. И им не терпелось отправиться во Вьетнам и применить на практике всё, чему их научили. Многие из них сами вызвались служить во Вьетнаме. Сержанты сделали такую службу привлекательной, играя на нездоровых побуждениях: «Ну и повезло же вам – сможете убивать»… и всё такое прочее».

    +++

    «Я много разговаривал с теми (…), кто вернулся из Вьетнама. И они мне рассказывали, как убивали людей просто из презрения. Ну, знаете, как это бывает: «Косоглазые и людьми-то считаться не могут. Прихлопнуть их – плевое дело». Один тип мне рассказывал, что их последним изобретением было разъезжать по дорогам на грузовике или джипе, соревнуясь, кто сколько настрелял вьетнамцев».

    +++

    «Некоторые районы регулярно подвергались бомбардировка и артиллерийским обстрелам, без оглядки на человеческие жизни, на население. Целые районы обозначались как вьетконговские. Однако их население состояло в основном из крестьян и рыбаков. Большинство из них политикой не занимались. Основной их заботой было добывание хлеба насущного. Многие были убиты, потому что оказались в неподходящем месте в неподходящий момент».

    +++

    Оригиналы цитат: Lane. M., Les soldats americains accusent, Paris, maspero, Cahiers libres, 1972
    Перевод на русский язык из книги: Эрика Давида «Принципы права вооруженных конфликтов»



    ***

    Из выступлений и показаний лейтенанта Келли
    http://ir-ingr.livejournal.com/903622.html

    Монолог полковника Курца
    http://ir-ingr.livejournal.com/409312.html

    Из книги "Сезон мачете" Жана Хацфельда. Свидетельства участников геноцида в Руанде
    http://ir-ingr.livejournal.com/903205.html

    Из рассказов и показаний французов, воевавших в Алжире
    http://ir-ingr.livejournal.com/908435.html

    Комментировать

    осталось 1185 символов
    пользователи оставили 3 комментария , вы можете свернуть их
    Макспарк Нахер # написал комментарий 12 июня 2012, 20:28
    И что ? Общеизвестные факты и практически общепринятая практика,как бы не попытались сейчас завопить кто-либо - "А вот мы не такие ! " прочее "доколе"...
    Война меняет психологию и психику,иногда временно,иногда насовсем.Ценность жизни падает с каждым проведенным под огнем часом,а уж ценность каких-то там пленных.....
    anonc anonc # написал комментарий 12 июня 2012, 21:40
    Вспоминаю художественный образ Трептов парка и рассказы фронтовиков моей семьи, общение с ними. Психику ломала бомбежка и контузии и многое другое, но не отразилось это на жестокость. Разная основа разных людей. Кто то мародерничал, а кто то стрелял таких
    • Регистрация
    • Вход
    Ваш комментарий сохранен, но пока скрыт.
    Войдите или зарегистрируйтесь для того, чтобы Ваш комментарий стал видимым для всех.
    Код с картинки
    Я согласен
    Код с картинки
      Забыли пароль?
    ×

    Напоминание пароля

    Хотите зарегистрироваться?
    За сутки посетители оставили 723 записи в блогах и 6709 комментариев.
    Зарегистрировалось 119 новых макспаркеров. Теперь нас 5029271.